economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Осип Аркадьевич Ерманский

Осип Аркадьевич Ерманский
(1866-1941)
Osip A. Ermansky
 
У истоков НОТ. Забытые дискуссии и нереализованные идеи/Сост. Э. Б. Корицкий. - Издательство Ленинградского университета, 1990.
О. А. Ерманский
Среди зачинателей советской науки управления видное место принадлежит Осипу Аркадьевичу Ерманскому (1866-1941), члену Коммунистической академии, автору получившей широкую в 20-30-е гг. известность концепции <физиологического оптимума>.1 Взгляды О. А. Ерманского неоднократно подвергались уничтожающей критике современников, в результате которой имя автора постепенно забывалось. В настоящее время в специальной литературе оно упоминается крайне редко и преимущественно в негативном контексте. Так, в монографии Д. М. Берковича мы встречаем следующее утверждение: <"Физиологический оптимум" Ерманского и вообще его влияние отрицательно сказалось на работе Первой Всероссийской конференции (по НОТ.- Э. К.)>.2 Подобное отношение обычно подкрепляется ссылкой на известную рецензию В. И. Ленина на книгу О. А. Ерманского <Научная организация труда и система Тейлора> (М., 1922) с хлестким названием: <Ложка дегтя в бочке меда>.3 Тот же Д. М. Беркович, упоминая о рецензии, пишет, что В. И. Ленин, хотя и оценивал факт выхода книги как положительный (так как стране очень нужен был учебник по научному управлению), вместе с тем подчеркивал ее непригодность для этих целей.4
Но перечитаем ленинскую рецензию внимательнее. Начинается она словами: <Г-н О. А. Ерманский написал очень полезную и очень хорошую книгу>.5 Уже эта строка рецензии свидетельствует о том, что В. И. Ленин положительно оценивал не просто <факт выхода книги> (как утверждает Д. М. Беркович), но саму книгу. Из рецензии явствует, что В. И. Ленин внимательно знакомился и с предыдущей работой О. А. Ерманского <Система Тейлора> (М., 1918), а это, в свою очередь, говорит об устойчивом интересе основателя пролетарского государства к творчеству О. Ерманского (вряд ли такой интерес был бы проявлен к посредственному автору). И далее В. И. Ленин пишет: <Книга дает нам подробнейшее изложение системы Тейлора, притом, что особенно важно, и ее положительной и ее отрицательной стороны, а также основные научные данные о физиологическом приходе и расходе в человеческой машине>.6
Наконец, последующие слова В. И. Ленина не оставляют сомнений в высокой оценке книги О. А. Ерманского: <В целом книга вполне годится, по моему мнению, для того, чтобы быть признанной обязательным учебником для всех профшкол и для всех школ 2-ой ступени вообще. Научиться работать - это теперь главная, действительно общенародная задача Советской республики>.7
Но где же <ложка дегтя>? На этот вопрос в ленинской рецензии дается четкий ответ: <Одним серьезным недостатком обладает книга г-на Ерманского, недостатком, который, пожалуй, мешает тому, чтобы признать ее учебником. Это - многоречивость автора... Может быть, до известной степени извинением автору может служить в этом случае то, что он писал свою книгу, не имея в виду превратить ее в учебник>.8 Итак, <деготь> - в многоречивости.
Но достаточное ли это основание для отрицательного отношения в воззрениям О. А. Ерманского, которое, как уже отмечалось, сквозит в оценке Д. М. Берковича? При этом, кстати говоря, сами воззрения не анализируются. Представляется, что подобное предвзятое отношение к О. А. Ерманскому должно уступить место объективному научному анализу его взглядов. Разумеется, нельзя при этом впадать и в прямо противоположную крайность, обходя молчанием ошибки и заблуждения одного из пионеров науки управления "производством.
О. А. Ерманский одним из первых советских ученых подверг глубокому критическому анализу буржуазные теории научной организации труда и рационализации управления, в котором проводилась четкая грань между их положительными и отрицательными сторонами.9 Ему удалось сорвать с учений западных теоретиков покрывало научности, вскрыть их эксплуататорскую сущность и апологетическую популярность легенды о Тейлоре, Форде и др. как об основателях некоей надклассовой, в любых условиях одинаково применимой научной системы управления. В большой степени благодаря усилиям О. А. Ерманского 1-я Всероссийская конференция по НОТ (1921) сформулировала свою позицию в вопросах управления, принципиально отличающуюся от тейлоровской. В своей общей резолюции конференция обратила внимание на недопустимость отождествления понятий <тейлоризм> и <научная организация труда>, справедливо отметив, что первое из этих понятий содержит и не научные элементы. В этой же резолюции дано достаточно зрелое определение НОТ: <Под научной организацией труда надлежит понимать организацию, основанную на тщательном изучении производственного процесса со всеми сопровождающими его условиями и факторами. Основным методом при этом являются измерения с натуры затрат времени, материалов и механической работы, анализ всех полученных данных и синтез, дающий стройный и наиболее выгодный план производства>.10
Каковы же представления О. Ерманского о научной организации? Прежде всего отметим, что Ерманский верно подметил предпосылки, определяющие возможность возникновения теории организации труда как самостоятельного научного направления, связав ее становление, во-первых, с дошедшими до известной степени зрелости технико-экономическими условиями, в частности, с бурным развитием крупного машинного производства, усиливающим потребность в организующих и рационализирующих научных методах. Правда, пытаясь определить перспективные тенденции развития управления в связи с прогрессирующими процессами механизации и автоматизации, О. Ерманский приходит к наивному выводу, будто <в конце концов, в будущем все будут руководителями, т. е. работать будут не живые люди, а сложные машины-автоматы>.11 Чтобы устранить всякие сомнения на этот счет, он приводит ряд цифр, характеризующих динамику соотношения между руководителями и исполнителями: 50 лет назад - 1 : 100, перед первой мировой войной - 1:12, в 20-е гг.- 1:7, на крупных хорошо поставленных предприятиях - 1:5, идеал Тейлора - 1 : 3, наконец, перспективная тенденция - 1 : О.12 Остается неясным, кем же будут руководить руководители, если число исполнителей сократится до нуля. Машинами? Но тогда речь должна идти уже не об управлении производством, которое всегда есть и будет руководством людьми, ибо только через них осуществляется воздействие на материально-технические элементы производства, а об автоматизации производства, об управлении вещами.
Во-вторых, возникновение научной организации возможно тогда, по Ерман-скому, когда соответствующие достижения есть и в области научной мысли,13 ибо НОТ - синтетическая научная система, которая черпает материал из других научных дисциплин, главным образом, из сферы техники, экономики и психофизиологии труда.14 Данный тезис правильно отражает <стыковой> характер новой науки.
Вопросы методологии рационализации производства и управления всегда находились в поле зрения О. Ерманского. Он правильно подчеркивал первостепенное значение их решения для успешного развития теории. <Без этого (методологии.- Авт.) не может, конечно, быть речи о научной постановке этой проблемы>.15 При разработке этих вопросов О. Ерманский проявил весьма тонкое понимание сложности, многоаспектности проблемы рациональной организации, высказав прогрессивную идею о необходимости комплексного подхода к ее анализу К сожалению, писал он, <нет ни одной общей сводной работы - сводной не в смысле простой компиляции, а в смысле синтетического подхода (курсив наш.- Авт.) обобщающей мысли, вводящей в особую согласованную картину все существенные стороны проблемы, объединяющей и организующей их в одно целое>.16 Однако, выдвинув столь ценную в методологическом отношении исходную посылку, О. Ерманский так и не сумел положить ее в основу собственной концепции.
В своей наиболее крупной работе - книге <Теория и практика рационализации>, ежегодно в течение пяти лет переиздававшейся в нашей стране и ставшей настольной для многих поколений советских хозяйственных руководителей, О. Ерманский предпринял попытку сформулировать предмет науки организации труда и управления. Дав определение рациональной организации как теории наилучшего оптимального использования всех видов энергии и всех факторов производства,17 он высказал убеждение, что предметом этой теории являются три основных принципа (закона): 1) принцип положительного подбора; 2) закон организационной суммы; 3) принцип оптимума. Помимо этих, основополагающих, по мнению О. Ерманского, принципов, теория должна формулировать и более частные принципы практической рационализации производства и управления.
Ознакомление с главными теоретическими принципами О. Ерманского позволяет утверждать, что на него несомненное влияние оказали работы А. А. Богданова, которому принадлежит идея о существовании законов и принципов, свойственных любым организационным процессам. Особенно ощутимо проявилось это влияние при изложении О. А. Ерманским закона организационной суммы, суть которого заключается в том, что организационная сумма больше арифметической суммы составляющих ее сил. Но это возможно лишь тогда, когда все элементы производства (вещественные и личные) гармонично сочетаются в соответствии с принципом положительного подбора. Речь идет о таком сочетании, при котором эти элементы друг друга подкрепляют, усиливают. Применительно к производственной деятельности это означает правильный подбор инструмента к соответствующей работе с учетом его конструкции, веса, формы и пр. Это означает, далее, соответствие особенностей работника (его психических и физических качеств) особенностям профессии. Следует отметить, что и здесь О. Ерманский не был первопроходцем. Проблемами подбора широко занимались многие советские (И. Бурдянский, И. Шпильрейн) и западные (Мюнстерберг, Этуотер, Карлиоз и др.) теоретики. Таким образом, раскрывая содержание законов организационной суммы и положительного подбора, О. А. Ерманский ничего принципиально нового не сказал. Его заслуга в том, что он приблизил абстрактные теоретические конструкции А. Богданова к конкретной производственной деятельности, обобщив при этом прогрессивные достижения советской и западной научной мысли. Но значение первых двух принципов О. Ерманский усматривал прежде всего в том, что они обеспечивают условия для реализации третьего принципа, самого, по его мнению, главного в теории рационализации управления - принципа оптимума.18
Физиологический оптимум - вот ядро концепции О. Ерманского и <гвоздь> всей его теоретической программы. Ему принадлежит заслуга в постановке чрезвычайно важного, не утратившего своей актуальности и в настоящее время вопроса о критерии рациональности организации любой работы, являющегося, по его мнению, основным вопросом теории. О. Ерманский считает, что таким критерием не может являться время, или иными словами, скорость выполнения данной работы, определяющая интенсивность затраты энергии. Если бы это было решающим критерием рациональности, то. очевидно, не следовало бы ставить никаких пределов этой скорости (интенсивности) 19 Однако есть физические пределы повышения скорости работы. Нельзя, по О. Ерманскому, выдвигать в качестве критерия и пространство, ибо нередко в целях большей рациональности даже увеличивают длину пути, проходимого работающим органом при данном рабочем движении. Таким образом, критерий рациональности организации - не время и не пространство, представляющие собой лишь <фермы, в которых развертываются явления бытия>,20 сутью же их является взаимодействие сил природы. К такого рода взаимодействиям следует отнести и производственную деятельность, в которой силы человека (части природы) взаимодействуют с машинами, материалами и прочими вещественными факторами производства в том или ином сочетании. Главнейшими элементами в любой производственной деятельности, убежденно доказывал О. Ерманский, нужно считать: 1) расходуемая энергия всех производственных факторов (Е), 2) достигаемый при данной затрате энергии полезный результат (R). <Совершенно очевидно,- писал О. Ерманскнй,- что нельзя рассматривать как самую рациональную такую организацию работы, при которой получается максимальная величина R, но достигается ценою затраты огромного количества энергии>.21 Нельзя принять за критерий и минимальный расход энергии, ибо в этом случае достигнутый результат может оказаться ничтожным.
Что же может служить критерием рациональности? Таким критерием, утверждал О. Ерманский, является только отношение между результатом и затратами всех видов энергии, выражаемое коэффициентом рациональности m = R/E. Величина полученного таким образом коэффициента показывает, сколько полезной работы приходится на каждую единицу затраченной энергии, она и есть истинный, по его мнению, критерий рациональности организации данной работы. Получение возможно большего полезного результата на единицу затрат или использование возможно меньшей энергии на единицу достигаемого результата всегда должны находиться в поле зрения организаторов производства, ибо в этом-то и состоит суть принципа оптимума - основного, по Ерманскому, принципа НОТ Любое использование сил не в соответствии с принципом оптимума означает ненаучную организацию работы, ибо приводит либо к расточению всех видов энергии, либо к их недоиспользованию. Для того же, чтобы добиться максимального соотношения результата и затрат, требуется углубленное знание закономерностей производственных процессов, черт и особенностей как личных, так и вещественных факторов производства. Это даст возможность их сочетать и использовать самым рациональным образом. Кроме того, для достижения наилучших значений соотношения требуется и знание основных принципов организации, разумеется, прежде всего самого принципа оптимума.22
Такова суть концепции О. Ерманского, подвергнутой в свое время острой, не всегда, впрочем, бившей в цель критике. По поводу этой концепции, далеко не ставшей, вопреки самоуверенным ожиданиям автора, общепризнанной,23 отметим следующее.
Теория О. Ерманского обнажала <потогонную> сущность буржуазных учений о рационализации, обосновывающих методы извлечения максимальной прибавочной стоимости за счет все возрастающей интенсификации труда, хищнического использования факторов производства, особенно рабочей силы. Она прокладывала теоретический водораздел между капиталистической и социалистической организацией труда и управления. В концепции О. Ерманского содержатся идеи о необходимости поддержания интенсивности на оптимальном, научно обоснованном уровне, ибо отклонения от рациональной нормы как в одну, так и в другую сторону приносят <чрезвычайный вред с точки зрения народного хозяйства и рационального использования всех сил>24 Стедоватслъ-но, система организации и управления производством должна обеспечивать нормальную работу всех подразделений и лиц.
Вместе с тем концепция О. Ерманского должна быть объектом научной критики, так как ее автору не удалось избежать грубых ошибок. Прежде всего она слабо учитывала сложившуюся в нашей стране в 20-е годы хозяйственно-политическую обстановку, характер решаемых на данном этапе развития задач. Необходимость в кратчайшие сроки восстановить разрушенное народное хозяйство, осуществить его индустриализацию, построить материально-техническую базу социализма требовали от советских людей напряжения, не имеющей в истории прецедента мобилизации всех сил на решение столь сложных задач. Рассматриваемая же концепция объективно не способствовала такой мобилизации. Многие тезисы О. Ерманского, например, о необходимости обязательного определения расхода энергии методом измерения газообмена, т. е. измерения количества вдыхаемого работающим кислорода или количество выдыхаемого им углекислого газа и другие звучали просто утопично.25 О. Ерманский проявил механистическое понимание проблемы научной организации труда и управления. Свой энергетический принцип оптимума он объявил главным и универсальным принципом рациональной организации, действующим <как в области сознательной деятельности людей, так и в области стихийных процессов природы, особенно - органической>.26 Провозгласив, как мы уже видели, необходимость комплексного, синтетического подхода к анализу проблемы научной организации, О. Ерманский в своей методологии быстро ему изменил. Вся его концепция пропитана непомерной гипертрофией роли и значения принципа оптимума. Вокруг него, оказывается, вращается вся проблема рациональной или научной организации труда. <Только на этом принципе может быть построена действительно научная организация>.27 Подобная абсолютизация своего принципа, с методологической точки зрения несовместимая с требованиями комплексного подхода, сопровождалась нетерпимостью О. Ерманского ко всем другим имевшим место в литературе подходам. В частности, он резко выступал против идеи <узкой базы> А. Гастева, называя его платформу <примитивной>, весьма некорректно критиковал зарождавшийся тогда социально-психологический подход к управлению, сформулированный Н. Витке, называя его <субъективно-идеалистическим>, и др.28
Единственно правильным провозглашался подход с позиций <физиологического оптимума>. Прогрессивную идею о необходимости поддержания управленческими органами научно обоснованного соответствия между вещественными и личным факторами производства О. Ерманский буквально <утопил> в физиологическом аспекте, отвлекаясь от социально-экономических, политических, психологических моментов, и свел всю большую многогранную проблему критерия рациональности к известному физиологическому закону, согласно которому <перенапряженный орган тратит большее количество энергии на совершение одной и той же работы, чем не переутомленный орган, т. е. такой, который не превысил нормального предела напряжения сил>.29
В силу всего вышеизложенного концепция О. Д. Ерманского не нашла широкой поддержки среди советских .ученых 20-х гг., а впоследствии была предана забвению. Вместе с тем, критически анализируя ее содержание, нельзя умалчивать ее положения, представляющие в настоящее время бесспорный интерес и нацеливающие современную экономическую мысль на поиски таких управленческих и производственных структур, которые гарантировали бы нормальную работу, исключали бы как перегрузку, стрессовые состояния, так и недогрузку, недостаточное использование работников всех звеньев и подразделений народного хозяйства и в конечном счете обеспечивали бы неуклонный рост производительности их труда.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Главные труды О. А. Ерманского: <Система Тейлора> (М., 1918), <Научная организация труда и система Тейлора> (М., 1922) (4 издания), <Теория и практика рационализации> (М.; Л., 1928) (5 изданий) и мн. др.
2 Беркович Д. М. Формирование науки управления производством. М., 1973. С. 111.
3 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 206-207
4 Беркович Д. М. Формирование науки управления производством. С. 111.
5 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 206.
6 Там же.
7 Там же.
8 Там же. С. 206-207
9 Уже упоминавшаяся книга О. А. Ерманского <Научная организация труда и система Тейлора> (М., 1922) четырежды переиздавалась в нашей стране.
10 См.: Труды 1-й Всероссийской инициативной конференции по научной организации труда и производства. 20-27 января 1921 г. Вып. 1. М., 1921. С. 124.
11 Ерманский О. А. Задачи научной организации труда и ее положение. // вестник социалистической академии. 1923. N 3. С. 173.
12 Там же.
13 Там же. С. 174.
14 Там же. С. 177.
15 Ерманский О. А. Теория и практика рационализации. С. XI
16Ерманский О. А. Научная организация труда и система Тейлора. 4-е изд. М" 1925. С. IX.
17 Ерманский О. А. Теория и практика рационализации. С. 20.
18 Там же. С. 18-27 См. также: Ерманский О. А. О критерии рациональности // За рационализацию. 1928. N 2 (опубликована в настоящем издании)
19 Там же. С. 6. (см. с. 236 настоящего издания)
20 Там же (см. с. 237 настоящего издания)
21 Там же.
22 Там же.
23 Ерманский О. А. Теория и практика рационализации, С. XI.
24 Ерманский О. А. О критерии рациональности. С. 7.
25 Современники О. Ерманского нередко иронизировали, и не без оснований, по поводу его чрезмерного <рабочелюбия>. Бывшая принадлежность О. Ерманского к партии меньшевиков (из этой партии он вышел в 1921 г.), по-видимому, сказывалась и в его теоретических построениях. Однако постепенно, от работы к работе, О. Ерманский освобождался от влияния меньшевизма.
26 Ерманский О. А. О критерии рациональности. С. 7 (см. с. 239 настоящего издания).
27 Там же (см. с. 238 настоящего издания).
28 См., напр.: Ерманский О. А. Задачи научной организации труда и ее положение. С. 180-181
29 Ерманский О. А. О критерии рациональности. С. 7 (см. с. 240 настоящего издания).
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100