economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Николай Дмитриевич Кондратьев

Николай Дмитриевич Кондратьев
(1892-1938)
Nikolay D. Kondratiev
 
Источник: Ученые записки кафедр общественных наук ВУЗов Санкт-Петербурга / Политическая экономия / Экономическое наследие Н. Д. Кондратьева и современность / Под ред. проф. Широкорада Л.Д., проф. Рязанова В.Т. / СПб. Издательство Санкт-Петербургского Университета. 1994.
П. Я. Октябрьский
Н. Д. КОНДРАТЬЕВ И ЕГО СТАТИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА
Изучение богатого творческого наследия Н. Д. Кондратьева и всей его практической деятельности позволяет утверждать, что он был прежде всего статистиком. Сказанное нисколько не умаляет его заслуг как экономиста, а лишний раз подчеркивает незаурядность этой личности. Статистикой ученый занимался всю жизнь, начиная со студенческой скамьи в Петербургском университете. И даже был оставлен для приготовления к профессорскому званию по кафедре политической экономии и статистики. Одновременно он исполнял обязанности заведующего статистико-экономическим отделом Петроградского земского союза. В год окончания университета (1915 г.) вышла и первая его монография "Развитие хозяйства Кинешемского земства Костромской губернии: социально-экономический и финансовый очерк", являющаяся, по существу, статистическим исследованием.
Все последующие работы Кондратьева отмечены глубоким статистическим проникновением ученого в сущность изучаемых им процессов. Да и знаменитые циклы имеют статистическую основу. Не будь ее, теория циклов в известном нам варианте и в то время не состоялась бы.
Имеется целый ряд работ ученого, которые прямо посвящены статистике и ее методам, однако статистика для него была не самоцелью, а инструментом познания экономических закономерностей. Недаром дальнейшее развитие "социальной экономии" Кондратьев связывает с решением проблемы статистификации политической экономии и усиления в ней количественного анализа, разграничения экономической статики и динамики. Общество Кондратьев понимает как статистическую совокупность людей, в которой проявляется закон больших чисел. Здесь чувствуется влияние школы крупнейшего тогда статистика России А. А. Чупрова, возглавлявшего кафедру статистики Петербургского политехнического института. Будучи студенты университета и интересуясь статистикой, Кондратьев не мог не посещать чупровские статистические семинары, где, возможно, и состоялось знакомство Кондратьева с Н. С. Четвериковым" прямым учеником Чупрова, будущим соратником, по Конъюнктурному институту.
Конъюнктурный институт, организованный и возглавляемый Кондратьевым, осуществлял разнообразную статистическую деятельность и на высоком уровне, что позволило ему занять особое место в отечественной и даже международной статистике. Труды института, по оценке современников, были, пожалуй наиболее ценными изданиями по статистике в стране. Прежде всего это относится к Экономическому бюллетеню института, начавшему выходить с июня 1922 г. Для статистики тогда вообще были характерны разнообразные теоретические исследования, поиск новых подходов, органическая связь с практикой, альтернативность, богатство публикаций в центре и на местах, единение с передовой зарубежной наукой. И все это, или почти все, на долгие годы было выключено из научного и практического оборота. А между тем, как мы теперь знаем, труды института уже в то время получили международную известность. Об этом же свидетельствует и тот факт, что Н. Д. Кондратьев был избран членом многих зарубежных научных обществ и ассоциаций, в том числе членом Лондонского и Американского статистических обществ.
Основная направленность статистической деятельности института была связана с изучением конъюнктуры народного хозяйства СССР и других стран, для чего особенно широко использовался индексный метод, ставший объектом наиболее пристального внимания в научной и практической работе. Ведущими, естественно, были индексы цен. Кроме них институт публиковал свои индексы физического объема продукции, производительности труда, покупательной способности денег, крестьянские индексы, единый экономический показатель народного хозяйства и барометрический показатель динамики цен, разрабатывались также индексы стоимости жизни. Это при том, что одновременно и часто на альтернативной основе публиковались индексы, в том числе и цен, Госплана, ЦСУ, ВСНХ, ВЦСПС, Центросоюза и некоторых других организаций, поскольку понималось, что не могло быть единого универсального индекса. Альтернативные индексы объективно и корректировали, и дополняли друг друга. Даже считалось, что чем больше имеется индексов, тем лучше. Как писал М. В. Игнатьев - заведующий секцией индексов и цен, один из ближайших соратников Кондратьева, "большое число вычисляемых разными способами индексов позволяет внести больше света в тот мрак неизвестности, которым окутано движение сварных цен".1 Добавим к сказанному, что исчерпывающая информация о всех индексах, методах построения, наборе товаров, регистрируемых ценах и т. д. публиковалась в открытой печати.
Исключительно уважительное отношение к статистике было свойственно коллективу Конъюнктурного института. Известны его заслуги в совершенствовании и других методов статистики, кроме индексного. И все это было возможно благодаря тому, что во главе института стоял Н. Д. Кондратьев - выдающийся статистик. Он увлек ею своих помощников и ведущих сотрудников, что позволяет говорить о сформировавшейся в Конъюнктурном институте целой статистической школе Кондратьева. Ее наиболее яркие представители, основные разработчики и непосредственные руководители статистических исследований в институте - Л. М. Ковальская, М. В. Игнатьев, А. Л. Вайнштейн, Н. С. Четвериков, А. А. Конюс, Я.П Герчук, И. Н. Жиркович.
Советские индексы появились, когда за рубежом практически сформировались основные современные индексы. Наша статистика успешно усвоила имеющийся опыт расчетов индексов в других странах и существенно обогатила и теорию, и практику индексного метода, в чем немалая заслуга Конъюнктурного института. Отметим здесь обширную публикацию отечественных и зарубежных индексных расчетов в "Мировых обзорах" "Экономического бюллетеня" института. Представительным был статистический сборник "Мировое хозяйство" за 1913-1925 гг., выпущенный в 1926 г. под редакцией Н. Д. Кондратьева, с изложением методов вычисления индексов в отдельных странах. В приведенных в нем индексах оптовых и розничных цен, а также в бюджетных индексах фигурировало более 30 стран; по СССР было дано 3 индекса оптовых и 4- розничных цен, а также бюджетный индекс, индексы физического объема продукции, производительности труда, реальной заработной платы.
Первым индексом института стал индекс вольных цен по Москве, который Кондратьеву вместе с Л. М. Ковальской удалось начать исчислять уже в 1920 г. Первыми же индексами Конъюнктурного института из числа публикуемых в его "Экономическом бюллетене" стали индекс товарных цен по двум Московским рынкам (названный позднее Московским индексом розничных цен) и малый индекс товарных цен по России (будущий Всероссийский, позднее Всесоюзный индекс розничных цен) с базисными ценами 1913 г. В первом из них учитывалось 39 продуктов (9 товарных групп) с еженедельной регистрацией цен по каждому продукту в виде средней арифметической величины из низшей и высшей цен на рынках. Эта же форма средней применялась и при выведении групповых и общего индекса товарных цен; они были месячными и недельными. Вскоре число товаров в индексе возросло до 52, а затем до 70 и 98, объединяемых уже в 13 товарных групп. Малый индекс (по России) исчислялся по 15 товарам с охватом 13 городов, но потом число их быстро возрастало. Выделялись показатели по губернским городам, уездным городам и столицам (Москва и Петроград), средние по России.
Учет только розничных цен (это, в основном, продовольствие) не давал полной картины движения товарных цен на вольном рынке. Поэтому институт вскоре публикует индексы оптовых цен. Сначала это были 22 товара шести трестов Москвы, а потом круг товаров увеличился до 103, а с учетом всех регистрируемых сортов - до 107. И в этих индексах применяюсь формула простого среднего арифметического индекса и" индивидуальных. Выбор формы средней мотивировался трудностями взвешивания, а кроме того, тем, что при большом числе товаров кривые невзвешенных индексов мало отличаются от взвешенных. Этого же мнения придерживались такие признанные статистические авторитеты того времени, как И. Фишер, А. Боули, вообще придававшие весам вспомогательную" роль и выдвигавшие на первое место количество хорошо подобранных товаров.2 В теоретическом же плане уже тогда-(июнь 1922 г., когда появился первый номер бюллетеня) в институте не было возражений против рационального взвешивания индивидуальных индексов и, более того, считалось, что оно "весьма целесообразно", учитывая разную относительную важность товаров в товарообороте страны или в бюджете хозяйств.3 Вопрос сводился лишь к тому, как найти такой вес практически.
Ситуация изменилась к 1924 г. и в исчислении всех индексов института произошли существенные изменения. В Московском большом индексе средняя арифметическая для общего и групповых индексов (число групп товаров увеличено с 13 до-19) заменена средней геометрической с применением цепного" метода. Общий индекс стал взвешенным из групповых (хотя групповые индексы оставались невзвешенными). Веса групп определены по материалам переписи ЦСУ в марте 1923 г. на основании данных об оборотах товаров в различных отраслях розничной и оптово-розничной торговли в Москве (общая сумма товарных групп в весах принята за 1000).
В число наблюдаемых вошли и кооперативные цены на 5 сельскохозяйственных и 15 промышленных групп товаров, регистрируемые в кооперативах Москвы. Кооперативный индекс розничных цен вычислялся тем же методом, что и рыночный. Он вошел в состав Московского большого индекса рыночных и кооперативных розничных цен с 60 товарами и 19 группами с выделением индексов цен вольного рынка и кооперативных. Всероссийский индекс розничных цен, став Всесоюзным, начал рассчитываться по 97 городам и 35 товарам по состоянию цен на 1-е число каждого месяца (это полный индекс) и по 40 городам и тем же 35 товарам с декадными ценами (сокращенный). Число групп товаров равнялось 18. Был утвержден список городов, по которым сообщались цены для индексов и их веса (общая сумма весов 10000), а также была разработана техника агрегации товарных, групповых и городских индексов. Цены в городах регистрировались сотрудниками губфинотделов. Базой индекса служили средние цены за апрель 1924 Веса индекса определялись на основании материалов городски Общесоюзной переписи 1923 г. об оборотах товаров в разливных отраслях торговли. Общее распределение весов между сельскохозяйственными и промышленными товарами установлено Межведомственной комиссией Госплана по материала" Конъюнктурного института о производстве, поступлении на рынок и оборачиваемости важнейших товаров.
Переход на среднюю геометрическую форму общего индекса обоснован Н. С. Четвериковым, заведующим отделом научной методологии института, в очерке "Теоретические основы плана построения нового индекса розничных цен Конъюнктурного института".4 Он дает возможность непосредственно сравнивать два индекса, вычисленные на два различных срока, и это не будет зависеть от соотношения цен, принятых за базу, как при среднем арифметическом индексе. Кроме того, на показатель изменения цен от срока к сроку здесь не окажет влияния та высота, которой достигли индексы цен отдельных товаров к моменту их сопоставления. Все это еще отмечалось С. Джевонсом, которого поддержали Ф. Эджворт, С. Уолш и другие зарубежные статистики.
Цепной метод заключается в применении подвижной, а не фиксированной базы. Его идея была выдвинута А. Маршаллом в 1887 г., а само цепное правило было изложено А. Флексом 20 лет спустя. Метод элиминирует влияние расхождений между индексами и устраняет несовпадения при пересчетах индексов на другие основания. Правда, с ним связана накапливающаяся ошибка, вызванная тем, что цепные индексы строятся по весам и ценам смежных лет, и чем длительнее динамический ряд, тем она больше. Однако альтернативы этому методу в подобных рядах нет, и речь может идти лишь о способах его применения для решения конкретных задач.
В 1927 г. появился индекс розничных цен, куда дополнительно были включены цены государственной торговли, что сделало Общеторговый Всесоюзный индекс цен института показателем динамики покупательной силы денег. Он исчислялся как средняя взвешенная величина из индексов розничных цен по формам торговли с учетом той доли, которая приходится на государственную, кооперативную и частную торговлю в общем торговом розничном обороте.
Вся регистрационная сеть института к этому времени охватывала 102 города. Индексы рассчитывались по состоянию на 1-е число каждого месяца, а также по декадам (для частной торговли). Использовалась сложная система весов: по формам торговли (сумма весов 100), характеру товаров (100), городам (10000) и районам (10000). Местами регистрации розничных цен для Московского индекса служили Сухаревский и Смоленский рынки (для частной торговли), 6 кооперативных магазинов в рабочих районах (для кооперативной торговли), магазины трестов, синдикатов и госуниверсамов (для государственной торговли). Способ вычисления индексов остался прежний - взвешенная средняя геометрическая величина с применением цепного метода.
С именами Кондратьева, Игнатьева и Четверикова связано и изучение динамики цен за рубежом. Проводилось также сравнение цен и покупательной силы валют СССР, Англии, Германии, Франции, США. Прямое сравнение сводных индексов Цен, публикуемых в разных странах, всегда сложно в силу неодинакового числа и состава товаров и различий в методах их построения. Институт впервые, насколько известно, стал непосредственно сравнивать цены одинаковых товаров, вычислять индексы цен отдельных товаров по отношению к ценам в СССР, а затем и общий индекс товарных цен в отдельных странах по отношению к СССР. Такой индекс регулярно публиковался в "Экономическом бюллетене" института. Он давал, в сущности, сравнение покупательной силы валют разных стран и явился прообразом более поздних аналогичных статистических исследований.
С 1926 г. в бюллетене института начали публиковаться крестьянские индексы. Работа над ними велась под руководством заведующего сельскохозяйственной секцией И. Н. Жирковича и заместителя директора института А. Л. Вайнштейна. Цель индексов - обеспечить более точное и глубокое изучение положения крестьянского хозяйства на рынке. Они основывались на учете структуры приходорасходного бюджета этого хозяйства и регистрации цен, по которым оно сбывает и покупает товары.5 Данными для них служили сведения из 76 сельских пунктов (через месяц их было уже 500) по пяти производственным районам страны, получаемые через низовую сеть сельскохозяйственной кооперации. По своему исчислению эти взвешенные средние геометрические индексы из относительных изменений цен. Выделялись индексы общие (всех сельхозпродуктов, отчуждаемых сельхозтоваров, всех кормов, всех промтоваров, всех покупаемых товаров) и индексы цен, отдельных сельхозтоваров. Через различные соотношения названных групповых крестьянских индексов и проявляется их оценка как показателей изменения конъюнктуры деревенского рынка.
А. Л. Вайнштейн особо подчеркивал значение этих индексов как показателей изменения платежеспособности и покупательной силы крестьянства. Платежеспособность (денежный крестьянства) оценивалась его выручкой от продажи ceльхозпродуктов и другими доходами без суммы расходов того же крестьянства на покупку тех же сельхозпродуктов. Покупательная сила крестьянства определялась его денежным доходов вычетом обязательных платежей. В обоих случаях, следовательно, важнейшей составляющей выступает денежный доход от реализации сельхозпродукции, который в дальнейшем и подлежал анализу в зависимости от изменения физического объема реализации продукции и изменения цен на нее.
После перехода Конъюнктурного института в состав ЦСУ (середина 1928 г.) очень скоро исчезли последние индексы розничных цен института. Дело в том, что была ликвидирована сеть регистраторов цен финансовых органов, что и повлекло за собой прекращение работ по исчислению индексов этих цен В публикациях доминирующее положение начинают занимав индексы ЦСУ, а потом индексы Госплана. Но к тому времени меняется и общее отношение к цене. Из важнейшего показателя экономической конъюнктуры цену подчиняют плану ("плану диктатуры пролетариата"), и "дикий мустанг капиталистических рыночных прерий стал хорошо выезженной рабочей лошадкой".6 Отвергается и роль индексов цен как измерителей покупательной силы денег, ибо "сама категория покупательной силы денег, мягко говоря, не укладывается в рамки марксистской экономической теории", и употребление такого термина объявляется лишь "данью, подозрительным кокетничанием с количественной теорией денег".7
Господствующей в нашей официальной статистике становится агрегатная форма индекса. Геометрический индекс объявлен явно неправильным и неприемлемым. Как утверждалось в одном учебнике, этот индекс широко пропагандировала буржуазная теория математической статистики, ибо только он удовлетворяет выдвинутым ею формальным требованиям. Геометрический индекс всегда меньше арифметического, что послужило основанием для смехотворного утверждения "ученых" от статистики: "Благодаря этому свойству геометрический индекс попал в теоретический арсенал вредителей"8 (т. е. Н. Д. Кондратьева и его соратников. - П. О.).
Индексы цен были основными в общей системе индексов, разрабатываемых и публикуемых Конъюнктурным институтом. Были и другие индексы, столь же новаторские для своего времени и также вошедшие в историю отечественной индексологии. Так, в секции индексов и цен был разработан барометрический показатель динамики цен, подробно описанный М. В. Игнатьевым.9 Он появился в "Экономическом бюллетене" в (феврале 1927 г. и на диаграмме представлен двумя кривыми:
(А) - разность отношений денежной и товарной массы к апрелю 1924 г. и (В) - индекс розничных цен института за время с октября 1924 г. Обе кривые были сглажены методом механического выравнивания по трем месяцам. В итоге оказалось, что если взять кривую цен (кривая (В)) с передвижкой на 4 месяца назад, то она в существенном воспроизведет движение первой кривой (А). Это и позволяло разработчикам барометра предвидеть возможное движение кривой цен по предваряющему его движению первой кривой.
Вначале, как утверждается, барометр действовал вполне успешно, предсказывая влияние очередного выпуска денег в обращение на розничные цены частного рынка через 4 месяца. Однако через некоторое время, по словам А. А. Конюса, тогда сотрудника института, он "испортился", так как к концу 1929 г. колебания денежной массы и цен частного рынка начали происходить одновременно. Барометр, считает Конюс, нуждался в периодической корректировке, поскольку экономические условия конца 20-х годов существенно отличались от условий первых лет нэпа, применительно к которым он и был построен.10
В 20-е годы закладывались и основы социальной статистики, системы ее показателей. Одним из них выступает стоимость жизни. К теоретическим разработкам этого показателя определенное отношение имеет Конъюнктурный институт (исследование того же А. А. Конюса "Проблемы истинного индекса стоимости жизни").11 Под стоимостью жизни автор справедливо понимает денежную оценку тех хозяйственных благ, которые фактически потребляются в течение известного периода средней семьей. А степень удовлетворения всех потребностей семьи в этих благах - уровень жизни. Соотношение стоимости жизни разных периодов и есть истинный индекс стоимости жизни. Важно при этом соблюдать, чтобы при отчетном и базисном потреблении благ сохранялось общее состояние удовлетворения потребностей. В сущности, речь идет об индексе потребительских цен, как и понимается современной международной статистикой индекс стоимости жизни.
Практически во всех странах рассматриваемый показатель статистики реализуется через бюджетные индексы, имеющие богатую историю. Конюс относится к этому индексу критически, поскольку последний предполагает неизменность потребления благ при изменении цен на них, что не соответствует действительности. Чтобы построить истинный индекс, необходимо установить функциональную зависимость между потреблением и ценами. По мнению Конюса, он находится между бюджетными индексами, взвешенными по нормам потребления базисного и отчетного периодов. Конюс пытался обосновать это положение математически. Пока же и поныне индекс стоимости жизни сводится к одному фактору- изменению потребительских цен. Однако в теоретическом плане имеются предложения учесть динамику стоимости жизни не как изменение стоимости фиксированной потребительской корзины, а как динамику затрат на покупку товаров и услуг некоторого гипотетически фиксированного уровня удовлетворения потребностей (постоянной полезности). Границы такого индекса устанавливаются базисно- и текуще-взвешенными индексами цен (известные формулы индексов Э. Ласпейреса и X. Пааше).12 Именно о таких границах истинного индекса стоимости жизни и говорил в далеком 1924 г. А. А. Конюс.
Из экономических индексов остановимся еще на индексе физического объема продукции. Он был разработан под руководством заведующего секцией конъюнктуры промышленности института Я. П. Герчука. Впервые он появился в "Экономическом бюллетене" в феврале 1926 г., когда подобные индексы уже давно существовали за рубежом, особенно в США. У нас действовал агрегатный индекс физического объема промышленной продукции в довоенных ценах, разработанный Центральным отделом статистики ВСНХ. Считая этот индекс "статистическим суррогатом" ввиду недостатков среднего арифметического индекса и тождественного ему агрегатного, институт предложил свою методику его исчисления, которую можно оценить как альтернативную на определенном этапе богатой истории индекса.
Индекс строился по формуле средней геометрической взвешенной из относительных изменений объема продукции отдельных отраслей промышленности в натуральном выражении (в индекс вошло 55 таких отраслей), а веса отраслевых индексов определялись по распределению между отраслями числа рабочих и мощности механических двигателей. Тем самым подчеркивалось, что материальные предметы рассматриваются не как носители ценности, а как продукты материального производства, как результаты проявления производительной силы труда и орудий труда.
По каждому из двух весов рассчитывалась доля отдельных отраслей в общем итоге их деятельности, и за основу бралась средняя из этих долей. Базой индекса служила средняя месячная геометрическая этих рядов за 1923/24 г., по отношению к ней были исчислены все относительные месячные показатели за 1921-1925 гг. и средние за каждый год в этом периоде. Полученные таким путем эмпирические динамические ряды физического объема продукции механически выравнивались, и получалась "вековая линия", исключающая возможные сезонные колебания.13
Наиболее масштабным, а вместе с тем и наиболее дискуссионным статистическим созданием Конъюнктурного института, не имевшим аналогов в отечественной истории, явился единый экономический показатель народного хозяйства. Основным его разработчиком был М. В. Игнатьев.14 Показатель появился в "Экономическом бюллетене" института летом 1923 г. Вначале в него вошли 26 показателей в форме индексов, объединенных в 6 групп: цены, состояние государственного хозяйства, промышленность (две группы), транспорт и труд. Каждая группа индексов объединялась в групповой индекс по методу простого среднего геометрического индекса. Тотальный индекс (единый экономический показатель) выводился как простая геометрическая средняя из групповых индексов. Выбор этой формы индекса был обусловлен характером исходных показателей, представленных относительными величинами. Абсолютная величина единого показателя, равно как и его элементов, значения не имела-эти числа признавались важными лишь для сравнения из месяца в месяц.
Единый показатель оформлялся на графике в виде групповых кривых и средней кривой самого показателя. Структура единого показателя постоянно менялась. Своего пика он достиг в сентябре-октябре 1924 г., когда общее число показателей в нем составило 35 с 8 группами. Последняя его публикация отмечена началом 1926 г., когда на смену единому показателю пришла Система ежемесячных основных показателей динамики народного хозяйства (а затем - конъюнктура народного хозяйства), объединенных в основном в те же группы (разделы) примерно с теми же показателями в них, но уже без обобщения по группам и в делом в виде единого показателя.
Появившись лишь как попытка, единый экономический показатель просуществовал недолго. В сущности, он с самого начала был обречен в силу своей нереальности, чем и не преминули воспользоваться его критики. Однако отдадим должное институту за научный поиск и стремление идти в ногу со временем. Он имел право на эту попытку, тем более, что существует извечное желание статистики иметь некий обобщающий показатель народного хозяйства. Нелишне здесь напомнить. и о требовании В. И. Ленина к статистике: "Надо составить вместе с Госпланом своего рода index-number (число-показатель) для оценки всего нашего народного хозяйства и обязательно вырабатывать его не реже раза в месяц".15
К сказанному следует добавить, что история единого экономического показателя началась задолго до создания Конъюнктурного института. Что касается 20-х годов, то наибольшую известность тогда получили экономические барометры Гарвардского университета, а также Лондонского и Кембриджского экономических бюро, но в обоих случаях не выводился единый показатель конъюнктуры. Они основывались на том, что различные показатели проходят одну и ту же фазу экономического цикла в разные моменты времени, и на этой разновременности движения показателей строились предсказания.
Таковы в кратком изложении результаты статистической многогранной деятельности Н. Д. Кондратьева и его статистической школы в руководимом им Конъюнктурном институте.
Необходимо дальнейшее углубленное исследование их творческого наследия, что может сыграть существенную роль в столь необходимом обновлении отечественной статистики, и прежде всего в создании научной системы показателей экономической конъюнктуры как обязательного элемента функционирования рыночной экономики.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1 Игнатьев М. В. Насколько точно учитывают индексы динамику//Экономический бюллетень Конъюнктурного института. 1923. N 3. С. 4.
2 См.: Экономический бюллетень Конъюнктурного института. I922. N 6-7. С. 10; Вестник статистики. 1921. N 5-8. С. 10.
3 Кондратьев Н.Д. К вопросу об исчислении чисел-показателей // Известия Наркомфинансов. 1321. N 20. С. 9.
4 Экономический бюллетень Конъюктурного института. 1924. N4. с. 11-12.
5 Крестьянские, индексы: Сборник трудов Конъюнктурного института /Под ред. Н. Д. Кондратьева. М., 1927. С. 3-16.
6 Боярский А.. Бранд Л. Проблемы статистики цен и товарооборота//Плановое хозяйство. 1930. N 5. С. 240-241.
7 Там же. С. 239, 245.
8 Боярский А. Я., Бранд Л. С., С т а р о в с к и и В. Н. и др. Статистика. Основы общей теории /Под общ. ред. Б. С. Ястремского, В. И. Хотимского. М., 1936. С. 251.
9 Игнатьев М. В. Динамика денежной массы, товарооборота и цен с их взаимоотношением//Вопросы конъюнктуры: Труды Конъюнктурного-института /Под ред. Н. Д. Кондратьева. М., 1927. Т. 3. Вып. I.
10 См.: О конъюнктурной статистике 20-х годов (Беседа с А. А. Конюсом С. Л. Комлева) // Экономика и математические методы. 1989. Вып. 3. С. 427.
11 Экономический бюллетень Конъюнктурного института. 1924. N 9-10. С. 67-71.
12 Стоимость жизни и ее измерение /Под ред. В М Рутгайзера, С. П. Шпилько. М., 1991. С. 6-8.
13 Об индексе см.: Герчук Я. П. Индекс объема промышленного производства в СССР // Вопросы конъюнктуры: Труды Конъюнктурного института / Под ред. Н. Д. Кондратьева. М., 1926. Т, 2. С. 79-106.
14 Игнатьев М. В. К вопросу об едином экономическом показателе//Вестник статистики. Кн. X. 1922. N 1-4. С. 99-140:
15 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 53. С. 122.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100