economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Леон Вальрас

Леон Вальрас
(1834-1910)
Leon Walras
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Глава IV
КОНЦЕПЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ И УНИФИКАЦИЯ ТЕОРИИ
1. ЛЕОН ВАЛЬРАС - ВЕЛИЧАЙШИЙ ЭКОНОМИСТ?
Леон Вальрас (1834-1910), которого называли величайшим из "чистых теоретиков", указал политической экономии путь, по которому она идет и в наши дни 1. Разработанный им математический метод экономического анализа сравнивали с достижениями теоретической физики; к хотя сейчас этот метод признан устаревшим, он все же содержит основы, на которых в значительной мере базируются современные экономические теории. Применение математики в экономических исследованиях заметно распространилось в конце прошлого и начале текущего столетия. Конечно, и до Вальраса экономисты часто прибегали к использованию цифр, например Вильям Петти, затем Рикардо и Маркс. Но использование математики, для того чтобы выразить результаты анализа в виде системы уравнений, было делом совершенно новым. Математический метод, кажущийся внешне чисто количественным, не обязательно сводится к манипуляциям с цифрами. Этот метод состоит в широком использовании всего аппарата алгебры и, исчисления. При этом экономические отношения выступают как функции, переменные или производные величины, а в наши дни - в виде задач из теории множеств и матричной алгебры 2. Преимущество этого метода усматривают в том, что экономические положения приобретают четкую математическую форму и поддаются строгому доказательству. С этой точки зрения теория австрийской школы, отвергнувшей математический метод, могла быть пересмотрена таким образом, чтобы придать более четкое выражение ее основным положениям. Как заметил Шумпетер, теория стоимости развивается по такому пути, на котором она неизбежно придет к использованию исчисления.
Естественно было ожидать, что использованный Вальрасом метод приведет его к созданию обширных математических построений. А следовал он преимущественно французской традиции, которая восходит к Кондильяку и Кенэ, а затем была продолжена Курно и Августом Вальрасом, отцом Леона. Вальрас-старший, будучи профессором философии, написал книгу о богатстве и стоимости, которая внушила Леону Вальрасу немало идей, позднее развитых им в его работах. Вальрас родился во Франции, в Эвре, в культурной, высоконравственной семье, где все благоприятствовало его интеллектуальному развитию 3. Вначале он изучал классическую литературу и в 17 лет получил в этой области ученую степень, а спустя год ему была присуждена ученая степень в другой области науки. Что же касается математической подготовки, то в тот период она оставляла желать много лучшего, ибо Леон дважды потерпел неудачу при попытке поступить в Политехнический институт. Правда, в конце концов его приняли в Горную школу, но он проявлял мало интереса к технике и технологии, предпочитая заполнять свое время занятиями литературой и философией. В 1858 г. он опубликовал роман, однако последний не имел успеха; Леон вновь оказался на перепутье жизненных дорог, пока не увлекся политической экономией.
Вальрас обратился к экономическим исследованиям по настоянию своего отца. В 1860 г. он выступил с полемическим произведением против Прудона и в том же году принял участие в конкурсе, организованном властями кантона Во в Швейцарии, и одновременно участвовал в Международном конгрессе по вопросам налогообложения, состоявшемся в административном центре этого кантона - Лозанне. Но его выступление принесло плоды только через десять лет. Бесспорно, доклад Вальраса, в подготовке которого ему помогал отец, был очень сильным, особенно если учесть молодость и неопытность автора. Смелость, с которой Вальрас защищал идею справедливости в налогообложении, видимо, также произвела сильное впечатление на слушателей. По иронии судьбы первый приз достался Прудону 4. Вальрас попытался опубликовать свои научные работы, но все они были отвергнуты. Затем он работал по заданию управления железных дорог, принимал участие в кооперативном движении (которым он интересовался всю жизнь), занимался журналистикой, работал в кооперативном банке, и, наконец, когда была организована кафедра политической экономии в Лозаннском университете, Вальрас получил постоянное место работы. Этому содействовали несколько лиц, которые слушали его выступление десятью годами раньше. Один из них, Луи Рюшонэ, ведавший народным образованием в департаменте Во, стал близким другом Вальраса и оказал на последнего значительное влияние. Очевидно, против назначения Вальраса возражали несколько человек, которые считали его взгляды слишком либеральными и были против его нескрываемого намерения ввести в курс политической экономии математические методы. Однако их сопротивление было преодолено 5.
В Лозанне, где Вальрас оставался до 1892 г., он развил в деталях свою теорию общего равновесия, охватив ею сферу обмена, производства, капитала и денег. В результате этой работы Вальрас, не привлекавший вначале внимания ученых, постепенно приобрел всемирную известность. Оставив службу (его заменил Вильфредо Парето), Вальрас целиком обратился к изучению практических проблем; его работы в этой области позже были изданы двумя сборниками: "Etudes d'economie sociale" (1896) и "Etudes d'economie politique appliquee" (1898) . К сожалению, оба сборника у большинства экономистов не вызвали никакого интереса 6. Тем не менее эти работы имеют немаловажное значение, так как наиболее полно выражают социальное мировоззрение их автора. Вальрас был довольно плодовитым автором; в частности, он писал очень много писем, причем сохранял не только корреспонденцию, которую сам получал, но и копии своих писем Джевонсу, Бем-Баверку, Маршаллу, Кларку, Викселлю и Шумпетеру; во многих из этих писем он уделял большое внимание разъяснению наиболее сложных вопросов своей чистой теории. Но в собственной стране Вальрасу не воздавали почестей. Несмотря на старания его многочисленных друзей, французские школы не собирались внедрять математические методы при преподавании экономических дисциплин, что сильно огорчало Вальраса 7.
Август Вальрас, заслуженно пользовавшийся известностью как экономист, имел большое влияние на Леона. Последний неоднократно отмечал, что развитые им идеи содержались уже в трудах отца 8. И действительно, истоки теорий стоимости, производства, собственности и богатства Леона Вальраса могут быть прослежены в трудах его отца Августа Вальраса. Поэтому ссылки на Вальраса-старшего не были у Леона просто данью сыновним чувствам. Между отцом и сыном в самом деле была непосредственная идейная связь. Но Леон Вальрас испытал также и влияние Курно, работа которого "Математические принципы теории богатства" (1838) впервые познакомила его с применением математического метода. Вальрас, воспитанный на философских идеях взаимосвязи явлений, считал, что все социальные явления - религия, политика, экономика и духовная жизнь - тесно связаны между собой.
Мировоззрение Вальраса, как это видно из его менее специальных работ, в целом отражало дух 1848 г. Он считал общество ассоциацией людей, а не просто механизмом, облегчающим эксплуатацию одних другими. Но он знал также и о глубоком неравенстве между людьми, сопровождающем экономическое развитие. В тот период заработная плата во Франции была столь же низкой, как и во время промышленного переворота в Англии; бедственное положение рабочего класса бросалось в глаза; жилищные условия, как и условия труда, были ужасными, и социалисты имели все основания выражать недовольство. Обострение обстановки неизбежно должно было привести к взрыву, который и последовал в 1848 г. 9 И хотя неодолимое движение, которое смело Луи Филиппа, казалось Вальрасу вполне естественным, он питал отвращение к революции. Он считал, что измерения в обществе должны быть постепенными и научно обоснованными. Люди должны вести тщательные поиски социальных идеалов, а когда последние найдены - стремиться к ним последовательно и без колебаний. Вальрас считал, что наука всегда должна быть руководством к действию.
Таким образом, "социальный вопрос" предоставлялся Вальрасу исключительно серьезным делом. Он был преисполнен решимости проложить свой собственный путь к решению этого вопроса, преодолевая трясину традиционных взглядов. Но своей благородной цели - примирить научные законы политической экономии с основными принципами социальной справедливости и этики - Вальрас так и не достиг. Его первой попыткой такого рода была полемическая работа "L'Economie politique et la justice", направленная против Прудона. В ней Вальрас защищал тезис об абсолютном равенстве возможностей для всех людей как средстве против несправедливости. Вальрас говорил, что социальное развитие носит прогрессивный характер, ибо общество развивается в соответствии с законами логики, хотя и не по законам гегелевской диалектики. Следовательно, экономическая наука должна беспристрастно исходить из этого процесса общественных изменений. А наилучшим образом этого можно достигнуть, изучая социальные проблемы с помощью количественного, математического анализа. По мнению Вальраса, этот метод гарантирует научный подход к решению проблемы бедности.
Концепциям Вальраса внутренне присущи идеи естественного порядка и прогресса. А вращаются эти концепции, как и теории классиков, вокруг экономического человека, который наиболее полно выражал либерализм XIX в. и служил оправданием принципа непрерывного производства. Его частные интересы естественным путем и уже сами по себе отвечали интересам всеобщего благосостояния, поэтому правительственное вмешательство в экономическую деятельность этого индивидуума считалось нецелесообразным и даже вредным. Если не вмешиваться в действия индивидуума, то они сами по себе приведут к правильным пропорциям между различными составными частями экономики. Поэтому, говорил Вальрас, то, что, кажется анархией, на самом деле является порядком 10.
На деле и в трактовке Вальраса содержится противоречие, а именно: политика laissez faire, которая, видимо, отвечает возлагаемым на нее надеждам в области производства, в сфере распределения приводит к явно нежелательным результатам. Иными словами, если в производстве экономические законы находят практическое применение, то в распределении принцип полезности должен уступить место принципу справедливости как основной организующей силе 11. Отстаивая это положение, Вальрас полагал, что следует указаниям Джона Стюарта Милля и в автобиографии он называет себя социальным экономистом в духе этого великого английского исследователя. Чистую экономическую науку и социальную экономику он рассматривал изолированно друг от друга, хотя и лелеял честолюбивые мечты о создании подлинно всеобщей теории. Взгляды социалистов Вальрас, однако, отверг: он считал, что Луи Блан и Прудон не знают основных принципов экономики, хотят все перевернуть вверх ногами, в то время как задача сводится к применению науки и тщательным поискам правильных решений.
В эпоху Вальраса во Франции большим влиянием пользовалась философия позитивизма Конта, который выдвинул идею о том, что развитие общества подчинено определенному порядку. В его "Cours de philosophie positive" сформулированы некоторые законы человеческого мышления. Согласно Конту, история проходит через три последовательных этапа - геологический, метафизический и позитивный. Для первых двух стадий характерны поиски абсолютных критериев истины, тогда как на Позитивной стадии абсолютные категории отвергаются и раскрываются относительные черты связей, существующих в обществе. Многих Современников Копта отталкивала склонность его к утопическим построениям, однако нельзя отрицать и его заслуг в разработке анализа действий людей с позиций цельной социальной науки. Конечно, Вальрас не находился под непосредственным влиянием философии Конта, но на него не могла не произвести впечатление вера Конта в прогресс и могущество идей как фактора, управляющего человеческой деятельностью. Вальрас сочувственно воспринял также тезис Конта о центральной роли человека в истории. Однако Вальрас не мог согласиться с положением Конта о том, что существует лишь одна наука об обществе. Он настаивал на трактовке экономики как области, требующей самостоятельной науки.
Хотя политические взгляды Вальраса были довольно неопределенными, он часто был ближе к социалистам, чем другие теоретики того времени. Так, для установления равенства возможностей всех членов общества Вальрас считал важной национализацию земли, ибо она, как полагал Вальрас, даст государству необходимые средства в виде земельной ренты. Этот тезис, бесспорно, был радикальным. Вальрас понимал, какие чувства обуревают социалистов, однако предлагавшиеся последними меры по ликвидации социальных пороков он считал насилием над экономическими законами. Экономическая наука, говорил он, должна выступать против социализма по той же причине, по какой она выступает против невежества. Особенно серьезно, по мнению Вальраса, заблуждается марксизм, ибо он исходит из несостоятельной предпосылки, что труд является единственным источником стоимости, что эта последняя представляет овеществленный труд и что труд различной квалификации может быть сведен к чему-то общему. Эти идеи, уходящие своими корнями к Адаму Смиту, получили затем логическое завершение в теории Карла Маркса. Однако, говорил Вальрас, они не перестали быть ошибочными. Ведь новейшие экономисты-теоретики установили, что стоимость определяется полезностью вещей и их редкостью и что она пропорциональна "интенсивности предельной потребности в них", то есть их предельной полезности. Этот принцип может быть применен также к земле, капиталу и труду. Ни один из этих факторов не может рыть сведен к другому, ибо стоимость каждого из них определяется в соответствии с экономическими законами редкости и полезности 12.
Вальрас исходил из концепции экономического равновесия, при котором весь общественный продукт состоит из совокупности товаров, предлагаемых по определенным ценам. Совокупности товаров соответствует совокупный спрос потребителей, которые руководствуются принципом полезности. Он допускал возможность несовпадения спроса и предложения, в результате чего равновесие будет нарушено. Марксизм, говорил Вальрас, не смог показать, как достигается равновесие, а ведь именно в ходе этого процесса и устанавливается стоимость. Этот внешне убедительный аргумент не принимал, однако, в расчет того, что Маркс искал ответ на совершенно другие вопросы. Он не ставил перед собой цель выяснить, как в условиях свободной конкуренции устанавливается цена того или иного товара; задачей Маркса было показать движение прибавочной стоимости при капитализме. Короче, Маркса интересовали законы движения капитализма.
Вальрас не мог примириться и с пошлой "экономической гармонией" Бастиа, приносившего науку в жертву сентиментальности. Даже классическая теория не была в состоянии доказать вечную гармонию, ибо она не могла пренебречь противоречиями реальной жизни. Вальрас считал, что все рассуждения Бастиа - сплошная тавтология, поэтому они не могут дать серьезный ответ на экономические проблемы. Вальрас имел и практические основания возражать против положений Бастиа, так как он знал, что чистая политика laissez faire - это иллюзия. Государство, доказывал он, имеет определенные обязанности: оно должно гарантировать стабильность денег, обеспечить безопасность, давать возможность получить образование, сдерживать спекуляцию, усиливать позиции рабочих с помощью социального законодательства, обеспечивать условия, необходимые для эффективной конкуренции в обществе. Очевидно, что, выступая с этой программой, Вальрас проявил себя как сторонник реформ, а иногда он склонен был даже выдавать себя за социалиста умеренного толка. Его чистая теория должна была стать первым шагом к осуществлению реформ, направленных на улучшение общества.
Исходя из полученного им некогда опыта, Вальрас положительно оценивал кооперативное движение. Он полагал, что это движение является прекрасной школой по изучению основных принципов политической экономии, что оно способно придать высокие моральные и демократические качества капиталистическим методам деятельности. В той мере, в какой социализм выражал глубоко укоренившееся желание укрепить положение личности в обществе, Вальрас считал себя социалистом, несмотря на то, что отвергал официальную партийную доктрину социалистов 13. Одна из основных предложенных им реформ состояла в проведении единого принципа налогообложения для всех земельных владений. Предполагалось, что такого рода мероприятия будут отвечать интересам как отдельных лиц, так и всего общества 14.
В реальной обстановке, говорил Вальрас, человек никогда абсолютно не изолирован от других людей. Поэтому государство должно создавать условия для того, чтобы каждый индивидуум смог удовлетворять свои потребности. Так как потребности граждан удовлетворяются за счет ресурсов, создаваемых капиталом и трудом, потребности государства могут быть обеспечены за счет земельной ренты. Эта основная реформа, по мнению Вальраса, могла бы быть начата со скупки земли государством, а средством оплаты могли бы стать государственные облигации. Рентные поступления государству с приобретенных земель использовались бы для постепенного погашения облигаций и уплаты процентов. В конечном счете государство станет собственником всех земель. При сохранении специфики земельных цен как капитализированной ренты прирост стоимости земли автоматически включался бы в рыночный оборот, устраняя таким образом возможность спекулятивной деятельности. На деле, указывал Вальрас, государство выиграло бы от владения землей, так как прогресс агротехники привел бы к более быстрому росту избыточных стоимостей в земледелии, чем считали собственники земли - современники Вальраса.
В своей социальной философии Вальрас пытался определить роль личности и роль государства в обществе. Главная задача, по Вальрасу, заключается в создании такого общественного порядка, при котором утвердились бы свобода и равенство. Это означает наряду с гарантией прав личности сосредоточение в руках государства определенной власти для сохранения существующего социального равновесия. Между отдельными лицами может существовать неравенство, но по отношению к государству все должны быть равны. Говоря словами Вальраса, в обществе должен господствовать принцип: равенство возможностей при неравенстве фактического положения 15. Так он решал проблему справедливости общественного порядка. Примирение противостоящих интересов и прав отдельных людей как индивидуумов и членов общества представлялось Вальрасу в виде математической формулы. Волюнтаризм допустим лишь в такой мере, в какой каждый индивидуум в обществе может сам воздействовать на свою судьбу. Обязанностью государства при этом остается обеспечение общественной безопасности и законности, только в этих условиях каждый может следовать избранному им образу жизни и виду деятельности. Опираясь на это положение, Вальрас отвергал вариант политики laissez faire, предлагавшийся Бастиа и Сэем. Он указывал, что государство должно обеспечить эффективное функционирование механизма конкуренции, а не просто стоять в сороне, ничего не делая. Оно призвано поощрять потребление и производство полезных вещей и, следовательно, должно иметь право в определенных случаях вмешиваться в экономический процесс. Вальрас категорически отвергал теорию свободного предпринимательства манчестерской школы, так как сильно опасался склонности к монополии, свойственной предпринимателям. Поэтому законными функциями государства он считал также регулирование деятельности железных дорог. Контроль за продолжительностью рабочего дня, вмешательство в функционирование денежного рынка и т. и д. Перед лицом непреклонной позиции, занятой новейшими сторонниками свободы предпринимательства, эти взгляды не следует предавать забвению.
В Лозанне Вальрас всю свою энергию направил на создание теоретической системы, которая и прославила его. Чистая экономическая теория Вальраса вскоре отодвинула на второй план все другие его высказывания. Он считал, что, так как экономический закон не может быть достаточно точно выражен обычным языком, применение математики становится условием sine qua non экономической науки. Например, в нематематической форме нельзя выразить возрастание стоимости как функцию полезности вещи и уменьшение стоимости как функцию количества данных вещей. Конечно, такой подход не был новым во времена Вальраса, и последний неоднократно ссылался на своих предшественников. Вальрас, например, признал приоритет Джевонса в решении задачи, связанной с максимумом полезности при обмене товаров, над которой работал и он 16. Большое внимание до Вальраса уделялось и положению о центральном значении полезности, на которое он опирался. Идея о всеобщем равновесии была за сто лет до него, по существу, высказана в работе Кэне. Характеристика роли предпринимателя была дана Ж. Б. Сэем в 1803 г. В экономических воззрениях времен Вальраса центральным стало положение о том, что стоимость определяется редкостью вещи, а не издержками ее производства. Постепенно сложилась субъективная школа в политэкономии, исполненная энтузиазма в отношении научной ценности своих взглядов 17. Конечно, не было недостатка и в критиках. Многие, в частности, считали математический метод Вальраса препятствием на пути экономических исследований. Несмотря на это, Вальрас утверждал, что с помощью его метода можно осуществить экономический анализ значительно быстрее, точнее и полнее, чем с помощью обычных методов. Он пологал, что его метод - единственный, дающий человеку возможность овладеть природой. Но вначале за Вальрасом пошли только итальянцы, в частности Энрико Бароне и Маффео Панталеони, да и в США Ирвинг Фишер и Г. Л. Мур признали математический метод достойным внимания. Ныне же для всех очевидно, что Вальрас оказался прав, ибо, по существу, каждый экономист должен уметь решать уравнения и быть знаком с высшей алгеброй.
Замысел Вальраса опубликовать три самостоятельных экономических исследования - в области чистой теории, прикладной экономики и социальной экономики - так и не был осуществлен. Книги, относящиеся к последним двум темам, представляют собой лишь сборники разрозненных статей. Тем не менее они довольно ясно показывают, что он не ограничил себя чисто теоретическими вопросами, а его статьи не лишены известного интереса, хотя Джон Р. Хикс и полагает иначе 18. Однако работы Вальраса в области политической экономии стоят как-то особняком. Так, нельзя сказать с полной уверенностью, что его теоретические исследования в этой области соответствуют его довольно умеренным социальным взглядам. Вальрас так и не смог преодолеть отчасти условных различий между чистой и прикладной наукой. Объектом изучения чистой теории он считал раскрытие основных законов: как и в кантовском учении об априорной истине, чистая теория должна исходить из фактов полученных из опыта; только путем изучения этих фактов и пренебрегая моральными и утилитарными соображениями можно раскрыть их внутреннее содержание. А это и есть проявление чистых, рациональных, эмпирических законов. Что же касается прикладной экономики, то ее следует рассматривать как выражение человеческой воли 19; эту науку можно подразделить на две части - этику, объектом изучения которой являются отношения между людьми, и технологию, в задачу которой входит изучение отношений между человеком и природой 20.
По Вальрасу, логически обоснованно доказать правильность теории можно лишь с помощью математического метода 21. Система доказательств, характерная для чистой политической экономии, имела своим источником сферу обмена и предполагала двоякого рода условия, необходимые для экономического равновесия: каждый участник сделки должен получать максимальную полезность, а совокупный спрос на каждый товар должен быть равен его совокупному предложению. Предельная полезность, бесспорно выступала здесь как понятие математическое. Вальраса поистине можно считать одним из первооткрывателей этого важнейшего понятия. Он дал ему название rarete и выразил его следующим образом: предельная полезность есть убывающая функция потребленного количества, и она пропорциональна уплаченной цене. Предельная полезность достигается в том случае, когда последние из расходуемых потребителем средств, с учетом его предпочтения к тому или иному продукту (а также при данном доходе), принесут ему одинаковое удовлетворение; это и есть точка экономического равновесия. Если выше указанные условия преобладают, то имеет место максимизация полезности. Математически это будет производная от совокупной полезности, выражающая не только связь между количеством данного блага и его полезностью, но и темпы изменения полезности каждой единицы блага.
В концепции Вальраса содержится также намек на сравнительные оценки полезности разными лицами. Однако известный переводчик Вальраса Уильям Жаффэ сомневается в правильности толкования этого места 22. Жаффэ указывает, что Вальрас скорее предвосхитил одно из положений теории благосостояния, согласно которому возрастание полезности, извлекаемой на рынке одним лицом, происходит за счет уменьшения полезности, достающейся другому лицу. Как бы то ни было, это может служить примером того, какие неясные места встречаются в работе Вальраса "Элементы". Предельная полезность в концепции Вальраса предполагает равенство всех покупателей на рынке. Но способ распределения дохода заставляет усомниться в правильности этого положения, так как различия в размерах доходов разных лиц ведут к различиям в степени удовлетворения их предельных потребностей. Согласно теории благосостояния, максимизация совокупной социальной полезности имела бы место лишь в случае перераспределения доходов таким путем, при котором предельная полезность дохода была бы равна для всех лиц. Несомненно, подобная теория была бы более подходящей для общества, где царит равноправие, чем для общества, в котором жил Вальрас. По Вальрасу, rarete также является источником стоимости, так как она превращает покупателя в окончательную инстанцию в процессе принятия решений, - процессе, который и является в конечном счете двигателем экономики. Эта мысль Вальраса представляется несколько запоздалой, ибо к анализу полезности он приступил после того, как исследовал процесс обмена. Однако без rarete все исследование оказалось бы лишенным более или менее удовлетворительной психологической основы 23.
Достоинства Вальрасова метода особенно хорошо видны на примере трактовки им производства и капитала. На основе предложенных Вальрасом уравнений для процесса обмена появились математические построения, охватывающие всю экономику и характеризующие систему всеобщего равновесия. Количество уравнений равно числу неизвестных величин, однако они не поддаются одновременному решению. Путь к равновесию скорее лежит через группировку уравнений, то есть через процесс, обозначенный у Вальраса термином tatonnement. Таким образом, Вальрас по существу отождествлял экономическую теорию с математическим методом. "Чистая экономическая наука, - говорил Вальрас, - есть также и теория общественного богатства" 24. Это заявление явно расходится с более общими высказываниями Вальраса о значении прикладных наук. В результате чрезмерного увлечения математикой у него произошло смешение формы и содержания. Бесспорно, математика может явиться полезным инструментом в арсенале экономиста. Но вряд ли правильно было бы думать, что она исчерпывает все содержание экономической науки. Очевидно, это было известно и самому Вальрасу. Тем не менее последний не мог излагать сущность экономических явлений, не прибегая к многочисленным уравнениям. В результате изложение приобретало столь абстрактную форму, что даже переводчик Вальраса Жаффэ вынужден был в значительной мере видоизменить некоторые из его формул 25.
Как и следовало ожидать, Вальрас исходил из существования свободой конкуренции. Однако последняя не представлялась ему в виде спокойного и гладкого процесса, ибо экономическое равновесие скорее напоминает зеркальную гладь озера в тихий день. Но внезапно набегает ветер и все приходит в движение. Так, говорил Вальрас, возможно, что цены в течение длительного времени будут выше стоимости, а это приведет к нарушению равновесия 26. Несмотря на это, в целях теоретического исследования целесообразно все же допустить, что в обществе имеет место свободная конкуренция, устойчивость экономических условий и непрерывность процесса производства. На первой стадии разработки экономической теории должны приниматься во внимание лишь самые важные элементы, даже если такого рода анализ будет очень далек от реальной экономической действительности. Другим ключевым понятием, по Вальрасу, является, понятие меновой стоимости, которую он определяет как свойство вещи "быть купленной и проданной" так что в каждом акте обмена имеет место двойная покупка и двойная продажа 27. Парето довольно энергично возражал против такого определения стоимости, указывая, что в этом случае неизвестная величина - стоимость, определяется с помощью другой неизвестной величины - свойства вещи. Во всяком случае, представляется, что Вальрасово меновое отношение действительно определено недостаточно четко.
Экономическая система Вальраса носит замкнутый характер и никак не связана с внешним миром. Конечные потребители продуктов продают свои услуги и покупают товары различных фирм; последние, в свою очередь, покупают услуги факторов и сырье, необходимые для производства товаров, которые реализуются затем конечным потребителям или другим фирмам. Исходя из этой общей схемы, Вальрас поставил перед собой задачу выяснить условия для осуществления равновесия во всей экономике, ибо только после этого могли быть установлены цены на товары и услуги, уровень выпуска продукции и издержек ее производства. Именно эти проблемы являются центральными. Факторы производства, с которыми предприниматель обычно имеет дело, - это земля, труд и капитал. Но предпринимателя интересуют услуги, оказываемые различными факторами производства. Поэтому Вальрас счел необходимым провести различие между основным капиталом, оказывающим предпринимателю ряд услуг, и оборотным капиталом, который может быть использован лишь для какой-то одной цели 28. В известном смысле земля также капитал, но особый капитал, способный служить вечно. Предприниматель покупает услуги на одном рынке и продает свою продукцию на другом. Все блага обмениваются на рынке с помощью расчетной единицы, названной Вальрасом numeraire. Она служит мерилом для всех других товаров, но имеет и свою собственную предельную полезность. Торговые сделки должны осуществляться в форме "выкрикивания цен" покупателями и продавцами, - как на огромном аукционе, так что в конце концов на рынках товаров и услуг будет достигнуто равновесие. Эти рынки представляют собой, по существу, счетные машины, решающие уравнения экономического равновесия. Допустим, что, когда цены назначаются покупателями и продавцами впервые, спрос превышает предложение. В этом случае цены растут и товары предлагаются все большим числом продавцов, пока в конце концов, не установится, равновесие спроса и предложения. Конечно, рисуя такую картину рынка, Вальрас имел в виду закон больших чисел действующий на рынке в сторону установления стабильного состояния. Практически же состояние достигается через систему свободной конкуренции 29. Однако Вальрас не дал ясного ответа на вопрос о том, как процесс уравновешивания предложения и спроса на одном рынке воздействует на состояние равновесия на других рынках 30.
Хотя Вальрас признавал, что его экономическая система есть лишь идеальное хозяйство в духе Вебера, он полагал, что именно к такого рода нормальному экономическому устройству стихийно идет общество в условиях свободной конкуренции 31. При росте прибылей в той или иной отрасли производства туда автоматически направляется поток капитала. Сокращение прибылей ведет к отливу капитала. А этот механизм означает, что в условиях равновесия все получают лишь нормальную прибыль. В свете его общей теории эта концепция Вальраса представляется достаточно обоснованной, хотя она в свое время и подвергалась известной критике 32. Она поражает своей замечательной простотой. Но хотя концепция Вальраса полностью удовлетворяет требованиям теории конкурирующих цен, она отводит предпринимателям лишь пассивную роль покупателей услуг и продавцов товаров. В ней отсутствует такой момент, как стимул к нововведениям, описанным Шумпетером.
Цены - явление, характерное для всех секторов экономики: сфер потребительских благ, услуг факторов, эксплуатации земли, капитальных благ. Но основное внимание Вальраса привлекали поток услуг или доход, порождаемый активами. У Вальраса перечислены по крайней мере двенадцать различных видов активов 33: земельный капитал, личный капитал и капитальные блага, которые создают услуги потребительского назначения; три аналогичные категории активов, создающие услуги производственного характера; новые капитальные блага, временно не приносящие дохода; запасы товаров у потребителей, обмененные на доход; сырьевые материалы; вновь созданные товары, приносящие доход; наличные деньги; сбережения 34. Все эти элементы составляют в совокупности замкнутую экономическую систему, внутри которой циркулирует поток доходов. Процесс же "выкрикивания цен" отражает только попытки покупателей и продавцов, так что производители и потребители при желании могут уйти с рынка.
Если все вышесказанное рассматривать как описание экономического процесса, то нельзя не признать, что работа Вальраса представляет собой довольно смелую абстракцию, отличающуюся чрезвычайно сложным математическим построением. При этом встают четыре проблемы: проблемы оценки с помощью Вальрасова numeraire услуг, продуктов и капитальных благ, а также проблема самого этого numeraire. Экономическое равновесие у Вальраса не толь ко устойчиво, оно может быть нарушено лишь какой-то внешней силой. Предоставленная самой себе, его экономическая система неодолимо движется к ценам, обеспечивающим равенство спроса и предложения. Эта экономическая система описана в нескольких системах уравнений. Имеются, например, уравнения спроса, выражающие последний не только в виде функции цены соответствующих товаров, но и в виде функции цен потребительских благ в целом. Затем идут уравнения издержек производства, и если исходить из допущения, что цены изменяются в прямой зависимости от издержек производства, то можно получить ряд уравнений, выражающих равенство цен затратам на элементы производства. Кроме того, имеются уравнения, выражающие количественные соотношения между общей величиной доступных производственных услуг и количествами, используемыми для каждого вида товаров. Цены производственных услуг позволяют установить технические коэффициенты, или производственные функции, так что фирма стремится выпускать продукцию при минимальном уровне издержек. Далее, использование производственных услуг, по Вальрасу, зависит от цен на товары и от цен на услуги. Например, имеется х товаров и х - 1 цен на эти товары (не считая numeraire), y производственных услуг и y цен на них, хy технических коэффициентов, х - 1 уравнений спроса, х уравнений издержек производства, y уравнений количества производственных услуг и еще y уравнений предложения. На этой основе строится экономическая модель, для которой характерна тесная взаимосвязь спроса, издержек производства, производственных услуг и производственных функций. Количествам созданных товаров противостоят уравнения спроса, ценам - уравнения издержек производства, а производственным услугам - соответствующие уравнения количеств. Все построение, охватывающее также и промежуточные товары, составляет основу для последующего анализа условий всеобщего экономического равновесия.
Пригодна ли схема Вальраса для разрешения проблем современной промышленности? Это - особый вопрос, требующий специального рассмотрения. Что же касается ее логики, то она определяется основной посылкой, выраженной в виде системы уравнений и означающей, что сумма данных условий неизбежно предопределяет сумму данных последствий.
Все построение сконструировано по принципу если бы было так, то следствием было бы то-то; предполагается, что потребители, вступая на рынок, уже знают не только свою функцию спроса, но и функцию предложения, технические коэффициенты и другие необходимые дaнныe. Зaдaчa peшaeтся по существу автоматически на оживленном аукционе, где изолированные экономические контрагенты действуют в условиях свободной конкуренции. Уже из того метода, с помощью которого Вальрас создавал свои теоретические построения, было очевидно, что все факторы производства у него обладают бесконечной делимостью и неограниченной свободой передвижения. Чистота модели предполагает абстрагирование от институциональных моментов, однако Вальрас не исключал необходимости учета связанной с ними информации. Например, общее количество какого-либо товара воздействует на размеры его рыночного предложения, распределение богатства и доходов явно может производственных услуг, предлагаемых на рынке, предпочтение отдыха влияет на количество услуг, предлагаемых на рынке труда. Все эти положения, однако, не находятся в прямой логической связи с вальрасовскими уравнениями. Они стоят особняком, ибо представляют собой элемент чужеродный по отношению к чистой экономической теории.
В действительности же можно привести много доказательств того, что элементы, из которых состоят уравнения экономического равновесия, не независимы по отношению к вышеуказанным институциональным факторам. Поэтому абстрактные свойства системы особенно ярко бросаются в глаза, когда чистая теория Вальраса сравнивается с его прикладной экономикой и социальной экономикой. Вальрас считал, что его чистая теория должна представлять собой ряд положении, отражающих основные процессы в экономике; но, к сожалению, она приобрела характер свода рецептов, ибо она действительно внушала мысль о том, что изложенные в ней методы ценообразования ведут к максимальному удовлетворению и максимальному благосостоянию. Используемый Вальрасом аппарат исследования может быть охарактеризован как универсальный, пригодный к описанию ценообразования в любой экономике. Как это ни курьезно, но, несмотря на все недостатки этого аппарата, немарксистская социалистическая теория широко использовала именно экономическую теорию, созданную Вальрасом.
Теория обмена, представленная первоначально для случая с двумя товарами 35, послужила основной для Вальрасова теоретического построения. Она исходила из допущения о том, что потребитель всегда ищет максимальную полезность. Можно утверждать, что Вальрас дал более точное определение предельной полезности, чем Джевонс; хотя это определение было им сформулировано после рассмотрения сферы обмена, оно в действительности легло в основу всей теории экономического равновесия. Предельная полезность, по Вальрасу, явление не только самоочевидное, но и поддающееся измерению). Экономистов-теоретиков, исследовавших эту проблему после Вальраса, ссылки на сравнимость и измеримость полезности повергали в смущение, и они просто обходили этот вопрос под тем предлогом, что для теоретического анализа он существенного значения не имеет, но последние годы измеримость предельной полезности вновь стала дискутироваться теоретиками, особенно сторонниками теории игр 36. Вальраса не беспокоили трудности оправдания кардиналистской трактовки полезности. Он модифицировал анализ, расположив данный ряд полезностей в соответствии со шкалой) предпочтений потребителя, не измеряя каждую из них 37.
В уроке 9 книги "Элементы" даются условия равновесия рынка с двумя товарами, а в уроках 11-14 разрабатывается проблема равновесия рынка с несколькими товарами. Имеются уравнения, относящиеся к поведению индивидуума, а также уравнения, охватывающие рынок в целом; в этих последних должно соблюдаться условие равенства обмениваемых количеств. Поскольку последнее рыночное уравнение не является независимым, оно должно быть исключено из системы. А так как число уравнений совпадает теперь с числом неизвестных, то они могут быть решены совместно. Следует отметить, что шведский экономист Густав Кассель предложил аналогичный аналитический аппарат 38. Но в отличие от Вальраса, выводившего рыночные уравнения из функций полезности, Кассель принимал эти уравнения как данные. Он обосновывал это тем, что полезность - явление неизмеримое: по его мнению, измерению поддаются только цены и количество товаров.
Так как рыночный механизм предполагает существование резервных цен, возможно такое положение, при котором решение системы рыночных уравнений вообще недостижимо 39. Поэтому лучше говорить лишь о тенденции к установлению рыночного равновесия, и на рынке производственных услуг эта тенденция осуществляется в форме tatonnement. Здесь он вводит новое средство обмена - bons, или боны, которые предприниматели используют для заключения предварительного контракта при покупке и продаже товаров или услуг. Если цены на рынке находятся в равновесии, расчеты по этим бонам окончательны. Если же этого нет - счет на тот или иной товар не будет оплачен и произойдет пересмотр условий сделки 40. Надо сказать, что введенная Вальрасом форма предварительного контракта довольно хитроумна, ибо она позволяет избегать длительной процедуры поиска путей уравновешивания цен 41. Боны вместе с Вальрасовой tatonneinent оказываются просто техническим средством для осуществления практики ценообразования методом проб и ошибок. Невольно возникает мысль, что Вальрас был на грани введения динамических элементов в свой статический анализ. Однако в целом его система по-прежнему несла на себе печать фантазии и отсутствия связи с реальной действительностью. Даже боны представляли собой лишь плод воображения и мало что добавляли к абстрактному аппарату, использовавшемуся Вальрасом. Высказывались даже мнения, что Валь рас не сумел доказать существования единственного решения его системы уравнений. Математически эти уравнения допускают возможность различных решений, а в некоторых случаях вообще исключают возможность решения. В частности, если возникает экономическая неустойчивость, то она ведь не обязательно будет устранена просто возвратом к первоначальному состоянию экономики 42. Попытки проследить движение равновесия через последовательные этапы статичного состояния были предприняты уже другими авторами, в частности Вильфредо Парето.
Несмотря на указанные выше недостатки Бальрасовой системы, ее автор предвосхитил многие из современных теоретических положений в отношении капитала и капиталообразования. Его интересовало, как определяется стоимость капитала в зависимости от потока доходов, что, конечно, связано с нормой капиталообразования. Норма капиталообразования является также основой для определения уровня процента. Она обусловлена ценами на средства производства. Вальрас говорил: "Стоимость товаров производственного назначения прямо пропорциональна создаваемому ими чистому доходу". Теория капитала Вальраса должна была принимать в расчет амортизацию, и страховые платежи 43. Конечно, и те и другие платежи устанавливаются на основе определенных технических расчетов. Цены на капитальные блага также являются объектом калькуляции и капитальные блага имеют свой собственный рынок. Для анализа факторов производства Вальрас обычно использовал три стандартные категории. Но при анализе капитала он применял другие категории: земельный капитал, используемый как предмет личного потребления, например, земля под жилищами; личный капитал, используемый на потребительские цели (например, наем слуг); капитал как таковой (жилые дома); земля, используемая для производительных целей; личный капитал, - используемый в производстве, то есть труд; капитал как таковой, используемый в производстве, то есть предприятия и оборудование 44. В теории Вальраса чистые сбережения равны инвестициям, так как они есть не что иное, как спрос на капитальные блага. Но это равенство еще не есть условие экономического равновесия: последнее скорее зависит от равенства cбepeжeний и издepжeк пpoизводствa кaпитaльных благ. Если в тот или иной период обе эти величины не равны, имеет место расширение или сокращение производства.
Поскольку у Вальраса стоимость капитальных благ пропорциональна доставляемому ими чистому доходу, то они по существу однородны, и это позволило Вальрасу свести весь комплекс цен на них к единой величине, которая гарантирует постоянный чистый доход 45. На практике это означает такое распределение спроса на новые капитальные блага между различными отраслями промышленности, при котором чистая стоимость их продукции будет равна издержкам ее производства. Эта теория, применимая к товарам длительного пользования как потребительского, так и производственного назначения, основывается на стремлении к максимальному удовлетворению потребности со стороны владельцев денежных средств и всех тех, кто нуждается в услугах новых капитальных благ. Конечно, не следовало забывать и границы этого стремления, определяемые амортизационными отчислениями и платежами по страхованию 46. Следовательно, Вальрас разработал теорию ценообразования на капитальные блага, охватывавшую все виды капитала. Эта теория включала и процент, хотя движение последнего определяется лишь случайными обстоятельствами: процент реагирует на изменения в стоимости капитальных благ, так что поведение предпринимателей опять-таки зависит от механизма ценообразования. Поэтому норма процента есть нечто пассивное, а иногда она почти исчезает из анализа.
В некоторых очень важных вопросах теория капитала Вальраса явно слаба. Так, Викселль указывал, что сырье и полуфабрикаты являются формой капитала в такой же мере, как и оборудование. Средства, уплачиваемые предпринимателями рабочим или земельным собственникам, также должны рассматриваться как формы капитала. Следовательно, теория Вальраса, ограничивавшаяся только рассмотрением основного капитала 47, представляется незавершенной. В то же время равновесие требует равенства норм чистого дохода у всех видов капитала, так как цены товаров во всех случаях должны совпадать с издержками их производства. Кроме того, как указывал Вальрасу Энрико Бароне, процент имеет большое значение в связи с тем, что предприниматель всегда нуждается в определенном количестве numeraire 48.
Услуги земли, труда и капитала в процессе производства должны быть распределены, и решить эту задачу можно лишь с помощью теории производства 49. Но так как эти факторы производства приводятся в действие лишь с помощью механизма цен, анализ сводится, но существу, к анализу процесса ценообразования. И вновь Вальрас прибег к созданной им модели экономического равновесия и "выкрикиванию цен" покупателями и продавцами, используя в качестве дополнения tatonnement и Ьоns. При выработке принципов своего экономического равновесия Вальрас вначале абстрагировался от фактора времени 50. Это породило весьма серьезную опасность отождествления капитальных благ и осуществляемых ими функций. Во всяком случае, при наличии спроса потребителей предприниматели, очевидно, стремятся получить определенные услуги, чтобы удовлетворить этот спрос. Если ресурсы предпринимателей ограничены последние сами смогут использовать свою не реализованную продукцию, что гарантирует их от потерь 51. Это упрощает пpoблему coотнoшения ypaвнений производства и спроса. Математический аппарат в данном случае такой же, как и в теории обмена, а именно: предприниматель выступает в качестве покупателя производственных услуг и продавца созданных товаров и все, что от него требуется, - это придерживаться определенных технических коэффициентов. В производстве не будет никаких перебоев или узких мест. Необходимо лишь найти решение новой системы совместных уравнений. В условиях равновесия потребители, продавшие свои услуги, удовлетворены своими доходами, ибо цены на производственные услуги устанавливаются одновременно с ценами на товары. Точно так же, как спрос у Вальраса является функцией цен, цены на производственные услуги представляют собой функцию цен на все товары и другие услуги. Это давало возможность вывести функции совокупного спроса и совокупного предложения 52.
Технические коэффициенты, то есть производственные функции, оказывают влияние на уравнения цен и издержек производства. Но если они влияют на цены, они тем самым влияют и на все другие уравнения. Или, как говорил Вальрас, они линейны и однородны, то есть представляют собой уравнения первой степени, поэтому и пропорциональное увеличение производственных услуг обеспечит соответствующее увеличение выпускаемой продукции. Это есть не что иное, как экономика, характеризующаяся постоянной доходностью затрат так как равновесие исчезает, как только один из предпринимателей попытается опередить других. Если последнее произойдет, прододжал Вальрас, совершенная конкуренция будет уничтожена ибо более агрессивные фирмы получат преимущества перед другими фирмами и обеспечат себе монопольное положение. Теория фиксированных технических коэффициентов не способна, однако, объяснить такие случаи, когда производственные услуги ограничены, что часто имеет место, или когда предприниматели могут заменять один производственный фактор другим, в результате чего производительность экономики изменяется. В отличие от Вальраса Парето рассматривал разные возможности; он допускал изменение коэффициентов в зависимости от размеров производимой продукции или изменений других коэффициентов, а также считал возможным использование фиксированных коэффициентов. По Вальрасу же, такие отклонения от норм, устанавливаемых фиксированными коэффициентами, были бы довольно быстро устранены. Иными словами, возросший спрос должен привести к расширению производства, а возросшие издержки - к сокращению спроса. Экономика не может на длительное время выйти из состояния равновесия.
Все вышеизложенные положения у Вальраса облачены в математическую форму, но эта форма, очевидно, уже не удовлетворяет современных экономистов, работающих в области применения математики в экономических исследованиях. В математических формулах Вальраса довольно много логических изъянов. Возникает вопрос: действительно ли производство реагирует столь чутко, как это подразумевается в его теории? В реальной действительности не только нет его bons или "выкрикиваний", но часто люди руководствуются обычными догадками, основывающимися на тех или иных предположениях. Не будучи удовлетворен понятием фиксированных коэффициентов, Вальрас позже попытался, правда не очень успешно, превратить их в переменные коэффициенты. Однако условия экономического равновесия по-прежнему оставались условиями экономической статики.
Но эти попытки перейти к переменным коэффициентам послужили основой для выработки Вальрасом своего понимания предельной производительности. Можно сказать, что он является одним из создателей теоремы по этому разделу теории. Первоначально размеры спроса и предложения приводились в соответствие друг с другом путем уменьшения или увеличения числа фирм, причем последние теоретически имели одинаковые размеры и легко перемещались из одной отрасли производства в другую. Но по мере накопления капитала и экономического прогресса такое допущение вряд ли могло быть признано теоретически обоснованным; потребовалось выработать новую производственную функцию, допускавшую возможность замены фирмами одного производственного фактора другим. Предельная производительность в связи с этим стала критерием определения величины переменных коэффициентов. Предельная производительность предполагает наличие следующих двух предпосылок: а) издержки производства в условиях свободной конкуренции минимальны, б) цены на производственные услуги пропорциональны их предельной производительности в условиях экономического равновесия, причем предельная производительность математически выражается в виде частной производной от производственной функции 53. Это означало значительный шаг вперед в постановке проблемы равновесия, так как цены теперь превратились, по существу, в параметры для каждой из фирм.
Вальрас не вносил ничего нового в теорию предельной производительности вплоть до четвертого издания работы "Элементы" и до того, как он обсудил свои идеи по этому вопросу с Бароне и даже вступил в полемику с Уикстидом. Однако и эта теория Вальраса не отразила подлинной динамики экономических процессов, а опять-таки исходила из ряда статичных состояний. По мнению Вальраса, коэффициенты изменяются и новое равновесие складывается лишь в том случае, когда увеличиваются капитал и население. Трактовка этого вопроса весьма туманна, и комментаторы Вальраса терялись в догадках вплоть до настоящего времени 54. Как обнаружил в конце концов Жаффэ, согласно теореме предельной производительности, общая величина издержек производства данной продукции будет минимальной, если производственная функция определена таким образом, что предельная производительность пропорциональна ценам на производственные услуги 55. Если это означает, что цены на услуги факторов определяются их предельной производительностью, а именно таково общепринятое мнение, то Вальрас по существу, создал теорию распределения. Вальрас неоднократно подчеркивал, что распределение доходов в конечном счете зависит от распределения богатства; с этой точки зрения, по крайней мере теоретически, совокупный продукт должен распределяться между факторами в соответствии с их ценами. Это положение выражалось в Теореме распределения продукта. Пропорциональность предельной производительности и цен имеет место при любом выпуске продукции и не зависит от стремления производителей максимизировать прибыль. Минимальных же издержек производства предприниматели добиваются обычным путем, ощупью, то есть с помощью tatonneinent. Таким образом, прогресс превращался в процесс снижения предельной полезности потребительских товаров, происходящий одновременно с ростом численности населения. Иными словами, количество средств производства растет, причем темпами более высокими, чем прирост населения. Конечно, эта теория развития явно неудовлетворительна, ибо она не в состоянии дать ответ на вопрос о том, какие соотношения размеров накопляемого капитала и совокупного продукта необходимы для расширения производства; она также не объясняет влияния на этот процесс такого фактора, как неуверенность в будущем. В лучшем случае эта теория просто поверхностна.
Перейдя к теории ренты, Вальрас довольно энергично выступил против взглядов Рикардо, утверждая, что концепция последнего действительна, лишь если исходить из тезиса о постоянных и "предопределенных" размерах заработной платы и процента 56. Вальрас говорил, что классическая школа не сумела дать сравнительного анализа ренты в различные периоды времени и объяснить изменения ренты, обусловливаемые изменениями экономики в целом. По мнению Вальраса, анализ классиков в лучшем случае объясняет дифференциальную ренту в данный момент, исходя из возможностей вложения капитала в других отраслях. Но даже худшие земли имеют цену в связи с фактом существования собственности на землю. Поэтому эти земли также участвуют в образовании цен на производственные услуги. Рента, следовательно, выступает не просто как дифференцированный платеж за землю, а как результат качественных различий в производственных ресурсах, затрагивающих как цены, так и заработную плату. Единственной проблемой здесь является, по мнению Вальраса, проблема ограниченности этих ресурсов. В этом вопросе Вальрас в известной мере оставался на позициях старой теории абсолютной ренты; его подход не произвел большого впечатления, и теория Рикардо продолжала доминировать 57.
Теория процента у Вальраса также не была разработана достаточно тщательно. По Вальрасу, эта форма дохода возникает в связи с процессом накопления капитала, поскольку предприниматели в условиях расширяющегося производства должны брать деньги в кредит, чтобы финансировать свои предприятия. Таким образом, возникает необходимость ввести в модель экономического равновесия рынок ссудного капитала и сферу кредита в целом, а также процент, который Вальрас определил как плату за сбережения. Так как цены и издержки производства должны быть уравнены, процент, как и амортизация, должен входить в цену товаров производственного и потребительского назначения. Вполне понятно, что прообразом для модели могла служить прогрессивная экономика, в которой происходит непрерывный рост накопления капитала 58. Этот механизм предполагает обмен новых капитальных благ на чистые сбережения. Поэтому условие, предусматривающее равенство размеров чистого накопления капитала и чистых сбережений, позволит составить уравнение, определяющее темпы роста производства и цены на промышленное оборудование. Аналогичным путем могут быть получены также уравнения, описывающие количества. Возможность дезинвестирования при этом исключалась 59. Одним из первых оппонентов этой трактовки процента был Викселль, который указал, что даже в статичном хозяйстве процент будет иметь место, в частности, в связи с кредитованием оборотного капитала. В схеме Вальраса размеры капитала пропорциональны величине чистого дохода при данной норме процента, которая определялась как отношение постоянного чистого дохода к стоимости капитала. Таким образом, сделки, осуществляемые на рынке капиталов, представляют собой обмен противостоящими друг другу постоянными чистыми доходами. В этом смысле процент становился источником инвестиций. При наличии свободы выбора для потребителей именно уравнением спроса в конечном счете определяется, какой тип промышленного оборудования будет произведен. Следовательно, процент пропорционален спросу на предметы потребления в такой же мере, в какой он пропорционален спросу на производственные услуги. Поэтому процент, с одной стороны, стимулирует сбережение, а с другой - является фактором рационирования затрат капитала.
В первом издании работы Вальраса "Элементы", вышедшей в 1877 г., содержалось несколько глав, посвященных теории денег. В 1886 г. вышла работа Вальраса "Теория денег", которая позже, в 1898 г., в пересмотренном виде вошла в его труд "Исследование прикладной политической экономии". В четвертом издании работы "Элементы" Вальрас еще раз пересмотрел свои взгляды в области теории денег. В уроках 29 и 30 этой работы он дал окончательное изложение своей теории денег. В наиболее ранних высказываниях Вальраса по этому вопросу исходным моментом была функция денег, в которой подчеркивалась заинтересованность покупателя в товарах, отыскиваемых им на рынке. Предельная полезность денег определялась их использованием в качестве товара, обладающего покупательной способностью. Более поздняя трактовка этого вопроса основывалась уже на другой точке зрения, напоминавшей теорию денежных остатков, имевшую распространение в Англии. Эта теория рассматривала деньги просто как деньги, в связи с чем анализ их предельной полезности оказывался ненужным. С помощью уравнений, определявших "цену" денег, Вальрас вводил в модель процент, а затем он использовал обычный метод постепенного приближения к равновесию. В четвертом издании предельная полезность денег появилась вновь, но в более явной форме, так что теория денег еще раз вошла в общую теорию равновесия. Уравнение денег на этот раз было "...обоснованно выведено из уравнения обмена и максимального удовлетворения потребностей, а также из уравнений, описывающих равенство между спросом и предложением оборотного капитала. Таким образом, а теории денежного обращения и денег, подобно теориям обмена, производства, капиталообразования и кредита, не только заданы, но и решены соответствующие системы уравнений" 60.
Потребность в теории денежных остатков возникла после того, как экономисты отказались от тезиса о необходимости для потребителей ожидать появления на рынке соответствующих товаров; когда запасы товаров оказались достаточными, проблема свелась лишь к наличию у покупателей денежных средств. Но если поставка и оплата товаров происходят в сроки, согласованные с покупателем, то непонятно, откуда возникает проблема денежных остатков. Уверенность в нормальном течении сделок, по-видимому, уменьшает стремление держать наличные деньги. Высказывания Вальраса о денежных остатках, по мнению некоторых экономистов, представляются не совсем правильными. Во всяком случае, замена его numeraire подлинными деньгами не нарушает, очевидно, устойчивости всей экономической системы. Обладание наличными деньгами может быть соотнесено с величиной их предельной полезности, оно становится важным элементом процесса денежного обращения. Деньги движутся в направлении, обратном движению товаров. При наличии кредита, оборотного капитала и взаимного погашения платежей модель экономического равновесия становится еще более сложной. Но теперь по крайней мере все элементы экономики увязаны между собой. Спрос на деньги порождает денежный рынок. Это спрос на определенного рода производственную услугу, на которую также должна быть установлена цена, соответствующая равновесию. Так как "цена" денег оказывает влияние на все уравнения, а следовательно, и на все количественные связи, деньги становятся активными элементами экономики, ибо стремление обладать наличными деньгами зависит от общей суммы заключаемых сделок 61. Теория Вальраса определенно не исходила из меновой торговли, а была неразрывной составной частью его общей экономической концепции 62. В его конечных выводах цены выступают как результат потока денег, поэтому все поступления и платежи могут быть выражены в денежной форме. Выручка от продажи товаров, попав в руки предпринимателя, затем поступает к владельцам факторов производства и превращается в доход, который вновь расходуется на приобретение товаров. Таким образом, возникла чрезвычайно сложная акономическая таблица, в которой все элементы экономики тесно и тонко связаны друг с другом 63.
Теория Вальраса, бесспорно, является замечательным творческим достижением. В ней подчеркнута идея взаимозависимости, а также показано, как эта взаимозависимость складывается и проявляется. Но в этой теории не показано как развивается экономика, как изменяются основные социально-экономические отношения. В системе Вальраса отсутствуют живые люди, функционирующие в сложной социальной среде. Факторы производства в системе Вальраса, как и во всех системах подобного рода, суть абстрактные категории, на которые как будто и не действуют силы, сообщающие экономике характерное для нее движение.
Таких понятий, как время, неуверенность, рост, нововведения, предпочтение ликвидности, увеличение инвестиций, вкусы, реклама, наконец, экономический цикл, схема Вальраса не знала 64. Вальрасова экономическая теория - это наука о товарообмене, подкрепленная некоторыми механическими приемами максимизации удовлетворения. Как сказал Милтон Фридман, Вальрасова модель представляет собой форму экономического анализа без предмета этого анализа. И действительно, в эту голую схему вряд ли можно вдохнуть научное содержание, и в этой связи следует сказать несколько слов об описываемых Вальрасом экономических отношениях 65. В схеме Вальраса, например, каждый товар и каждый вид производственных услуг имеют свое собственное уравнение; следовательно, если имеется 10 тыс. товаров и 1 тыс. факторов производства, то должно быть 21999 уравнений. А для всей экономики число уравнений поистине необъятно; следовательно, путем эмпирических исследований нужно как-то сгруппировать имеющиеся данные с тем чтобы сделать возможным экономический анализ. Точно так же мало реального в Вальрасовой трактовке предельной полезности, так что переход к ординалистской трактовке представляется неизбежным. Но еще более важно указать на следующий коренной порок Вальрасова анализа: в нем почти ничего не сказано о сопряженных или комбинированных продуктах 66. И может быть, институционалисты действительно правы, когда говорят, что надо привлекать больше психологического, исторического и социологического материала, если мы хотим полностью раскрыть истинную природу человека. Королева наук - математика, очевидно, нуждается в дополнительных слугах.
Кроме того, любая теория свободной конкуренции, будучи пересаженной на современную почву, приобретает привкус нормативности, хотя ее авторы, возможно, и добросовестно пытаются дать позитивное решение экономических проблем. Теория свободной конкуренции становится разновидностью утопии, ибо она пo-пpeжнeмy предстaвляет экoнoмикy в виде совокупности бесчисленных мелких производителей, каковой экономика уже давно не является. Хотя сторонники теории экономического равновесия и неохотно признают это, тем не менее накладные издержки, крупное производство, администрируемые цены и господство корпораций - это непреложные факты действительности, и чтобы экономическая теория могла принести пользу, она должна признать все то новое, что зачастую ставит исследователя в тупик. Теория равновесия на базе свободной конкуренции вряд ли отвечает требованиям путеводителя для практики. Хотя институционалисты, возможно, напоминают ликоковского всадника, скачущего одновременно во всех направлениях, они по крайней мере обеспокоены тем, что где-то свирепствует пожар. Теоретики же равновесия, ослепленные своей любовью к хитроумным переплетениям экономических категорий, не проявляют никакого желания ставить вопросы, имеющие непосредственное практическое значение. Поэтому, подобно всем чистым теориям, концепция Вальраса не является подлинно действенной: условия, лежавшие в основе разработанных им уравнений, ныне не существуют. Наоборот, говоря словами Джона Кеннета Гэлбрейта, между многими частями экономического механизма равновесия не существует. Неспособностью Вальраса поставить вопросы, имеющие действительно актуальное значение для политической экономии, объясняется и большой разрыв между его чистой и прикладной экономическими теориями. В области прикладной экономики Вальрас обнаружил себя умеренным социалистом, что совершенно не вяжется с его сложными математическими построениями. Теория экономического равновесия, подобная той, которую создал Вальрас, послужила основой для многих теоретических изысканий современных экономистов, но она и не рассматривала вопрос о том, как достигнуть сбалансированной экономики в условиях постоянно усложняющейся и развивающейся технологии производства, в условиях господства корпораций, приводящего к олигополистической ситуации. В такого рода теории нет места для этих проблем, по существу охватывающих все актуальные вопросы современной экономики.
1Joseph A. Schumpeter, History of Economic Analysis, New York, 1954, p. 827.
2 См. такие работы, как Р. А л л е н, Математическая экономия, М., 1963, и Д ж. К е м е н и, Д ж. С н е л л и Д ж. Т о м п с о н, Введение в конечную математику, М., 1963.
3Основным источником биографических данных является автобиография, которая писалась в разное время и была издана дочерью Вальраса Алиной. См. William Jaffe, Unpublished Papers and Letters of Leon Walras, Journal of Political Economy, April, 1935, pp. 187ff; Marsel Boson, Leon Walras, Fondateur de la Politique Economique Scientifique, Paris, 1951. Жаффэ продолжает работу над книгой, которая обещает стать исчерпывающим исследованием о жизни и трудах Вальраса.
4 См. Boson, ор. cit., p. 80.
5 Ibid., p. 95.
6 См. S с h u ш р е t е г, ор. cit., р. 828, и очерк Хикса о Вальрасе в: "The Development of Economic Thought", H. W. Spiegel, ed., New York, 1952, pp. 581П.
7Boson, op. cit., p. 24.
8 Ibid., p. 41.
9 Ibid., pp. 48ff. Хороший анализ социальной обстановки можно найти в: J. М. Thomson, Louis Napoleon and the Second Empire, New York, 1955, pp. 78ff.
10 Boson, op. cit., p. 68.
11 Этот момент наиболее резко подчеркнут в Lesson 42, Taxation, главной работы Вальраса "Elements of Pure Economics". Книга Вальраса была переведена Уильямом Жаффэ и издана в Лондоне в 1954 г. Перевод был осуществлен с издания 1926 г. См. стр. 447 указанного перевода.
12 Boson, op. cit., pp. 138H.
13 Ibid., p. 313 ff.
14 См. "Etudes d'Economique Sociale".
15 Boson, op. cit., p. 194.
16 "Elements...", p. 37.
17 Ср. цитату в: В о s о n, ор. cit., р. 103.
18 X и к с, очерк о Вальрасе в: Spiegel, op. cit., р. 581ff.
19 Boson, op. cit., p. 189.
20 См. "Elements...", Lesson 2 and 3, pp. 58ft.
21 Ibid., p. 43.
22 Ibid., p. 511.
23 Ibid., Lesson 8, pp. 115H.
24 Ibid., p. 40. Курсив автора.
25 См. там же, примечания переводчика, passim. См. также George Stigler, The Mathematical Method in Economics, Five Lectures on Economic Problems, London, 1949, pp. 37ff. Стиглер поднимает ряд важных вопросов использования математических методов в экономическом анализе.
26 "Elements...", p. 380.
27 Ibid." p. 83.
28
29 Ibid., p. 212. Ibid., p. 162.
30 Глубокий анализ этого вопроса дан в: Don Patink i n, Money, Interest and Prices, Evanston, 1956, p. 380.
31 "Elements...", p. 224.
32 Leo Rogin, The Meaning and Validity of Economic Theory, New York, 1956, p. 432.
33 "Elements...", p. 227.
34 Ibid., pp. 218-219.
35 Ibid., p. 83.
36 См. Льюс Р.иРайфа X. Игры и решения, М., ИЛ, 1961, стр. 33 и след; 416 и след.
37 Об истории использования этих понятий см. Schumpeter, ор. cit., pp. 1060ff.
38 См. ниже, стр. 378.
39 "Elements...", p. 186.
40 Ibid., p. 242.
41 См. примечание, Jaffe, ibid., p. 529.
42 См. Indith B.Balderston, General Economic Equilibrium в: "Economic Activity Analysis", 0. Morgenstern, ed., New York, 1954, pp. 15I'f.
43 "Elements...", p. 268.
44 Ibid., pp. 218H.
45 Ibid., p. 274.
46 Ibid., p. 296.
47 К n u t Wicksell, Value, Capital and Rent, (1893), перевод: London, 1954, p. 167.
48 См. George Stigler, Production and Distribution Theories, New York, 1941, p. 253.
49 "Elements...", pp. 243ff.
50 Ibid., p. 242.
51 Как выразился Шумпетер, это было смелое теоретизирование. См. его History, p. ЮЮп. Здесь имелась в виду также другая, отличная от этой теория издержек. См. М. F r i e dm an, Walras and His Economic System, American Economic Review, Dec., 1955, pp. 900ff.
52 "Elements...", pp. 214ff.
53 Ibid., p. 385.
54 См. там же, стр. 550, примечание Жаффэ, и J. R. Hicks, Theory of Wages, London, 1932, p. 234.
55 "Elements...", p. 552.
56 Ibid., p. 415.
57 См. Schumpeter, op. cit., p. 934.
58 "Elements...", p. 269.
59 Ibid., pp. 531-533.
60 Ibid., p. 38.
61 Ibid., pp. 333-334.
62 См. А. W. М а г g e t, The Theory of Prices, New York, 1942, II, 70fr.
63 Дон Патинкин утверждал прямо противоположное. Он считал, что в модели Вальраса экономическое равновесие устанавливается прежде всего на товарном рынке, а затем на денежном рынке. Причем равновесие в последнем случае устанавливается совершенно иным путем и не затрагивает первого рынка. См. Р a t i n k i n, op. cit., pp. 401-403.
64 См. G. L. S. Shackle, Time in Economics, Amsterdam, 1957, p. 93. Шэкл подчеркивает важность принципа всеобщей взаимозависимости для понимания динамического развития.
65 F r i e d m a n, op. cit., p. 908.
66 Г. Л. Мур пытался преодолеть слабые места Валь-расовой системы с помощью эмпирических кривых спроса и предложения, охватывающих как явления монополии, так и свободной конкуренции. См. "Synthetic Economics", New York, 1929, pp. 109ff.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100