economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Уильям Стенли Джевонс

Уильям Стенли Джевонс
(1835-1882)
William Stanley Jevons
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Мир монополий: теории Дж. Робинсон и Э. Чемберлина, Штаккельберга и Триффина
Джоан Робинсон (род. 1903) поступила в Кембриджский университет в 1922 г., когда экономическая теория Маршалла занимала главенствующее положение; в ближайшие полтора десятилетия теория Маршалла утратила влияние. Последнему обстоятельству и способствовали замечательные исследования Джоан Робинсон о мире, где отсутствует конкуренция. Спустя несколько лет "Общая теория" Кейнса указала путь к более важным проблемам, чем относительная цена и равновесие, а именно факторам, определяющим доход и занятость. Влияние Кейнса на воззрения Джоан Робинсон было весьма значительным, и она стремилась перейти от анализа кратковременных явлений к длительным процессам накопления и экономического роста. Достаточно внимательно прочесть ее "Введение в теорию занятости" 74 - образец комментаторского искусства - и "Очерки по теории занятости" 75, чтобы понять, насколько ее захватила новая экономическая теория. Однако вскоре обнаружился ее интерес к серьезному изучению теории Маркса. Джоан Робинсон принадлежит к числу немногих современных ученых, которые сами читали Маркса. Вслед за статьей Джона Стрэчи "Природа кризиса капитализма", в которой центральное место занимала теория Маркса, она опубликовала прекрасную работу "Очерк экономической теории Маркса" 76. В этой работе главной в анализе Маркса названа проблема оборота и накопления капитала, а не трудовая теория стоимости.Когда же Робинсон приступила к самостоятельному глубокому изучению процесса накопления в работе "Накопление капитала" 77, стало очевидным, что Марксово положение о роли технологических факторов в этом процессе оказало значительное влияние на ее подход к вопросу.
Джоан Робинсон признавала большую степень близости взглядов Маркса и Кейнса. чем это допускали другие исследователи 78. Оба считали накопление капитала процессом, основанным на прибыльности. В их работах можно найти положение о том, что основная причина кризисов состоит в хроническом противоречии между производственными возможностями и возможностями потребления. Интерес к вопросам накопления капитала заставил Джоан Робинсон обратиться к Розе Люксембург; в предисловии к книге "Накопление капитала" Джоан Робинсон дает в целом положительную оценку работе, хотя и высказывает критические замечания. Она пишет, что, несмотря на некоторую путаницу, Люксембург "...обнаруживает большую силу предвидения, чем любой современный ортодокс" 79. Со свойственной ей щедростью Джоан Робинсон отдает должное М. Калецкому за его теорию ожиданий, Рою Харроду - за его понятие естественного и потенциального роста, в исследовании о несовершенной конкуренции - Теодору Интема и другим - за понятие предельного дохода. Это, однако, ни в коей мере не следует считать эклектизмом: работы Джоан Робинсон носят на себе печать оригинальности и являются тщательно обобщенным анализом некоторых действительно фундаментальных проблем современного капитализма.
Внимание Джоан Робинсон привлек не только анализ частичного равновесия Маршалла, но и те разрозненные элементы его теоретической системы, которые подводили к более динамическим концепциям развития и экономического роста. Однако прежде всего следовало подняться на новую ступень статического анализа. Это было сделано в работе "Экономика несовершенной конкуренции", в которой рассматриваются вопросы, относительно новые для экономической теории. Совпадение по времени публикации этой работы Джоан Робинсон и книги Чемберлина весьма характерно; оно показало, что общественное мнение было подготовлено к появлению новой теории определения стоимости. Однако Джоан Робинсон исходила из факта существования монополии. Она пишет, что "...как только Сраффа выпустил на волю анализ монополии, последний немедленно без малейшего усилия поглотил анализ конкуренции" 80. Это замечание весьма существенно, ибо по прочтении ее "Несовершенной конкуренции" складывается отчетливое мнение, что именно это случилось и с экономической теорией Джоан Робинсон. В ней бросается в глаза отсутствие трудной и доставляющей неприятности проблемы влияния поведения конкурентов и реакции продавца товара на его мысли об этом поведении, то есть проблемы олигополии. В ее работе отсутствует также анализ разнообразных рыночных структур, предпринятый Чемберлином, однако оба они пришли фактически к одному результату. Джоан Робинсон утверждает, что, если конкуренты-производители изготавливают различные товары и каждый имеет монополию на свой товар, теория конкуренции должна быть отброшена 81. В теории свободного рынка возникают также вопросы доступа на рынок, мобильности и отсутствия неопределенности. По терминологии, предложенной Чемберлином, эти факторы наряду с однородностью продукта и большим числом продавцов создают совершенную конкуренцию в отличие от чистой конкуренции 82. Но допущение о том, что условия, существующие на рынке, достаточно хорошо знают как производители, так и потребители, представляется по меньшей мере сомнительным; если же под этим подразумевается всеобщее знание цен и издержек, то такое допущение явно нереалистично. Спорным является даже и то, когда предполагают, что фирма может знать функции своих собственных издержек и спроса. Основным выводом является то, что кривая спроса для отдельной фирмы на несовершенном рынке понижается 83. Она резко отличается от абсолютно эластичной кривой спроса в условиях конкуренции 84. Хотя исследователям и была известна понижающаяся кривая спроса, Джоан Робинсон считает, что она встречается чаще, чем полагали.
Метод анализа Джоан Робинсон основывался на частичном равновесии. Предполагалось, что все фирмы отрасли, за исключением одной, находятся в равновесии, и исследованию подвергалась ее динамика. В соответствии с маржиналистской концепцией производство будет продолжаться до уровня, когда предельные издержки равны предельной выручке. В условиях совершенной конкуренции производитель, на которого внешние экономические факторы не оказывают влияния (так как отдельный производитель не может повлиять на цену товара), расширяет масштабы производства до тех пор, пока предельные издержки и цена не станут равны 85. Но цена есть также средняя выручка. С другой стороны, при несовершенной конкуренции каждый производитель является своего рода монополистом, которому грозит лишь то, что покупатели могут предпочесть продукцию конкурирующей фирмы его собственной. В подобных ситуациях характер кривой спроса зависит от степени его эластичности, ибо, если она меньше единицы в рассматриваемой точке выпуска продукции, предельный доход будет равен нулю или меньше нуля 86. В этом случае оказывается выгодным сократить объем производства. Вследствие этого деятельность на рынке предполагает степень эластичности спроса, равную или большую единицы. С изменением спроса происходит изменение степени эластичности, что также оказывает влияние и на соответствующие предельные издержки. При данном изменении предельных издержек направление изменения цен зависит от степени эластичности новой кривой спроса. В основе этих изменений лежат такие факторы, как рост числа покупателей, рост доходов, ликвидация конкурентов и большая стоимость возможных заменителей. Все эти факторы влияют на общий спрос, и оказываемое ими воздействие на разных производителей различно 87. Следующим шагом является анализ издержек. В течение короткого периода времени оказывают влияние лишь переменные издержки, поскольку кривая постоянных издержек на единицу товара описывается гиперболой второй степени и не может оказать влияние на предельные издержки. Это подводит к анализу издержек за длительный период и характера их влияния на объем производства.
Каковы бы ни были особенности формального анализа, очевидно, что экономическая теория должна признать тот явный факт, что покупателей интересуют не только цены. Качество товара, транспортные издержки, местонахождение продавца, качество обслуживания, продажа в кредит и даже инертность и неведение - все это заставляет покупателя делать различие между продавцами товара. Джоан Робинсон включает в свой анализ "дифференциацию продукта", хотя и не рассматривает этот вопрос по существу 88. Вытекающий из этой рыночной ситуации вид конкуренции делает совершенный рынок фикцией, поскольку интенсивность соперничества ведет к дроблению рынка, так что побудить к отказу от услуг определенного поставщика способно лишь нечто более значительное, чем небольшое преимущество в ценах 89. В условиях совершенной конкуренции фирма будет расширять производство до тех пор, пока ее средние издержки будут минимальными. При меньших затратах производство обеспечивает высокую прибыль: конкуренция вызывает понижение кривой средней выручки (совпадающей с кривой предельной выручки) до точки касания с кривой средних издержек. Таким образом, легкий доступ новых фирм в отрасль связан с уровнем прибыли. В условиях несовершенной конкуренции равновесие для фирмы и отрасли предполагает, что кривая средней выручки имеет точку касания с кривой средних издержек и что последняя в этой точке понижается. Следовательно, для обеспечения нормальной прибыли при несовершенной конкуренции необходимо, чтобы размеры фирм были меньше оптимальных.
Джоан Робинсон включила в анализ также и факторы затрат. При совершенно эластичном характере "предложения и отсутствии экономии, связанной с масштабами производства, возрастание спроса ведет к повышению цены до уровня предельных издержек. Расширение производства в условиях ограниченного предложения влечет за собой повышение цены на факторы производства. Если возможен выбор между относительно редко и часто встречающимися факторами производства, возрастание издержек создает предпосылки для замены одних факторов другими, если такая замена технически допустима. Однако экономия, возникающая в связи с крупными масштабами производства, способна уравновесить любое увеличение издержек, связанное с использованием редких факторов 90. Более того, несовершенная конкуренция характеризуется тенденцией к принятию защитных мер и стимулирует специализацию, которая еще более содействует подобной экономии. Сравнение затрат в условиях совершенной и несовершенной конкуренции показывает, что во втором случае выпуск продукции, как правило, ниже 91. Разность уровней выпуска зависит от формы кривых предложения и спроса. Вогнутая кривая спроса заставляет" монополию снижать выпуск продукции, тогда как вогнутая кривая предложения заставляет увеличивать выпуск. Вследствие снижения выпуска продукции существует явная тенденция повышения цен 92. Если доступ в отрасль потенциальных конкурентов не составляет трудностей, то против роста цен могут быть приняты соответствующие меры. По существу, это зависит не только от потребностей в капитале, но и от степени дифференциации; эту проблему Джоан Робинсон сколько-нибудь подробно не исследовала 93.
Если рассматривать ситуацию монопсонии, утверждение о том, что стоимость факторов производства стремится к стоимости предельного чистого продукта, не совсем ясно, поскольку оно может относиться или к стоимости предельного физического продукта, или к предельной общей стоимости, которую можно приписать дополнительным производственным затратам. Эту проблему признают и Робинсон и Чемберлин, но приходят они к разным выводам. При совершенной конкуренции эти две предельные величины равны; когда же характерно отсутствие конкуренции, вторая величина меньше стоимости предельного физического продукта, и доходность фактора основана именно на этом. Так, по мнению Робинсон, можно объяснить существо эксплуатации. При повышении цены предложения фирма может построить кривую предельных затрат на фактор производства: количество, которое следует приобрести, при этом определится точкой пересечения кривых предельных затрат и предельной общей стоимости. Но в указанной точке предельный физический продукт больше предельной общей стоимости. Фактор производства оплачивается по своей предельной общей стоимости, а разницу между нею и предельным физическим продуктом получает монопсонист 94. Когда таким фактором производства является труд, говорит Робинсон, то совершенно очевидно, что законодательство о минимальной заработной плате и политика профсоюзов, устанавливая равенство упомянутых двух предельных величин, создают таким путем условия для совершенной конкуренции и лучшего использования экономических ресурсов 95. По утверждению Джоан Робинсон, корни эксплуатации лежат в отсутствии абсолютной эластичности в предложении рабочей силы, которой, в сущности, могут добиться профсоюзы 96. Мыслящий монопсонист, пишет Робинсон, является, по-видимому, "...лучшим кормчим, прокладывающим путь между Сциллой конкурентной неэффективности и Харибдой монополистической эксплуатации" 97. При снижении издержек в определенных пределах "монополии", по-видимому, выполняют полезные функции. В очерке, относящемся к 1953 г., Джоан Робинсон коснулась причин возникновения монополий, подчеркнув, что сама конкуренция и неблагоприятные изменения спроса заставляют фирмы подкреплять политику цен мероприятиями внерыночного характера 98. Уместно задать вопрос: почему возникает такая реакция? В этом отношении представляется, что важную роль играет повсеместное увеличение накладных расходов.
Несмотря на некоторые пробелы, как, например, в рассмотрении политики олигополий и их взаимозависимости, и несмотря на менее чем полное исследование проблемы дифференциации продукта, книга Джоан Робинсон остается крупным событием в истории экономического анализа. Ее книга "Несовершенная конкуренция" и работа Чемберлина "Монополистическая конкуренция" вывели экономистов из состояния летаргического сна. Новая теория была хорошо принята отчасти и потому, что она была изложена языком, лучше всего понятным специалистам, языком маржинализма. В книге Джоан Робинсон упор был сделан на монополию; совершенная конкуренция рассматривалась как особый случай, полезный в качестве мерила для сравнения, например, при анализе монопсонистической эксплуатации. Очевидно, что в мире монополий распределение дохода может радикально измениться. Чем больше производственная единица, тем сильнее, по-видимому, должны эксплуатироваться факторы производства 100. Если мир laissez faire и может быть оправдан, то лишь исходя из весьма странных этических соображений. Позитивная экономическая теория доказала, что этот мир ушел в прошлое и что условия его могут быть приближенно воссозданы лишь путем сознательного вмешательства. К примеру, теоретически оправдано регулирование цен, ибо оно является единственным путем, обеспечивающим эластичность кривой предложения. Свободный рынок может поддерживаться только благодаря экономическому планированию! Это, конечно, вполне соответствует духу и методу теории Маршалла, ибо стремление доказать прогрессивную роль экономической теории слишком глубоко укоренилось в английских традициях, чтобы не оказать влияние на анализ Джоан Робинсон 101.
Профессор Чемберлин всегда утверждал, что его теория отлична от теории Робинсон 102. Он задался целью достичь сочетания монополии и конкуренции в единой всеобъемлющей теории. Если Робинсон считает, что регулирование предложения осуществляется через отрасль, Чемберлин уверен, что достиг искомого сочетания, подчеркивая значение дифференциации продукта и издержек обращения. Следовательно, в то время когда Чемберлин делает упор на продукте и влиянии процесса принятия решений фирмами на поведение конкурентов, Робинсон рассматривает преимущественно точки равновесия и максимизацию прибыли. Она исключает издержки обращения, просто вычитая их из кривой спроса. Тем не менее Роберт Триффин параллельным цитированием продемонстрировал, что обе эти теории рассматривают совершенно идентичные проблемы 103. И если Чемберлин предпочитает анализировать монополистические ситуации через посредство больших и малых групп, то Робинсон сосредоточивает внимание на отрасли в силу того, что она является сферой деятельности фирм 104. Все же Чемберлин продолжает настойчиво подчеркивать отличие своей теории от теории Джоан Робинсон, а экономисты считают их схожими. Заявляя, что не существует связи между его идеями и работами английских экономистов, приведшими к появлению новой теории, Чемберлин утверждает, что его идеи возникли еще в 1921 г. и окончательно были разработаны к 1927 г. Из полемики чувствуется, что Чемберлин чрезмерно стремится установить свой приоритет. Но как бы то ни было, непреложным историческим фактом является то, что обе теории появились в атмосфере чрезвычайной неудовлетворенности доктриной конкурентного рынка.
Эдвард Чемберлин (род. 1899) учился в университетах штатов Айова и Мичиган, в 1927 г. получил докторскую степень в Гарвардском университете, где с тех пор и преподает. Он поставил перед собой задачу разработать экономическую теорию, которая послужила бы основой для исследования широкого круга проблем 105. Он неизменно подчеркивает, что конкуренция и монополия не являются замкнутыми категориями, но "... элементами общей ситуации, влияющими друг на друга" 106. Область исследований лежит между монополией и конкуренцией и включает в себя разнородность продукта и олигополию. Экономика получает новую характеристику, отличную от той, которую ей давала традиционная теория. По мнению Чемберлина, переплетение рыночных форм нельзя объяснять лишь невежеством потребителей, как это делали некоторые экономисты 107. Теория, отвечающая поставленной Чемберлином задаче, должна иметь дело не только со смешанными рыночными ситуациями и разнородностью продукта, но и быть способна объяснить функционирование рынков с малым и большим числом продавцов товаров, расходами на рекламу и издержками обращения, многообразием товарной массы и ее территориального размещения, а также применение принципа установления цены на базе полных издержек.
Если принципы ценообразования в условиях конкуренции в трактовке Чемберлина не отличаются от теории Джоан Робинсон, то поведение отдельного продавца теорией Чемберлина описывается более четко. При переходе в анализе от всеобщего рынка, где равновесие устанавливается в точке пересечения кривых спроса и предложения, к рынку единичного продавца спрос приобретает абсолютно эластичный характер и связан с издержками. Оптимальный выпуск продукции фирмы достигается при равенстве предельных издержек и предельной выручки (в условиях конкуренции он равен средней выручке). При более широкой трактовке монополистической конкуренции на равновесие оказывают влияние не только оптимальный выпуск продукции, но также дифференциация продукта и издержки обращения 108. Включение в анализ последних факторов является явным преимуществом перед теорией Джоан Робинсон, ибо оно означает большую степень приближения к реальным ситуациям на рынке. Так, эластичность спроса может быть применена к продукту в качестве переменной величины, образуя понятие "эластичность продукта" 109. Интенсивная конкуренция между продавцами товаров способна привести к изменениям и улучшениям свойств товаров, которые в свою очередь влияют на издержки. Очевидно, что конкуренция в области качества товаров представляет собой дополнительную движущую силу рынка, которая может сдерживать конкуренцию в области цен. По мнению Чемберлина, преобразование упомянутых факторов в измеряемые величины не связано с серьезными трудностями 110. Главные проблемы, как ему представлялось, заключаются в обычаях и общепринятых критериях - факторах, институциональных в своей основе. Изменения продукта неизбежно вызывают изменения в соответствующих кривых издержек, поскольку требуется изменение производственной функции. Аналитически использование единственного графика представляется чрезвычайно трудным, однако суть понятия равновесия не изменяется, ибо по-прежнему предполагается, что прибыль может быть увеличена путем изменения элементов, контролируемых фирмой 111.
Важной составной частью теории Чемберлина является подробное рассмотрение олигополии 112. Робинсон, напротив, встретилась с трудностями при включении в свою систему олигополии вследствие "нечеткой трактовки" кривой спроса 113. Чемберлин полагает, что политика олигополии имеет немаловажное значение. Существует четко различимая модель взаимодействия между олигополиями. Он утверждает. что при олигопольной ситуации наблюдается тенденция не только к установлению цен, но и к их стабильности, так как никто не снизит монопольную цену, поскольку это заставит других сделать то же самое и может привести к собственной гибели 114. Стабильность цен ослабляется в случае увеличения числа предпринимателей в отрасли. Это подводит к вопросу о "свободном доступе" в отрасль - предпосылке, введенной Чемберлином. Она используется для объяснения неэффективности рынка и роста числа мелких предприятий, как это имело место в розничной торговле и в игольном производстве. Однако существование дифференциации продукта ставит некоторые препятствия на пути доступа в отрасль, в особенности когда менее чем бесконечно эластичная кривая спроса зависит от варьирования продукта и издержек обращения. Допущение о свободном доступе в отрасль неизбежно утрачивает силу, когда анализу подвергаются те отрасли, где требуются значительные инвестиции. Изменяющийся характер современной розничной торговли с ее сетью многолавочных фирм, супермаркетов и усиливающейся тенденцией к универсализации ассортимента магазинов более чем когда бы то ни было делает сомнительной предпосылку о свободном доступе в отрасль. Представляется, что Чемберлин верит в свободный доступ фирм в отрасль больше, чем это оправдано.
Однако эта вера позволила ему построите модель рынка со значительным числом продавцов, каждый из которых независим и продает тот товар, которому некоторые покупатели отдают особое предпочтение благодаря исключительному качеству товара, марке фирмы, характеру упаковки, особому обслуживанию, репутации, местонахождению и тому подобное. При этом аналогичные товары не являются совершенными заменителями 115. Таким путем товар в большей или меньшей степени "монополизируется" и в модель вводится также конкуренция в той мере, в какой играет роль степень взаимозаменяемости соперничающих товаров. Это обстоятельство дает Чемберлину основание утверждать, что ему удалось успешно соединить конкуренцию и монополию. Равновесие затрагивает как отдельную фирму, что аналогично чистой монополии, так и группу фирм, в которой конкурирующие "монополисты" должны приспосабливаться друг к другу. Возможность замены одного товара другим делает спрос на один из них чувствительным к изменениям цен на другие; снижением цен невозможно отвлечь всех покупателей от конкурентов просто вследствие связей, созданных дифференциацией продукта. Согласно выводам Джоан Робинсон, кривая спроса при увеличении выпуска продукции понижается. На объем продажи оказывают влияние варьирование свойств продукта и меры по его реализации. При установлении выпуска продукции на уровне, соответствующем точке пересечения кривых предельных издержек и предельной выручки, прибыль определяется как разность между средней выручкой и средними общими издержками, умноженная на количество проданных единиц товара. Если прибыль не должна опускаться ниже некоторого минимума, необходимого для того, чтобы стимулировать предпринимателя продолжать оказывать услуги, то кривая средней выручки будет касаться кривой средних издержек 116. Допущение о свободном доступе в отрасль подкрепляет этот "вывод о касании", поскольку сверхприбыли привлекут новых конкурентов. Равновесие через касание допускает также применение принципа определения цен на базе полных издержек 117. Во всяком случае, в результате монополистической конкуренции цены выше, а выпуск ниже, чем в условиях простой конкуренции.
Понятие равновесия в отрасли создало ряд теоретических трудностей. Чемберлин признавал, что различные производственные функции, кривые спроса и коэффициенты эластичности для отдельных фирм обусловливают значительные различия кривых спроса и затрат, но он ввел "смелое допущение" об их единообразии. Предполагается, что предпочтения также равномерно распределяются в пределах комплекса дифференцированных товаров, а резких расхождений в издержках не существует. Такие допущения являются спорными, поскольку сомнительно, чтобы процесс приспособления происходил одинаково у всех конкурентов на рынке 118. Более вероятно, что индивидуальные коэффициенты эластичности и спрос подвергаются различному влиянию; позже Чемберлин согласился с этим, когда он цитировал Яна Тинбергена в подтверждение мысли о том, что для анализа отрасли необходимо большее число "параметров поведения" 119. Простое утверждение, что единообразие кривых никоим образом не подразумевает чистую конкуренцию, было неудовлетворительным ответом на высказанные возражения 120. Понятие Чемберлина о "большой группе" грозило превратиться в обычную отрасль по Маршаллу. В качестве выхода было выдвинуто положение о существовании в рамках большой группы подгрупп со своими неделимыми факторами и экономией, обусловленной масштабом, к которым фирмы относят себя с известной степенью точности. Во всяком случае, допущения о единообразии форм кривых и свободном доступе в отрасль ослабили анализ.
В результате того, что утверждается система диктуемых промышленником цен, в отрасли наблюдается явная тенденция к образованию избыточных производственных мощностей; это привело Чемберлина к понятию о расточительстве монополий 121. Он утверждает, что практика поддержания цен не обязательно должна осуществляться путем тайных соглашений между конкурентами, поскольку она возникает как естественное следствие политики максимизации прибыли в условиях отсутствия конкуренции. Его положение о том, что влияние избыточных производственных мощностей может быть преодолено путем производства большего количества товаров, не очень-то убедительно, так как попытки организовать такое производство предпринимаются только тогда, когда оно технически и экономически возможно. Да и избыточные производственные мощности часто образуются в связи с легким доступом в отрасль, как, например, в игольном производстве. К тому же предприятия не распределяются равномерно по рынку вопреки мнению Чемберлина, преуспевающие супермаркеты привлекают конкурентов в свой район 122. Более того, избыточные производственные мощности едва ли могут быть объяснены стремлением потребителей к разнообразию. В действительности потребителям едва ли принадлежит слово в этих делах, ибо они просто реагируют на то или иное мероприятие ex post facto . Инициатива потребителей лишь вводит конкурентный рынок с черного хода 123.
Вопрос о реакции потребителей с большим основанием можно связать с понятием об издержках сбыта, поскольку цель авансирования этих расходов состоит в том, чтобы внушить особую приверженность к конкретному товару. В этом отношении Чемберлин сделал наиболее важный вклад в современную теорию, представив издержки сбыта в виде кривых затрат, которые накладываются на кривые издержек производства. Ссылки на роль издержек сбыта имеются в работах и других экономистов - в частности Торстена Веблена,- но в исследованиях Чемберлина им придана большая аналитическая точность. Традиционная теория не могла использовать концепцию издержек сбыта, ибо она исходила из того, что вся продукция фирмы может быть продана в условиях неограниченного спроса на рынке. С другой стороны, цель авансирования указанных расходов состоит в изменении формы и положения кривой спроса. Анализ Чемберлина, однако, затрагивал лишь издержки: влияние таких расходов на кривые спроса следует, по его мнению, охарактеризовать в институциональном плане. Предполагается, что ликвидация конкурентов в результате рекламы и подобных мероприятий увеличит объем продаж у оставшихся производителей. Однако влияние издержек сбыта на форму и наклон кривых объема продаж следует охарактеризовать скорее описательными, нежели аналитическими приемами 124. Содействуя увеличению спроса, реклама может сдвинуть кривую продажи вправо, однако трудно установить степень соответствия этого смещения росту сбытовых издержек. Можно лишь утверждать, что реклама действительно выгодна 125, поскольку так называемые "институциональные" факторы заметно увеличивают степень эластичности. С другой стороны, упор на фабричную марку ведет к уменьшению эластичности спроса 126. Следовательно, за счет издержек сбыта осуществляется приспособление спроса к продукту.
В исследование издержек сбыта Чемберлин ввел идеи убывающей и возрастающей доходности, сделав акцент на реакции выпуска продукции на изменения совокупных издержек сбыта и производства. Он получил различные выводы в зависимости от того, остаются ли издержки сбыта постоянными или же они возрастают с каждой единицей товара. В обоих случаях целью является получение наибольшего чистого дохода. Постоянные или фиксированные издержки сбыта единицы товара изменяют форму кривой общих затрат; при этом точка минимума перемещается вправо, указывая на возможность увеличения выпуска, если будут предприняты дополнительные меры по увеличению продажи 127. Очевидно также, что при усилении дифференциации продукта, обусловленной мероприятиями по обеспечению продажи, включая рекламу, скидки торговцам, демонстрацию товара, а также заработную плату продавцов, конкуренция и соперничество приводят к повышению, а не к понижению цен. Таким образом, значительная доля экономических ресурсов используется для того, чтобы склонить потребителей к приобретению якобы единственного в своем роде товара, и эту сомнительную привилегию потребитель оплачивает за счет своего бюджета.
Теория монополистической конкуренции изобилует неприятными положениями. У Чемберлина проблема структурной жесткости решена путем предположения о свободе доступа в отрасль; рост цен и падение производства не предполагают наличия регулирующих факторов (в противовес анализу Джоан Робинсон); реклама в конечном итоге благотворна; условия монопсонии никоим образом не означают эксплуатацию факторов производства. В последнем случае Чемберлин указывает на различие между стоимостью предельного продукта и предельного дохода продукта, как и на то, что при любой степени монопсонии выплаты факторам будут ниже стоимости их предельного продукта. Очевидно, что монопсонист заинтересован только в предельном доходе продукта 128. Но если Джоан Робинсон рассматривает подобные ситуации как эксплуатацию, Чемберлин не согласен с этим, поскольку в случае равновесия необходима лишь минимальная прибыль, чтобы побудить предпринимателя к оказанию услуг. Фактор производит больше, чем получает, но в соответствии с законом предельной производительности продукт полностью исчерпывается. Чемберлин утверждает далее, что там, где возникают преимущества монополии, регулирование цен должно осуществляться в пользу потребителя, но не в интересах факторов производства и в особенности рабочей силы 129. Это положение явно основано на недоразумении. Более того, впоследствии Чемберлин выдвинул миф о могущественном труде, согласно которому налицо ужасная перспектива засилья профсоюзов. Он высказал ничем не обоснованную мысль, что труд оплачивается слишком высоко по сравнению с другими факторами. Без малейшего колебания Чемберлин сделал obiter dicta бессодержательное замечание в адрес рабочих, но, как это ни удивительно, в своей общей теории обошел монополистическое влияние. По Чемберлину, на рынке товаров монополия является лишь одним из правил капиталистической игры, тогда как на рынке факторов производства, например на рынке рабочей силы, она прямо-таки отвратительна. Такая двойная мерка в оценке монополии едва ли способствует изучению столь сложной и специфической проблемы, как трудовые отношения и профсоюзное движение.
Как говорит Овертон Тэйлор, Чемберлин считает, что в его теории содержится лишь более детальная и реалистичная трактовка рыночного поведения 130. Не нужны никакие реформы или улучшения. Но, как однажды заметила Джоан Робинсон, "каждая значительная экономическая доктрина содержит политические оценки" 131, а монополистическая и несовершенная конкуренция, - безусловно, серьезные проблемы. Однако Чемберлин настолько стремится сделать свою теорию научной, что избегает делать даже самые очевидные политические выводы. В то время как Джоан Робинсон явно пытается сформулировать выводы, вытекающие из существования монополий, Чемберлин в своей чистой теории неизменно обходит острые социальные вопросы 132. Его никоим образом нельзя обвинить в рикардианском грехе.
Прежде чем перейти к последним откликам на теории неконкурентных рынков, целесообразно вкратце рассмотреть труды Генриха фон Штаккельберга (1905-1946), важный вклад которого в эту теорию общепризнан. Штаккельберг преподавал в Берлинском университете, темой его докторской диссертации была чистая теория издержек, а в 1934 г. он опубликовал свой основной труд "Marktform und Gleichgewicht" , в котором исследуется проблема олигополии и дуополии 133. В 1943 г. Штаккельберг переехал в Мадрид, где написал работу "Grundlagen der theoretischen Volkswirt-schaftslehre" , переведенную в 1952 г. на английский язык под названием "Теория рыночной экономики" 134. Основные интересы Штаккельберга были сосредоточены на формах рынка, однако он писал также о таких вопросах, как теория международной торговли 135. Его мировоззрение сложилось под влиянием Вальраса, Парето и неоавстрийской школы, хотя истинность этих теорий в 20-х годах текущего столетия в Германии все еще бралась под сомнение. Штаккельберг смело выступил в защиту математических методов, утверждая, что они делают экономические идеи более точными и обязывают теоретиков к самодисциплине 136.
Методика Штаккельберга совершенно аналогична описанной выше: в условиях чистой конкуренции равновесие устанавливается в точке пересечения кривых предложения и спроса; запаздывание объясняется паутинообразными колебаниями вокруг точки равновесия. Для монополии предпосылка о независимости цен была им отвергнута, поскольку для того, чтобы найти точку, соответствующую максимальному чистому доходу, следовало использовать "параметры действия". Отличие предельной выручки от средней выручки определяется путем деления цены на эластичность спроса; это отношение характеризует монопольную цену 137. Такие условия указывают на то, что при монополии цены выше, а выпуск меньше, чем на конкурентном рынке. При монопсонии факторам производства не выплачивается полная стоимость их предельного продукта, и в экономике с крупными рыночными единицами могут возникнуть серьезные противоречия. Из указанного положения Штаккельберг вывел заключение, что на монопольных рынках социальное равновесие и общественное спокойствие недостижимы. В силу этого, по его мнению, необходимо вмешательство государства. Такая доктрина была весьма удобна для нацистского режима, с которым солидаризировался Штаккельберг 138.
Олигополию он считал неустойчивой формой рынка, где определенные функции реакции отображают политику максимизации прибыли в виде переменных величин, зависящих от поведения конкурентов на рынке. В своем анализе Штаккельберг использует кривые безразличия, связывающие переменные, которые характеризуют поведение данной фирмы и ее конкурентов и ведут скорее к кривым прибыли, а не к кривым выручки и издержек. Штаккельберг разработал различные схемы реакции, которые заставляют предполагать возможность существенных нарушений равновесия. Например, при существовании двух или нескольких больших фирм наблюдается стремление к ведущему положению на рынке. Некоторые же фирмы предпочитают оставаться в положении ведомых, как это имеет место, когда продавец товара приспосабливает свою цену и политику максимизации прибыли к поведению конкурента. Предположив характер реакции конкурента, та или иная фирма может затем следовать выработанной ею политике, как если бы она занимала ведущее положение. Если оба "ведущих" конкурента ошибутся, положение на рынке может привести к равновесию "ведомых". Если же оба конкурента захотят остаться лидерами, равновесие нарушится и борьба будет продолжаться длительное время 139. Таким образом, борьба за лидерство может привести к любому из большого числа возможных результатов.
Задача Штаккельберга состояла в определении природы форм рынка при отсутствии сговора. Однако исключение открытых соглашений между продавцами товаров носит скорее механический характер и не учитывает некоторые важные возможности 140. Да и элемент лидерства, центральный в анализе Штаккельберга, не исключает в обязательном порядке сговор. Напротив, в целях осуществления совместной политики максимизации прибыли могут иметь место все виды квазисоглашений. Подобное положение способно обеспечить устойчивость рынка даже при отсутствии явления лидерства. Достоинство формулировки Штаккельберга тем не менее состоит в том, что она подчеркивает элементы стратегии в поведении фирм и содержит некоторые черты теории игр. Эти соображения, на которые обратил внимание Баули 141, позднее были более тщательно исследованы Рагнаром Фришем 142, который писал: "Всякое исследование полиполистических ситуаций прежде всего должно учитывать значительное многообразие могущих быть использованными видов стратегии". Виды рынков, описываемые Фришем в категориях параметрического действия, адаптации и переговоров, достаточно легко сравнить со структурой рынка типа лидер - последователь у Штаккельберга. В силу этого нельзя согласиться с критическими замечаниями Триффина, поскольку обман и стратегический нажим могут лежать в основе проводимой фирмой политики 143.
Сходные концепции используются Штаккельбергом при рассмотрении несовершенной конкуренции 144 с присущей ей рекламой, организацией торговли и тому подобными явлениями, означающими новые параметры действия. По мнению Штаккельберга, несовершенный рынок просто содержит большое число индивидуальных рынков, что напоминает олигополию. Он не находится в равновесии, так как индивидуальные частные рынки, из которых он состоит, сами неустойчивы 145. Таким образом, Штаккельберг сделал больший акцент на взаимозависимости фирм, чем Робинсон и Чемберлин. В центре его системы оставались свойства олигополии, в силу чего анализ отошел от дуополии к олигополии и неполной конкуренции с взаимозависимостью, что привело к довольно неопределенным окончательным выводам. Равновесие в трактовке Робинсон и Чемберлина было отвергнуто.
Несмотря на то что описанные выше модели неконкурентных рынков несколько приблизили экономическую теорию к реальным ситуациям, они все еще оставались статическими. Поскольку в них отсутствовал подлинно динамический анализ, все они зачастую игнорировали сдвиги в предложении. Не учитывались изменения в активах, например запасах, наряду с такими факторами, как тайные соглашения между фирмами, внешне выступавшими в качестве конкурентов. Описанные в моделях институты предполагались неизменными, а их члены - действующими абсолютно рационально. Правда, рыночные условия характеризовались большим разнообразием, а дифференциация продукта, изменения эластичности и внеценовая конкуренция обеспечивали более жизнеспособную и многообещающую теоретическую структуру. Тем не менее в ней были обнаружены пробелы, когда выяснилось, что для завершения анализа, как в случае реакции спроса на издержки сбыта, необходимо учитывать институциональные факторы. Не случайно поэтому были предприняты меры для ликвидации этих пробелов. Однако указанные меры оказались неубедительными, по крайней мере с точки зрения самих этих теорий 146. Далее, не всегда было ясно, отражает ли кривая спроса ожидаемые или реальные ситуации на рынке: это отличие немаловажно, поскольку разный подход может привести к различным результатам 147. Высказываемое иногда предположение о том, что рынок сам может устранить любые противоречия между ожидаемыми и действительными результатами, не вписывалось в теорию. Условия симметрии для групп привели Чемберлина весьма близко к модели отрасли у Маршалла: лишь концепции о цепной связи и степени взаимозаменяемости позволили ему избежать обвинения в том, что он внес слишком мало нового в теорию. Решение дилеммы, предложенное Робертом Триффином, состояло в попытке рассмотреть только фирмы и товары, полностью исключая анализ групп. Тем не менее даже он пришел к необходимости классификации определенных рыночных ситуаций 148. Основной вклад Триффина в решение проблемы заключается в попытке выработать общие условия равновесия путем использования показателей перекрестной эластичности, с помощью которых предположительно выражается изменение объема продаж фирмы, вызываемое изменением цен на товары конкурента. Однако это довольно сложное понятие, ибо в системе общего равновесия величина показателя перекрестной эластичности зависит не только от действий конкурента, но и от других фирм. Даже если были бы определены показатели перекрестной эластичности для всех фирм, модель Триффина оказалась бы немногим больше, чем формальным описанием структуры рынка; она не содержит информации, необходимой для достаточно точной характеристики поведения на рынке. Тем не менее экономисты положительно встретили основной вывод Триффина о том, что в реальных условиях имеется большее число рыночных форм, чем это предполагала теория. Отныне можно было говорить об умеренной концентрации олигополий со свободным доступом на рынок или без него, с дифференциацией продукта или без нее, а также о высокой степени концентрации олигополий при подобных же перекрестных классификациях 149. Типы рынков, которые можно изучать опытным путем, оказались более сложными, чем вначале полагала теория.
Логично было предположить, что, несмотря на указанные недостатки описанных выше моделей, все экономисты-теоретики будут приветствовать появление столь мощного инструмента анализа. Однако дело обстояло иначе. "Неотрадиционалисты", сгруппировавшиеся в Чикагском университете и соответственно названные Чемберлином "чикагской школой", стали подвергать неконкурентные теории острым нападкам 150. Начиная с Франка Найта, заявившего, что подлинная экономическая теория может иметь дело только с конкурентной экономикой, последующие традиционалисты отвергают любой анализ, исходивший из того, что модели laissez faire недостаточны. Теория монополистической конкуренции, утверждают они, лишена системы, а если и существует несовершенство рынка, оно может быть отнесено за счет неведения потребителей. Они охотно подхватили явное противоречие между дифференциацией продукта и допущением о единообразии 151. Чемберлин возразил, что понятие симметрии является лишь предварительным аналитическим приемом, который не может считаться обязательным, и что даже при замене допущения о единообразии на представительную фирму могут быть обнаружены монополистические элементы 152. Любопытная черта нападок представителей чикагской школы состоит в решительной защите ими своей собственной разновидности теории конкуренции, хотя настоящих попыток проверить неконкурентную теорию эмпирическим путем и не было сделана. Возможно, пудинг был бы вкуснее во время еды.
Все же остается фактом, что теория неконкурентного рынка представляет собой одно из немногих подлинных достижений текущего столетия. Тем, кто предпочитает решать теоретические проблемы, целесообразно работать над улучшением ее концепций, нежели искать возврата к простоте свободной конкуренции. Ибо в конечном счете мир монополий - это факт, и экономист, стремящийся к содержательной теоретической системе, не может придумать ничего лучшего, чем исследовать этот мир. Идея о предустановленной гармонии в обществе бесполезна. Связь между структурой монополистической экономики и процессами накопления и экономического роста - вот проблемы, требующие дальнейшего исследования. Тем не менее эти настоятельные вопросы еще не привлекли такого же внимания, как отыскание изящного математического решения задачи ценообразования и доходности факторов производства. Такой образ мыслей повлиял, по-видимому, и на теоретиков неконкурентного рынка. В действительности Чемберлин не пошел дальше своей первоначальной теории, а литература изобилует детальными исследованиями точек равновесия. Дифференциация продукта и контроль качества не являются исторически новыми явлениями, они встречаются в средневековых гильдиях 153. В настоящее время представляются необходимыми исследования эмпирического характера в целях разработки своего рода "параметров поведения", необходимых для макроэкономической теории монополий. Следовало бы также поставить вопрос о применении описанных моделей к сфере обслуживания. Возможно, необходимо пойти дальше математических методов, чтобы вскрыть природу этой проблемы 154.
Несмотря на нежелание включить в теоретические модели внерыночные факторы, их влиянием нельзя было пренебречь. Как показали работы Джоан Робинсон, такое включение возможно. Если для достижения этой цели нужны иные теоретические методы, они должны быть разработаны, в противном случае не представляется возможным объяснить принуждение, насилие, стратегию и иррациональность 155. Политическая атмосфера, основные движущие мотивы и цели общества слишком сложны, чтобы сводить их к математическим уравнениям и предельным кривым. Задача всестороннего анализа изменяющейся экономики может заставить современного теоретика обратиться к детальному рассмотрению общественных институтов вопреки его желанию.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100