economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Владимир Павлович Безобразов

Владимир Павлович Безобразов
(1828-1889)
Vladimir P. Bezobrazov
 
В. П. Безобразов. Избранные труды / Под ред. М. Г. Подкидченко, Е. Н. Калмычковой. - М.: Наука, 2001. - 278 с.
Крис Мондэй
В. П. БЕЗОБРАЗОВ И РУССКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ1
"В последние десять лет народный быт в России совершенно изменился. В этом отношении все согласны - но когда речь идет о последствиях реформ, то у нас существует совершенное разногласие. Каково наше нравственное и экономическое состояние, этого никто положительно сказать не может. Слышно постоянно, что мы находимся в переходном состоянии.
Переходное к чему? Этого мы не знаем; сколько времени может длиться переходное положение, есть ли оно необходимое последствие реформ, об этом много спорят...
Пора после десяти лет нам осмотреться и, не утешаясь неопределенными выражениями, изучать наше настоящее положение и расследовать причины, могущие препятствовать развитию народной производительности".
В. П. Безобразов
Последнее время в российской экономической литературе высказываются разные взгляды на классификацию и периодизацию истории российской экономической мысли. На проходившей в ноябре 2000 г. в Москве конференции "Российская школа экономической мысли: прошлое и настоящее" взгляды ее участников также не во всем совпадали в дискуссии о школах в экономической науке России.
На Западе исследователи истории экономики и экономической мысли России тоже занимают неодинаковые позиции. Р. Пайпс, например, призывает русских интеллигентов отказаться от наследия отечественной экономической мысли и "пойти на выучку к капитализму". В то же время С. Коэн критикует сегодняшних реформаторов за то, что они пренебрегают достижениями предыдущих поколений русских экономистов2.
Не поднимая дискуссию обо всех направлениях и школах, существовавших в истории российской экономической науки, мне хотелось бы коснуться либерального направления3 экономической науки России XIX в., на которое обращается, как мне кажется, еще недостаточное внимание. Видным представителем этого направления был В.П. Безобразов.
Господство либерального направления в русской экономической мысли вплоть до 70-х годов XIX в. сомнению не подлежит. Еще Екатерина II была автором нескольких трудов в области экономики, где излагались выгоды для государства свободной торговли и частного предпринимательства. Прочную основу либерализм приобрел в трудах первого крупного российского экономиста Г. Шторха4. Одновременно либеральные экономические идеи распространялись в публицистке. В частности, на страницах "Духа журналов" появились первые переводы на русский язык работ Сэя и Бентама. Уже в 50-е годы XIX в. российские экономисты Ю. Гагемейстер и Л. Тенгоборский выдвигали либеральные идеи в теории и на практике. Они полагали, что необходимо поддерживать те отрасли промышленности, которые наиболее соответствуют природным условиям страны и обеспечивают удовлетворение большинства потребностей населения. Особенно это было актуально, по их мнению, в отношении России, имеющей ряд неблагоприятных условий для развития промышленности: высокий ссудный процент, дефицит капитала, большое пространство, недостаток знаний и т.д. Исходя из этих положений, они делали вывод, что Россия не в состоянии конкурировать с другими странами в области мануфактурной промышленности, и поэтому нужно способствовать развитию тех отраслей, которые наиболее соответствуют ее положению как аграрной страны5.
Поражение в Крымской войне явилось причиной появления нового поколения либеральных экономистов. Возникла идея, что экономисты должны использовать все силы, чтобы преобразовать русскую экономику. Как пример можно привести слова И.К. Бабста, относящиеся к этому периоду: "Воспользуемся же дружно, милостивые государи, спасительными опытами войны и плодами ее. Она и в экономическом нашем быту раскрыла нам также во всей наготе недостатки и упущения наши. Она указала нам на недостатки в путях сообщений, на монопольный характер многих сторон нашей промышленной деятельности, на отсутствие кредита, на исключительно еще почти естественный характер народного и государственного хозяйства, на медленное обращение капиталов, наконец, на недостаток в них. Возблагодарим ее за то, что она нам указала на все означенные темные стороны. Нам предстоит теперь только не дрогнуть перед ними, но с ними бороться и одолеть их"6.
На основе российских традиций возникли кружки дворянской интеллигенции. В них развернулся процесс создания теоретических основ и практических программ русского либерализма. Одним из центров формирования либеральной идеологии явился петербургский кружок К.Д. Кавелина и братьев Н.А. и Д.А. Милютиных. Его особенностью было преобладание в нем столичной бюрократии и связь с великокняжескими дворами Елены Павловны и Константина Николаевича, которые покровительствовали либералам. В кружок входили чиновники и военные: К.Д. Кавелин, Н.А. Милютин, Д.А. Милютин, К.К. Грот, И.П. Арапетов и А.П. Заблоцкий-Десятовский. К кружку примыкали экономист Г.П. Небольсин и профессор энциклопедического права П.Г.Редкий.
Уже в 60-годы XIX в. имена таких либеральных экономистов как Н.Х. Бунге, И.В. Вернадский, И.К. Бабст и В.П. Безобразов стали наиболее авторитетными. Они сформировали единую экономическую школу и находились в тесных творческих взаимоотношениях. Они вместе публиковались в либеральных журналах, таких как "Экономический указатель" и "Московский вестник". В то время как либеральные экономисты первой половины XIX в. (Шторх и Тенгоборский) были противниками индустриализации, делая ставку на сельское хозяйство, новое поколение либералов (от Н.Х. Бунге до В.П. Безобразова) полагало, что Россия должна стать частью индустриальной европейской экономики, а именно поэтому были противниками государственного вмешательства, направленного, в частности, на экономическую изоляцию России.
Наиболее близким по духу В.П. Безобразову был Н.Х. Бунге. Оба являлись представителями либеральной экономической школы, обсуждали общий круг экономических вопросов, нередко ссылаясь друг на друга. В 1854 г., впервые приехав в Петербург, Бунге на квартире Безобразова познакомился с Кавелиным, Милютиными и их идейными соратниками. К 1856-1857 гг. относится переписка между Безобразовым и Бунге7. Одновременно Бунге и Безобразов сотрудничали с журналом "Русский вестник". Его редактор М.Н. Катков объединял в это время вокруг себя сторонников реформ. На страницах журнала пропагандировались теории мирного и постепенного "разумного прогресса", идеи гласности, законности и правопорядки, самоуправления (прообраз будущих земств). С другой стороны, Бунге и Безобразов проявляли несогласие со все более усиливающимся национализмом Каткова, противопоставляя ему свою западническую ориентацию.
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о существовании либеральной школы в России. С большим основанием можно предположить, что она во многом повлияла на проведение ряда серьезных социальных реформ: понижение выкупных платежей бывших частновладельческих крестьян и переход их на обязательный выкуп (1881 г.), отмена подушной подати (1882-1886 гг.), начало перестройки налоговой системы на подоходной основе, учреждение Крестьянского банка (1882 г.) и принятие первых актов рабочего законодательства (1882-1886 гг.).
Научное наследие яркого представителя этой школы В.П. Безобразова крайне богато и разнообразно. Получив домашнее воспитание, уже в возрасте 15 лет Безобразов делал родителям подарки в форме научных сочинений8. В течение всей жизни он непрерывно писал государственные отчеты, книги и статьи. Известно, что Безобразов даже начал писать роман, похожий на "Маскарад" Лермонтова. Вот отрывок из него:
Кто ж этот гений...?
Точно он! Его я видел... Да он с Вами
Вчера мазурку танцевал,
Хитро выдумывал фигуры,
Легко и бегло толковал
О вечных красотах натуры,
О новостях литературы
И крепко шпорами стучал.
Его я знаю, с уважением
Всегда внимаю я суждениям
Его о винах и конях...
Счастливец! ...Он один видением
Мелькает в Ваших легких снах... 9
Поступив на службу в Министерство финансов в 1849 г., В.П. Безобразов преимущественно занимался разработкой финансовых проблем. В то же время, изучив источники, в 1852 г. он представил Императорскому Русскому Географическому Обществу подробную записку о статистических результатах движения народонаселения. Эта записка, заслушанная в Отделении статистики Императорского Русского Географического Общества, не была напечатана. Тем не менее многие ее выводы послужили источниковой базой для дальнейших исследований в этой области, в частности в трудах академика П.Н. Кеппена10. В переписке с ним Безобразов выражал сожаление, что из-за многочисленных государственных дел он не мог всего себя посвятить науке. С другой стороны, он полагал, что в государственном аппарате был дефицит в профессиональных финансистах, поэтому любой компетентный в этих вопросах экономист мог добиться больших успехов и занять видные государственные посты11. В этом смысле правомерно привести сравнение между Безобразовым и Татищевым. Написанная Безобразовым биография Татищева во многом проливает свет на самого автора, для которого Татищев был не только государственным деятелем, но и ярким образцом европейской образованности, умелого сочетания западных традиций с российской действительностью при одновременном неусыпном рвении к науке. Этому идеалу Безобразов старался следовать всю свою жизнь12.
Обращаясь к экономическим и социальным взглядам Безобразова13, необходимо сказать, что они занимали промежуточное положение между русским либерализмом 60-х и 70-х годов, навеянным влиянием французских поклонников А. Смита, и более радикальным направлением российской экономической науки 80-х и 90-х годов, отражавшим новые тенденции немецкой исторической школы и марксизма. В данной статье мы рассмотрим, какое место идеи Безобразова занимали в области политической экономии, в финансах и статистике.
Но вначале стоит остановиться на политических взглядах Безобразова. В 50-х годах XIX в. он подвергал критике консервативных помещиков, доказывая необходимость отмены крепостного права. Например, Безобразов выступал против апологета крепостного права Г. Бланка, который находил причины превосходства России над Европой в этом коренным, по его мнению, русском институте. Безобразов, цитируя труды Молинари и Чичерина, считал, что выводы Бланка по русской истории "не только бесплодны, но могут быть даже вредны; ибо, смотря назад, мы не можем в то время смотреть вперед"14. Безобразов убеждал отказаться от барщины и переходить к наемному труду, который в соответствии с экономической теорией является наиболее выгодным.
После отмены крепостного права Безобразов призывал российское дворянство отказаться от сословного эгоизма и чрезмерных привилегий, выступая за преодоление замкнутости дворянства, прилив в него "свежих сил" из числа землевладельцев других сословий, создание новой, "естественной" аристократии. Он считал дворянство главным оплотом против революции, так как, по его мнению, из-за малой образованности русский народ не был готов к демократии. Безобразов считал, что на данном этапе России не нужна конституция, поскольку "с развитием конституций и парламентских правлений в западной Европе деспотизм административных агентов и поддерживающая их беззаконное самовластие бюрократическая централизация не только не ослабевали, а всюду возрастали"15.
Безобразов видел в опыте Франции отрицательный пример введения демократических институтов - без подготовки со стороны общества и без достаточного уровня юридического и культурного образования у населения. "Рассматриваем один коренной грубый предрассудок, - пишет Безобразов, - насажденный в европейских умах поверхностными французскими понятиями об английской конституции. Этот предрассудок заключался в том нелепом представлении, что вся сила этой конституции состоит в некоторых наружных формах государственного устройства и даже только в его верхушке (парламенте) и что стоит только, где угодно, возвести государственные учреждения с такими точно формами и насадить на них эту верхушку, чтобы придать государственному строю каждого народа такую же точно устойчивость, какой славится Англия. Согласно с этими легкомысленными понятиями составился космополитический "шаблон конституции", который переносился из одного государства в другое и по которому пытались не так давно возродить даже государственный строй Турции"16.
Безобразов одобрял в то же время местное "самоуправление", которое имеет место в Англии. "Это основание всего государственного порядка Великобритании, составляющего предмет зависти всех народов, это главное обеспечение столь прославленной "английской свободы" заключается прежде всего в характере Великобританского государственного управления гораздо более, чем в государственном устройстве, и всего более в началах местного самоуправления, на которых покоится вся административная власть и которой обеспечивается вся ее незыблемая законность и с ней свобода каждого великобританского подданного"17.
Таким образом, необходимо, по мнению Безобразова, внедрить в России институты самоуправления и мировых посредников, но говорить о парламентаризме пока рано.
Что же касается экономического творчества Безобразова, то здесь, на наш взгляд, наименее ценную часть представляют его работы в области экономической теории. В своих дневниках сам Безобразов признавал, что его государственные обязанности не позволяют ему глубоко изучать теоретическую мысль. Более того, Безобразов не раз сожалел о низком общем уровне развития экономической науки в России18. И тем не менее нам представляется целесообразным раскрыть взгляды Безобразова на этот предмет.
В многочисленных публикациях Безобразов сопоставлял "науку" с "практикой". Рассуждение на эту тему было излюбленным предметом русских публицистов того времени. Для Безобразова наука имела прочные основы, если они обнаруживались в процессе опытного знания. В экономической же науке руководящим принципом является необходимость свободного действия экономических субъектов ("свободное начало", по терминологии Безобразова). Наука, писал Безобразов, учит нас, что любое принуждение снижает уровень экономической эффективности. Отсюда следует, что высокие тарифы, неумеренные налоги, ограничение свободы передвижения, принудительный труд и т.д. не соответствуют стимулу к экономическому занятию. По доктрине Безобразова, наука доказывает, что частное предпринимательство является двигателем экономики, но ей приходится бороться, с одной стороны, с недальновидными и непросвещенными бюрократами, пренебрегающими теорией, а с другой - с мечтателями-социалистами. "Науки, занимающиеся явлениями из круга человеческой деятельности, во все времена подвергались нападкам, одинаково ожесточенным, с двух совершенно противоположных сторон: рутины и утопии. До сих пор борьба науки с этими двумя противниками далеко не прекратилась и в последнее время являлась в особенно резких формах"19. Этот взгляд был распространен среди либеральных экономистов того времени20.
Для Безобразова, как и для других либеральных экономистов того времени, словом "рутина" характеризовалась "средневековая" экономическая политика графа Канкрина, министра финансов в 1823-1844 гг. Безобразов был крайним представителем принципа невмешательства государственной власти в экономические отношения. Он придавал ему характер абсолютной истины, одинаково пригодной для всех времен и народов и последовательно применял ее к решению основных задач экономической политики. С этой точки зрения он был непримиримым противником как социализма, так и протекционизма.
В.П. Безобразов старался убеждать в необходимости распространения экономического знания в обществе. С этой целью в статьях и докладах он показывал как различные "последователи А. Смита" путем уничтожения торговых барьеров и соблюдения политики твердой валюты достигли потрясающих результатов. Любимым примером Безобразова была деятельность английских государственных деятелей Р. Пиля и У. Гладстона. По словам Безобразова, "блистательные практические результаты экономических реформ Англии (при Р. Пиле. - К.М.), благоустройство финансов и возвышение благосостояния всех слоев народонаселения, в особенности рабочих классов, оказались в то самое время, когда соседний (французский. - К.М.) народ претерпевал жесточайший социальный кризис, порожденный теми же самыми новыми экономическими элементами современного общества при упорстве политических людей, чуждых и враждебных экономическим идеям. Англия пожинала плоды политической экономии в то самое время, как в Париже строились и разрушались общественные мастерские для улучшения быта рабочих классов и запрещалось преподавание политической экономии. Небывалое нигде доселе умственное и политическое развитие рабочих классов Англии, посреди экономической свободы и неприкосновенности собственности, финансовые реформы Гладстона, гениального продолжателя Р. Пиля, убедили самых неверующих, в какую сторону должна обращаться государственная деятельность нашего времени"21.
В.П. Безобразов имел тенденцию причислять всех экономистов к "последователям А. Смита", не делая различия между экономическими школами. К примеру, автор, объединяя своих героев, пишет: "Величайшие патриоты нашего века: Штейн, Пиль, Кавур, Глад стон вместе с тем являются и величайшими реформаторами в духе экономической науки, а учение этой самой науки многие еще заподозривают в том бездушном космополитизме, который действительно несовместим с плодотворной государственной деятельностью"22. По этому поводу известный экономист Л. Слонимский правильно подверг критике Безобразова: "Стараясь внушить публике особенное благоговение к положениям и выводам этой науки (политической экономии. - К.М.), Безобразов как бы намеренно игнорировал существование различных политико-экономических школ, отрицающих одна другую и оставляющих нерешенным самый вопрос о том, где именно искать науку - в трудах ли Молинари или в исследованиях Карла Маркса"23.
Данная тенденция любопытна, поскольку первые изложения новых экономических воззрений представителей исторической школы Германии Л. Штейна, А. Вагнера и Б. Гильдебранта принадлежат В.П. Безобразову. Хотя взгляды немецких экономистов часто расходились, их сущность заключается в том, что, выступая против учения Смита, они считали вмешательство государства в экономику не только необходимым, но и позитивным.
В.П. Безобразов был лично знаком с названными немецкими учеными, он находился с ними в переписке. Вагнер, преподавая в Дерпте, не раз прибегал к советам Безобразова по различным финансовым вопросам, касающимся России.
Интерес представляет перевод Безобразовым сочинения Б. Гильдебранта "Историческое обозрение политико-экономических систем" (СПб., 1861)24. Насколько нам известно, в этом переводе впервые появилось изложение экономических взглядов Ф. Энгельса на русском языке. Подробно разбирая разные социалистические теории, Гильдебрант пришел к выводу, что капиталистическое общество действительно страдает от некоторых изъянов, которые способны решить только активная роль государства. Немецкий ученый подверг критике теории А. Смита, в частности его теорию ценности (стоимости). В комментариях к переводу этого сочинения В.П. Безобразов, восхищаясь способностью Гильдебранта собирать разнородный фактический материал, не соглашается с его выводами. Он считал, что Гильдебрант подверг критике теорию ценности Смита только из-за недостаточного знакомства с работами таких его французских толкователей как Ф. Бастиа25. Например, когда Гильдебрант указывал на то, что представители классической школы не обращали внимания на роль общественных факторов, таких как организация труда, в процессе образования ценности, Безобразов добавлял свои комментарии: "Весь тот умственный элемент производства... ни мало не был упущен из виду экономической наукой... Некоторые, и теперь весьма многочисленные, писатели дают даже этому элементу особое место в науке под названием нематериального или нравственного капитала. Английские экономисты вообще не признают нематериальных ценностей, и потому упрек, сделанный автором (Гильдебрантом. - К.М.) школе Смита, в этом отношении отчасти может быть оправдан. Другие писатели (в особенности Бастиа) даже не делают никакого различия между материальными и нематериальными произведениями, прямо называя всякое произведение труда ценностью или услугой"26. В 60-х годах XIX в. взгляды Бастиа пользовались большим успехом в России27.
Но уже в "Политической экономии" Безобразова, которая представляет собой курс лекций, прочитанных им в Александровском лицее, наблюдается колебание веры Безобразова в доктрину Бастиа под влиянием идей немецкой исторической школы. В ходе лекции Безобразовым был поставлен вопрос: "Необходимо ли вмешательство правительства в общественные и экономические явления?" Его собственный ответ на него гласит, что хотя бесспорным являются предположения Бастиа, что "личные интересы развиваются гармонично и что эта гармония делает постепенные успехи с успехами цивилизации", французские либеральные экономисты зашли слишком далеко, считая, что рынок представляет собой настолько совершенный механизм, что возможно избавиться от государства вообще. Вмешательство государства Безобразов оправдывает следующими причинами: 1) неизбежностью самого механизма государственных финансов для выполнения его основных функций; 2) обеспечением общественного порядка: "возьмем для примера водку. Производство и потребление ее одинаковы с производством и потреблением всех других товаров и с экономической точки зрения не требуется никаких регламентации правительства. Но тут к экономическим примешиваются другие интересы"; 3) надзором над монополиями; 4) выполнением государством некоторой хозяйственной задачи эффективнее, нежели частным сектором28. Тем не менее Безобразов пришел к выводу, что лучше свести государственную роль к минимуму. Таким образом, с основными выводами Штейна, Гильдебранта и Вагнера о существовании коренных противоречий в капиталистической системе Безобразов никогда не соглашался.
Новое поколение русских экономистов, дополняя образование путем зарубежных "командировок", пришло к иным выводам. Для выдающихся русских экономистов 90-х годов XIX в., таких как А.И. Чупров, В.Е. Постников и Н.И. Зибер, имеющих возможность слушать лекции у Вагнера и Штейна, мировоззрение немецкой исторической школы выглядело гораздо вернее, чем старомодное учение А. Смита29. Зибер, например, развивал социалистическую и марксистскую теории, в то время как Постников и Чупров также резко отказывались от многих постулатов Смита, обращая внимание на исторические особенности русской экономики. А потому для них работы Безобразова в области экономической теории выглядели весьма устаревшими и наивными. Они редко ссылались на Безобразова. В истории русской экономической мысли часто бывало, когда новое поколение игнорировало достижения предыдущего.
С другой стороны, русские публицисты 80-х и 90-х годов, борющиеся за протекционизм, резко нападали на Безобразова. К примеру, горный инженер и писатель К.А. Скальковский часто выступал против Безобразова." У Безобразова, - пишет он, - точно было слишком много учености для его головы"30. Скальковский так характеризовал кружок Безобразова: "Часто говорят, будто бы в России теперь две партии: одна - охранительная, другая - свободной торговли. Это совершенно неверно. Если отнести к первой партии всех, кому дорог народный труд и кто не желает продать народную почву за куски гнилого ситца, то я могу сказать, - как тот французский депутат, который отвечал: нас здесь семеро, но нас слушают семь миллионов, - нас протекционистов, здесь немного, но в России нас не семь, а семьдесят семь миллионов. Кто же, милостивые государи, другая партия, идеал которой в де-Молинари? Наши ли это землевладельцы, наши ли это фабриканты, наши ли это купцы, наши ли это ученые? Нет, м.г., это три тайных советника, четыре действительных статских советника, один статский и один надворный советник. Разве это, м.г., партия? Это только та "отважная группа фритредеров", о которой мечтает наемный бельгийский экономист"31.
Нападки протекционистов на Безобразова нельзя считать справедливыми. Ведь Безобразов, в отличие от фретредеров первой половины XIX в., не был противником промышленного пути развития. Но Безобразов считал, что российские заводы и фабрики достаточно сильны и конкурентоспособны для развития без помощи государства32. Он видел главное препятствие для индустриализации в неразвитости банковской системы. По словам И.Ф. Нормано, В.П. Безобразов был основателем кружка, поддерживающего идеи Сен-Симона33. Сен-Симон и его многочисленные последователи видели в банках средство для организации труда и участия всей нации в управлении общественным производством. По словам В.Л. Степанова, "вдохновленные успехами западных соседей, либеральные экономисты (И.К. Бабст, В.П. Безобразов, Н. Бунге, И.В. Вернадский, Ю.А. Гагемейстер, Е.И. Ламанский) во второй половине 50-х годов выступили в печати с пропагандой преимуществ частного кредита. Популярность "банковских идей" Сен-Симона достигла необычайного размаха. Русская экономическая литература была полна откликов на деятельность учрежденного в 1852 г. парижского акционерного банка "Креди мобилье" (Общества движимого кредита), который вызвал восхищение современников размахом и смелостью своих операций"34. В 60-х годах XIX в. Безобразов, считает Нормано, был лидером этого направления. К этому делу он привлек своего друга Ламанского, управляющего Государственным банком. Подражая французам, они устроили публичную дискуссию и образовали Политико-экономическое отделение Императорского Географического Общества. Эта организация оказала огромное влияние на государственную политику во время "эпохи реформ"35.
Следует отметить, что вслед за Штейном Безобразов начал обращать внимание на нетрадиционные для экономической теории того времени хозяйственные организации: товарищество и общину. Это направление получило затем мощное развитие в работах А.И. Чупрова.
Таким образом, хотя каждое новое поколение либеральных экономистов старалось отмежеваться от своих предшественников, наблюдается некоторая последовательность и общие тенденции развития экономической теории в России. Можно считать труды Безобразова своеобразным мостом от фритредеров первой половины XIX в. к либеральному мировоззрению А.И. Чупрова.
Современники видели в Безобразове знатока финансовой науки. Именно исследования в этой области послужили поводом для его избрания в Академию наук. На протяжении всего времени его государственной службы ему поручали решать различные финансовые задачи, такие как исследование возможности создания частного банковского сектора, изменения податных сборов, приватизации казенных заводов и т.д. Разработку таких вопросов Безобразов часто превращал в самостоятельные научные труды.
В то время финансовая наука была новым направлением экономических исследований. Самое словосочетание Finanzwissenshaft (финансовая наука) впервые было употреблено в XVIII в. немецкими камералистами. Студенты, изучавшие камералистику, должны были затем служить в государственных учреждениях, и поэтому финансовая наука носила прикладной и в то же время смешанный характер, включая в себя элементы права, экономической науки, статистики, философии и даже медицины. Эта специфическая форма финансовой науки оказала большое влияние на российских экономистов и оставила глубокий след в России, где почти всех членов Министерства финансов можно назвать камералистами. В частности, граф Канкрин, пренебрегая "теорией", создал своеобразную финансовую систему. Можно отметить, что вплоть до Октябрьской революции данный предмет именовали в России "финансовым правом", название которого отражало его камералистское происхождение.
В то же время представители классической школы, А. Смит и Д. Рикардо, разработали теоретическую основу финансовой науки. Главное положение их учения состоит в том, что налогами надо облагать не имущество, а чистый доход. С другой стороны, поскольку представители этой школы были противниками самого принципа государственного вмешательства, их исследования мало коснулись практических задач государственных финансов. В финансовых вопросах они стремились к тому, чтобы свести государственное вмешательство к минимуму, в частности в области налогообложения36. Учение этой школы оказало на Безобразова исключительное влияние37. Безобразов выступал против финансовой системы Канкрина, которую он называл средневековой, ратовал за создание системы частных банков, за свободную торговлю, за отмену налога на соль и табак, за приватизацию государственных предприятий и т.д.
Но, с другой стороны, Безобразов принимал концепцию нового поколения немецких экономистов. Дело в том, что в эти годы в Германии Л. Штейн и А. Вагнер совершили революцию в области финансов. Считая, что государство должно играть первостепенную роль в экономике, они впервые подробно рассмотрели историческое развитие налогообложения и денежной системы. Выступая против камералистов и принимая только фискальные аспекты налогообложения, они стремились к соответствию государственной финансовой системы с социальным и политическим положением страны. В частности, в работе "Финансовая наука" (1872), А. Вагнер делал вывод, что налоговая система имеет своей целью не только привлечение государственных доходов, но и социальную справедливость и стремление к равенству доходов. Соответственно налогообложение должно быть прогрессивным. Более того, должны быть обложены высокими налогами наследство и все другие виды "незаслуженных" доходов.
Хотя Безобразов впервые познакомил русскую публику с трудами немецких экономистов по финансовым вопросам, сам он принимал только их методику, а не их мировоззрение. В своей работе "Государственные доходы" Безобразов, выполняя государственное поручение "рассмотреть податную систему", сопоставлял налоговые поступления в России с финансовыми системами различных западноевропейских стран. Хотя на первый взгляд этот труд похож на подобные работы прежних российских экономистов, как, например, "Производительные силы" Л.В. Тенгоборского, он превосходит их по степени разработанности. Без преувеличения можно сказать, что главная задача Безобразова заключалась в разработке методики исчисления государственных доходов, основанной на категориальных принципах немецкой школы и нацеленной на практическое ее воплощение не только в конкретно-исторических условиях России, но и в странах Западной Европы38.
В силу официального характера работы "Государственные доходы" Безобразов не формулирует четко требования более прогрессивной налоговой системы. Тем не менее в работе "Молодая Россия" он делал предложение об относительном снижении налогового бремени крестьянского сословия после отмены крепостного права. Однако в целом Безобразов не разделял взглядов Штейна и Вагнера о финансах как инструменте социальной справедливости. Этот тезис подтверждается при рассмотрении учебника Безобразова по финансовому праву. В данном труде он постоянно упоминает имена Штейна и Вагнера, принимая их терминологию. Но он отдает там предпочтение учению Смита и рассматривает государство как необходимое зло.
У нового поколения русских финансистов сформировалось другое мировоззрение. Примером может служить русский финансист В.А. Лебедев, который учился в Германии у Вагнера39. Поэтому его взгляды довольно близки к взглядам представителей новой исторической школы Германии, которые считали, что государство должно обеспечить социальную справедливость. Хотя Лебедев, как и Безобразов, преподавал в Александровском лицее финансовое право, он редко говорил об идеях Безобразова. Тем не менее не подлежит сомнению, что Безобразов оказал влияние на русскую финансовую науку, и в частности на учение В.Г. Яродского.
Взгляды А. Вагнера оказались ближе Безобразову по вопросам денежного обращения. В своих работах по данному вопросу Вагнер выразил согласие с английской банковской школой, особенно с Т. Туком, и недоверие ко всем видам бумажных денег. В работе "О некоторых явлениях денежного обращения в России в связи с промышленностью, торговлей и кредитом" (М., 1863) Безобразов также доказывал правильность денежных реформ Р. Пиля, при котором английская валюта получила прочное обеспечение, и тем самым необходимость проведения такой политики в России. Впрочем, ценность этого труда состоит прежде всего не в теоретических выводах, а в методах статистической обработки фактического материала. Современники считали эту работу Безобразова его главным достижением40. Поскольку многие фактические данные, использованные Безобразовым в своей работе, сейчас недоступны, его труд и сегодня сохраняет свою ценность.
На наш взгляд, главные труды В.П. Безобразова написаны не по финансовым вопросам, а по статистике, поскольку он внедрил новую методику в этой области. Известно, что в первой половине XIX в. статистические работы в России носили канцелярский, официальный характер. Крупнейшие русские теоретики-статистики начала XIX столетия были представителями описательного направления, происхождение которого нужно вести от камеральных наук41. Статистики того времени пытались представить обобщающие данные, которые охватывали главные отрасли народного хозяйства, однако их исследования были мало достоверными. В результате крупные специалисты последней четверти XIX в., такие как Н.А. Каблуков и А.И. Чупров, практически отказались использовать работы русских ученых. Уже в 50-е годы XIX в. французским исследователем Ф. Ле-Плэ была разработана новая методика статистических исчислений. Он подверг критике статистические данные официальных отчетов, полагая, что каждый, занимающийся сбором информации, должен сам объездить интересующую его область. Таким образом, Ф. Ле-Плэ положил начало так называемому "полевому" исследованию42.
Безобразов одобрил работу Ле-Плэ и с этих позиций критиковал труд Л.В. Тенгоборского "Производительные силы России"43. Хотя Безобразов считал, что эта работа лучшая в своем роде, он решил не принимать методику Тенгоборского, поскольку она была основана только на официальных данных, а не на личных наблюдениях. В 1858 г. в работе "Материалы для физиологии общества" Безобразов излагал свою новую методологию исследования. Данный труд является рецензией на книгу В. Риля "Естественная история народа". И хотя Безобразов не мог согласиться с реакционными выводами Риля, он одобрил методику немецкого ученого, который, подобно Ле-Плэ, собирал материал не путем изучения документов, а исключительно с помощью личного наблюдения, путешествуя по Германии. По словам Безобразова, "этот живой материал народной жизни, изученный труженически, в самых скрытых его частях, не в книгах, а в самой природе, не только с терпением германского ученого, но со всем жаром, со всей чуткостью любви к народу. Такой материал необходим для всякой политической системы, для каждого государственного человека, каковы ни были его собственные, личные убеждения"44. Безобразов делал вывод, что "только естественно-исторические исследования народной жизни могут быть правильным основанием для государственной деятельности, для общественной политики"45.
В.П. Безобразов использовал всякую возможность применять свой метод на практике. Он превращал каждое государственное поручение (исследования какой-либо прикладной проблемы) в оригинальное "полевое" исследование, примером которого может служить его работа, посвященная земским банкам. Безобразов объяснял свою методику следующим образом: "Для исполнения этого поручения я объехал означенные губернии и старался ознакомиться с существующими предположениями относительно учреждения земских банков, с разными обстоятельствами и условиями, благоприятствующими или противодействующими успеху поземельного кредита, и с операциями и личным составом Приказов Общественного Призрения. С этой целью я входил в сношение как с лицами местного управления, так и с предводителями дворянства и всеми землевладельцами, которых я успел застать в губернских и уездных городах, лежавших на моем пути... Стараясь, по возможности, войти в сношение со всеми лицами, специально занимающимися вопросом о земских банках, я не ограничивался заездами в губернские города, а посетил некоторых помещиков в их деревнях, лежавших не в дальнем расстоянии от моего пути"46.
К серьезным статистическим исследованиям Безобразова относится "Уральское горное хозяйство" (СПб., 1869). Работа явилась результатом деятельности Комиссии, учрежденной императором для пересмотра системы податей и сборов и занимавшейся обсуждением проекта нового горного устава и составлением проекта условий передачи казенных горных заводов в частные руки. Для исполнения этой обязанности Безобразов лично посетил почти все казенные и частные горные заводы на Урале. Не ограничиваясь собранием официальных сведений и данными, находящимися в распоряжении должностных лиц, Безобразов старался "сблизиться со всеми слоями местного народонаселения, чтобы слышать голос всех разнообразных интересов, связанных с горным хозяйством и с его много различными отношениями к краю"47. Безобразов писал об этом: "Разъезжая... по проселочным и мало проезжим дорогам, даже иногда по таким, по котором иначе нельзя было пробраться как верхом или пешком, я мог легче, чем на больших трактах, ознакомиться с бытом народа и с действительным положением вещей, часто заслоняемых официальной обстановкой; на сколько это зависело от меня, я устранил всякий формализм в личных сношениях со мной и всякую искусственную подготовку со стороны должностных лиц для моего путешествия"48. Следует отметить, что уральские города того времени представляли своеобразные "закрытые города", и многие заводы, посещенные Безобразовым, были недоступными для посторонних лиц. Поэтому его исследования имеют исключительную важность для историков Урала.
В заключении своей работы ученый делал некоторые выводы, которые, с одной стороны, соответствуют его либеральной идеологии, а с другой, подкрепленные фактами и личными наблюдениями, - обладают поразительной достоверностью49. Прежде всего он обращает внимание на печальное финансовое положение казенных заводов, которое приносит государству только убытки. По расчетам Безобразова, в 1868 г. государству пришлось покрыть убытки в сумме 938 000 руб. серебром. Ученый отмечал техническую отсталость казенных заводов в сравнении с частными. "Почти все казенные заводы, - писал Безобразов, - требуют коренных исправлений и весьма многие нуждаются в затрате новых значительных капиталов... даже просто для продолжения своих действий"50. Что касается частных заводов, то они в общем были конкурентоспособны51.
Самым крупным произведением Безобразова, основанным на личных наблюдениях, является его произведение "Народное хозяйство России. Московская (центральная) промышленная область". В 1870 г. он излагал основные цели своего нового проекта: "Для соображений Министерства Финансов, по разработке разных вопросов ныне в нем рассматриваемых, представляется весьма полезным исследование Центрального (Московского) промышленного района России с тем, чтобы в главе его средоточия собрать сведение о положении важнейших отраслей нашего фабричного и заводского производства, торговли, об условиях благосостояния и заработках рабочего класса и вообще о производственных силах и нынешнем направлении народного хозяйства, а также о влиянии, которое имели усиленные в последнее время выпуски кредитных билетов на промышленность и торговлю. Упомянутые сведения, собранные на местах, могут быть полезны при обсуждении проектов о замене подушной подати, при пересмотре таможенных постановлений..."52.
Этот труд является одним из самых богатых источников, свидетельствующих о развитии капитализма в России. Здесь мы не можем подробно остановиться на интересных выводах и замечаниях, изложенных в этом исследовании, а только указываем на главное заключение автора. Используя метод наблюдения знаменитых путешественников А. Гакстгаузена и Ф. Ле-Плэ, он пришел к заключению, противоложному их выводам. Согласно Безобразову, экономическое развитие этого района носит общеевропейский, капиталистический характер.
Подобно тому, как экономисты следующего поколения игнорировали работы Безобразова в области экономической теории и финансов, также и статистики не использовали примененную Безобразовым методику. В 1871 г. публикация докторской диссертации Э. Ян-сона (активного члена Географического общества) "Направления в научной обработке нравственной статистики" (СПб., 1871), посвященной исследованию и критике учения Кетле, означала переворот в российской статистической науке53. Статистические приемы последователей Янсона, ученых-статистиков нового поколения, Ф.А. Щербины, А.И. Чупрова и Н.А. Каблукова, более похожи на современную методику, которая отказывается от метода простого наблюдения, используемого Безобразовым.
На примере рассмотрения творчества В.П. Безобразова мы пришли к выводу о том, что либеральное направление занимало достойное место в русской экономической мысли. Что же касается оценки трудов самого Безобразова, то, хотя он считал необходимым учитывать особенности российской действительности, сам тем не менее достаточно часто следовал теории в ущерб практике. Однако положительной стороной в научном наследии Безобразова являются статистические исследования, имеющие сугубо объективный характер. Сознавая недостаток официальной статистики, Безобразов путешествовал и собирал сведения у разных слоев населения. В этом Безобразов отличался от некоторых нынешних реформаторов, которые принимают решения без знания реального положения дел.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1 На проходившей в Москве в ноябре 2000 г. конференции "Российская школа экономической мысли: прошлое и настоящее" я познакомился с молодым американским ученым, занимающимся исследованием истории российской экономической мысли. Крис Мондэй, окончивший Калифорнийский университет Санта Круз, в настоящее время является аспирантом Санкт-Петербургского университета. Поскольку он уже достаточно глубоко погрузился в исследование российской экономической науки XIX в. и, в частности, творчества В.П. Безобразова, было решено предложить ему написать вступительную статью к "Избранным трудам" В.П. Безобразова. Мы надеемся, что две вступительные статьи дадут более полное представление о творчестве В.П. Безобразова. Статья К. Мондэя интересна еще тем, что представляет в определенной мере "взгляд со стороны" на развитие российской экономической науки. - М. Покидченко.
2 См. Cohen Stephen F. Failed Crusade: America and the Tragedy of Post-Commust Russia. N.Y., 2000
3 Избегая недоразумения, скажем, что под понятием "либеральное направление" мы понимаем тех экономистов, которые считали себя последователями А. Смита, полагая, что рыночный механизм обеспечивает равновесие в экономике и всеобщее благосостояние. Конечно, сегодня название "либерал" несколько изменило свое значение.
4 H. Starch. Cours d'economic politique. St.-Petersburg, 1815.
5 К. Мондэй. Экономические воззрения Л.В. Тенгоборского // Экономическая история России: Проблемы, перспективы, решения. Волгоград. Вып. 2. 2000.
6 Бабст И.К. Речь, произнесенная 6 июня 1856 г. в торжественном собрании Императорского Казанского университета // И.К. Бабст. Избр. труды. М., 1999. С. 101.
7 Бунге, например, рассказывал в письмах о своей научной деятельности, которая состояла из: разбора 4-го тома сочинения Тенгоборского "Производительные силы", критики учебника Каменского по политической экономии, перевода "The credit system in France", некролога на смерть Д.П. Журавского (автора статистического описания Киевской губернии) и изучения Д.С. Милля. Бунге сообщал также о намерении написать статью по политической экономии под вымышленным именем, чтобы узнать мнение его киевских друзей: "Я думаю написать ее под вымышленным именем и сделать это ради киевских моих друзей, мнение которых я хотел бы узнать, и Вам выдаю тайну в надежде, что Вы скажете, что дурно и что хорошо" (ИРЛА. Ф. 25. Ед. 65. Л. 3-5). Мы хотели бы обратить внимание на то, что в этот период и Безобразов занимался теми же вопросами.
8 ИРЛИ. Ф. 23. Ед. 81 (неопубликованное сочинение "Общественное и домашние воспитания" (1842), посвященное отцу).
9 ИРЛИ. Ф. 23. Ед. 58. Л. 14 об. (архив Безобразова) ("Отрывок из светской жизни" - части неопубликованного произведения).
10 СПб. фил. архива РАН. Ф. 2. On. 17. Ед. 38. Л. 3 и 3 об.
11 СПб. фил. архива РАН. Ф. 30. On. 3. Ед. 2.
12 Василий Никитич Татищев. Очерк его деятельности по горной части. Речь В.П. Безобразова. Читано в торжественном заседании Академии 19 апреля 1886 г. СПб., 1887.
13 По нашему мнению, ошибочно утверждение, обнаруживаемое иногда в литературе, согласно которому Беэобразов считается крайним западником.
14 Безобразов В.П. Заметка по поводу статьи г. члена И.В.Э.О., статского советника Гр. Бланк // Русский Вестник, 1856. Т. 4. С. 259. Эта критика была поддержана Н.Г. Чернышевским (Современник. 1856. │ 10). См. также: Бланк Г.Б. Ответ на заметку В. Безобразова по поводу статьи "Русский помещичий крестьянин". СПб., 1857 (из Трудов В.Э.О. 1857. Т. 1.0тд. 1.│ 1).
15 Безобразов В. П. Государство и общество. Управление, самоуправление и судебная власть. СПб., 1882. С. 15 (предисловие).
16 Там же. С. 14 (предисловие).
17 Там же. С. 16 (предисловие).
18 Безобразов В. П. О влиянии экономической науки на государственную жизнь. М., 1876. С. 28.
19 Безобразов В.П. О государственном налоге, его основаниях, главных видах и экономических последствиях // Библиотека для чтения. Май 1856. С. 193.
20 Например, И.К. Бабст сожалел, что "прежде всего науке приходится бороться с тупыми, устарелыми предрассудками, с недоверием большинства, привыкшего к рутине, большинства, выражающего на каждом шагу свое недоверие, неуважение, а нередко и злобу к теории. Нет почти ни одного вопроса, ни одного явления в народном хозяйстве, где бы теории не встретили упорного сопротивления и где бы нам не пришлось вступать в бой с отживающими уже формами народного хозяйства, но за которые говорит вековая давность, привычка, рутина и неподвижность - эти постоянные признаки отживающих форм" (Бабст И.К. Избр. труды. М., 1999. С. 101).
21 Безобразов В.П. О влиянии экономической науки на государственную жизнь в современной Европе. М..1867. С.20.
22 Там же. С. 21.
23 См.: Венгеров С.А. Критико-библиографический словарь русских писателей и ученых, СПб., 1891. Т. II. С. 318-319.
24Рецензии на эту книгу см.: Шелегун Н.В. Рабочий пролетариат в Англии и во Франции // Современник. 1861. │ 9; Заочный В. Рецензия на книгу Б. Гильдебранта // Русский вестник. 1861. │ 32; Бабст И. Рецензия // Вест. промышленности. 1861. │ 2; Щеглов Д. Об отношении русской экономической литературы к науке // Библиотека для чтения. Март 1862.
25 Гильдебрант Б. Историческое обозрение политико-экономических систем / Пер. В.П. Безобразова. СПб., 1861. С. 104.
26 Там же. С. 164.
27 Русские переводы трудов Ф. Бастиа появились весьма рано: "Экономические софизмы" (1863 г.) и "Экономические гармонии" (1869 г.).
28 Безобразов В.П. Политическая экономия. СПб., 1877. С. 75-78. В этом вопросе Безобразов находился под явным влиянием выдающегося либерального экономиста Дж.С. Милля, который в своей теории расширил функцию государства в экономике.
29 Чупров А.И. Отчет кандидата юридического факультета Александра Чупрова о пребывании за границей за 1872 г. в собрании "Отчет и речи, произнесенные в торжественном собрании Императорского Московского университета 12 янв. 1875 г." М., 1875.
30 Скальковский К.А. Наши государственные и общественные деятели. СПб., 1890. С. 102.
31 Там же. С. 91-106.
32 Этого взгляда придерживаются несколько современных исследователей. См. Kahan A. Government Policies and the Industrialization of Russia // Journal of Economic History. 1967. Vol. 27. N 4.
33 Normano J.F. The Spirit of Russian Economics. N.Y., 1945. P. 49. Нормано учился в России много лет и был лично знаком со многими русскими экономистами, в том числе с П.Б. Струве. Поэтому его мнение весьма авторитетно. Единственное наше возражение состоит в том, что, по нашим сведениям, первым поклонником Сен-Симона в России был не В.П. Безобразов, а Л.В. Тенгоборский. Еще в 1856 г. вышла работа Л.В. Тенго-борского "Essai sur le Credit Moblier".
34 Степанов В. Л. Бунге Н.Х. Судьба реформатора. М., 1998. С. 83.
35 Normano J. F. The Spirit of Russian Economics. P. 49.
36 Об отношении Смита к государству много спорят. Здесь речь идет не о действительной теории Смита, а о том, как русские экономисты того времени ее воспринимали.
37 Изложение этих взглядов находится уже в ранних произведениях Безобразова. См.: О государственном налоге // Библиотека для чтения. Май 1856.
38 В.П. Безобразов использовал опубликованные сведения, а также полученные путем личного, неформального общения с представителями правительственных кругов.
39 Masoero A. Paysages sociaux et intineraires de formation // Cahiers du Monde russe, XXXVI (1-2). Janvier. 1995. P. 7-36; В.А. Лебедев // Биографический словарь профессоров СПб. университета. СПб., 1897.
40 К ней обращался Вагнер для написания труда "Русские бумажные деньги" (перевод Н.Х. Бунге). Киев, 1871.
41 Дружинин Н.К. Русские статистики первой половины XIX в. о содержании статистики как науки // Очерки по истории статистики СССР. М., 1957.
42 Мондэй К. Ле-Плэ в России // Вопр. статистики. 1999. │ 12.
43 Безобразов В. П. Татищев. СПб., 1887. С. 26-27; Besohrasoff W. L'economie nationale. St.-Pet., 1883. Т. 1. Р. 6.
44 Безобразов В. П. Материалы для физиологии общества. М., 1858. С. 657.
45 Там же.
46 Отчет о занятиях управляющего делами Комиссии высочайше учрежденной для устройства земских банков. СПб., I860. С. 5.
47 Безобразов В. П. Уральское горное хозяйство. СПб., 1869. С. 4-5.
48 Там же. С. 5.
49 Маркс глубоко изучал данную работу. См. Гаврилов Д. Н. Урал в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса // Положение и борьба рабочих Урала в период капитализма. Свердловск, 1989. Она была использована М.И. Туган-Барановским в его труде "Русская фабрика" и до сих пор служит источником для специалистов по истории уральской промышленности. См. Гуськова Т.К. Заводское хозяйство в первой половине XIX в. Челябинск, 1995.
50 Безобразов В. П. Уральское горное хозяйство. С. 318.
51 Мы уже говорили о необходимости передачи, с точки зрения Безобразова, государственных заводов в частные руки. Здесь хотелось бы подчеркнуть только то, что его план отличался умеренностью и постепенностью, предлагая длительный переходный период.
52 РГИА. Ф. 40. On. 1. Д. 31. Л. 86. Сообщается, что данный проект получил 3000 руб. от правительства.
53 Савинский Д. В. Московский университет и статистическая наука // Очерки по истории статистики СССР. М., 1957.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100