economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Павел Иванович Георгиевский

Павел Иванович Георгиевский
(1857 - 1938)
Pavel Ivanovich Georgievskiy
 
Источник: Экономисты русской эмиграции: Учебное пособие / Под общей редакцией Корицкого Э.Б. / - СПб.: "Юридический центр Пресс", 2000.
А. Л. Дмитриев
П. И. Георгиевский
Родился Павел Иванович Георгиевский в 1857 г. в Петербурге. Начальное образование получил в 3-й Петербургской гимназии, окончив ее в 1875 г. с золотой медалью. В том же году он поступил на юридический факультет Петербургского университета. По окончании университета в 1879 г. Георгиевский, по представлению своего учителя профессора Ю.Э. Янсона, был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. В январе 1880 г. его допускают к исполнению обязанностей консерватора при Статистическом кабинете Петербургского университета.
В 1880 г. П. И. Георгиевского командируют заграницу. Он слушает лекции и представляет доклады в семинариях у профессоров И. Конрада в Галле и А. Вагнера в Берлине. В течение двух семестров Георгиевский слушал лекции по статистике у Э. Энгеля в Берлине и курс демографии у Ж. Бертильона в Париже. Будучи заграницей, Георгиевский основательно изучал организацию статистики в императорском и городских бюро Германии.
Научная и педагогическая карьера П. И. Георгиевского складывалась стремительно. В 1882 г. в Петербургском университете Георгиевский сдает магистерский экзамен по политической экономии и в 1883 г. избирается преподавателем статистики. Магистерскую диссертацию под названием "Международная хлебная торговля"1
он защитил в 1885 г. и начал читать, в качестве приват-доцента, общий курс политической экономии в университете. Уже через два года он защитил докторскую диссертацию "Финансовые отношения государства и частных железнодорожных обществ в России и в западно- европейских государствах".2
В следующем году он уже экстраординарный профессор, а в 1890 г. - ординарный профессор по кафедре политической экономии и статистики. Все это время к нему весьма благоволил Ю. Э. Янсон, на смерть которого в 1893 г. Георгиевский отозвался выступлением на торжественном заседании Русского общества охранения народного здравия.3 С 1883 г. началась практическая работа Георгиевского как статистика - в течение ряда лет он служил заведующим редакцией железнодорожной статистики в статистическом отделе Министерства путей сообщения. В последующем это направление его деятельности еще более окрепло.
Отметим общественную деятельность П. И. Георгиевского. В 1898 г. он был избран в гласные Петербургской городской думы -участвовал в училищной комиссии и комиссии для обсуждения вопросов эксплуатации конно-железных дорог, являлся депутатом от Думы в комитете Общества попечения о бедных и больных детях. Состоял также в Обществе "Ясли", в Обществе призрения калек и др.
Из-под пера Георгиевского, кроме двух вышеуказанных диссертаций, вышли следующие работы: "Обесселение Франции" (1884), "Исторический очерк развития путей сообщения" (СПб., 1893), "Положение железнодорожного хозяйства к 1896 г." (СПб., 1896), "Финансовое положение русских железных дорог" (СПб., 1901) и др., а учебник "Политическая экономия" переиздавался четыре раза (4-е изд. СПб., 1904).
П. И. Георгиевский был человеком, который всегда выступал против социалистических идей, которые в те годы были весьма популярны в студенческой аудитории. Видимо из-за этого во время волнений 1905 г. студенты устроили ему настоящую забастовку: когда Георгиевский вошел в переполненную студентами аудиторию, то из толпы раздались крики "Вон, вон! Не желаем слушать!" Георгиевский пытался возражать и требовал назначения третейского суда, но студенты криками заставили его уйти. После этого инцидента Георгиевский выступил с заявлением: "Сегодня в "Слове" помещен отчет о вчерашней сходке в университете. На ней постановлено просить совет об увольнении профессоров реакционеров в числе 7. Значусь и я. Сегодня я обратился к г. ректору с просьбой уведомить лиц вчерашней сходки, что я желаю рассмотрения судом или особой комиссией выставленных против меня обвинений, так как я вовсе не реакционер. За свыше чем 25-летнюю службу по университету я не знаю за собою поступка, которого я должен был бы стыдиться, который боялся бы света. Пусть же выступят мои обвинители, так же открыто, и не прячутся за спиной сходки студентов".4
В 1908 г. в газете "Голос Правды" Георгиевский выступил со статьей "Всеобщая воинская повинность". В этой статье Георгиевский отмечал, что в настоящее время Государственная дума обсуждает вопрос о контингенте солдат, о вреде допущения евреев в армию и т. п., в то время как своевременно поставить другой вопрос -насколько жизненна и целесообразна существующая в стране всеобщая воинская повинность? По его мнению, эта система себя совершенно не оправдывает и ее необходимо изменить - армия должна стать профессиональной. Небоеспособность армии была продемонстрирована "злосчастной Цусимой". "Но откуда же взять необходимые для такого преобразования военного дела средства?"- задавался вопросом Георгиевский. Для этого необходимо ввести военный налог, который платило бы все мужское население, начиная с 21 года, без различия сословий, социального положения и рода занятий до достижения 45-50 летнего возраста. "Если все заинтересованы в защите отечества, то все и обязаны, по мере своих сил и средств, содействовать этой защите. Кто защищает своим телом, кто рискует своей жизнью, а кто, - отдавая на оплату этого труда, на покрытие разного рода военных расходов часть своих заработков, ставших возможными благодаря освобождению от воинской повинности",- заключает Георгиевский.5
В газете "Голос Москвы" в 1909 г. появилась статья Георгиевского "Нужная реформа", посвященная предстоящим преобразованиям "статистической части Российской империи". Одним из проектов, в рамках преобразования статистической части, было преобразование статистических курсов, действовавших с 1904 г. в системе МВД, в специальное учебное заведение - статистический институт. В связи с этим Георгиевский отмечал: "Подобно тому, как с развитием техники (у нас, как и везде) обособились технологический институт, горный, инженеров путей сообщения, гражданских инженеров, электротехнический, несмотря на то, что многие из читающихся там наук преподаются в университетах, так точно же и даже, пожалуй, с еще большим правом признано необходимым создание особого статистического института".6
По мнению Георгиевского, статистику необходимо знакомство с общественными науками - экономическими, юридическими, политическими, но не в том объеме, как на юридических факультетах университетов: зачем статистику история римского права, догмы римского права, церковного права и т.п.? А вот с науками, изучающими народонаселение, статистику необходимо познакомиться шире и глубже, чем это делается на юридических факультетах. Весьма необходима для статистиков высшая математика, в частности теория вероятностей, так же он должен быть знаком с некоторыми естественными науками, с сельским хозяйством, с географией (отечествоведением), весьма полезно основательное знакомство с историей. Но ни в одном высшем учебном заведении эти науки в необходимом сочетании не преподавались. Если в Петербургском университете изучению политической экономии и статистики отводилось 4 и 2 часа в неделю, соответственно, то в статистическом институте, по мысли Георгиевского, необходимо отводить по 12 и 24 часа. Практические же занятия, на которые отводилось в университете 3 часа в неделю и которые не являлись обязательными, в институте занимали бы 22 часа. Именно на практические занятия обращал серьезное внимание Георгиевский: "Если нельзя стать химиком без практических занятий в лаборатории или врачом - без занятий в клиниках, то с еще большим правом можно сказать, что нельзя стать сециалистом-статистиком без практических занятий по статистике".7
Предполагал Георгиевский и соответствующее оснащение института. В институте можно будет "ожидать встретить последнее слово развития техники в применении к статистике - разные счетные машины, которые по своей дороговизне недоступны для университетов".8
Преобразование статистических курсов, создание института, готовящего молодых статистиков, по мнению Георгиевского, сделает возможным создание местных статистических органов - это и явится реформой, "обещающей России новую, вполне надежную статистику".
В 1909 г. Георгиевский выступает с проектом реформирования университетов в России. По его мнению, университетский Устав 1884 г. не отвечал насущным потребностям развития высшего образования по целому ряду позиций и требовал скорейшего пересмотра.
Особенно беспокоил Георгиевского вопрос об оплате труда преподавателей. В то время делопроизводитель, не всегда имевший высшее образование, получал порядка 5 тыс. руб. в год, вице-директор - 7-8 тыс., директор - 10-12 тыс., а начальник железной дороги - 15-18 тыс. Это ставки на государственной службе, что же касается частной, то там заработки были гораздо выше. В связи с этим Георгиевский, весьма злободневно и для наших дней, замечает:
"Неужели деятельность всех перечисленных нами категорий лиц важнее для государства и общества, чем работа ученых (кроме разработки науки), подготовляющих всех этих лиц? Если общество хочет, чтобы у него постепенно составился кадр способных, талантливых настоящих ученых, то, наряду с другими мерами, оно должно обеспечить им и возможность безбедного, приличного существования и постепенного, в течение их службы, улучшения их материального положения. Талантливый человек в администрации через 15-20 лет службы может достичь поста министра или товарища министра с окладом в 15-20 тыс. руб. Чего мог добиться у нас в университете гениальный Менделеев, в течение 30 лет блестяще служивший науке? Только 3000 руб. Согласитесь, что это - немного".9
Согласно предложениям П. А. Столыпина в России должно было быть образовано вневедомственное Главное управление имперской статистики при председателе Совета министров. Для организации такого управления Столыпиным и был приглашен профессор П. И. Георгиевский, с назначением его директором Центрального статистического комитета в 1911 г.
Посвящая все время новым обязанностям, Георгиевский вынужден был оставить преподавание как в университете, так и в Морской академии, в Институте инженеров путей сообщения и на Статистических курсах МВД. Однако после трагической смерти П. А. Столыпина предложенная им реформа статистических органов была ограничена статистической частью Министерства внутренних дел.
П. И. Георгиевский был избран почетным членом Королевского статистического общества в Лондоне, почетным членом Американского статистического общества в Бостоне, членом Международного статистического института. В 1912 г. его на 2 месяца командируют за границу с целью изучения устройства иностранных статистических бюро ввиду предстоящей реформы статистической части МВД.
П. И. Георгиевский был весьма близок ко двору. В мае 1913 г., по случаю 50-летнего юбилея Центрального статистического комитета МВД, он изготавливает на свои средства и преподносит Наследнику престола "Статистику России в картинках"( 18 раскрашенных графических изображений, каждое в виде круга - 1 аршин в диаметре, на вертящемся круглом, соответственного размера, столике). За такое подношение Георгиевский удостоился благодарности от Императора.10
В 1913 г. в связи с 50-летием основания Центрального статистического комитета (1863 г. ) под редакцией и с предисловием Георгиевского выходит "Юбилейный сборник Центрального статистического комитета МВД", в котором рассматриваются основные этапы деятельности Комитета по развитию административной статистики.
В январе 1914 г. Георгиевский уходит с должности председателя Статистического комитета МВД и назначается на должность председателя Статистического совета МВД, становится сенатором.
В декабре 1915 г. должна была состояться Вторая Всероссийская перепись населения. Сейчас о ней совершенно забыли. А между тем проект переписи, разработка переписных листов и пр. обсуждались весьма тщательно, с учетом недостатков Первой Всероссийской переписи 1897 г. П. И. Георгиевский в январе 1914 г. был назначен председателем Междуведомственного совещания по разработке плана подготовки работ по переписи. Главным образом именно им был выработан проект "Положения о Второй переписи", проведен через Статистический совет. Совет министров. Государственную думу и Государственный совет. Для работы Георгиевский приглашает видных статистиков того времени: А. А. Кауфмана, И. И. Кауфмана, В. В. Степанова, В. Т. Судейкина, А. А. Чупрова, Г. Г. Швиттау. Проекты переписных листов рассылались академику И. И. Янжулу, профессорам А. Ф. Фортунатову, Н. А. Каблукову и др.
Как значилось в Положении, целью переписи являлось установление следующих сведений о каждом лице: 1) имя, отчество, фамилия или прозвище, 2) важнейшие физические недостатки: слепота, глухонемота, душевная болезнь, 3) пол, 4) отношение к хозяину, и равно взаимные семейные отношения лиц, не принадлежащих к семейству хозяина, 5) возраст, 6) семейное положение, 7) сословие или звание, 8) вероисповедание, 9) родной язык, 10) грамотность и степень образования, 11) место рождения, 12) место постоянного жительства, а для иностранцев, сверх того, и подданство, 13) временная отлучка и временное пребывание, 14) занятие, ремесло, помысел. Также в ходе переписи планировалось получить сведения о жилищах по каждому владению в отдельности.11 На перепись первоначально предполагалось выделить 11 370 000 руб.
Почему именно декабрь 1915г. был выбран для проведения переписи? Как отмечалось в докладе по проекту "Положения о Второй переписи", сделанному в Думе, проведение переписи в это время "дало бы возможность сравнить результаты ее с данными переписей иностранных государств, в коих переписи производятся периодически в год оканчивающийся на 5, а отнесение ее на начало декабря значительно устранило бы трудности регистрации наличного населения, т.к. к этому времени передвижение населения ослабевает, и главная масса его находится в местах своего постоянного жительства".12
В процессе обсуждения было собрано колоссальное количество замечаний и предложений по предстоящей переписи, выразившихся в "Своде мнений губернаторов, председателей губернских земских управ и сведующих лиц по проекту переписной ведомости, выработанному совещанием по вопросам о подготовительных работах по предстоящей второй переписи населения".
На заседаниях совещания много места отводилось обсуждению формулировок переписной ведомости - необходимо было учесть опыт Первой переписи.
Большая дискуссия на совещании развернулась по поводу определения понятия "хозяйство". Георгиевский настаивал на том, чтобы дать четкую формулировку. А. А. Кауфманом была предложена следующая формулировка: "Хозяйство есть одна или несколько групп лиц, владеющих общими средствами существования и ведущих общее домашнее хозяйство",13 что соответствует современному понятию домохозяйства. После длительных обсуждений было рекомендовано изготовить разные типы переписных листов: для домохозяйств семейного типа, для отдельно живущих лиц и для разного рода общежитии.
Специально рассматривался вопрос и о родном языке. Дело в том, что проведение перовой переписи населения показало, что большинство людей понимало родной язык как язык по происхождению. Для избежания подобного толкования было решено ввести два вопроса: какой язык является разговорным, а какой - родным.
В результате рассмотрения многочисленных предложений из разных уголков России совещание приняло решение о том, чтобы для тех местностей, где используются другие языки - над русскими заголовками в переписной ведомости впечатывались заголовки на национальном языке.
Представляется любопытной и рекомендация для подбора счетчиков: "В счетчики должны быть избираемы знакомые с местными условиями лица, которые по своим нравственным качествам могут внушать полное доверие как заведующему участком, так и населению, как например: священно- и церковнослужители, учителя местных школ, вообще местные обыватели с достаточным образовательным цензом".14
Однако уже в конце сентябре 1914 г. на совещании П. И. Георгиевский выступает с заявлением: "Ввиду начавшейся войны, предположение о производстве Второй Всероссийской переписи населения в декабре 1915г. представляется неосуществимым и соответственные кредиты на заготовку материалов не только по смете 1915 г., но и на 1914г. исключены почти полностью. Поэтому те подготовительные по переписи мероприятия, которые связаны с значительными расходами в центре или требуют от местных правительственных органов затраты сил и средств, по необходимости должны быть приостановлены. Однако указанное обстоятельство не должно мешать тому, чтобы работы, которые не вызывают почти никаких расходов и не могут затруднять местные правительственные и общественные учреждения, продолжались безостановочно, с той целью, чтобы ко времени окончания войны вся возможная подготовка к переписи была уже осуществлена и не потребовалось бы новой отсрочки для наискорейшего осуществления безусловно необходимой для государства народной переписи".15 Заседания совещания под председательством Георгиевского продолжались вплоть до февраля 1917 г.
Давая обзор развития административной статистики в России, А. А. Кауфман так оценивал деятельность Георгиевского: "Задача их [Георгиевского и его предшественника А. М. Золотарева], ... до последней степени затруднялась и теми внешними рамками, в смысле личного состава и отпускаемых средств, какие были созданы для комитета и совета положениями 1863 и 1875 гг.: до некоторой степени достаточные для того времени, когда были изданы эти положения, они совершенно не удовлетворяли тем запросам, которые предъявлялись к центральным органам административной статистики жизнью. Поэтому и А. М. Золотарев и П. И. Георгиевский работали над преобразованием комитета и совета в учреждения, с одной стороны, с более значительным личным составом и большими материальными средствами, а с другой - с более широкой компетенцией, которая лучше отвечала бы идее центральных органов административной статистики. При П. И. Георгиевском внимание было обращено и на создание фактически не существовавшей в дореволюционный период сети местных учреждений административной статистики. Но все эти начинания остались недоведенными до конца ..."16
Несмотря на Февральскую революцию и серьезные перестановки в Кабинете министров. Георгиевский сохранил свой пост и продолжал работать. Однако летом он серьезно заболел и врачи рекомендовали лечение на юге. В сентябре он уехал в Евпатории, где его и застали октябрьские события, после которых в Петроград он уже не вернулся и проживал в Феодосии. В 1920 г., спасаясь от большевиков, Георгиевский выехал из Новороссийска в Константинополь, а затем поселился в Праге.17 Вся дальнейшая научная и педагогическая деятельность Георгиевского была связана с этим городом.
В 1922 г. Правлением Союза Русских академических организаций заграницей с разрешения Министерства иностранных дел и народного просвещения Чехословацкой республики был открыт Русский юридический факультет в Праге. Преподавать статистику был приглашен профессор П. И. Георгиевский. Вместе с ним статистику преподавали доцент Д. Н. Иванцов и приват-доцент С. С. Кон.
В мае 1924 г. П. И. Георгиевский выступил на годичном заседании Русского юридического факультета в Праге с докладом "Общественность в народном хозяйстве".18 Этот доклад представляет большой интерес, поскольку в нем Георгиевский развивал свои теоретические построения, сделанные ранее в курсе "Политическая экономия" (СПб., 1904).
Георгиевский отмечает - еще Аристотель указывал на тот факт, что "человек есть существо общежительное". При этом никакая совместная жизнь немыслима без установления правового порядка. Ссылаясь на указание К.Родбертуса, что первобытный человек с трудом добывал средства для своего существования, пока не перешел к совместной с другими хозяйственной деятельности. Георгиевский отмечает, что к трем основным факторам производства - природе, труду и капиталу, которые были в распоряжении у первобытного человека и давали ему едва возможность к существованию, нужно добавить четвертый - общественность. Именно благодаря этому фактору в хозяйстве человека появился избыток продуктов по сравнению с необходимым для удовлетворения насущных потребностей. Благодаря общественности, по мнению Георгиевского, создается неразрывная связь между поколениями в области накопления знаний.19 Так, материальные вещественные продукты (т. е. ценности) с течением времени разрушаются, гниют, ржавеют и т. п., тем самым утрачивая свою годность - способность служить человеку для удовлетворения потребностей. Невещественные ценности обладают гораздо более высокой долговечностью и, благодаря общественности, передаются от поколения к поколению. "Работы ученых давно прошедших веков, например, Аристотеля, Гиппократа, Евклида и др., являются основой для дальнейшего развития и чистого знания и практического применения добытых наукою результатов".20
Человек, рассуждает далее Георгиевский, является не только естественным продуктом - продуктом природы, но и продуктом общественности, истории, своего племени, усваивая взгляды последнего, его отношение к окружающим явлениям. И эти исторически развивающиеся свойства сливаются с естественной природой человека. Следовательно, роль общественности чрезвычайно велика и не ограничивается только областью народного хозяйства - никакое производство вне общественности невозможно. "В народном хозяйстве не может быть продукта, произведенного без действия всех 4-х факторов, причем содействие каждого из них сопряжено с известными издержками".21
П. И. Георгиевский отмечает, что из указанных выше рассуждений вытекают два заключения:
1) если взять всю ценность какого-либо продукта и сопоставить ее с суммой издержек только трех первых факторов производства, то эта ценность должна представлять величину большую, чем сумма издержек, что обычно и наблюдается,
2) если для производства необходимо совместное использование всех четырех факторов, то невозможно указать - какую часть продукта какой фактор произвел, а следовательно, и на какую долю продукта может претендовать представитель каждого фактора.
До недавнего времени, отмечает Георгиевский, во внимание принимались расходы, связанные с использованием только трех факторов и в связи с этим загадкой представлялось - откуда берется избыток ценности в продукте? Существовали разные точки зрения. Так, физиократы утверждали, что чистый доход получается только в сельском хозяйстве, благодаря природе, поскольку она производит больше, чем затрачивается, а в промышленности лишь происходит превращение ценностей. А. Смит доказывал, что содействие природы одинаково сказывается во всех отраслях, а избыток ценности получается благодаря капиталу. Если уплатить рабочему заработную плату, дающую ему возможность восстановить потраченные в производстве силы, то остаток ценности продукта может рассматриваться как действие капитала - он потерял в производстве меньшую ценность, по сравнению с оставшейся, и поэтому он является производительным. Затем, в середине XIX в., социалисты, начавшие играть большую роль, утверждали - производительным является только труд, а доход на капитал - есть ограбление рабочих. "Способ рассуждения у социалистов совершенно аналогичен тому, который мы видели у сторонников производительности капитала, с той лишь разницей, что они сперва отчисляют из продукта, что потерял капитал (а не труд), а остаток, объявляют, "очевидно, является продуктом труда", но так как этот остаток больше, чем заработная плата, позволяющая рабочему восстановить потраченные при производстве силы, то, значит, - труд производителен в том смысле, что создает большую ценность, чем какую затрачивает в процессе производства".22
По глубокому убеждению Георгиевского, представители обоих направлений совершают методологическую ошибку: они не применяют одну и ту же мерку для определения влияния разных факторов - по отношению к одному берут то, что он потерял при производстве, а по отношению к другому - то, что осталось за первым вычетом. Если бы использовался одинаковый прием, то получился бы остаток в обоих случаях, происхождение которого оставалось бы загадкой. Между тем теория общественности может дать удовлетворительный ответ на данный вопрос. "Вместо того, чтобы толкаться в прежние три двери, я предлагаю поискать четвертую, которая, как кажется, и дает нам выход из того затруднительного положения, в котором оказалась экономическая наука по данному вопросу".23 Георгиевский вообще ставит под сомнение попытку установления доли фактора в продукте: следует признать, что для получения ценности необходимо совместное участие всех факторов. И в качестве примера приводит следующие: для разрезания куска материи мы пользуемся ножницами, при этом невозможно выяснить, какая половинка ножниц содействовала получению данного результата; для появления ребенка на свет нужно участие и отца и матери, причем бессмысленно задаваться вопросом "кто важнее". "При общественной организации производства становится абсолютно невозможным установить, кто что произвел, так как весь продукт в целом должен быть рассматриваем как продукт совместного труда всех и физических, и интеллектуальных работников, так что можно сказать, что каждый участвует в производстве всех продуктов и все участвуют в производстве каждого продукта".24 При этом при чисто-социалистическом строе каждый получал бы по тем "бонам", которые ему выдавались бы за труд - разного рода продукты, соответствующие затраченному труду, а при капиталистическом строе - общая сумма ценностей является продуктом совместного труда всех участников.
В августе 1923 г. председатель Чехословацкого Красного Креста доктор А. Масарик обратилась к П. И. Георгиевскому с предложением организовать перепись русских студентов в Чехословакии в целях выяснения условий их быта, их нужд и пожеланий. Под председательством Георгиевского была образована специальная переписная Комиссия для разработки переписного листа и плана производства переписи. В комиссию вошли Д. Н. Иванцов, П. Н. Савицкий и представители студенческих организаций. Началась перепись 5 декабря 1923 г., а в январе 1924 г. приступили к разработке собранных данных по выработанному Георгиевским плану. Причем разработка проводилась студентами (около 10 человек) за особую плату. Переписано было 3469 человек и результаты переписи были представлены Георгиевским в виде специального доклада.25 Эта перепись была весьма важной для чехословацкого правительства, поскольку давала возможность оценить величину необходимой помощи русским студентам-эмигрантам.
В 1926 г. вышла статья Георгиевского, посвященная организации и достоверности советской статистики.26 В 1925 г. Советская Россия представила к 16-ой сессии Международного статистического института статистический сборник по СССР. П. И. Георгиевский, детально и скурпулезно изучив табличные данные, представленные в сборнике, отозвался рецензией. Главный вывод, который был сделан Георгиевским, в сборнике не сходятся концы с концами, перекрестные проверки таблиц дают весьма значительные расхождения и поэтому данному изданию доверять совершенно невозможно.
В 1928 г. Георгиевский откликается на смерть А. А. Чупрова некрологом.27 В эти годы Георгиевский выступает со статьями в чехословацких статистических изданиях и с предложением Международному статистическому институту организовать статистику туризма.
В "Последних новостях", издававшихся П. Н. Милюковым, в номере от 2 апреля 1938 г. была помещена маленькая заметка: "Заслуженный ординарный профессор Петроградского университета сенатор Павел Иванович Георгиевский тихо скончался в Праге 25 марта и похоронен там же на Ольшанском кладбище 29 марта с.г., о чем извещает семья покойного".

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Георгиевский П. И. Международная хлебная торговля. СПб., 1885. - Вып. 1.
2 Георгиевский П. И. Финансовые отношения государства и частных железнодорожных обществ в России и в западно-европейских государствах. - СПб., 1887.
3Георгиевский П. И. Профессор Юлий Эдуардович Янсон как ученый и как общественный деятель // Журнал Русского общества охранения народного здравия. - 1893. - Апр. - С. 297-303.
4 Студенты и профессора // День. [Москва]. - 1905. - 20 сент. - С. 3-4.
5 Георгиевский П. И. Вопросы дня. - СПб., 1909. - Вып. 1. - С. 85.
6 Там же. - С. 57.
7 Там же.
8 Там же. - С. 59.
9 Там же. - С. 35.
10РГИА, ф. 1405, oп. 544, д. 2871, л. 4 об.
11 РГИА, ф. 1290, oп. 10, д. 132, л. 66.
12 Там же. Л. 1.
13Там же, д. 130, л. 19.
14Там же, д. 132, л. 77.
15Там же, д. 130, л. 124-124 об.
16Кауфман А. А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806-1917.-М., 1922.-С.51.
17ГАРФ, ф. 5982, on. 1, д. 51, л. 40 об.
18 Георгиевский П. И. Общественность в народном хозяйстве // Русский экономический сборник. - Прага, 1925. - Кн. 4. - С. 64-78.
19 Там же. - С. 65.
20 Там же.
21 Там же. - С. 67.
22 Там же. -С. 68.
23 Там же. - С. 69.
24 Там же. - С. 70.
25 Отчет о состоянии и деятельности Русского юридического факультета в Праге за 1925/26 уч. год. - Прага, 1926. - С. 25-26.
26 Georgievsky P. Statistique de 1'Union des Republiques socialistes sovietiques // Joum. des economistes. - 1926. - Avril. - P. 107-114.
27 Georgievsky P. Necrologue du prof. A.A. Tchouproff// Bulletin de 1'Inst. Intern. de Statistique. - 1928. - Т. 23. - Liv. 1. - Р. 345-349.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100