economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Милтон Фридмен

Милтон Фридмен
(1912-)
Milton Friedman
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Милтон Фридмен: теория как идеология
Взгляды Элвина Хансена были восприняты в некоторых академических кругах далеко не доброжелательно. В особенности это относится к Чикагскому университету, где Фрэнк Найт, Джекоб Вайнер, Генри Саймонс, Ллойд Минтс, Джордж Стиглер и Милтон Фридман, действуя с огромной энергией и настойчивостью, создали школу, сторонники которой подчеркивают достоинства чистой конкуренции и веру в то, что "...чем меньше экономическая теория вмешивается в экономическую действительность, тем лучше" 241241. Одним из наиболее откровенных выразителей этой точки зрения является Милтон Фридман (род. 1912), чьи методологические и проблемные работы содержат хорошо аргументированное обоснование нового традиционализма. Фридман, который был протеже Артура Бернса в колледже Ратжерс, а затем завершил свое образование в Чикагском и Колумбийском университетах, в настоящее время является, по-видимому, наиболее ярым проповедником неоортодоксии и активным защитником современного варианта количественной теории денег 242. Резко критикуя Федеральную резервную систему и большинство существующих денежных институтов, он в своих практических рекомендациях призывает, в духе Генри Саймонса, к созданию так называемых "автоматических" механизмов, которые навсегда исключили бы государственное вмешательство. В этом проявляется его глубокое неверие в способности государственных чиновников и в конечном счете в правительство в целом.
Как это было сделано в отношении Найта, целесообразно, по-видимому, начать с обзора методологического подхода Фридмана. Он самым тщательным образом проводит демаркационную линию между позитивной и нормативной экономической теорией, утверждая, что первая может быть в такой же мере объективной научной дисциплиной, как и любая естественная наука 243. Он осуждает тенденцию к отрицанию выводов из позитивных предпосылок на том основании, что они противоречат нормативным истинам. Он не считает также, что для любого позитивного анализа экономических проблем необходимо иметь систему оценок. Однако, как показал Гуннар Мюрдаль, вера в существование социальной науки, не зависимой от систем оценок, по сути отражает довольно наивный эмпиризм, факты, говорит Мюрдаль, организуются посредством концепций, которые в своей основе выражают интересы людей и отдельные точки зрения, а последние нельзя охарактеризовать иначе как оценочные суждения 244. Эти системы оценок не являются произвольными, поскольку они являются продуктом общества, в котором люди живут и работают. Конечно, возможно сосуществование в едином обществе нескольких схем оценок, что приводит к возникновению интеллектуального конфликта. Но ошибочно полагать, что оценочные суждения могут быть исключены: в действительности различные модели чикагской школы, которые призваны обосновать достоинства свободной, неограниченной конкуренции с точки зрения обеспечения свободы личности, отражают некоторые весьма определенные оценки. Трудность заключается в том, что понятие свободы личности в целом остается абстрактным, его содержание, как правило, очерчивается весьма неопределенно. Вследствие этого утверждение Фридмана о том, что прогресс может быть достигнут лишь на базе позитивного анализа, оказывается несостоятельным, поскольку решения в области экономической политики, очевидно, требуют некоторой общей точки зрения относительно нормативных истин 245.
Обоснованность любой гипотезы, утверждает Фридман, проверяется единственно ее способностью предсказывать ход событий. И наоборот, если события не опровергают предсказание, то первоначальная гипотеза полностью приемлема. Иначе говоря, непосредственная верификация не имеет существенного значения. Таким образом, любые соображения о "реалистичности" гипотез в экономической теории становятся ненужными 246. Поистине изобретательная аргументация: нет необходимости подвергать анализу выдвигаемые гипотезы потому что в любой теории, которая абстрагируется от сложной действительности, они будут настолько далеки от реальных условий, что о них будет поступать слишком малая информация. Однако представляется логичным утверждение, что доказывать следует каждый пункт экономической теории, включая и ее исходные предпосылки 247. Следует признать научным чудачеством возведение в абсолют чьих-либо исходных концепций и положений. Поиски "соответствия реальности", используя фразу Стиглера, есть по сути дела попытка исследовать соответствие некой системы гипотез рассматриваемой проблеме 2488. Маржиналисты, например, создали стройную и цельную теорию, однако она основана на некоторых самодовлеющих предпосылках, которые вследствие их слабой связи с реальностью могут быть поставлены под вопрос. Маржиналисты, конечно, предвидели возможные исключения: в случае с растущей предельной полезностью некоторых благ они просто предположили изменение всей функции полезности 249. Подход же Фридмана означает лишь то, что теория есть теория. Правда, ему не чуждо желание проверить свои гипотезы, поскольку они, замечает Фридман, должны соответствовать доступным фактам 250. Бесспорно, что, пока не исключается хотя бы косвенная проверка теории, остается возможность судить о реальном значении исходных положений.
Фридман, далее, пытается обосновать свои доводы с помощью аналогии с естественными науками, в которых "законы" выводятся из некоторых данных условий. Но в экономической науке такие условия по своей сути есть продукт мысли и существуют лишь в воображаемых ситуациях, в результате чего способность гипотез предсказывать ход событий довольно ограничена. Хотелось бы поставить в заслугу неоортодоксии расширение и пересмотр принципов экономической науки, однако трудно обнаружить что-либо значительное в том, что они сделали. Например, уместно спросить, является ли та переменная величина, к максимизации которой стремятся предприниматели, прибылью или продажами? Далее, каким образом общепринятая практика исчисления издержек и стремление к определенной норме прибыли сказываются на теоретических положениях? И правильно ли, что отношение активов к другим балансовым статьям, как это предположил Кеннет Боулдинг, определяет поведение предпринимателей? 251 Именно эти проблемы оправдывают постановку вопроса о реалистичности гипотез и их соответствии действительности.
Некоторые из проблем, которыми занимается неоортодоксальное направление, в частности такие, как полезность и выбор, относятся к числу вечных. Фридман принял участие в их рассмотрении своим анализом полезности в условиях риска 252. Он отметил, что в условиях убывающей предельной полезности и риска обычные принципы максимизации неприменимы, поскольку требуется известная дополнительная плата в виде компенсации за добавочный фактор риска. Это было вполне в духе Альфреда Маршалла, который также отвергал полезность в качестве объяснения ситуаций, соединяющих в себе выбор плюс риск. Хотя в таких ситуациях можно прибегнуть к методу кривых безразличия и ординальному анализу, но это также означает отказ от принципа убывающей предельной полезности, говорил Фридман, поскольку сравнения полезностей не являются частью данного аналитического аппарата253. Однако с помощью теории игр Моргенштерна - Неймана, по-видимому, можно измерить полезность в условиях риска; в той мере, в какой доступны числовые свойства, они могут быть использованы для объяснения выбора, связанного с риском. Решения, связанные с риском, Фридман классифицировал следующим образом: небольшой риск, связанный с заранее известным результатом; умеренный риск без больших доходов или убытков; крупный риск, связанный с большими доходами или убытками. Затем необходимо было предположить, что экономическая единица обладает определенной системой предпочтений, которая может быть описана некоторой функцией, дающей численные значения различным альтернативам.
Целью анализа была, конечно, максимизация полезности. В результате тщательного рассмотрения логики выбора Фридман и его сотрудник Дж. Л. Сэведж выработали формулу, которая позволяла ввести численные значения. Таким образом, полезность, связанная ^с любым набором решений, поддалась вычислительной процедуре. Как и следовало ожидать, совокупная полезность растет по мере роста размеров денежного дохода. Внешне противоречивые, но одновременные реакции поведения, включающие игровую оценку всех возможностей и альтернатив, стали у Фридмана частью обобщенной функции полезности. И хотя он признает, что люди сознательно не следуют предписанным формулой нормам поведения и не руководствуются сложными выводами математической логики, он отметает эти соображения как несущественные, поскольку, как он утверждает, необходимо лишь предположить, что такие действия, а именно сопоставления полезности и шансов, существуют на самом деле 254. Один из любопытных, хотя и не главных выводов из этой словесной эквилибристики заключается в следующем: рост дохода, который улучшает положение данной экономической единицы, но не выводит ее за пределы своего класса, отражает убывающую предельную полезность, в то время как рост дохода, в результате которого данная единица переходит в новый класс, отражает возрастающую предельную полезность. Так, стремление получить новую работу, доход от которой может обеспечить более высокое положение в обществе, отражает более высокую полезность. Но Фридман затем меняет ход рассуждений, утверждая, что люди с низкими доходами будут избегать добавочного риска, поскольку при убывающей предельной полезности, чтобы побудить к действиям, необходимо выплачивать премию. С другой стороны, группы со средними доходами, по Фридману, весьма склонны к рискованным действиям. Все это показывает, как форма кривой полезности способна отражать изменение экономического положения. Но это равносильно утверждению, что выживают наиболее приспособленные.
Смысл концепции полезности у Фридмана выявился более отчетливо, когда он попытался связать ее с проблемой распределения дохода 255. Он предпринял попытку перекинуть мост между функциональным и персональным распределением дохода. Первое, безусловно, следует выводить из действия рыночного механизма и оценки факторов затрат, в то время как персональное распределение находится в зависимости от удачливости, случая, природных способностей, наследства, то есть фактически от всего, кроме неравномерного распределения богатства. Последнее обстоятельство Фридман старается не замечать. Главным фактором его модели является риск и реакция на него у различных людей. Общество (или часть его), которое неодобрительно относится к психологии риска, предпочтет страхование лотерее и прогрессивное налогообложение регрессивным налогам. Оно будет склонно в большей мере прибегать к механизму перераспределения, так что доход будет распределяться более равномерно256. Эти рассуждения Фридмана покоятся на категории полезности: каждый индивидуум в его обществе, состоящем из Робинзонов, стремится выбрать свою особую кривую полезности, которой он руководствуется в своих решениях о распределении средств. Вывод сводится к тому, что в основе неравенства богатства или дохода лежит выбор, то есть неравенство носит как бы всецело добровольный характер. Конечно, Фридман признает возможность перераспределения дохода между Робинзонами. Если предельная полезность богатства падает, то есть если общество предпочитает не рисковать, усиливается тенденция к уравнительности. Поэтому неравенство более всего развивается там, где преобладает психология риска; оно связано главным образом со вкусами и предпочтениями, а не с такими простыми и грубыми факторами, как недостаточные возможности или первоначальное распределение богатства. Но несмотря на всю изобретательность подобной аргументации, она оставалась для читателя крайне неубедительной. Вывод о том, что бедность есть просто результат выбора, сделанного самими бедными, в свете современного социологического знания звучит настолько нелепо, что его следует начисто отвергнуть.
Исследования Фридмана в области потребительской функции заслуживают большего внимания 257. Потребительская функция - центральная идея современной экономической теории, использованная Кейнсом, означает такую связь между доходом и потреблением, когда последнее хотя и растет по мере роста дохода, но более медленными темпами 258. Это положение Кейнса послужило основой для громадного количества эмпирических и теоретических исследований 259. Некоторые исследования действительно позволяют сделать вывод, что Кейнс прав, тогда как работы Саймона Кузнеца, Реймонда Голдсмита и других указывают на наличие более постоянного отношения между потреблением и доходом, чем предполагал Кейнс. Затем всплыло противоречие между выборочными бюджетными обследованиями, на которых основывалась первоначальная концепция, и анализом временных рядов, предпринятым Кузнецом. В результате дальнейшей работы, проделанной Джеймсом Тобином, Дороти Брэйди, Роз Фридман, Джеймсом Дьюзенберри и Франко Модильяни, концепция абсолютного дохода, опирающаяся на взгляды Кейнса, была модифицирована таким образом, чтобы можно было учитывать, помимо текущего дохода, еще и другие элементы. Было высказано предположение, что потребление в значительной мере зависит от места потребителя на шкале распределения доходов, иначе говоря, относительное имущественное положение потребителя представляется более важным, чем абсолютный уровень его дохода. Так, в интересной работе Дьюзенберри введенное Вебленом понятие показного потребления стало частью формализованного экономического анализа 260.
В эту довольно интересную дискуссию Фридман включился со своей новой концепцией - гипотезой постоянного дохода, истоки которой можно проследить у Фишера и в особенности у Найта. Неудовлетворенный традиционным кейнсианским подходом, Фридман утверждает, что возможность предвидеть ход потребления, используя основанную на доходе потребительскую функцию, ограничена, поскольку, по его мнению, реальные инвестиции не оказывают мультипликационного воздействия на реальное потребление. Последнее определяется своей собственной долговременной тенденцией 261. Существует тенденция, говорит Фридман, согласно которой экономическая единица стремится к определенному уровню потребления в течение некоторого времени, для чего она регулирует свой текущий доход посредством предоставления или получения ссуд. В некотором смысле доход какой-либо экономической единицы связан с размерами капитала.
Как потребление, так и доход состоят из двух частей, одной - постоянной, а другой - переменной 262262. Постоянный доход, получать который индивидуум надеется в течение длительного времени, в значительной мере зависит от его дальновидности 263; на его величину влияют окружение, род деятельности и размеры капитальной собственности. Переменные элементы дохода состоят из неожиданных прибавок и вычетов. Фридман признает, что установить размеры постоянного компонента путем непосредственного наблюдения довольно трудно, но он тем не менее считает, что можно сформулировать некоторые выводы, если сделать определенные допущения, касающиеся соотношения постоянной и переменной частей. Это соотношение должно зависеть от ставки процента, отношения дохода к богатству та потре&итедъоккх. вкусов. Но поскольку никакой связи между переменными частями потребления и дохода не существует, общее потребление зависит исключительно от постоянного дохода. Это означает, что потребитель остается верен своим планам расходования денег в течение определенного времени, независимо от того, отклоняется ли доход от запланированных расходов.
Такая довольно жесткая схема не является достаточно убедительной 264. Исследования, предпринятые Советом управляющих Федеральной резервной системы и Бюро обследований при Мичиганском университете, указывают на значительно большую гибкость потребительских расходов, чем это допускает Фридман 265. Более того, его подход подчеркивает известную соразмерность покупательских расходов в течение определенного времени, что может быть оправдано, лишь если исходить из предположения о полной определенности перспективы, а это маловероятно, поскольку речь идет о среднем потребителе. Как и в системе Франка Найта, предпочтение во времени практически исключается, и деятельность экономической единицы, по Фридману, происходит вне рамок определенного периода. Но если бы даже существовало стремление к постоянному доходу, невозможность получить ссуду или дать взаймы способна спутать любые намерения. Такого рода затруднения, по-видимому, весьма характерны для лиц с низкими и средними доходами. Однако главный недостаток теории Фридмана связан с тем, что абсолютно невозможно статистически определить постоянную часть "измеренного" или совокупного дохода. Доступные данные, очевидно, отражают этот показатель лишь в целом, поэтому решающие взаимосвязи потребительской функции могут быть выражены только в виде совокупного дохода и общего потребления. Тем не менее в модели Фридмана общее потребление изменяется в зависимости от совокупного дохода только в той степени, в какой изменения совокупного дохода обусловлены его постоянной частью. Для доказательства этой теории Фридман привлек весьма значительный и сложный эмпирический материал, однако этого оказалось недостаточно, чтобы обосновать категорию "постоянного дохода". По мнению Фридмана, естественно, его теория никоим образом не была опровергнута. Но как показал X. С. Хаутэккер, большая часть использованных Фридманом данных носила отрывочный характер, а статистические коэффициенты практически ничего не доказывали 266. Более того, используя данные Бюро статистики труда, Хаутэккер проделал параллельный анализ, результаты которого были явно не в пользу гипотезы Фридмана. Логично предположить также, что переменный доход способен оказывать гораздо большее воздействие на потребление, чем предполагает Фридман, и что ликвидные активы на самом деле влияют на возможности осуществлять расходы 267. Специфическая природа теории Фридмана проявилась особенно наглядно, когда ее положение о жестких рамках потребления было использовано в другом контексте для нападок на законодательство о минимальной заработной плате. При этом был выдвинут довод, что увеличение минимальных ставок не отразится на расходах, а скорее приведет к росту сбережений. Иначе говоря, повышение минимальных ставок не обеспечит "высокой скорости обращения" доллара, а фактически окажет дефляционное воздействие, поскольку уровни потребления уже установились. Обоснованность такого вывода в отношении лиц, зарабатывающих менее чем доллар в час, как это имеет место на многих предприятиях розничной торговли, крайне сомнительна. Во всяком случае, ценность гипотезы Фридмана о потреблении заключается в том, что она указывает на необходимость дальнейшего исследования данной проблемы, а это вряд ли кто-либо будет отрицать.
Одна из проблем, которую экономисты чикагской школы считают по-прежнему важной,- это количественная теория денег. Генри Саймонс, Ллойд Минтс, а также и Фридман стремились более эффектно, чем это было в прошлом, увязать ее с общей теорией цен. Конечно, следует всячески подчеркивать значение денег в современной экономике, но ведь как раз это и делают кейнсианцы. Со своей стороны, Фридман доказывает необходимость стабильной экономики в короткой перспективе и стабильного уровня цен в длительной перспективе в качестве условий сохранения свободного предпринимательства 268. Сторонники количественной теории денег в настоящее время возглавляют контрреволюцию против Кейнса, заявил однажды Фридман перед комиссией конгресса, не указав при этом, что положения неоклассической теории оказываются в какой-то степени верными лишь в условиях относительно полной занятости. Тот факт, что положения классической теории подтверждаются опытом последних лет, лучше, чем что-либо другое, доказывает, что они суть лишь частные случаи в рамках более общих кейнсианских построений. Но Фридман всего этого как будто не замечает. Депрессию он рассматривает как чисто денежное явление, доказывая это падением денежной массы на протяжении 30-х годов. Более того, заявляет Фридман, Кейнс был совершенно неправ в своем подходе к эффективному спросу, поскольку он не учел роста реального дохода, проистекающего из падения цен. Возникает законный вопрос - когда и где этот "эффект Пигу" оказал воздействие в период великой депрессии: исторический опыт довольно наглядно продемонстрировал, что пробудить американскую экономику смогли лишь огромные расходы на оборону.
Для экономистов неоортодоксальной школы безработица не представляет особого изъяна в экономической системе: ее недостатками они считают скорее недостаточную гибкость и изменения в денежной системе. Поэтому ключ к объяснению того, как функционирует современная экономика, они видят в количественной теории, по крайней мере в той новой форме, которую ей придал Фридман. Этот вариант выражен формулой MV = Ру, где М - денежная масса, V - скорость обращения дохода, у - норма или поток реального дохода. Основное внимание эта формула уделяет спросу на деньги 269. Для потребителей деньги представляют одну из форм богатства; для производителей они являются формой капитала. Таким образом, спрос на деньги может быть включен либо в теорию выбора, либо в теорию капитала. Денежные запасы (money holdings), следовательно, могут быть объяснены под углом зрения общей теории распределения богатства между альтернативными вариантами использования, когда преследуется цель максимизации полезности. Для предприятий размеры денежных запасов зависят от доходности применения альтернативных производительных услуг в сравнении с издержками, связанными с хранением денег. Чтобы решить этот вопрос, необходима производственная функция, так как именно с ее помощью можно определить доходность. Объем сделок не включен в конструкцию Фридмана 270, поскольку технические условия и проблемы издержек представляются ему более важными. Точно так же подчиненным фактором стала и скорость обращения. Эмпирически важными элементами, по Фридману, являются ставка процента, ожидаемые изменения цен, отношение богатства к доходу, вкусы и предпочтения потребителей и соответствующая производственная функция.
По сути дела такая процедура означает модификацию количественного уравнения в духе Ирвинга Фишера. Концепцию "активных" и "пассивных" остатков, так же как и различные кейнсианские "мотивы" для хранения наличных денег, Фридман отвергает. Изменения в остатках наличности на протяжении короткого периода он считает менее значительными, чем в объеме сделок 271. Фридман не согласен с тем, что вековая тенденция роста отношения объема сделок ж доходу достаточна для объяснения роста соотношения между денежными остатками и доходом. Если и существуют соображения предосторожности, как это предполагается в модели Кейнса, то они могут быть объяснены только как отражение гипотезы постоянного дохода. Следовательно, в условиях устойчивого спроса совокупный доход будет довольно чутко реагировать на изменения денежной массы. Иначе говоря, только увеличение денежной массы может поддержать растущий денежный доход. Это означает, что при данных размерах денежной массы и скорости ее обращения в отношении дохода (income velocity), уровень денежного дохода является величиной определенной. Необходимо было, конечно, выяснить, как устанавливается скорость обращения в отношении дохода и какие переменные влияют на уровень дохода. Фридман пришел к выводу, что спрос на деньги устойчив, хотя величина его неодинакова в течение определенного времени. Существуют, конечно, известные факторы, влияющие на предложение денег и не связанные непосредственно со спросом на них, такие, как политическая обстановка, банковская система и государственная денежная политика.
Фридман признает, что базисное уравнение мало говорит о последствиях изменения денежной массы. Можно предположить различные варианты: увеличение денег может быть уравновешено медленной оборачиваемостью денег при неизменных ценах и уровне производства либо, наоборот, цены могут сыграть роль губки. Но что бы ни произошло, говорит Фридман, причинные связи носят денежный характер. Однако рассмотренные эффекты поглощения, как признает Фридман, обесценивают данную теорию. Основным моментом является то, что контроль за размерами денежной массы не под силу отдельным лицам, и этой важнейшей прерогативой уже давно наделена Федеральная резервная система. Индивидуальные усилия, направленные на сокращение денежных запасов, лишь повышают скорость обращения денег, ведут к росту дохода, понижают отношение денежной наличности к доходу и реальную стоимость денежных запасов. Если общество хочет поддерживать прежние реальные остатки, то должны быть предприняты меры регулирования. На реальные остатки влияют главным образом издержки, связанные с денежными запасами, и уровень жизни. Издержки, связанные с денежными запасами, зависят от ставки процента на альтернативные активы и от "ожидаемого темпа изменения цен". При более высоких ценах издержки, связанные с запасами наличности, будут расти, что потребует сокращения этих запасов. Хотя Фридман признает, что действие этих факторов может привести лишь к длительной инфляции и что влияние ставки процента "незначительно", он все же настаивает, что всеми этими причинами и объясняется понижение отношения денежной массы к доходу272 . При проведении денежной политики, утверждает Фридман, необходимо пристально следить за отношением денежной массы к ценам и размерам производства. Но он признает, что трудно достичь правильного соотношения на протяжении короткого периода времени. Единственно правильной политикой в этих условиях будет допущение роста денежной массы примерно теми же темпами, какими растет выпуск продукции. Это, конечно, чисто механический подход, ибо если следовать ему, денежная масса будет расти независимо от всех других процессов, которые могут происходить в экономике. В дополнение к этой рекомендации, равносильной полному отказу от государственного вмешательства, в качестве основных требований выдвигаются бережливость, инициатива, конкуренция и свободная торговля. Экономический анализ внезапно подменяется у Фридмана увещеваниями.
Сенатор Поль Дуглас как-то поставил под сомнение теоретическую систему Фридмана, указав на то, что депозитные вклады с 1954 по 1957 г. возросли на 3%, тогда как валовой национальный продукт за этот период увеличился примерно на 12 % . Это, согласно Фридману, должно было бы вызвать рост цен на 8%, однако в действительности цены выросли лишь примерно на 4%. Фридман ответил, что необходимо учитывать возросшую скорость обращения денег в отношении дохода. Однако основное дестабилизирующее воздействие, утверждал он, исходит от Федеральной резервной системы, которая увеличивает денежную массу в периоды бумов и сокращает ее в периоды спадов. Это происходит главным образом из-за разрыва во времени между принятием решений и их эффективным применением, поскольку для проведения операций на открытом рынке, изменения учетной ставки процента и резервных требований необходимо определенное время. Кредитный контроль Фридман, конечно же, предает анафеме. Он утверждает, что денежная масса была значительно более устойчивой до 1914 г. и что великая депрессия могла бы окончиться в 1931 г., если бы Федеральная резервная система не сократила денежную массу.
Фридман относится с большим подозрением к вмешательству государства в денежную сферу. С его точки зрения, то есть с точки зрения либерала XIX в. 273, вся экономическая деятельность протекает более нормально в условиях свободного рынка. Очевидно, что некоторый государственный надзор необходим для подкрепления договорных отношений, однако природа денежной системы, а именно то, что она основана на общественном доверии, предполагает существование элементов монополии, и есть опасность сосредоточения этих элементов в руках государства. По-видимому, следует предпочесть хаотичную банковскую систему XIX в. как явное олицетворение свободной рыночной экономики 274. Возлагая на государство вину за экономическую неустойчивость, которую он рассматривает как в своей основе денежную неустойчивость, Фридман считает, что исторический опыт доказывает правоту его анализа 275. Однако непредвзятое изучение исторических материалов убеждает в том, что причины денежных потрясений определить не так-то просто. Различным историческим периодам были свойственны различные разновидности денег, а институциональные элементы были настолько сложными, что поиски причин потрясения способны увести далеко за пределы денежного фактора. Полный и всесторонний обзор денежных циклов прошлого дает мало оснований доверять при интерпретации истории количественной теории Фридмана 276.
В настоящее время, утверждает Фридман, не требуется никакого иного контроля, кроме операций на открытом рынке, и все остальные меры, включая и кредитное регулирование, следует отменить либо децентрализовать 277. На деле все, что предпринимает государство, предосудительно, даже если конкретная мера и заслуживает известного одобрения. К примеру, страхование вкладов хорошо тем, что оно содействует экономической стабильности, однако его ценность сомнительна, ибо выгоды от него достаются лишь определенным группам населения278 . Единственная крупная реформа, которую Фридман одобрил бы,- это создание 100%-ной резервной системы и уничтожение частных резервных требований. Фактически он склонен вновь передать банковскую систему целиком в частные руки. Только такая реформа, настаивает он, отвечала бы его идеалу экономической политики, способной обеспечить соответствие между денежной массой и ростом продукции279 .
Неоортодоксальный критерий конкурентного рынка занимает господствующее положение в экономических воззрениях Фридмана. Вновь и вновь он пытается убедить читателей, что только в условиях свободного предпринимательства можно достичь политической свободы, экономической эффективности и равенства в распределении экономической силы 280. Позитивная программа Фридмана включает 100%-ную резервную систему, имеющую целью ограничить возможности контроля над денежной массой; ограничение государственных расходов уровнем, соответствующим "желанию, потребности и готовности общества платить за общественные услуги"; фиксированную систему трансфертных платежей, не подверженных циклическим колебаниям; налоговую систему, основанную на неизменной структуре ставок прогрессивных налогов. Предполагается, что эта невероятно жесткая система будет каким-то образом "оказывать антициклическое действие". В период спада бюджетные дефицита смогут покрываться за счет особой (fiat) наличности, которая затем будет служить постоянным .добавлением к денежной массе. По идее Фридмана, эти твердые правила обеспечат автоматическое регулирование государственных расходов в случаях недостаточного совокупного спроса. Это мыслится таким образом, что в периоды, когда национальный доход и налоговые поступления достигают высокого уровня, избыток будет служить целям отлива денег; из потока доходов и тем самым корректировать избыточный уровень совокупного спроса. И наоборот, когда уровень дохода низок, относительно высокие трансфертные платежи будут обеспечивать необходимые стимулы роста. Предполагается, что цены и ставки заработной платы будут при этом подвижными. Но помимо того очевидного факта, что модель оказывается эффективной лишь при чрезвычайно большой амплитуде изменений, Фридман явно проглядел элементы неэластичности в ценах и ставках заработной платы. Потребовались бы слишком большие институциональные изменения, чтобы сделать действенной эту новую модель laissez faire даже в условиях экономики "низкого давления". Поэтому эти предложения в лучшем случае можно охарактеризовать как интересные, но сомнительные упражнения в области экономической логики. Весьма сомнительно, чтобы любое государство отказалось от свободы действий, что предлагается в программе Фридмана. При наличии таких жестких стабилизаторов фискальная и денежная политика окажется бесполезной в деле воздействия на инвестиционные решения. И если даже стимулирование потребления будет признано желательным, оно окажется невозможным. Очевидно, что Фридман попросту не доверяет способности государственных органов следовать предписанным правилам экономической политики 281.
Возражения Фридмана против государственного вмешательства продиктованы похвальной заботой о свободе личности 282. В качестве оценочного критерия свобода понимается им в абсолютном смысле и ей отдается предпочтение перед критериями равенства, морали и справедливости. Фактически все, что ограничивает свободу личности, заслуживает осуждения. Но в рамках такой абстрактной постановки вопроса вообще трудно вести дискуссию, поскольку при этом игнорируются многочисленные ограничения свободы, неизбежные в любой функционирующей системе. Эти ограничения, которые вытекают из природы общества и из организации производства, следует рассматривать значительно более конкретно 283. Как, к примеру, надо относиться с позиций Фридмана к контролю против загрязнения воздуха и других нежелательных последствий производственной деятельности? Далее, сторонники невмешательства государства избегают обсуждения проблемы концентрации экономической силы: примером служит их отказ от серьезного рассмотрения теории монополистической конкуренции 284. Государственное вмешательство они допускают лишь в случаях естественной монополии, несовершенства рынка, наличия "побочных" эффектов или же когда вопрос касается детей и других недееспособных лиц 285. Но при таких критериях философия свободного рыночного хозяйства может полностью обнаружить себя лишь в очень ограниченных областях. "Побочные" эффекты пронизывают всю экономическую деятельность, а монополию и несовершенство конкуренции можно обнаружить повсюду. Индивидуум не действует в безвоздушном пространстве: Робинзонов в действительности не существует, как бы эта пресловутая личность не была полезна для формальных экономических моделей. И не исключена возможность, что групповые действия могут оказаться более эффективными при решении главных экономических проблем по сравнению с действиями изолированных лиц. Поскольку теоретики экономического либерализма не опровергли такую возможность, она сохраняет силу.
Фридман, чья экономическая теория часто служит лишь целям оправдания его собственных предвзятых мнений, рассматривает политические и социологические проблемы, как правило, в аспекте противопоставления черного и белого цветов 286. Он заходит так далеко, что требует законодательных гарантий laissez faire в области образования; предлагая свести роль государства только к финансированию образования и исключить элементы принуждения, где это возможно, он стремится к осуществлению рыночных законов даже в этой сфере. Родителям должно быть разрешено самим выбирать школы 287, и власти ни в коем случае не должны обеспечивать бесплатность специального образования. Государство должно лишь воспитывать гражданственность, что бы под этим ни подразумевалось. Каким образом это будет служить укреплению свободы, Фридман так и не разъяснил. Любопытно отметить, что все подвергнутые Фридманом критике социальные меры, включая образование, создание общественного жилого фонда и медицинское обслуживание, могут быть оправданы с точки зрения его же так называемых допустимых норм и "побочных" эффектов.
В конечном счете вариант неоортодоксальной теории, созданный Фридманом, представляется в высшей степени усложненной и все же ошибочной системой взглядов, питающихся ветхими экономическими догмами, включая осуждение нечестивой природы современных профсоюзов 288. Несмотря на бесспорную изощренность аргументации и на весьма основательный статистический аппарат, целостность теории разрушается, как только она вступает в соприкосновение с историческими и социологическими фактами. Чрезмерно подчеркивая роль денежной массы, Фридман игнорирует ряд других экономических факторов. Олигополия, лидерство в ценах, искусственное стимулирование потребностей - от всего этого Фридман отмахивается с неоправданной легкостью. И не удивительно, что большая часть его рекомендации лишена практического значения. Представляя определенный интерес в качестве теоретических курьезов, его выводы не имеют отношения к процессам, происходящим в демократическом обществе. Соображения практической ценности Фридман приносит в жертву последовательной, но нереалистичной системе академического абсолютизма.
241 E. H. Chamberlin, Towards a More General Theory of Value, New York, 1957, p. 298, М. В r о n-fenbrenner, Contemporary American Economic Thought, Americanы Journal of Economics and Sociology, July, 1950, p. 487.
242 Фридман удостоен медали Кларка, присуждаемой Американской экономической ассоциацией, за 1951 г.
243 "The Methodology of Positive Economics", в его "Essays in Positive Economics", Chicago, 1953, pp. 3ff.
244 G. Myrdal, The Political Element in The Development of Economic Theory, Cambridge, 1954, p. VII.
245 Friedman, op. cit., p. 6.
246 Ibid., p. 14. Любопытно сопоставить эту точку зрения с мнением Дж. Стиглера, выраженным в статье "The Development of Utility Theory", Journal of Political Economy, August - October, 1950, которая перепечатана в "Essays in Economic Thought", J. J. Spengler and W. R. Alien, eds, Chicago, 1960, pp. 644-645.
247 См. T. W. H u t с h i s о n, The Significance and Basic Postulates of Economic Theory, New York, 1960,'p. XIII.
248 CM. J. J. Spengler, The Problem of Order in Economic Affairs, Southern Economic Journal, July, 1948, перепечатано в: Spengler and Alien, op. cit., p. 8. Шпенглер указывает, что теоретические построения в социальных науках должны точно представлять соответствующие реальные структуры.
249 См. S t i g I e г, op. cit., р. 645.
250 Friedman, op. cit., p. 13.
251 K. E. Boulding, A Reconstruction of Economics, New York, 1950.
252 "The Utility Analysis of Choices Involving Risk" (в соавторстве с J. L. Savage), Journal of Political Economy, August, 1953, pp. 277П.
253 Ibid., p. 281.
254 Ibid., p. 298.
255"Choice, Chance, and the Personal Distribution of Income", Journal of Political Economy, August, 1953, pp. 277ff.
256 Ibid., p. 278.
257 M. Friedman, A Theory of Consumption Function, Princeton, 1957.
258 Д ж. М. К е и н с, Общая теория занятости, процента и денег, стр. 90.
259 Библиография по этому вопросу имеется в книге: F r i e d m a n, op. cit., pp. 3-6.
260 J. S. D u e s e n b e r г у, Income, Saving and the Theory of Consumer Behavior, Cambridge. 1949. Следует отметить, что теория потребления исходит из предпосылки об отсутствии возможности насыщения и, по выражению Кеннета Эрроу, отсутствии момента полной удовлетворенности. Однако есть все основания поставить под сомнение правильность такой предпосылки, что и было сделано Солом Энгельбургом в статье "Reckoning Your Bliss Point", Columbia University Forum, Fall, 1960, pp. 27ff. Расширение потребности в наше время, по-видимому, проистекает из Вебленова "показного потребления", поэтому полезность подобных благ, обычно предметов роскоши, является функцией полезности благ, потребляемых другими. Когда приращения полезности по своей сути независимы от других функций полезности, мы имеем дело с предметами первой необходимости. Как полагает Энгельбург, это делает возможным локализацию точек максимальной полезности независимого происхождения: точка, соответствующая полному удовлетворению, может быть найдена, и предпосылка о невозможности насыщения оказывается преодоленной.
261 "A Statistical Illusion in Judging Keynesian Models" (в соавторстве с G. S. Becker), Journal of Political Economy, February, 1957, pp. 64ff.
262 "Consumption Function", pp. 20ff.
263 Ibid., p. 93.
264 См. высказывания Джеймса Тобина, Теодора Моргана, Ирвина Фрейда и Дж. X. Оркатта в "Consumer Behavior", L. H. dark, ed., New York, 1958, pp. 447П.
213265 "Consumer Buying Intentions", Federal Reserve Bulletin, September, I960, pp. 973ff; George Katona, The Powerful Consumer, New York, 1960.
266 H. G. H о u t h a k k e r, The Permanent Income Hypothesis, American Economic Review, June, 195Й p., 400. Острые замечания Хаутэккера вызвали дискуссию о том, какими статистическими методами следует в данном случае пользоваться. См. R. Е i s-n e r. Comment, American Economic Review, December, 1958, p. 972.
267 F r i e d m a n, Savings and the Balance Sheet, Bulletin, Oxford Institute of Statistics, May, 1957, где признается роль ликвидных активов.
268 Взгляды Фридмана по денежной проблеме изложены в работах: "The Quantity Theory of Money - A Restatement", в "Studies in the Quantity Theory of Money", Friedman, ed., Chicago, 1956; idem, A Program for Monetary Stability, New York, 1960, а также в его выступлении перед Объединенной экономической комиссией конгресса: "Hearings on Employment, Growth and Price Levels", May 25, 1959.
269 "Studies in the Quantity Theory of Money", p. 4.
270 Ibid., p. 12.
271 Friedman, The Demand for Money: Some Theoretical and Empirical Results, Journal of Political Economy, August, 1959, pp. Iff.
272 Когда группа советских экономистов посетила Соединенные Штаты, Фридман в дискуссии с ними признал, что инфляция не является серьезной проблемой. См. "Committee for Economic Development Memorandum", March 18, 1960, p. 23. Дальнейшая характеристика взглядов Фридмана на роль денег опирается в основном на его выступления перед Объединенной экономической комиссией конгресса, op. cit., May, 1959.
273 См. его "Program for Monetary Stability".
274 Краткая история американского банковского дела в условиях свободного предпринимательства изложена в книге: Е. С. К i г k I a n d, A History of American Economic Life, New York, 1933, pp. 246ff; см. также F. А. В г a d f о r d, Money and Banking, 4th ed., New York, 1940, pp. 274ff.
275 Friedman, Prices, Income and Monetary Changes in Three Wartime Periods, American Economic Association Proceedings, May, 1952, pp. 612ff; Program for Monetary Stability, pp. 9ff.
276 С. R. W h i t 11 e s e у, American Economic Association Proceedings, May, 1952, p. 642.
277 Ср. его нападки на регулирование потребительского кредита: "Consumer Credit Control as an Instrument for Stabilization Policy", в "Consumer Installment Credit, Conference on Regulation", Part II, Vol. II, Washington, 1957, p. 73, где Фридман утверждает, что контроль за потребительским кредитом является плохим средством стабилизации; что его действие неодинаково по отношению к различным потребителям, а это приводит к неправильному размещению ресурсов; что он представляет собой вмешательство в действие сил свободного рынка. Последнее, безусловно, и является целью регулирования потребительского кредита, особенно в периоды войны и инфляции.
278 "Monetary Stability", pp. 21, 38.
279 Friedman, The Supply of Money and Changes in Prices and Output, "Compendium on the Relationship of Prices to Economic Stability and Growth", Joint Economic Committee, 85th Cong., Washington, 1958, pp. 241ff.
280 "Positive Economics", pp. 133ff.
281 См. его ответ Филиппу Неффу, American Economic Review, September, 1949, p. 950.
282 Политическая философия Фридмана наиболее четко сформулирована в работе "Liberalism, Old Style", Colliers Year Book, New York, 1955, pp. 360ff, в его выступлении перед Комитетом экономического развития, см. "Problems of United States Economic Development", New York, 1958, p. 86, а также в статье "What Price Inflation", Proceedings, American Petroleum Institute, Vol. 38, 1958, p. 18. В своей основе его взгляды в этой части идентичны взглядам Мизеса и Хайека.
283 См. К. Е. Boulding, Principles of Economic Policy, New York, 1958, pp. HOff. Консервативные взгляды на общество отразились в книге: William J. Newman, The Futilitarian Society, New York, 1961.
284 См. "Positive Economics", p. 38; см. также С h a m-b e r 1 i n, op. cit., pp. 296ff.
285 Friedman, The Role of Government in Education, в: "Economics and the Public Interest", R. A. Solo, ed.. New Brunswick, 1955, p. 106.
286 См. комментарии Р. Тернера в книге "Consumer Installment Credit", p. 106.
287 "Role of Government in Education...", op. cit., p. 129.
288 "Some Comments on the Significance of Labor Unions for Economic Policy", в "The Impact of the Labor Union", D. Me. Wright, ed.. New York, 1951, pp. 204ff.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100