economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Николас Калдор

Николас Калдор
(1908-1986)
Nicholas Kaldor
 
Источник: "The new Palgrave a Dictionary of Economics". Ed. by J. Eatwell, M. Milgate, P. Newman. Перевод А. С. Скоробогатова.
Николас Калдор (1908-1986)
Николас Калдор родился в Будапеште. С 1927 по 1947 гг. он учился и преподавал в Лондонской школе экономики. Затем, после двух лет работы в Экономической комиссии ООН для стран Европы в Женеве, он переезжает в Кембридж, где устраивается в Кингс Колледж, а в 1966 г. становится профессором экономики. В 1974 г. он входит в состав английской аристократии, получив титул барона Ньюнхэма.
Калдор всегда был страстно увлечен практическими проблемами экономической политики. Как (решительно несогласный с мнением подавляющего большинства) член Британской королевской комиссии в начале 1950-х годов он приобрел всемирную славу в связи со своими взглядами в области налогообложения. Однако он также постоянно затрагивал и текущие экономические проблемы в своих книгах, журнальных статьях и газетных заметках, в лекциях и публичных выступлениях, а также в личных контактах. В 1964-68 и 1974-76 гг. он был уполномоченным советником британского канцлера казначейства, а также консультировал правительства многих других стран и руководителей различных международных организаций. Будучи сторонником рыночной экономики, основанной на частной собственности, он, тем не менее, постоянно выступал в защиту государственного вмешательства в экономику с целью придания капиталистической системе большей эффективности и справедливости и часто предлагал многие политические меры и инструменты, направленные на достижение этой цели.
И все же главным средоточием интеллектуальных интересов Калдора и основной причиной его славы как экономиста всегда была теория, т. е. реалистичное аналитическое описание того, как функционируют экономики. Пользуясь логикой, воображением и любознательностью, он, тем не менее, стал ярым приверженцем и проповедником индуктивного метода, по которому теория, чтобы быть продуктивной, должна основываться на прямом наблюдении реальности (и постоянно проверяться на соответствие ей). Его работа, связанная с решением практических задач как повлияла на его теоретические исследования, так и сама определялась ими. Он всегда был восприимчивым потребителем статистических данных и эмпирических исследований других экономистов.

Охват исследований и эволюция экономических идей Калдора.
Охват тем, в которых Калдору удалось сделать научный вклад, огромен. В то же время, во многих областях его взгляды изменялись с течением времени, иногда постепенно эволюционируя, а иногда так, что это выражалось в отказе от одних идей и принятии противоположных. Его восьмитомные Collected Economic Essays с разъяснительными ретроспективными введениями, дают обильную информацию о масштабе и хронологическом прогрессе его теоретизирования, важные аспекты которого теряются в его многочисленных очерках явно нетеоретического характера.
В 1930-х годах, вместе с Хиксом, Хайеком, Роббинсом и Скитовски из числа своих друзей и коллег Калдор сделал вклад в нескольких областях общепринятого неоклассического направления экономической теории. Существовавшее в неявном виде соображение он сформулировал как теорему о паутине, в экономику благосостояния ввел идею компенсационных тестов и прояснил взаимосвязь между тарифами и условиями торговли. Также он принял участие в жаркой полемике того времени, связанной с теорией капитала, выступив в защиту австрийской точки зрения против критики Найта (хотя позднее он стал соглашаться с тем, что понятие окольности не может решить проблемы измерения капитала в однородных единицах, и, в конечном счете, он отверг саму идею интерпретации нормы прибыли или процента как предельного продукта капитала).
Однако значительная часть его теоретических исследований в течение этого периода вращалась вокруг фирмы и несовершенной конкуренции. Подобно другим, слабым звеном конкурентной теории он считал кривую предложения, утверждая, что убывающая отдача от масштаба не дает достаточного объяснения размера фирмы, и что поэтому совершенная конкуренция несовместима с равновесием. Соответственно, он относился с одобрением к тому акценту, который Джоан Робинсон и Чемберлин делали на ограничениях на размер фирмы при несовершенной конкуренции со стороны спроса, особенно восхищаясь тем, как Чемберлин согласовал несовершенную конкуренцию со свободным входом. Однако, в то же самое время, он критиковал их за принятое ими допущение, что фирмы на несовершенно конкурентных рынках, как правило, сталкиваются с классической формой кривой спроса. Гораздо более общим случаем, по мнению Калдора, является то, что такие фирмы должны напрямую учитывать реакцию относительно небольшой группы конкурентов на их решения об установлении цены и выпуска.
Хотя Калдор никогда не упускал из виду важность микроэкономических основ, публикация General Theory Кейнса, в чрезвычайной степени, стимулировала его интерес к макроэкономике и сделала его жестким критиком общепринятой неоклассической теории. Первыми плодами этого изменения в нем были два очерка, находящиеся в тесной связи с теоретизированием самого Кейнса. Один из них посвящен спекуляции и экономической стабильности, и, в частности, речь в нем идет о взаимосвязях между изменениями потоков спроса и предложения и изменениями в спекулятивных запасах и взаимосвязях между стабильностью цен и стабильностью доходов. Среди всего прочего, в этом очерке утверждается, что долгосрочная ставка процента не может быть скорректирована в той степени, которая позволила бы уравнять текущие сбережения и инвестиции, поскольку она ограничена нормальной процентной ставкой, складывающейся на рынке облигаций, которая представляет ожидаемое в будущем среднее из краткосрочных ставок (сами они определяются преобладающим в экономике соотношением между трансакционным спросом на деньги и предложением денег). Второй очерк, - также аналитическая статья, хотя и оказавшее меньшее влияние, - посвящен собственной норме процента.
Затем ему удалось сделать выдающийся вклад в теорию торгового цикла. Калдор критиковал простые модели мультипликатора-акселератора за то, что они были либо нереалистично стабильными, либо нереалистично нестабильными. Он утверждал, что убедительная теория чисто эндогенного цикла должна была бы быть основана на нелинейностях в инвестиционной функции, но также высказывал мнение, что циклы, имеющие место в реальности, не являются чисто эндогенными. В частности, он предполагал, что предпринимательский динамизм мог бы вызвать кумулятивный подъем инвестиций, который бы периодически разбивался об экзогенные барьеры, такие как полная занятость или узкие места в предложении капитальных благ. Этот подход и, может быть, также устойчивое экономическое процветание, имевшее место в 1950-х годах, постепенно привели к ослаблению у него интереса к циклам как таковым и заставили уделять больше внимания долгосрочному экономическому росту.
Первый этап его исследований роста, продолжавшийся до середины 1960-х годов, имел своим результатом серию формальных статических моделей. Хотя модели Калдора и похожи в некоторых отношениях на другие такие модели, включая допущение о преобладании полной занятости и о том, что долгосрочный рост выпуска определяется предложением, а не спросом, они обладают двумя особенностями. Одной из них является оригинальная теория распределения, в которой доля прибыли в национальном доходе определяется долей инвестиций, которая, в свою очередь, зависит от отношения совокупного капитала к общему объему выпуска и от совокупного темпа роста (являющегося независимой переменной). Другой способ выразить суть этой теории состоит в том, чтобы сказать, что норма совокупной прибыли на капитал определяется совокупным темпом роста, что представляет собой подход, позднее развитый Пазинетти и самим Калдором в последующей неопазинеттианской теореме.
Причина такой связи между прибылью и инвестициями заключается в том, что доля сберегаемой прибыли (предпринимателей, а не рантье) гораздо выше, чем доля сберегаемой заработной платы. В результате через корректировку доли прибыли в национальном доходе экономика может достичь той нормы сбережений, которая необходима для поддержания любого заданного темпа роста. Это Калдор рассматривал как обобщение кейнсианского принципа применительно к длительному периоду, согласно которому инвестиции определяют сбережения, а не наоборот. Он противопоставлял его неоклассическому принципу о том, что "доступность капитала" ограничивает рост и определяет норму прибыли.
Другой отличительной чертой калдоровских формальных моделей роста является его функция технического прогресса. Он отвергал неоклассическое понятие производственной функции, изменения которой во времени происходят в результате автономного технического прогресса, а, на самом деле, и саму идею о том, что прирост производительности благодаря накоплению капитала отличается от прироста той же величины благодаря техническому прогрессу. Вместо этого он утверждал, что знание, необходимое для увеличения производительности, приобретается в процессе обучения, который неотделим от инвестиционного процесса и что поэтому темпы прикладного технического прогресса зависят от темпов инвестиций (которые, в свою очередь, зависят от предпринимательских ожиданий рентабельности и риска). Этот принцип, в конечном счете, был формализован в оригинальной и ставшей классической модели, развитой им вместе с Миррлисом, в виде взаимосвязи между темпом изменений валовых инвестиций на одного рабочего и темпом роста производительности труда на вновь установленном оборудовании.
Однако в течение 1960-х годов эмпирические исследования и личный практический опыт привели Калдора к глубокому разочарованию в формальных макроэкономических моделях роста. Неадекватными представлялись их микроэкономические основы. Они были чрезмерно агрегированы и не фиксировали особенности различных секторов экономики (и ключевые взаимосвязи между ними). Принятые в них допущения полной занятости и предложения как единственного фактора, определяющего рост, казались все менее правдоподобными. И они не позволяли ухватить международные экономические взаимосвязи и пространственные направления развития.
Эта неудовлетворенность породила вторую главную фазу работы Калдора по изучению роста, в которой несколько фундаментально новых идей вытеснило или смодифицировало некоторые, хотя и никак не все, принципы первой фазы, и в которой имело место возвращение к некоторым более ранним теоретическим представлениям. Эта работа, однако, не имела своим результатом создание формальных моделей. Калдор также никогда не предпринимал попытки написать исчерпывающий теоретический трактат, показывающий то, как сочетаются его идеи по различным предметам, и как новые идеи по конкретным направлениям влияют на его подход к исследованиям в других областях.
Так можно кратко охарактеризовать эволюцию научных взглядов Калдора.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100