economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Гордон Таллок

Гордон Таллок
(1922-)
Gordon Tullock
 
The New Palgrave Dictionary
СОИСКАНИЕ РЕНТЫ
Гордон Таллок
Rent Seeking
Gordon Tullock
Хотя термин "соискание ренты" ввела в научный оборот Энн Крюгер (Krueger, 1974), соответствующая теория к тому времени уже была разработана (см,: Tullock, 1967). В самом простом виде основную ее идею можно проиллюстрировать с помощью рис. 1. По оси абсцисс, как обычно, откладывается объем продаж некоторого товара, по оси ординат — его цена. В конкурентных условиях прямая РР характеризует уровень издержек, а также цену. С учетом кривой спроса DD по этой цене будет продано количество Q товара. Если бы в отрасли возникла монополия, объем продаж составил бы при цене Р´
Традиционная теория монополии утверждает, что чистые потери благосостояния общества равны площади заштрихованного треугольника, представляющего потребительский избыток, который мог бы возникнуть в случае приобретения количества товара, равного разности между Qu , т.е. того количества, на которое в условиях монополии сокращается объем производства и продаж. При этом площадь закрашенного прямоугольника традиционно рассматривается просто как объем трансферта благосостояния от потребителей к монополисту. Поскольку и потребители, и монополист являются членами одного и того же общества, данный трансферт не ведет к снижению благосостояния общества в целом.
Этот довод часто раздражает изучающих основы экономической теории (поскольку они не любят монополистов); тем не менее, до появления работ, посвященных соисканию ренты, большинство экономистов считали его правильным. Однако ключевая проблема, с ним связанная, заключается в следующем: оно опирается на предположение, что создание монополии не требует издержек, что она возникает как бы по Божьей воле. В то же время на практике создание монополий требует использования реальных ресурсов.
Большая часть дискуссий по проблеме соискания ренты обычно велась вокруг тех монополий, которые создаются государством или получают от него поддержку. Это, возможно, обусловлено тем, что такие монополии являются наиболее распространенными и устойчивыми. Однако следует иметь в виду, что возможен вариант создания и полностью частных монополий, — некоторые из них реально существуют. Концентрацию внимания на монополиях, созданных государством (или на различного рода государственных ограничениях, ведущих к повышению доходов определенного контингента лиц), следует, по-видимому, признать целесообразной, если принять во внимание широкое распространение соответствующих феноменов в наши дни. Вместе с тем, как мы указываем ниже, имеются также определенные важные сферы, в которых стремление частных лиц к извлечению ренты приводит к снижению благосостояния общества.

Рис. 1
В основополагающих работах Г. Таллока и Э, Крюгер предполагалось, что бизнесмен, стремящийся к получению прибыли, готов затрачивать свои ресурсы, чтобы установить монополию (независимо от того, связана ли она только с частными действиями или с государственной поддержкой) до тех пор, пока последний доллар, инвестируемый на достижение этой цели, не будет приносить в точности один доллар прибыли за счет увеличения вероятности установления монополии. Отсюда вытекает, что объем расходов на установление монополии будет соответствовать всей площади закрашенного прямоугольника (рис. 1). Хотя против указанного предположения могут быть выдвинуты возражения (см.: Tullock, 1980), мы до настоящего времени продолжаем исходить из того, что в реальности речь идет не о трансферте благосостояния от покупателей к монополисту, а о чистых потерях от непроизводительного использования ресурсов, т.е. их расходования на деятельность по созданию определенных ограничений, производительность которой отрицательна. Существуют теоретические основания считать, что данное предположение, возможно, не всегда является безусловно справедливым, однако оно с одинаковой вероятностью может как переоценивать, так и недооценивать общественные потери благосостояния; ниже данный вопрос рассматривается подробнее.
Афоризм, часто используемый в литературе о соискании ренты, гласит: "Создание монополий является конкурентной отраслью". В связи с этим можно ожидать, что в любой конкретный момент времени достаточно большое число людей будет инвестировать, по крайней мере, некоторое количество ресурсов на деятельность, направленную на обеспечение монопольного статуса, которая не всегда окажется успешной. Здесь можно провести аналогию с лотереей, когда большое количество людей покупает лотерейные билеты и лишь немногие из них выигрывают, в то время как остальные остаются в большем или меньшем проигрыше, размер которого зависит от того, сколько средств было вложено в покупку билетов. Разумеется, почти во всех известных лотереях совокупный объем средств, вложенных игроками, намного превышает общую сумму выигрышей, в то время как в нашем случае предполагается, что общая сумма ресурсов, израсходованных на соискание ренты, равна сумме монопольной прибыли.
Таким образом, деятельность по созданию монополий может требовать затраты очень большого количества ресурсов — особенно тех ресурсов, которые принимают форму услуг исключительно талантливых людей, посвящающих свои усилия этой трудной, но сопряженной с высоким вознаграждением задаче, и в то же время ведет к существенному перераспределению богатства в рамках общества. Предположим, что в Вашингтон прибывают десять лоббистов, представляющих интересы десяти различных ассоциаций, причем каждый из них на протяжении двух лет расходует по миллиону долларов в надежде побудить Конгресс предоставить соответствующей ассоциации монопольный статус. Лишь один из этих лоббистов добьется цели, поэтому дисконтированная стоимость монополии окажется равной 10 млн дол. Очевидно, что имеет место значительное перераспределение ресурсов от лоббистов-неудачников к лоббисту, деятельность которого увенчалась успехом.
Данное перераспределение происходит одновременно со значительной совокупной растратой ресурсов: во-первых, участвующие в лоббировании высококвалифицированные специалисты могли бы при прочих равных условиях заниматься более производительной деятельностью; во-вторых, создание монополии вносит дополнительные диспропорции в использование ресурсов в рамках экономики. Более того, хотя до сих пор дискуссия велась главным образом о монополии, на деле очень многие виды вмешательства в рыночные процессы приводят к возникновению аналогичной проблемы. Простое установление верхних или нижних границ изменения цен может приводить к широкомасштабному перераспределению доходов, и индивиды, интересам которых оно служит, могут направлять на лоббирование соответствующих мероприятий большое количество ресурсов. Разумеется, существует множество случаев, когда один лоббист стремится к введению какого-либо ограничения на рыночную деятельность, а другой лоббист препятствует этому. Применительно к деятельности второго рода иногда употребляют термин "предотвращение ренты", однако она также сопряжена с расходом ресурсов и, несомненно, не осуществлялась бы, если бы отсутствовала деятельность по соисканию ренты.
Другая ситуация относится к простым прямым трансфертам. Взимаемый с субъекта А налог, поступления от которого планируется передать субъекту В, обусловливает лоббистскую деятельность в пользу налога со стороны В и против налога со стороны А, Общая сумма ресурсов, потраченная обоими субъектами в процессе лоббистской деятельности, вполне может быть равна совокупной сумме трансферта (или сумме, трансферт которой удастся предотвратить), хотя, разумеется, тот или другой из этих лоббистов окажется в выигрыше, если его усилия окажутся успешными. Предположим, что субъект А инвестирует 50 дол. на лоббирование в пользу трансферта в сумме 100 дол. от В, в то время как В инвестирует 50 дол. на лоббирование против соответствующего трансферта. Вне зависимости от исхода борьбы лоббистов один из них получит выигрыш в размере 50 дол.; потери же общества составят 100 дол.
Естественно, не все субъекты в обществе обладают одинаковой способностью к соисканию ренты. Одним группам субъектов, имеющих общие интересы, легче организовать свои усилия, чем другим; мы можем ожидать, что именно первой категории групп будет сопутствовать успех. Однако число групп интересов очень велико; любой, кто проведет некоторое время в Вашингтоне, может убедиться, что там функционирует крупная "отрасль", специализирующаяся именно в данной сфере.
В то же время совокупный объем общественных издержек, с ней связанных, во много раз превышает издержки функционирующих в Вашингтоне лоббистских организаций. В частности, группы, занимающиеся соисканием ренты, обычно осуществляют производительную деятельность таким образом, что она не отвечает критериям рыночной эффективности; это обусловлено необходимостью прибегнуть к обману в процессе перераспределения. В 1937 г., когда было организовано Управление гражданской авиации США, с политической точки зрения не представлялось возможным ввести налог на покупателей авиационных билетов с целью использования полученных средств для выплаты дивидендов акционерам авиакомпаний. Однако политически возможным оказалось ввести правило, обеспечивающее аналогичный объем трансфертов, но ведущее к гораздо более высокому уровню издержек пользователей авиалиний в расчете на каждый доллар дополнительной прибыли владельцев авиакомпаний. Необходимость использования неэффективных методов для осуществления трансфертов потенциальным реципиентам, обусловленная чересчур открытым и "откровенным" характером эффективных методов, часто является одним из главным источником издержек, связанных с соисканием и извлечением ренты. Задача лоббиста, ориентированного на "предотвращение ренты", была бы очень простой, если бы рассматриваемое предложение предусматривало введение налога на пользователей авиалиний в интересах владельцев авиакомпаний.
Отметим, что в данном случае доводы против соискания ренты направлены также и против политической коррупции. Предположим, что в обществе действует система валютного контроля, при которой иностранную валюту можно приобрести путем подкупа чиновника организации, отвечающей за проведение мер валютного контроля в жизнь. Ситуация такого рода рассматривается в работе Э. Крюгер (Krueger, 1974), которой удалось определить общий объем соответствующих издержек применительно к Турции и Индии, где суммы взяток, необходимых в описанных случаях, хорошо известны. Данные издержки находились в пределах от 7 до 15% общей суммы сделок с валютой.
Традиционно экономисты рассматривали взяточничество такого рода как желательный вид деятельности, поскольку оно позволяет обойти "нежелательные" ограничения. Однако оно порождает соискание ренты. В данном случае эта деятельность связана не с борьбой претендентов за получение разрешений на приобретение валюты, а с борьбой претендентов на получение должности, позволяющей брать взятки. Повсеместно в развивающихся странах большое число людей получает достаточно высокое образование в сферах, которые не имеют никакого практического значения с точки зрения их последующей жизни, и совершают длительные и сложные политические маневры в надежде получить назначение, скажем, на должность таможенного инспектора в Бомбее. Поскольку молодые люди имеют возможность свободно выбирать свою будущую карьеру, ожидаемая отдача от карьеры, описанной выше, вероятно, окажется эквивалентной отдаче от любой другой карьеры. Разница состоит в том, что, к примеру, врач начинает зарабатывать деньги непосредственно по окончании медицинского учебного заведения, в то время как молодой человек, который изучал экономику и теперь пытается получить назначение на должность таможенного инспектора, на протяжении длительного периода времени не получит этой должности. Действительно, кандидатов на эту должность может оказаться столько, что шансы получить ее будут оцениваться как один к пяти. Совокупные издержки соискания ренты будут включать в себя неадекватное образование и "политические маневры" пяти кандидатов, лишь один из которых получит желаемую должность
До настоящего времени мы предполагали, что совокупные издержки соискания ренты равны дисконтированному потоку доходов, представленному на рис. 1 закрашенным прямоугольником. Это предполагает определенную форму функции "производства" монополии или других привилегий. Она должна быть линейной, т.е. каждый инвестированный доллар должен обеспечивать такой же прирост вероятности установления монополии, как и предыдущий (Tullock, 1980). Большинство же производственных функций являются нелинейными и предусматривают возрастание или убывание удельных издержек.
Если организация частных монополий или воздействие на правительство с целью получения от него монопольных прав связаны с отрицательной экономией от масштаба, тогда совокупные инвестиции в соискание ренты будут меньше, чем совокупный объем извлекаемых рент, даже в том случае, если мы предположим наличие совершенно конкурентного рынка с полностью свободным доступом на него. В случае положительной экономии на масштабах результат оказывается еще более необычным: равновесие либо отсутствует вовсе, либо имеет место псевдоравновесие, когда совокупный объем инвестиций, направленных на извлечение ренты, превышает собственно объем рент. Термин "псевдоравновесие" используется в связи с тем, что, несмотря на соблюдение всех математических условий равновесия, было бы, очевидно, абсурдным предполагать, что люди согласились бы, к примеру, платить 75 дол. за возможность выиграть 100 дол. с вероятностью 50%.
В связи с этим очевидно, что существует потребность в эмпирических исследованиях, направленных на измерение параметров производственных функций извлечения ренты. До настоящего времени, однако, никому не удалось разработать адекватные методы решения этой задачи. Представляется вероятным, что измерить издержки политического воздействия было бы легче, чем издержки установления частной монополии, поскольку значительная часть издержек, обусловленных воздействием на решения правительства, отражается на различных бухгалтерских счетах. Издержки по установлению частной монополии, в свою очередь, гораздо легче скрыть. Однако это не означает, что они отсутствуют.
Читатель, несомненно, пребывает в недоумении относительно того, что плохого в существовании рент и почему мы столь глубоко рассматриваем проблему соискания ренты. Ответ на этот вопрос состоит в том, что сам термин является довольно неудачным. Разумеется, мы не имеем ничего против ренты, если ее возникновение обусловлено, скажем, разработкой лекарства от рака и получением на него патента. Равным образом мы не возражаем против того, чтобы популярные представители шоу-бизнеса типа Майкла Джексона получали огромные рентные доходы за достаточно редкий набор личных качеств в сочетании с большими усилиями, направленными на создание собственного человеческого капитала. С другой стороны, мы возражаем против того, чтобы путем установления квот на импорт автомобилей их производитель увеличивал ренту, получаемую со своей собственности, а его работники увеличивали ренту, связанную с членством в соответствующем профессиональном союзе. Все перечисленные выше доходы носят характер экономических рент, однако, строго говоря, термин "соискание ренты" применим только к двум последним случаям. Его значение может быть распространено только на стремление к получению рентных доходов от видов деятельности, которые сами по себе носят деструктивный характер. Человек, ведущий поиск лекарства от рака, занимается деятельностью, которая, безусловно, не является деструктивной с точки зрения общества. Таким образом мы видим, что существует континуум видов деятельности, непосредственно направленных на получение доходов рентного характера, однако термин "соискание ренты" применяется только к части этого континуума.
Анализ соискания ренты в последние годы был одним из наиболее перспективных направлений экономической теории. Понимание того, что объяснение общественных издержек монополии, содержащееся практически во всех учебниках экономической теории, является ложным или как минимум очень неполным, оказалось достаточно неожиданным. Для исправления этой ошибки необходим пересмотр многих разделов экономической теории. Возникла потребность также в пересмотре взглядов на историю. Тот факт, что Дж.Ц. Морган на протяжении почти всей своей жизни занимался организацией картелей и монополий, достаточно хорошо известен, так же, как и факт, что он получал очень большие доходы от такого рода деятельности, — доходы, которые составляют часть издержек соискания ренты, связанной с установлением этих монополий. Можно утверждать, что, содействуя стабильности банковской системы, Морган более чем компенсировал Соединенным Штатам сумму общественных издержек своей монополистической деятельности в промышленности. Однако очевидно, что издержки соискания ренты были очень высоки. Эти издержки являются дополнением к "балласту" издержек, связанных с функционированием монополий.
На сегодняшний день исследования по проблематике соискания ренты существенно изменили наши представления об экономической реальности. Теперь мы говорим о существенной части государственной деятельности как о соискании ренты со стороны тех или иных субъектов. Нам было известно, что существуют группы интересов, однако традиционно мы серьезно недооценивали издержки, обусловленные их деятельностью, поскольку внимание обращалось только на "балласт" издержек, связанных с вносимыми в экономику диспропорциями. Осознание того, что реальный размер общественных издержек намного больше, что широкомасштабную деятельность индустрии лоббирования действительно следует рассматривать как один из крупнейших источников общественных издержек, является новым, хотя, вероятно, во все времена каждый, кто задумывался над данной проблемой, должен был понимать, что занятые в этой отрасли высокоодаренные люди могли бы принести больше пользы, если бы занимались каким-либо другим видом деятельности.
БИБЛИОГРАФИЯ
Buchanan J., Tollison R. and Tullock G. (eds.). Toward a Theory of the Rent-Seeking Society. College Station, Texas: Texas A and M University Press, 1980. Krueger A.O. The Political Economy of the Rent-Seeking Society // American Economic Review, 1974, vol. 64, p. 291-303.
Tullock G. The Welfare Cost of Tariffs, Monopolies, and Theft // Western Economic Journal (now Economic Inquiry), 1967, vol. 5, p. 224-232.
Tullock G. Efficient Rent Seeking. In: Buchanan J., Tollison R. and Tullock G. (eds), p. 91-112.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100