economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Фридрих Лист

Фридрих Лист
(1789-1846)
Friedrich List
 
Использованные источники: Гильбо Е. В. Фридрих Лист, который опять современен. http://www.opec.ru/article_doc.asp?d_no=29926
Фридрих Лист
Friedrich List
1789-1846
Лист родился в маленьком Вюртембергском городке Ройтлингене в семье кожевника. Его отец был зажиточным человеком, а в Германии уже научились ценить людей, способных составить состояние честным трудом. Фридрих, правда, не проявил интереса к уважаемому занятию своего отца и с 17 лет пошел на государственную службу. За десять лет он дослужился до чина рехнунгсрата в Штутгарте, параллельно за полтора года пройдя курс права в Тюбингене.
В 1817 г., когда Листу было 28 лет, в его карьере произошел поворот. Он стал профессором кафедры практики государственного управления в Штутгарте. Для Листа вовсе не случайным было занятие именно такой кафедры. Не экономическая наука или право сами по себе интересовали молодого политика. В то глухое время чиновничья карьера в маленьком королевстве, даже столь блестящая, как у Листа, была слишком тесна для его натуры. Для истинных реформ время не наступило, хотя все говорили только о них. В качестве реформаторов подвизались люди малограмотные. Блеск и широта мышления Листа не могли найти выхода, становились поводом для неприязни к нему начальников и коллег.
Университет показался Листу прибежищем от духоты Штутгарта. Он приехал сюда с целью осмыслить происходящее в Германии, подготовить новое поколение государственных деятелей, дать им широту понимания проблем и остроту управленческой мысли. Однако в университете он сталкивается с тем же самым. Бездарные профессора воспылали к нему ненавистью и стали писать доносы, обвинять в 'опасных политических тенденциях'. Он никому не сделал зла, никого не оттирал, не участвовал в интригах. Но каждая из его блестящих лекций оттеняла бездарность, скучность и бессмысленность существования провинциальных ученых. Масштаб личности Листа не вписывался в узкие рамки университетов страны. В 1819 г. Лист оказывается во главе общегерманского Торгово-промышленного союза - главного борца за экономические реформы в Германии, за преодоление ее раздробленности, для начала - за единое экономическое пространство.
Родной Ройтлинген избирает Листа в парламент королевства. Но в Вюртемберге, как и нынче в России для кандидатов в президенты, действовали возрастные ограничения для депутатов. Листу еще не было 30 лет, и мандат аннулировали. Впрочем, граждане Ройтлингена подождали полгода, и снова избрали его. Травля Листа со стороны чиновничества приобрела небывалую интенсивность. Его изгоняли из страны, сажали в тюрьму, лишали депутатского мандата и, в конце концов, вынудили эмигрировать в США. Сделав там карьеру предпринимателя и публициста, Лист разработал для США программу национальной экономической политики, наметив вчерне тот путь, который через полвека сделал эту страну промышленным лидером мира. В 1832 г. Лист вернулся в Европу в качестве американского гражданина, консула США в Лейпциге. Он начинает строительство первой в Германии железной дороги, занимается наукой и публицистикой, дружит с Генрихом Гейне. Но травля настигает его и здесь. Лист не нужен в Германии. Лист едет в Париж.
В Париже Лист пишет свою знаменитую книгу - 'Национальная система политической экономии'. Это была не теоретическая политэкономия вообще. Это была конкретная книга о германской экономике и путях ее подъема (см. Меркантилизм). Лист предлагал не абстрактные 'теоретически правильные' рецепты. Он предлагал конкретные меры. Не принадлежа ни к какой теоретической школе, он в то же время делает глубокую теоретическую проработку конкретных проблем и конкретных решений. Практически ориентированная книга Листа в то же время глубоко систематична. Но это не абстрактно-догматическая теоретическая системность Гегеля или Маркса. Лист критикует Смита, но не касается при этом понятийной структуры его учения. Он прямо говорит о практике, которой служит теория. У Листа нельзя найти многостраничных теоретических понятий, как у Маркса. Он вскользь касается чьего-то мнения только чтобы оттолкнуться от него и построить конкретное решение конкретной проблемы. Лист не критик по природе. Лист - творец. Это придает его речам и его сочинениям тот публицистический блеск, который отсутствует в сочинениях академических экономистов.
Спор между протекционизмом и свободой торговли в экономической науке не нов. Сторонники свободы торговли склонны утверждать, что их воззрения - истина в последней инстанции. Они утверждают, что протекционизм ведет к загниванию экономики, а свобода торговли - к ее процветанию. В действительности, этот вопрос имеет разные ответы в зависимости от конкретных обстоятельств. В одних условиях предпочтительнее свобода торговли, в других - защита национального производителя. Проповедь свободы торговли звучала в XIX в. также мощно, как и сегодня. Звучала она из Англии. И Смит, и Рикардо были ярыми ее защитниками. Математическому уму Рикардо принадлежит блестящее и безупречное доказательство преимуществ свободной торговли. В разных странах существуют разные пропорции между затратами на производство различных товаров. Допустим, затраты на производство компьютера в США эквивалентны затратам на производство 1 т нефти, а в России затратам на производство 3 т нефти. Тогда бросив все силы на нефтедобычу, Россия заработает втрое больше, нежели бросив на производство компьютеров. Таким образом, для экономики из двух товаров и двух стран каждой стране оказывается выгодней специализироваться на том товаре, относительные затраты на производство которого меньше относительных затрат на производство аналога в другой. При этом обе получают прибыль от внешнеторгового обмена. США при тех же затратах получат больше нефти, а Россия - больше компьютеров. Интересно, что абсолютная величина затрат тут не важна: пусть в России производство нефти обходится вдвое дороже, чем в США, а компьютеров - в шесть раз. Все равно России выгоднее продавать в США нефть, так как она выигрывает на относительных затратах, получая в обмен на добытую нефть втрое больше компьютеров, чем способна произвести сама. Для большего числа товаров и стран эта схема обобщается и усложняется, но неизменным остается главное открытие Рикардо: специализация позволяет каждой стране в условиях свободной торговли получать максимум того, что она может заработать при сложившейся экономической ситуации. Протекционизм же нарушает эти пропорции, и страны получают меньше, чем могли бы. Следовательно, свобода торговли - главное условие получения максимальной прибыли каждой страной. Вывод Рикардо безупречен. И сегодня он является главным и на первый взгляд неопровержимым аргументом фритредеров. Непонятно, с чем же здесь можно спорить?
И все же следует обратить внимание на одно обстоятельство. Рикардо доказывает, что свобода торговли выгодна всем при сложившихся экономических условиях. А условия эти таковы, что в Англии XIX в. технологический уровень промышленного производства выше, чем допустим в Германии или Франции. Этим последним оказывается выгодным специализироваться на производстве зерна и уничтожить свою промышленность. Продавая зерно, они получат в обмен на него из Англии больше промышленных продуктов, чем могут произвести сами. Прямая выгода. Но прямая выгода сегодня оборачивается консервацией отсталости и проигрышем завтра. Германия и Франция отставали во времена Листа от Англии лет на двадцать. В условиях свободы торговли они отстали бы навсегда. Лист первый вносит в экономическую науку идею, что любое экономическое решение должно рассматриваться не только с точки зрения сегодняшней эффективности, но и с точки зрения его длительных и косвенных последствий. Свобода торговли может законсервировать сложившееся положение вещей - индустриальное лидерство одних и отсталость других.
Лист смело выступил со своей концепцией протекционизма против юнкерства. Он доказывал, что только протекционизм позволит преодолеть отсталость Германии, догнать и перегнать Англию. Именно благодаря протекционизму совершила свой скачок в конце XIX - начале XXв. Германия. Именно благодаря протекционизму сделала свой индустриальный рывок 1893 - 1913 г. Россия. Именно благодаря протекционизму свершила свое экономическое чудо и обогнала в конце весь мир Япония.
'Как определяющее отличие предлагаемой мной системы я утверждаю национальность, - говорит Лист. - Все мое творение основывается на натуре нации как опосредствующего звена между личностью и человечеством'. Итак, Лист - 'экономический националист'. Сразу надо оговориться, что такой национализм сильно отличается оттого, что имеют в виду под этим термином сегодня. Под нацией Лист подразумевает совокупность всех хозяйствующих субъектов, населяющих страну. Экономический национализм Листа объединяет нацию общими экономическими интересами, стирая надуманные биологические и культурные разделители. Для страны догоняющего развития экономический национализм - неизбежность.
Итак, Лист спорит не по существу теории Смита, а указывает на ограничения области ее применимости. Свобода торговли, минимум государственного вмешательства в экономику, монетарное регулирование - все это хорошо для уже вырвавшихся вперед. Лист, в противовес Рикардо создает свою теорию внешней торговли, которую он называет теорией 'производительных сил' в противовес 'теории меновых стоимостей'. Производительные силы в его понимании - все источники богатства нации. Государство должно заботиться об их развитии, а не о сиюминутной выгоде. В перспективе крайне выгодно развивать те отрасли, где сегодня издержки пока еще выше, чем за границей. 'Эту потерю должно воспринимать лишь как цену за промышленное воспитание нации'. Если в результате экономической политики собственного правительства страна начинает специализироваться на экспорте топлива и сырья - значит, политика эта ведет к вечной отсталости и нищете.
Лист - самый яркий идеолог передовых кругов Германии в эпоху ее 'догоняющего развития'. Он идеолог тех кругов, которые спустя полвека сделали Германию мировым технологическим лидером. И в то же время Лист вызывает яростную ненависть. Он вызывал ее у всех реакционеров Германии, у всех экспортеров сырья и хлеба, заинтересованных в сохранении отсталости как главном условии сохранения своего господства в стране.
Травля Фридриха Листа продолжалась всю его яркую жизнь. В 1846 г. он свел счеты с жизнью, не выдержав бесконечных нападок бездарей, реакционеров, истинных врагов его нации и его страны. Германия пошла, в конце концов, по предначертанному им пути. Да и США, давшие ему второе гражданство, не пренебрегли его советами. Его наследие стало основой для экономических учений периода подъема Германии, для немецкой исторической школы.
Переведенные работы:
  1. Лист Ф. Национальная система политической экономии. СПб.: А . Э. Мертенс, 1891.
  2. Взгляд Ф. Листа на систему политической экономии (извлечение из его же сочинения 'Национальная система политической экономии'). М.: Унив. тип., 1856.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100