economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Джордж Шэкл

Джордж Шэкл
(1903-1992)
George L.S. Shackle
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Дж. Л. С. Шэкл: расчеты на будущее, время и решения
За последние десятилетия экономическая теория обогатилась немногими подлинно новыми идеями. Приходится в этой связи вспомнить Стивена Ликока, который на вопрос коллеги по университету Макгилла, почему он предпочитает юмор экономике, ответил: "Когда я натолкнусь на новую идею, я напишу об этом". Среди наиболее интересных достижений последнего времени надо отметить теорию расчетов на будущее (expectations), разработанную Дж. Л. С. Шэклом (род. 1903), профессором Ливерпульского университета. Суть этой теории состоит в том, что она пытается охарактеризовать и исследовать психологическое состояние, в котором пребывает предприниматель, рассматривающий свои предстоящие действия. В своей теории Шэкл исследовал совершенно новые области и, несомненно, открыл новые просторы для экономического анализа. Кроме того, он превосходный стилист, пишет он необычайно легко и понятно, что делает даже математические разделы его работ приятными для чтения.
Шэкл учился в Лондонском и Оксфордском университетах, а во время войны работал помощником Уинстона Черчилля по вопросам статистики. В Ливерпуле он работает с 1941 г. В 1938 г. вышла его книга "Расчеты на будущее, инвестиции и доход", за которой в 1949 г. последовала выдающаяся работа "Роль расчетов на будущее в экономике". Но может быть, лучшим введением в систему идей Шэкла служит небольшой томик "Время в экономике", в котором собраны его лекции, читанные в Институте социальных исследований в Голландии в 1957 г. Удачно дополняет его отличный сборник статей и очерков "Неопределенность как экономическая категория", вышедший в 1955 г. Два симпозиума на тему "Неопределенность и экономические решения" (1954 г.) и специальный выпуск журнала "Метроэкономика" (апрель - август 1959 г.) свидетельствуют о большом интересе, который вызвал новый подход.
В системе Шэкла центральное место занимает понятие времени. Каждый момент времени, пишет он, есть уникальное событие, и человеческие существа рассматривают только текущий момент как центр чувственного опыта 379. Текущий момент, при всей его эфемерности и изолированности, неповторимо индивидуален, и его надо выделить из той исторической последовательности, в которой человек накопил опыт, взаимодействуя с внешним миром. В каждый настоящий момент оценка будущих событий существует только в воображении индивидуума. Но, исходя из этой оценки, можно построить цепь воображаемых событий, с которыми связываются определенные следствия и даже даты. Такова суть теории расчетов на будущее 380. Прошлые события, говорит Шэкл, могут оказывать влияние лишь постольку, поскольку они существуют в памяти в настоящее время. Далее, добавляет он, поскольку уникальность каждого момента заставляет усомниться в том, действительно ли возможны сравнения событий, имевших место в различное время, старой теорией полезности можно пренебречь, так как она не вполне подходит для целей исследования. Столь точное определение элемента времени позволило Шэклу выработать новую концепцию экономического поведения.
Уникальность каждого момента привносит в расчеты на будущее элемент неопределенности. Конечно, можно задать вопрос, как это сделали шведские экономисты, соответствуют ли расчеты на будущее чувствам, вызываемым памятью. Далее, как приятные, так и неприятные ожидания могут связываться с определенными календарными датами, и когда решение в настоящем принято, может быть переброшен мост между текущим моментом и намеченной в будущем датой. Этот анализ, говорит Шэкл, делает излишней постановку вопроса о рациональности или иррациональности. Действие есть просто действие, ибо кто может сказать, что сделанный выбор был ошибочным? Обычное мнение, будто неприятные последствия указывают на ошибку или иррациональное поведение, не может быть принято во внимание, говорит он, ибо если продуманное решение включало бы как положительный, так и отрицательный исход, то результат нельзя было бы приписать ошибочному поведению. Неудачное решение просто отражает один аспект расчетов на будущее, основанных на данном наборе альтернатив.
Если бы уверенность в результатах была свойством человеческой деятельности, говорит Шэкл, то принятие решений было бы просто делом нахождения формальных решений для формальных задач. Категория неопределенности вводится потому, что предприниматель использует свою способность воображения, и именно эти акты вдохновения, повторяющиеся с течением времени, придают экономической науке ее динамическое качество. Но поскольку никто не обладает знанием будущего, экономическая наука не может предписывать образ действий. Динамическая теория, настаивает Шэкл, должна быть в основном построена на интроспекции и воображении, и нет причин, почему бы самопознание, достигаемое посредством знания текущего момента, не могло быть научным 381. Однако аргументы Шэкла трудно принять, ибо, если дело обстояло бы так, как он утверждает, невозможно было бы выработать общественные критерии человеческих поступков. Эта концепция сродни теории познания Хайека, и, как и у австрийца, она обесценивается тем, что в ней отсутствует какой-либо принцип ассоциативности (connectability) между индивидуумами. Самопознание часто обманчиво, и это в сильнейшей мере способствует неуверенности. Шэкл отрицает общественную динамику по механическим мотивам, согласно которым чувство времени приобретается посредством внешнего наблюдения событий, а этот довод представляется не слишком веским. На самом деле общественная динамика может основываться на коллективном опыте и обмене знанием, без чего трудно себе представить упорядоченную социальную и экономическую систему. Конечно, этот последний взгляд исходит из идеи взаимосвязи между человеческими существами, чего как раз недостает подходу Шэкла. В сущности, по поводу его теории, как бы внешне привлекательна она ни была, можно сказать, что она раскрывает лишь формальные свойства процесса принятия решений, абстрагируясь от всех тех факторов общественного характера, которые на него влияют.
Чувство времени, приобретаемое посредством внешнего наблюдения событий, едва ли может быть охарактеризовано как механическое. Более того, именно способность делать такие наблюдения позволяет человеку устанавливать отношения причины и следствия, особенно если представить весь процесс развития как процесс генетических изменений и роста. В сущности, Шэкла можно упрекнуть в том, что он спутал два уровня анализа: можно принять для аналитических целей атомистическое самопознание, имеющее место в текущий момент времени, не обязательно отвергая при этом важность и полезность общественной, наблюдаемой извне реальности. Как заметил Кеннет Боулдинг, мы можем функционировать в условиях объективной реальности потому, что имеем определенный образ, отражающий эту реальность, и от этого зависит наше поведение 382. Образы или представления имеют своим источником внешнюю реальность; именно эту центральную идею, лежащую на совсем ином уровне анализа, просмотрел Шэкл. Информация постоянно поступает к индивидууму, воздействуя и на его представления и на его расчеты на будущее, и не будет преувеличением сказать, что объективная реальность познаваема. Если выразиться проще, именно к этому стремятся предприниматели посредством изучения отчетов о состоянии посевов, конъюнктуры рынков и склонностей потребителей. Предпринимателю незачем быть электронно-вычислительной машиной, но даже теперь эти пугающие своей сложностью приборы могут немало сообщить ему о той среде, в которой он действует.
Многое в аргументации Шэкла связано с проблемой свободы воли в том смысле, что предприниматель свободен принимать любое решение, какое он пожелает. Нет смысла здесь вступать в эту дискуссию, имеющую почтенный возраст, но не лишне заметить, что свободная воля обычно функционирует в определенной среде, а полная свобода, как однажды сказал Маркс, есть признание ее границ. Антиципация может играть роль искры при принятии решения, но нельзя отрицать, что существует важная связь между средой и формированием самих антиципации. Следствия последних всегда подтверждаются или отвергаются средой; но в системе Шэкла такие формы взаимодействия выступают просто как данные (as mere data). Текущий момент может быть лишь исходным пунктом теории расчетов на будущее, но анализ в действительности оказывается еще более сложным, чем у Шэкла 383. Например, время, несомненно, имеет свойство протяженности (texture of duration); но определение его как накопленной интенсивности (accumulated intensity) не только расплывчато, но и совершенно не придает текущему моменту того ощущения насыщенности (density), которое предполагает протяженность времени. Шэкл также отказывается принять то положение, что антиципации отдаленных событий необходимо должны быть менее интенсивны, чем антиципации близких событий. Согласно его утверждению, возможно представить себе, что отдаленные события возбуждают в условиях текущего момента более интенсивные ощущения. Кумуляция во времени полезна лишь постольку, поскольку она влияет на ощущения данного момента 384.
Чтобы полностью расчистить путь для своей собственной теории, Шэкл должен был разделаться с идеей количественного измерения вероятности, которая, как он заявляет, в применении к расчетам на будущее заключает в себе серьезные логические трудности. При ортодоксальном подходе каждой возможности из данного набора придается числовое значение в виде дроби, так что сумма значений равна единице. Это предполагает единообразные условия в серии опытов, которые следует произвести для определения вероятности, а также, разумеется, возможность повторить эксперименты. Но многие эксперименты, говорит Шэкл, уникальны. Какова, спрашивает он, вероятность при одном бросании игральной кости? Вложения капитала, производимые раз и навсегда, представляют собой единственное в своем роде событие, результату которого не может быть дана количественная вероятностная характеристика 385. Правильнее, очевидно, было бы выразить результат в категориях возможности того или иного исхода. После того как действие осуществлено, говорит Шэкл, результатами могут быть либо успех, либо неудача, которые поддаются измерению с помощью приема, названного им "потенциальной неожиданностью" ("potential surprise"). Иначе говоря, он ищет меру, выражающую убеждение или веру человека, с тем чтобы дать равные права каждому из двух возможных противоположных исходов 386. Но поскольку такие меры будут независимы друг от друга, вероятность их нельзя считать равной 0,5 и сумма вероятностей не обязательно должна быть равна 1. Сделать так было бы ошибкой, аргументирует далее Шэкл, поскольку и после того, как стали известны результаты, нельзя сказать, правильным ли было распределение вероятностей. Неопределенность необходимо предполагает существование "... непреодолимого элемента неведения относительно исхода по сути дела изолированной акции" 387. С последним утверждением Шэкла снова возникают трудности. Изолированы ли акции предпринимателей? Есть ли социальное поведение простая сумма изолированных акций? Является ли числовая характеристика единственным подходом к вопросам статистической вероятности? Не предполагает ли вероятность известную меру степеней уверенности? Ведь числовая вероятность предполагает, по-видимому, лишь то, что такие степени веры должны быть совместимы. Можно с полным основанием усомниться, доказал ли Шэкл свой тезис.
Распределение вероятностей в случае ex ante * рассматривается Шэклом как фикция. Все, что может сделать теоретик, говорит он, - это описать состояние духа индивидуума в связи с возможным исходом единичной изолированной попытки. Следовательно, любые усилия сравнить достоверность распределения вероятностей для разных попыток бессмысленны 388. Численные значения вероятностей в данном расчете на будущее могут быть сведены к паре чисел, одно из которых представляет благоприятный исход, другое - неблагоприятный. Такие числа отображают подлинные психологические состояния, поскольку они измеряют шансы, вызывающие в настоящее время интенсивные ощущения. С ними нельзя производить какие-либо действия, в частности сложение; они выражают индивидуальные особенности жизненного опыта, на который человек опирается в своих расчетах на будущее. Предприниматели в действительности реагируют на единичные ситуации или в крайнем случае на небольшое число ситуаций. Неуверенность не элиминируется, так как именно она "...позволяет [предпринимателю] (и только неопределенность может позволить ему) представлять себе в качестве возможностей высшие степени воображаемого успеха" 389.
Следовательно, Шэкл стремится создать теорию, которая объясняла бы акты разума, порождающие определенные экономические действия и включающие в себя известные степени веры и сомнения. Такая теория явно должна сочетать в себе элементы логики, философии, психологии и экономики. Необходимость этого вытекает из данного им определения понятия расчетов на будущее. Теория исходит из того, что должны формулироваться гипотезы, которые могли бы быть определенным образом измерены, так что можно было бы установить степени веры в успех. Согласно этой теории человек в известном смысле видит вещи так, как ему хотелось бы, а затем воображает последствия своих будущих действий; эти последствия могут казаться ему либо крайне благоприятными, либо катастрофическими 390. Это гораздо интереснее для предпринимателя, чем действовать в условиях, когда исход ему известен. Конечно, не все результаты данного ряда инвестиционных возможностей будут для него в одинаковой мере неожиданными. Многие возможности будут таить в себе мало неожиданностей, и в этом случае можно полагать, что выгоды или потери будут невелики. Логично предположить, что предприниматель должен сосредоточить свое внимание на перспективных вариантах, обладающих высокой потенциальной неожиданностью; иначе говоря, его интерес привлекут в первую очередь лучшая и худшая гипотезы. В некоторой точке потенциальная неожиданность превысит соответствующее увеличение выгоды, и именно эта точка, говорит Шэкл, привлечет внимание предпринимателя.
Далее, в этой теории возникает необходимость описать скорее самостоятельные колебания переменных, чем их чистый эффект. Конечно, точка зрения предпринимателя будет меняться по мере приближения следующей календарной даты и для каждой даты будет складываться новая сумма условий. Решения будут основываться на максимальном удовлетворении, даваемом оценкой шансов. Каждая сумма условий уникальна, поскольку она может не возникнуть вновь с течением времени. Но при рассмотрении этой концепции немедленно встает вопрос относительно повторяющихся решений, которые часто имеют место в производстве. Эти решения не всегда носят привычный характер, но тем не менее требуют принятия обязательств, связывающих предпринимателя на короткое время. Возникает подозрение, что анализ Шэкла с его "раз и навсегда" не учитывает регулярно повторяющихся действии, которые в гораздо большей мере опираются на факторы прошлого, чем он допускает. Уникальность грозит превратиться в хаос и, очевидно, не допускает возникновения тенденций 391. С исчезновением из анализа социальных и политических мотивов индивидуум вновь становится автоматической счетной машиной классиков. Только теперь измеримой величиной становится не полезность, а неожиданность. Сомнительно, однако, что предприниматели действительно мыслят в категориях потенциальной неожиданности и что они всегда стремятся к удовольствию, связанному с наибольшей возможной выгодой. Теория игр, например, дает основание полагать, что они скорее стремятся к удовлетворительным результатам 392.
В теории Шэкла достоверность (certainty) означает высокую степень веры. Отсюда вытекает, что если ожидаемый результат не осуществляется, имеет место большая неожиданность. Значит, потенциальная неожиданность может рассматриваться как мера степени веры. Если принять тезис, что могут быть различные уровни потенциальной неожиданности, то можно сконструировать непрерывную переменную, пригодную для математической обработки. Непрерывная функция потенциальной неожиданности может быть записана как У==У {X), где У - степень потенциальной неожиданности. Итак, предприниматель, который превратился теперь в опытного математика, в состоянии измерять возможные удовлетворения. Опять-таки отрицание вероятности кажется преждевременным, поскольку функция Шэкла описывает только атомистическое поведение. Она ничего не может сказать о групповом или социальном поведении. Гибель какого-то одного самолета может быть абсолютной неизбежностью, но тем не менее самолет остается одним из самых безопасных видов общественного транспорта.
Итак, в центр теории поставлена идея о том, что внимание предпринимателя сосредоточено на гипотезе в отношении исхода рискованного предприятия. Тогда мыслимые исходы можно расположить в порядке возрастающей или убывающей желательности. Центральная часть ряда возможностей будет выражать, по-видимому, достоверность; следовательно, они покажутся неинтересными. Предприниматель предпочтет скорее сосредоточить внимание на наиболее желательном исходе и на степени убыточного исхода 393. На основе этих рассуждений Шэкл получил график, который выглядит как поперечное сечение корыта, где дно изображает средние, менее интересные возможности, а стороны расходятся к точкам, соответствующим высокой потенциальной неожиданности. Далее Шэкл строил поверхность, образующие линии которой отображают "степени привлечения внимания", а спроектировав кривую потенциальной неожиданности на эту поверхность, он получил "стандартизированные" фокальные значения (focus values), необходимые для сравнения различных ситуаций. Аргументация Шэкла весьма искусна и при данной системе посылок почти убедительна. Принимается, что совершенное знание невозможно и что предприниматели редко знают, достигнут ли они намеченных целей. В особенности это представляется верным для инвестиций 394. Согласно этой технике анализа, на поверхности выбирается точка, из которой может быть проведена кривая безразличия, соединяющая равные комбинации неожиданности и выгоды. Можно построить целое семейство таких кривых, каждая из которых будет представлять равные комбинации неожиданности и выгоды или неожиданности и убытка. Кривые безразличия и кривая потенциальной неожиданности затем накладываются друг на друга, чтобы получить точки "фокального исхода". Предполагается, что это упрощает анализ неопределенности. Решение будет принято, говорит Шэкл, в точке касания кривой потенциальной неожиданности и одной из образующих линий "привлечения внимания". Здесь будет наблюдаться максимальная склонность предпринимателей браться за данный проект 395. Это - фокальные точки, в которых ситуация неуверенности сведена к своего рода пари, при котором возможны лишь два исхода. Идея фокальных исходов ведет к понятию карты безразличия для степеней неопределенности. Если даны стандартизированные фокальные выгоды и фокальные убытки для двух возможностей, каждая из которых является уникальной, то карта безразличия покажет предпочтение со стороны предпринимателя. Оно выводится из карты безразличия "игрока", линии которой отображают отношение между фокальными выигрышами и проигрышами. Выбор падет на такой инвестиционный вариант, для которого стандартизированный фокальный исход находится на самой высокой кривой безразличия. Линии должны подниматься круче влево, потому что с увеличением фокального убытка требуется более высокая фокальная выгода, чтобы компенсировать рост первого 396. В зависимости от темперамента данного индивидуума можно построить различные системы безразличия 397.
Согласно Шэклу, его теория может быть применена во многих областях, одной из которых является сфера инвестиций 398. Поскольку ценность предприятия определяется его способностью приносить доход в будущем, то очевидно, что последний должен превышать предвидимые расходы на строительство. Если бы предприятие пришлось продавать, то его ценность с точки зрения предпринимателя зависела бы от того, сколько он рассчитывает получить от оптимистически настроенного покупателя. Целесообразность данного инвестиционного проекта может затем анализироваться с точки зрения пар фокальных значений, придаваемых различным альтернативам. Поскольку расходы включают как проектирование и стоимость участка, так и величины, подлежащие определению в будущем, в расчет должны быть включены как объективные, так и субъективные элементы. С течением времени суждения будут меняться под влиянием новой информации и изменений соответствующих данных. В ходе непрерывного сопоставления потенциальных выгод и убытков в анализ будут также включены факторы ликвидности 399 Таким образом, решения о том, вкладывать или не вкладывать деньги, и даже о том, взять ли ссуду, будут всегда подвержены изменениям. В любое время, однако, решающим фактором является субъективная привлекательность инвестиций. Психологическая антиципация удовлетворения каждый раз налицо, когда предприниматель предвидит приятные ощущения и переживания. Замедление инвестиционного процесса может произойти вследствие задержки принятия решений, или, напротив, дух оживления может вызвать целую серию решений об инвестициях. В первом случае предпочтение ликвидности одерживает верх над принятием конкретных обязательств. Но Шэкл отмечает известную неравномерность в этой области, поскольку и уменьшение выгод, и увеличение убытков может иметь одинаковый эффект. Учитывая характер предпринимательских реакций, представляется вероятным, что приостановка процесса инвестирования будет более резкой, чем его усиление.
Из сказанного выше вытекает и определенный подход к теории экономических циклов. Ведь, оставаясь в рамках чисто психологической концепции Шэкла, необходимо было бы абстрагироваться от периодов производства, неравномерного распределения доходов, денег и кредита, лагов в движении издержек и цен, обмена между отраслями, производящими товары производственного назначения, и отраслями, производящими потребительские товары, и самое главное, от воздействия государства на экономику. Можно утверждать, как это делал Пигу, что психология предпринимателя играет самую важную роль в циклических колебаниях, но в свете многих сложных элементов, необходимых для понимания экономических циклов, одни лишь расчеты на будущее и мотивы неуверенности представляются явно недостаточными. Еще один недостаток подхода Шэкла к инвестиционным решениям состоит в ограниченной применимости теории: в ней считаются возможными лишь два вида активов или два варианта инвестиций. Ясно, однако, что инвесторы часто имеют дело с портфелем активов. Попытаться распространить теорию Шэкла на такие случаи предстояло другим авторам 400.
До сих пор анализ исключал налогообложение. Очевидно, что данное вложение капитала не будет произведено, если соответствующая кривая безразличия для игрока не будет достаточно высока также и после уплаты налогов 401. Предприниматель по необходимости рассматривает налог как элемент издержек, поскольку он явно уменьшает его фокальную выгоду. Поэтому конечный результат налогообложения, говорит Шэкл, состоит в сокращении инвестиций. Какую же налоговую систему следует тогда ввести? По его мнению, любой доход, обусловленный просто удачей, надо облагать, а доходы, связанные с творческой фантазией и знанием, облагать не следует. Но не говоря уже о том, что тем самым в теорию явно вводятся противоречивые элементы, как же власти должны отличать удачу от предусмотрительности? Не будут ли предприниматели в любом случае утверждать, что все дело в их предусмотрительности и искусстве? Единственный выход из этой дилеммы может состоять в том, чтобы облагать по высоким ставкам доходы, далеко превосходящие ожидаемые, и по низким ставкам - доходы, близкие к тем, которые предусматривались заранее. От предпринимателей, предлагает Шэкл, надо требовать, чтобы они заранее объявляли, какова "первичная фокальная величина прибылей до обложения налогами". Иначе говоря, предприниматель должен сообщать правительству, какую норму прибыли он рассчитывает получить, и отклонения от нее будут подлежать обложению 402.
Прибыль становится у Шэкла не вознаграждением за услуги, оказываемые предпринимателем, а чистым доходом, проистекающим из невозможности предсказать ход человеческих дел 403. Прибыль возникает потому, что люди могут и желают изменять окружающую среду, и в этом смысле она представляет собой награду за успех и компенсацию за несение бремени неуверенности. Прибыль как понятие ex ante связана с предвкушением прибыли. Как понятие ex ante она явно, затрагивает будущий ход действий. Итак, слово "прибыль" имеет два значения, которые следует четко разграничивать. Для Шэкла вариант ex ante имеет большее значение, поскольку он прямо влияет на процесс принятия решений. Сомнительно, однако, чтобы между ними могла быть проведена такая четкая грань, так как события ex ante становятся ex post и снова принимают форму ex ante. Между прошедшим, настоящим и будущим существует непрерывная связь, которую Шэкл не смог успешно отразить в своей теории 404.
Шэкл пытался также включить в свою теорию неопределенности ссудный процент, но в его формулировке довольно трудно отличить процент от прибыли. Функция процента у него заключается в том, чтобы перераспределять капитал между альтернативными формами использования до тех пор, пока степени неопределенности для различных вложений не уравняются. Хотя в определении уровня процента известную роль может играть предпочтение ликвидности, основным фактором является неопределенность. Иначе говоря, предприниматель сопоставляет процент по получаемым им ссудам с ожидаемой прибылью, причем последняя зависит от численного значения его особой фокальной точки. Но эта ожидаемая чистая доходность, по-видимому, затрагивает только спрос на денежный капитал. Заимодавец, который также стоит перед лицом условий неопределенности, вполне может оказаться в лучшем положении с точки зрения распределения своего риска. Представляется возможным, что заимодавец сумеет применить вероятностные расчеты, так что для него процент должен представлять плату за поддающийся исчислению риск 405. В той мере, в какой речь идет о теории Шэкла, она, очевидно, ограничивается исключительно рассмотрением того, как влияют на определение процента факторы, относящиеся к спросу на капитал.
Оказалось, однако, что этот анализ удивительно легко приспособить для понимания процесса рыночного торга 406. Во всех меновых сделках заключены элементы неуверенности, поскольку каждый контрагент создает ряд гипотез в отношении предлагаемых цен. Ситуация включает четыре значения цены: объявленная, или гамбитная, цена; абсолютно минимальная цена; эффективная минимальная цена, то есть такая, какую допускает данная политика; и согласованная цена. План рыночных действий может быть определен в категориях фокальной выгоды и фокального убытка, так что решение становится определенным, если известна система игрового безразличия для каждого контрагента. Следовательно, идея неопределенности при двусторонней монополии отбрасывается. По теории Шэкла, движение происходит от гамбитной к согласованной цене, а разность между ними называется "спуск" ("descent"). Она положительна для продавца и отрицательна для покупателя. Пределы спуска определяются соответствующими минимальными ценами. Небольшой спуск может свидетельствовать о боязни утратить престиж; любой спуск в данных пределах будет означать политику "потери репутаций"; возможны также сочетания обоих подходов. Образ действия, согласно этой модели, предполагает поэтому решения о политике рыночного торга, фиксации гамбитной цены и установлении соответствующих пределов. Гамбитная цена выбирается таким образом, чтобы потенциальная выгода была максимальной, так что образ действия в конечном счете зависит от фокальных выгод и фокальных убытков. Различные мыслимые стратегии могут быть описаны путем сопоставления свойственных им степеней потенциальной неожиданности с гамбитными ценами и размерами спуска. А поскольку карта безразличия данного игрока известна, представляется возможным сравнить все предполагаемые решения и определить самый благоприятный образ действий. Но так как при этом предполагается, что все планы рыночных действий составляются заранее, объяснению поддаются только действия, проводимые в соответствии с планом 407. Далее, некоторые элементы процесса рыночного торга не вошли в теорию Шэкла, а именно блеф, внезапные атаки и сговор. Принуждение и рыночная сила тоже представляют собой факторы, важные для реалистической теории рыночного торга. Если бы эти моменты были учтены, как в теории игр, описание торга могло бы быть расширено так, чтобы оно не сводилось к обычному случаю, когда две стороны торгуются по поводу единичного товара 408. Теория рыночного торга Шэкла проигрывает оттого, что она ограничила себя немногими крайне жесткими условиями. Она относится лишь к малой части экономических процессов, и ей не хватает, следовательно, достаточной всеобщности.
Теория неопределенности действительно подняла важные вопросы, касающиеся логики и психологии поведения предпринимателей. Но в ней не нашли места повторяющиеся действия, а это означает, что она игнорирует большую и важную область. Кроме того, принятые Шэклом основные посылки оказались недостаточны, чтобы отразить весь спектр экономической деятельности. Им не исследованы монополистические тенденции и значение накладных издержек. В современной экономике преобладающую роль играют корпорации, и современное общество - это не совокупность атомистических, независимых действующих лиц, живущих в мире, о котором каждое из них знает очень мало. Корпорации, которые знают немало об окружающей среде и всегда стремятся узнать больше, редко действуют в условиях полного неведения. Поэтому напрашивается вывод, что теория Шэкла - это просто еще одно звено в длинной цепи формалистических экономических упражнений. В условиях, когда столь большая часть экономических действий постоянно повторяется, представляется очевидным, что вероятность не может быть заменена потенциальной неожиданностью 409. Как отмечали другие критики, потенциальная неожиданность выступает просто как более хитроумный вариант обычного утилитаризма, особенно учитывая постоянное обращение этой теории к мотивам антиципированного удовольствия и огорчения 410. Может быть также поставлено под сомнение использование непрерывных функций для описания поведения предпринимателей 411. Вполне разумно предположить, что последние ведут себя не как уравнения высшей математики и что описание их действий может потребовать математики дискретных величин. И что главнее всего, Шэкл полностью пренебрег в своей теории политическими факторами и понятием целей бизнеса 412. Может быть, самая острая критика в адрес этой теории была высказана Л. М. Лэчманном, который обвинил ее в полнейшей статичности. "Она ничего не говорит нам о рыночных процессах и опять-таки ничего - об обмене и передаче знаний" ,- писал он 413. Анализ изменений и поправок, вносимых в расчеты на будущее, носит чисто формальный характер.
В лучшем случае эта теория применима в тех редких ситуациях, когда приходится принимать решения "раз и навсегда". Хотя Шэкл допускает, что прошлое как-то охватывается текущим моментом, он предпочитает подчеркивать фактор воображения и предвидения будущего. Но решения, особенно в корпорациях, часто предопределяются тем, что случилось в самом недавнем прошлом. Советы директоров часто проводят собрания, на которых устанавливаются периоды времени различной длительности, и руководствуются ими в процессе принятия решений 414. Ключевая проблема поэтому состоит, видимо, в том, чтобы связать расчеты на будущее с конкретной политикой фирмы (например, с максимизацией продаж, а не прибыли), установить более широкий круг возможностей, чем у Шэкла, и рассматривать их в реалистических рамках экономической деятельности 415.
Примечания
379 "Time in Economics", Amsterdam, 1957, p. 13.
380 Ibid., p. 15.
381 Ibid., p. 24.
382 См. К. Е. В о ul ding, The Image, Ann Arbor, 1956, p. 6.
383 См. P e n r о s e, op. cit.
384 "Time in Economics", p. 33.
385 "Expectations in Economics", Cambridge, 1949, 2nd ed., 1952, pp. -HOff.
386 Ibid., p. 114.
387 Ibid., p. 118.
388 Ibid., p. 122.
389 Ibid., p. 127.
390 Ibid., p. 2.
391 Кеннет Эрроу делает убедительное замечание, что теория неопределенности должна дать основу для изучения процесса последовательного принятия решений (sequential decision-making). См. К. J. Arrow, Functions of a Theory of Behavior Under Uncertainty, Metroeconomica, April-August, 1959, p. 16.
392 P. Л ь ю с и X. Р а и ф а. Игры и решения, М., ИЛ, 1961.
393 "Time in Economics", p. 47.
394 См. "Uncertainty in Economics", p. 18.
395 Ibid., p. 46.
396 Ibid., p. 50.
397 Анализ различных видов таких систем см. в книге: R. A. D. E g e r t о n. Investment Decisions Under Uncertainty, Liverpool, 1960.
398 "Expectations in Economics", pp. 59ff.
399 Ibid., p. 67.
400 См. E g e r t о n, op. cit., особенно стр. 73 и след.
401 "Expectations in Economics", p. 92.
402 Критический анализ взглядов Шэкла на налогообложение см.: С. S. S h о u р, Some Implications for Public Finance in Shackle's Expectation Analysis, Metroeconomica, op. cit., pp. 89ff.
403 "Uncertainty in Economics", p. 92.
404 См. К i e r s t e a d, op. cit., pp. 28ff.
405 См. Ibid., pp. 51-52.
406 "Expectations in Economics", pp. lOlff.
407 См. по этому вопросу: J. Pen, Wage Rates Under Collective Bargaining, Cambridge, 1959, p. 192.
408 Большие возможности теории игр излагаются в книгах: Р.Льюс и Х.Райфа, указ. соч., и Martin Shubik, Strategy and Market Structure, New York, 1959.
409 См. M u s g r a v e, op. cit., p. 331. Масгрейв указывает, что индивидуальный инвестор, хотя он делает единственный в своем роде выбор, может извлечь уроки из большого числа попыток, сделанных другими. Это, очевидно, делает применимым вероятностный подход и, по-видимому, соответствует образу мышления большинства предпринимателей.
410 См. D.J.O'Connor в "Uncertainty and Business Decisions", p. 18.
411 Ibid., p. 40.
412 Ibid., p. 87.
413 L. M. Lachman, Capital and Its Structure, London, 1956, p. 27.
414 См. К i e r s t e a d, op. cit., p. 31.
415 См. Johan Akerman, Shackle's System and Theories of Business Cycles, Metroeconomica, op. cit., pp. 4-5. Необходимо указать на новейшую книгу Шэкла "Decision, Order and Time", Cambridge, 1961, которая поступила слишком поздно, так что ее не удалось детально рассмотреть. Можно, однако, отметить, что Шэкл теперь делает в развитии своей теории еще один шаг вперед, полностью отделяя принятие решений от знания прошлого и связывая его исключительно с антиципацией желаемого результата. Но он не может избежать признания того, что принятие решений индивидуумом обусловливается обстоятельствами, "видимыми для других, как и для него самого". Вполне возможно, что некоторые из этих обстоятельств могут иметь корни в прошлом. Новая работа Шэкла содержит также некоторые интересные ответы Шэкла критикам. Если выделить суть, Шэкл утверждает, что процесс принятия решений исключает жесткие законы причины и следствия в их исторической связи. Он допускает, что возможности наступления определенных событий ограниченны, так что понятие неопределенности имеет смысл в том случае, когда рассматривается как "ограниченная" ("bounded"). См. указ. соч., стр. 271. В этих идеях имеется и интересная параллель с идеями, которые развивал в свои молодые годы Маркс. См. George Lichtheim, Marxism: An Historical and Critical Study, London, 1961, passim. Но тогда как Маркс говорил о деятельности человека в общественной среде, Шэкл последовательно изображает такой тип поведения, который можно охарактеризовать как крайний атомизм. Трудно понять, каким образом он переходит от определения экономической теории как систематизации некоторых психологических законов к утверждению, что теория объясняет "упорядоченность общества в его экономической деятельности", если не превращать экономику исключительно в учение о психологии людей.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100