economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Михаил Васильевич Игнатьев

Михаил Васильевич Игнатьев
(1894-1959)
Michail Vasilievich Ignatiev
 
Ученые записки по статистике. Том 4. Статистические закономерности. - М.: Издательство Академии наук СССР, 1961.
А. Л. Вайнштейн, М. И. Урысон
ПАМЯТИ М. В. ИГНАТЬЕВА
(1894-1959)
2 декабря 1959 г. советская паука понесла невозвратимую утрату:, па 66-м году жизни, после продолжительной и тяжелой болезни скончался выдающийся ученый, крупнейший советский специалист в области математической статистики и биометрии, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института антропологии и Музея антропологаи Московского государственного университета, член редакционной коллегии журнала <Советская антропология>, доктор биологических наук Михаил Васильевич Игнатьев.
В лице М. В. Игнатьева советская наука потеряла высокоодаренного, блестящего исследователя, к котором редкостно сочетались глубокая эрудиция статистика-математика-биометра с разносторонними познаниями в области теоретических проблем биологии и антропологии.
Путь М. В. Игнатьева в науке бил сложен л своеобразен. Его научная деятельность распадается на две части: почти треть своей научной жизни Михаил Васильевич отдал изучению общественных наук, в частности проблем экономической статистики, и лишь после 1930 г. начал заниматься вопросами биометрии и антропологии - областью, которая всецело его захватила и которой он отдал всю свою остальную жизнь.
М. В. Игнатьев родился в Москве 4 ноября 1894 г. Окончив в 1913 г. гимназию с золотой медалью, он в < том же году поступил на юридический факультет Московского университета, преобразованный после Октябрьской революции в факультет общественных наук. Здесь М. В. Игнатьев получил серьезную подготовку по статистике у профессоров П. Л. Свавицкого и Н. А. Каблукова. Параллельно, с 1918 по 1920 г., он занимался и на физико-математическом факультете МГУ, в частности теорией вероятностей и математической статистикой (у проф. П. К. Некрасова).
По окончании универсигета (1920 г.) М. В. Игнатьев был оставлен при нем для подготовки к научной работе. Но еще будучи студентом. М. В. Игнатьев в 1917 г. работал в Институте труда, где занимался вопросами трудового права. Следующая его работа - участие в большом статистическом обследовании производительности труда в текстильной промышленности. Обследование было поставлено отделом труда Комиссии по изучению естественных производительных сил России, организованной в Москве в 1918 г. при Российской Академии наук. Этим отделом и самим обследованием руководили В. Я. Железнов и Н. А. Свавицкий, а вся техника обследования на предприятиях была возложена на молодого М. В. Игнатьева. Последний блестяще справился со своей задачей, и его работа дала интересные результаты, опубликованные в печати [1]. Поэтому когда в начале 1922г. в составе Народного Комиссариата Финансов СССР был образован Конъюнктурный институт - первое научно-исследовательское статистическое учреждение в СССР для наблюдения и изучения динамики народного хозяйства,- институт, не колеблясь, предложил молодому М. В. Игнатьеву возглавить наиболее сложную и ответственную часть работ - сектор индексов и цен. Здесь дарование Игнатьева, как пытливого исследователя, инициативного ученого и новатора, проявилось в полной мере.
Трудно и необычно было тогда положение исследователя в области статистики цен. Это был период становления социалистической экономики в борьбе с частным сектором. Стремительно падавшая валюта, а затем сосуществование двух валют, наличие наряду с государственным сектором развивающегося частного, а также трех видов торговли - все это ставило перед Конъюнктурным институтом и его сектором индексов и цен весьма сложные задачи - прежде всего, собирание надежного первичного статистического материала о ценах и установление методов его обработки. До революции ни статистики цен, ни индексов цен в России, как известно, не существовало, если не считать публикаций оптовых цеп и примитивных индексов Министерства торговли и промышленности. Равным образом ЦСУ в первые годы своей деятельности не собирало цен и не исчисляло индексов цен.
М. В. Игнатьев с группой молодых научных энтузиастов (А. А. Конюс и Л. М. Ковальская, к которым позднее присоединился Н. С. Четвериков) принялись за разработку теоретико-методологических вопросов, связанных со статистикой цен и построением индексов цен. М. В. Игнатьев публикует работы о задачах статистики цен и о построении индексов [4|, [7]. Одновременно он организует собирание розничных цен и вычисление двух индексов: московского и всесоюзного индексов розничных цен. По мере развития народного хозяйства корреспондентская сеть сектора цен расширяется, улучшается собираемый первичный материал совершенствуется построение индексов, увеличивается количество исчисляемых индексов (<большие> и <малые> индексы цен Конъюнктурного института, индексы цен по отдельным видам торговли).
Эта напряженная работа привела к построению научной системы индексов розничных цен Конъюнктурного института, которая стала надежным инструментарием наблюдения динамики народного хозяйства и конъюнктуры. Руководящие статистические и экономические органы страны (Коллегия ЦСУ СССР, Междуведомственная комиссия при Госплане СССР) одобрили результаты работы, произведенной под непосредственным руководством М. В. Игнатьева.
Теоретические и методологические работы М. В. Игнатьева в 1922-1925 гг. были подытожены им в книге <Конъюнктура и цены>, вышедшей в 1925 г. [19]. Но М. В. Игнатьев изучал движение цен не только в СССР но следил и за движением цен за рубежом. Его интересовали прежде всего сдвиги в соотношениях цен различных групп товаров. Когда в 1923 г. в СССР сложилось неблагоприятное соотношение цен на сельскохозяйственные и на промышленные товары и возникла проблема <ножниц> Игнатьев убедительно показал, что <ножницы> цен существовали тогда не только в СССР, но и в других странах [13].
Следующей оригинальной и очень интересной работой М. В. Игнатьев было сравнение цен и покупательной силы валют СССР, Англии, Германии, Франции и США [21]. Известно, что непосредственное сравнение сводных индексов цен, публикуемых в разных странах, невозможно вследствие разного числа и состава товаров и неодинаковых методов построения индексов. М. В. Игнатьев, насколько известно, впервые в практике мировой статистики, стал непосредственно сравнивать цены одинаковых товаров, вычислять индексы цен отдельных товаров по отношению к ценам их в СССР, а затем и общий индекс товарных цен в разных странах по отношению к СССР. Последний индекс стал регулярно публиковаться в <Экономическом бюллетене Конъюнктурного института>. Эта работа давала, в сущности, сравнение покупательной силы валют разных стран и явилась прообразом современных обширных статистических исследований сравнительной покупательной силы валют, развернувшихся по сходному методу в США и Западной Европе только через 30 лет после работы М. В. Игнатьева (например, исследования Мильтона Джилъберта и его сотрудников, опубликованные в Париже в 1954 ив 1958гг.). Приоритет Конъюнктурного института, в частности М. В. Игнатьева и постановке и разрешении этой задачи несомненен.
Третья важная теоретико-методологическая работа М. В. Игнатьева в области статистики - исследование соотношения оптовых и розничных цен. В блестящей статье [15] он на убедительно подобранных примерах показал, насколько ошибочны часто бывают наши выводы о соотношении оптовых и розничных цен на основании одних лишь относительных величин, без учета абсолютных цен товаров. Опираясь на теоретический анализ проблемы, он предложил строить по его методу индекс <разницы цен>, который с тех пор стал регулярно исчисляться и также прочно вошел в статистический инструментарий Конъюнктурного института.
Наконец, обширный круг исследований М. В. Игнатьева посвящен построению единого экономического показателя народного хозяйства, вначале не вполне точно названного <экономическим барометром>, и вообще <барометрическому> изучению динамики народного хозяйства в СССР. Сначала он публикует две интересные работы [6] и [16], освещающие состояние вопроса и методы построения экономических барометров за рубежом. Затем он строит <экономический барометр Конъюнктурного института>, который начал публиковаться в <Экономическом бюллетене Конъюнктурного института> с середины 1923 г. Никаких барометрических функций этот <барометр> выполнять не мог и был, в сущности, единым экономическим показателем динамики народного хозяйства (вскоре он действительно получил такое наименование). Но интересная попытка представить динамику всего народного хозяйства движением одного обобщенного статистического показателя была уже сама по себе большим достижением. Этот единый показатель и вычисляемый наряду с ним сводный показатель состояния государственного хозяйства давали в достаточно наглядном виде общую картину изменения народного хозяйства.
Но М. В. Игнатьев продолжал и свои барометрические изыскания в области конъюнктуры СССР. Он исследует закономерности динамики народного хозяйства СССР, ищет связи между отдельными динамическими рядами, разрабатывает методы выяснения таких связей, строит барометрический показатель динамики цен. Этот показатель упреждал движение индекса частных розничных цен и, следовательно, мог до некоторой степени предсказать движение такого индекса. Результаты своих исследований в этом направлении Михаил Васильевич изложил в работах [22] и [23].
Последней публикацией М. В. Игнатьева в области экономической и конъюнктурной статистики было научное исследование [27] (написанное в соавторстве с А. А. Конюсом и Л. М. Ковальской).
В этом исследовании, посвященном природе цен и индексов цен, Игнатьев ставит вопрос о сущности изучаемого этими индексами объекта - покупательной силы денег - и о возможности ее измерения в разных условиях рынка и денежного обращения. Критически рассмотрев историю вопроса, огромную литературу и различные аспекты теории индексов цен, Михаил Васильевич пришел к интересному, глубоко аргументированному выводу, что измерение общего уровня цен и измерение покупательной силы денег - не идентичные проблемы, как обычно полагают экономисты, а представляют собой две отдельные самостоятельные задачи, требующие различной методики разрешения (что становится особенно заметным в условиях товарного голода).
В 1930 г. М. В. Игнатьев оставляет работу в Конъюнктурном институте и отходит от исследований в области экономики. Некоторое время он как бы ищет новой точки приложения своей творческой энергии и недюжинным исследовательским способностям. Он ведет педагогическую работу в Московском университете, которую начал еще в 1925 г. До 1931 г. он работает на факультете советского права, затем - на биологическом факультете, совмещая ее с деятельностью в Медико-генетическом институте. В этом институте Михаил Васильевич развернул огромную работу над материалом о близнецах (около 5000 пар), на тему <Наследственность и среда>; результаты ее опубликованы в ряде статей и докладов [28; 29; 30; 35].
Новый этап научной деятельности М. В. Игнатьева начался с его прихода в 1935 г. в Институт антропологии Московского университета, где затем в течение почти 25 лет протекала его активная научная и педагогическая работа, где его исследовательский талант проявился особенно ярко и нашел особенно широкое применение. В центре его научных интересов в предвоенные годы оказываются проблемы изменчивости и наследственности, стохастические процессы, протекающие в изолированных популяциях, и распространение вновь приобретаемых признаков, а также многие другие вопросы, связанные с приложением биометрических методов в антропологии. На эти темы он публикует много оригинальных исследований.
Отдавая себе отчет в том, что современная антропология, как и другие биологические науки, имеющие дело с процессами изменчивости, не могут развиваться без широкого применения методов вариационной статистики и биометрии, М. В. Игнатьев уделял большое внимание разработке приемов биометрического анализа антропологического материала, особенно при изучении физического развития человека и других вопросов морфологии, а также в области расоведения. Еще в предвоенные годы он выступал за необходимость усилить статистическую PI математическую подготовку студентов-антропологов и включить в программу специальный курс биометрии (который сам он успешно читал в течение многих лет на кафедре антропологии Московского университета).
М. В. Игнатьев никогда не удовлетворялся достигнутым. Он постоянно совершенствовал существующие методы и разрабатывал новые приемы биометрического анализа, настаивая на внедрении их в практику антропологических исследований. Так, он считал необходимым, в разных случаях и в зависимости от задачи, применять дисперсионный, векторный, факториальный, дискриминантный анализ и другие новейшие приемы биометрического исследования. В 1957 г. он опубликовал в журнале <Советская антропология> интересную статью, посвященную проблемам современной биометрии, где дал обстоятельную характеристику новейших вариационно-статистических приемов исследования [52].
Заслуживает особого внимания но раз высказывавшаяся им мысль, что исследователю не следует стремиться к собиранию чрезмерно обширного материала. Лучше, но его мнению, ограничиться меньшим числом наблюдений, но зато найти более тонкие приемы вариационно-статистической обработки полученных данных.
Придавая большое значение применению методов математической ста-стистики в антропологии, М. В. Игнатьев был далек от того, чтобы видеть в этих методах пути раскрытия самих биологических закономерностей. Напротив, он всегда предостерегал исследователей против подобного отношения к биометрии, не раз утверждал, что она может помочь найти лишь математическую форму выражения тех или иных закономерностей, установленных с помощью биологических методов исследования, но отнюдь не заменить эти методы. Он подвергал резкой критике взгляды и теории буржуазных биометров, в частности Карла Пирсона, стремящихся <математизировать> биологию, навязать ей при помощи математики тйкие закономерности, которых на самом деле не существует. Подобные взгляды он справедливо квалифицировал как идеалистические и вел с ними непримиримую борьбу.
Исключительный интерес представляет его блестящая статья памяти основоположника школы английских биометров - Карла Пирсона [38]. М. В. Игнатьев показал в ней, что <Пирсон-ученый неотделим от Пирсона-философа, и что даже узко специальные работы последнего насквозь пропитаны идеализмом и крайней реакционностью>. Разобран различные крупные области научных исследований Пирсона-теорию эволюции, теорию наследственности, учение о роли внешних факторов,- Игнатьев пришел к выводу, что результаты этих исследований не выдерживают критики с точки зрении современной научной генетики и что <махистская методология К. Пирсона при всей ее математической вооруженности не дала никаких положительных результатов>. Эта статья имеет большое значение не только для биометров, но и вообще для всех статистиков.
Огромны заслуги Игнатьева как постоянного консультанта во всех тех исследованиях и работах Института антропологии, в которых применялись вариационно-статистические методы. Он безотказно и всегда охотно давал советы и оказывал неоценимую помощь не только товарищам по Институту, но и лицам, обращавшимся к нему из других учреждений. Ни одна антропологическая работа, в которой была бы хоть небольшая частица нусть самых элементарных статистических приемов, не оставалась без его внимания. О каждой такой работе он всегда давал спой отзыв, сообщал свои замечания.
Будучи но складу своего ума теоретиком-мыслителем, М. Б. Игнатьев тем не менее не замыкался и узкие рамки академической работы. Последние 40 лет своей жизни он отдал разработке проблемы, имеющей огромное значение для народного хозяйства и населения СССР,- проблемы антропологической стандартизации. Свои многолетние исследования в этой области он обобщил в замечательной монографии <Теория и методы антропологической стандартизации> [49-50], за которую был удостоен ученой степени доктора биологических наук н первой промин Московского общества испытателей природы. Ныне эта книга хорошо известна широки>! кругам работников швейной, трикотажной и других отраслей легкой промышленности.
Идеи и практические рекомендации, изложенные в этой книге, легли в основу большой народнохозяйственной темы, разрабатываемой в настоящее время Институтом антропологии по заданию правительства СССР. До последних дней жизни М. Л. Игнатьев руководил биометрическим разделом этой темы. Ныне эта работа подходит к концу. Недалеко то время, когда легкая промышленность СССР полностью перейдет к выпуску изделий легкой промышленности по размерно-ростовочным стандартам, разработанным Институтом антропологии МГУ. Благодаря этому более полно будут удовлетворяться потребности трудящихся Советского Союза в изделиях швейной, трикотажной, обувной промышленности. Исключительно большая заслуга в этом будет принадлежать М. Б. Игнатьеву, которому не суждено было дожить до широкого практического осуществления его настойчивых научных исканий.
Научное наследие М. Б. Игнатьева очень велико. Его перу принадлежит более 50 оригинальных исследований в самых различных областях пауки, начиная от экономической статистики и демографии и кончая теорией популяций и антропологической стандартизацией. Б это число не входят многочисленные мелкие статьи, заметки, рецензии, рефераты, статьи в энциклопедиях, переводы и редакторские работы. Трудно в настоящее время в полной мере оценить значение трудов и идей М. Б. Игнатьева для последующего развития тех отраслей науки, в которых он работая. Оно, бесспорно, необычайно велико и должно явиться в будущем предметом специальных исследований.
М. Б. Игнатьев был не только выдающимся ученым, но и активным общественником. Он был лет JO бессменным руководителем профсоюзной организации Института и кафедры антропологии МГУ, проявив себя и на этой работе отличным организатором, чутким и отзывчивым человеком. Правительство высоко оценило научные и общественные заслуги М. В. Игнатьева: он был награжден орденом Ленина и двумя медалями.
М. В. Игнатьев был человеком высокой, тонкой культуры и чрезвычайно разносторонних, почти энциклопедических познаний. Круг его интересов был необычайно ВСЛРШ. Предельно скромный, требовательный к себе и другим, он являл собой пример необыкновенной научной добросовестности, принципиальности, честности и бескорыстия. Это был подлинный ученый в самом высоком значении этого слова. Уже мучимый смертельной болезнью, он написал по просьбе редакции <Ученых записок по статистике> АН СССР большую интересную статью, в которой ознакомил широкие круги статистиков с применением статистического метода в антропологии и о достижениях в этой области [55]. Эта работа вышла в свет уже после смерти Михаила Васильевича. Пораженный тяжким недугом, прикованный к постели, перенося невыразимые страдания, он и тогда продолжал вынашивать идеи новых научных исследований, руководил работой аспирантов, консультировал. Совсем незадолго до смерти он разработал специальный курс по одному из сложнейших разделов биометрии, который намеревался прочесть своим аспирантам. Можно было только поражаться его могучему духу, беспримерной жизнестойкости, необычайной жажде жизни, заставлявшим смерть долгое время отступать пред ними.
Ученый, олицетворявший самоотверженное и бескорыстное служение науке, и без остатка отдавший ей свою жизнь, полную творческого горения и непрестанного труда, человек большого сердца, душевного благородства и подлинного гуманизма - таким навсегда останется в памяти знавших его Михаил Васильевич Игнатьев - ученый, человек, гражданин.
ГЛАВНЫЕ НАУЧНЫЕ РАБОТЫ М. В. ИГНАТЬЕВА
I. Экономическая статистика1
1. Опыт .исследования производительности труда в крупной текстильной промышленности. <Труды секции промышленности и товарооборота>, т. I. M., 1920. Ред.-изд. коллегия НКФииа (М. В. Игнатьев - участник и соавтор исследования, имеете с В. Я. Железповым).
2. Перелом движения товарных цен в мировой конъюнктуре. <Экон. бюлл. К. И.>,
1922. N 6-7.
','>. , Reconstruction in Europe. <Экон. бюлл. К. И.>, 1922, N 8-9.
4. Главнейшие вопросы статистики цен и метод Index-Numbers. <Экон. бюлл. К. И.>, 1922, N 14-15.
5. К вопросу о периодичности экономических явлений. <Экон. бюлл. К. И.>, 1922, N 14-15.
6. К вопросу о едином экономическом показателе. <Вестник статистики>, 1922, N 1 -4, кн. X, стр. 99-140.
7. Задачи статистики цен. <Вестник статистики>, 1923, N 1-4, кн. XIII, стр. 51-100.
8. Насколько точно учитывают индексы динамику цен? <Экон. бюлл. К. И.>, 1923. N 3.
9. Обзор важнейших показателей по мировому денежному рынку и рынку капиталов. <Экон. бюлл. К. И.>, 1923, N 3.
10. К вопросу о мировом рынке капиталов. <Экон. строительство>, 1923, N 3.
11. Перевод (с англ.) книжки Ирвинга Фашера <Краткое введение в исчисление бесконечно малых> (М., 1922).
12. О причинах расхождения всероссийских индексов. <Экон. бюлл. К. И.> 1923, N 9-10.
13. К вопросу о расхождении цен промышленных и сельскохозяйственных товаров за границей. <Экон. бюлл. К. И.> 1924, N 7.
14. Соотношение промышленных и сельскохозяйственных цен у нас и за границей. <Экон. строительство>, 1924, N 9.
15. К постановке вопроса о соотношениях оптовых и розничных цен. <Экн. бюлл. К. И.>, 1924, N 11-12.
16. Экономический барометр Лондонского и Кэмбриджского экономического бюро. <Экон. бюлл. К. И.>, 1925, N 2.
17. Движение покупательной силы зерновых хлебов за границей в связи с динамикой сельского хозяйства. <Соц. хозяйство>, 1925, кн. III.
18. С. Бобров. Индексы Госплана. <Плановое хозяйство>, 1925, N 3 (рецензия).
19. Конъюнктура и цены. М., Финиздат НКФ СССР, 1925.
20. Некоторые основные вопросы методологии изучения конъюнктуры. <Вопросы конъюнктуры>, т. II, вып. 1. М., Финиздат НКФ СССР, 1926.
21. Сравнение цен в СССР и за границей. <Экон. бюлл. К. И.>, 1926, N 5.
22. Динамика денежного обращения, товарооборота и цен в их взаимоотношениях (управление обмена в условиях нашей современной экономики). <Вопросы конъюнктуры>, т. III, вып. 1. М., Финиздат НКФ СССР, 1927.
23. Немецкий вариант этой статьи: Die Wechsclbeziehungen zwischen Geldumlauf, VVarenumsatz urid Preisbewegung (Die Verkehrsgleichung in den Wirtschaflsverhalt-nissen Sowjetrusslands). , Sondcrheft 12, Russische Arbeitcn zur Wirtschaftsforschung. Berlin, 1929.
24. К вопросу о необходимости построения специальных крестьянских индексов. Сборник К. И. <Крестьянские индексы>. М., Финиздат НКФ СССР, 1927.
25. Цены в 1926/27 году. <Экон. бюлл. К. И.>, 1927, N 11-12.
26. Новые работы по индексам (М. Olivier, L. Bernonville, G. Haberlcr). <Вопросы конъюнктуры>, т. IV, М., 1928 (Рецензия).
27. К вопросу о природе индексов цен. Сборник К. И. ЦСУ СССР <Динамика цен советского хозяйства>. М., Госпланиздат, 1930.

II. Биология и антропология
28. Количественный анализ действия наследственности и среды. <Виол, журнал>, 1933, т. 2, вып. 4-5.
29. Определение генотипической и паратипической обусловленности количественных признаков при помощи близнецового метода. <Труды Медико-биол. института>, 1934, т. 3.
30. О математических -приемах обработки наблюдений за близнецами (Генетика). <Докл. АН СССР>, Нов. сер., 1, II, 1934, N8.
31. Современное состояние проблемы доминантности. <Усп. соврем, биол.>, 1934, т. III, вып. 2 (соавтор).
32. Математические заметки по теории искусственной селекции. <Генетика и селекция сельскохозяйственных животных>, 1935, т. I.
33. Учение о роли наследственности и среды у К. Пирсона и биометриков. <Усп. соврем, биол.>, 1935, т. IV, вып. 3.
34. Некоторые вопросы генетического анализа человека. Сб. <Неврология и генетика>, т. 1. М., 1936.
35. К вопросу о математической интерпретации близнецовых корреляций. <Труды Медико-генетического института>, 1936, т. V.
36. Материалы по инбридингу в московском населении. <Труды Медико-генетического института>, 1936, т. IV (соавтор).
37. Коэффициенты детерминации (к вопросу об измерении относительного влияния отдельных факторов). <Уч. зап. МГУ>, вып. 10, Антропология, М.- Л., 1937, стр. 128-137.
38. Карл Пирсон (1857-1936). <Антропологический журнал>, 1937, N 1, стр. 115-127.
39. Sur I'unilication des methodcs pour Г elaboration statistique dcs donncs anthro-pom6triques. (S. A. S.), Bologna, 31.1 1937.
40. Статистические константы в изолированной популяции. <Антрополог, журнал>, 1937, N 2, стр. 27-42.
41. О пределах приложения математики к антропогенстике. <Антрополог, журнал>, 1937, N 3, стр. 73-101.
42. О некоторых вариационно-статистических методах расового анализа в буржуазной антропологии (совместно с Г. Ф. Дебецом). Сборник <Наука о расах и расизм>. М., 1938, стр. 171 -192. (Труды Института антропологии МГУ, вып. IV)
43. Исследования по генетическому анализу популяций. 1. Плосковершинность кривых распределения признаков в ограниченных популяциях. 2. Влияние изоляции па кривые распределения и корреляции между родственниками. <Ученые записки МГУ>, 1940, вып. 34, Антропология.
44. О возможности распространения вновь возникшего признака в человеческой популяции. <Краткие сообщения НИИ и Музея антропологии МГУ за 1938-1939 гг.>. М., 1941, стр. 15-17.
45. Пути стабилизации генотипа. 1. Отбор устойчивых аллелей. 2. Отбор устой чивых геномов. <Докл. АН СССР>, т. XX, вып. 3, 1945 (соавтор).
46. Эволюция мутабильности. <Усп. соврем, биол.>, т. XX, 1945 (соавтор).
47. Способы построения рационального ассортимента изделий личного потребления. Сборник <Вопросы стандартизации предметов массового потребления>. М., 1946.
48. Некоторые новые данные по статистике заболеваемости и смертности от рака. Сборник статей <Злокачественные опухоли>. М., Изд. АМН, 1947.
49. Анализ антропометрических данных, применяемых при построении стандартов. В сб. <Теория и методы антропологической стандартизации применительно к массовому производству изделий личного пользования>. Изд-во МГУ, 1951, стр. 14-71.
50. Вопросы построения антропологических стандартов. Там же, стр. 94-149.
51. Применение антропологии в промышленности (антропологическая стандартизация). <Материалы конференции по морфологии человека>. Изд-во МГУ, 1956.
52. Биометрические проблемы в антропологии. <Сов. антропология>, 1957, N 1, стр. 73-82. 53. Биометрия в народнохозяйственном применении антропологии. <Сов. антропология>, 1957, N 2, стр. 243-254.
54. О выделении размерных вариантов в период роста человека. <Сов. антропология>, 1958, N 4, стр. 3-26.
55. Статистический метод в антропологии. <Проблемы демографической статистики>. Сборник статей. М., Госстатиздат, 1959, стр. 254-293 (Академия наук СССР).
56. О гено- и паратипической обусловленности роста и веса. <Труды Мед.-генет. ин-та>, т. IV, 1943 (соавтор).
57. Опыт оценки расстояния мджду группами при помощи обобщенного расстояния. Об. <Вопросы антропологии>, 1961 (соавтор).

III. Рукописи
1. Смертность от новообразований в Москве за годы Отечественной войны (соавтор).
2. Статистический метод в онкологии.
3. Значение изоляции для процесса расообразования человека.
ПРИМЕЧАНИЕ
1 <К. И.> обозначает: Конъюнктурный институт.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100