economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Александр Петрович Куницын

Александр Петрович Куницын
(1793-1840)
Alexander P. Kunitzyn
 
Исупов К., Савкин И. Русская философия собственности (XVII-XX вв.). СПб. СП "Ганза". 1993. 512 с.
А. П. Куницын
ПРАВО ЕСТЕСТВЕННОЕ
Условное право
О правах производных
┐ 119. По природе человек имеет только первоначальные права, но посредством свободного деяния может соединить с оными другие права, называемые производными. Деяние, которым приобретается право, называется приобретением. Кто приобрел исключительное право на вещь, тот называется владетелем или хозяином оной.
┐ 120. Дабы приобретение могло служить основанием права на вещь, к тому требуется, чтобы оно было произведено по праву, ибо несправедливость не может служить основанием справедливости. Потому при каждом приобретенном праве должно различать: 1) законный предлог, т.е. основание приобретения; 2) способ или действие, которым приобретение совершается по силе законного предлога.
┐ 121. Врожденное право человека на употребление вещей есть законный предлог приобретения, способы же оного бывают различны по различию состояния, в котором вещи находятся. Одни из них не подлежат исключительному владению и называются бесхозяйными, а другие составляют предмет исключительного права. Приобретение вещей бесхозяйных совершается по одной воле приобретателя, ибо тем никому обиды не причиняется. Приобретение вещей, принадлежащих другому, может последовать только по согласию владетеля, в противном случае оно было бы противно всеобщему закону свободы. Первый способ приобретать вещи называется первоначальным, а второй - производным.
┐ 122. Приобретение вещей посредством первоначального способа называется завладением, а передача права по согласию владетеля с приобретателем - договором. Итак, условное естественное право разделяется на две главы: в первой изъясняются законы первоначального завладения, а во второй - законы договоров.
ГЛАВА I
О завладении
┐ 123. Собственность есть право исключительно употреблять вещь, не нарушая прав других людей. Предмет сего права также называется собственностью. Исключительное употребление вещи требует, дабы она в таком отношении находилась к нашему лицу, чтобы нам возможно было исключительно располагать оною, а сие отношение вещи называется владением в пространном смысле. В тесном же смысле владение есть такое отношение вещи к человеку, в котором он имеет физическую возможность и вместе намерение располагать оною вещию исключительно. Посему занятие как начало владения называется завладением и как способ, которым человек делает вещь бесхозяйственную своею, называется присвоением.
┐ 124. Поколику вещи первоначально никому не принадлежат исключительно, то каждый может употреблять их по произволу, следовательно, каждый может завладеть оными, ибо кто имеет право употреблять вещь всяким образом, тот имеет также право употреблять оную исключительно и удерживать в таком состоянии навсегда. Посему законный предлог завладения бесхозяйственными вещами содержится в первоначальном праве людей на употребление оных, ┐ 113.
┐ 125. К действительности завладения требуется: I. Воля владеть вещию. II. Занятие. III. Означение. IV. Способность вещи к завладению.
┐ 126. Воля есть необходимая потребность завладения, ибо противу воли никто не делается владетелем вещи; в противном случае владение было бы неправо; а должность нечто терпеть или допускать. Но всякая должность проистекает из закона всеобщей свободы, которым воспрещается насилие, следовательно, и принуждение к приобретению права. Посему человек не делается владетелем вещи чрез одно физическое влияние на состояние оной, ибо можно действовать на вещь без намерения владеть оною исключительно.
┐ 127. Но одна воля не может утвердить права собственности на вещь бесхозяйную, ибо, во-первых, многие люди могут в одно время возыметь намерение завладеть одною и тою же вещию, а потому каждый из них получил бы исключительное право на вещь, что само себе противоречит; во-вторых, воля одного человека не есть закон для прочих. Следовательно, кто возымел только намерение завладеть вещию, то не может считать себя обиженным, если другой действительно завладеет оною, ибо чрез то внешняя его свобода не нарушается.
┐ 128. Но для приобретения исключительного права на вещь бесхозяйную надлежит принести оную в такое отношение к нашему лицу, чтобы другой человек не мог употребить оную без нарушения нашего нрава. Вещь приводится в такое отношение всяким внешним свободным действием на оную, которое называется занятием, поколику производится с намерением владеть вещию исключительно. Кто пещь занятую отнимает у владетеля или будет употреблять нротиву его поли, тот нарушит JTO право личности, ибо уничтожать действие разумного существа - значит препятствовать ему достигать законных целей или его самого употреблять как средство. Итак, завладевает бесхозяйственною вещию не тот, кто прежде захотел владеть оною исключительно, но кто прежде употребил на оную действие, называемое занятием.
┐ 129. Поколику завладенис вещи одним человеком налагает обязанность на прочих не употреблять более оную по своему произволу, то надлежит, чтобы владетель объявил волю свою владеть вещию исключительно. Сие бывает посредством знаков, напоминающих другим что бесхозяйная пещь поступила н частное владение. Знаки сии суть или естественные, по которым завладение познается без всякого предварительного соглашения, или искусственные, определяемые взаимным согласием для означения завладения.
┐ 130. Естественные знаки суть: I. Содержание вещи и своих физических силах или при себе. Посему за пранило поставляется: кто имеет вещь в своих физических силах, тот почитается владетелем оной дотоле, пока другие причины не докажут противного. II. Обработание вещи, соответствующее какому-либо назначению. Следовательно, кто обработал вещь для какой-либо цели, тот почитается владетелем опой, пока другие причины не докажут противного; искусственные знаки неисчерпаемы, поколику произвольны, и могут быть употреблены там, где естественные недостаточны.
┐ 131. Знаки употребляются не для большего укрепления права собственности, но для напоминания другим, что вещь принадлежит уже в исключительное владение. Потому всякий знак, способный для сей цели, почитается достаточным. Неприкосновенность собственности зависит не от важности закона, которыми какая-либо вещь означена, но от силы закона, запрещающего нарушать чужое право. Кто собственность чужую повреждает, тот есть нарушитель права, и поступок его одинаков как в том случае, когда поврежденная вещь была преобразована законным владетелем, так и в том, когда она сохранила естественный вид, но о принадлежности оной по какому-либо внешнему, хотя маловажному, признаку нельзя было сомневаться.
┐ 132. Словесное объявление воли о намерении владеть вещию исключительно не есть достаточный признак завладения, ибо, во-первых, слова не всегда выражают истину и потому словесное объявление о завладении может быть ложное, после которого вещь останется по-прежнему в бесхозяйном состоянии и подлежит произволу первого приобретателя; во-вторых, никто не имеет права заставлять других людей себе верить, следовательно, один человек не может принуждать прочих почитать вещь его собственною только потому, что он назвал ее своею.
┐ 133. Неспособными к завладению почитаются: а) вещи, не подлежащие занятию, ибо для завладения бесхозяйною вещию необходимо требуется внешнее действие; b) равным образом если вещь означить невозможно, то нельзя приобрести на оную исключительного права владения, ибо всякий может пользоваться оною по праву как бесхозяйною; с) не способны к завладению вещи, коих исключительное владение противно личным правам других людей. Но сие разумеется о целом их составе, части же могут принадлежать нам исключительно в такой только мере, чтобы личные права других через то не были нарушаемы.
Примечание. Посему река подлежит завладению, но открытое море не подлежит оному.
┐ 134. Отсюда явствует, что пределом завладения полагается: 1. физическая возможность произвести оное в действо; 2. права других людей. В первом отношении человек может только то обратить в свою собственность, что занять и означить возможно. Всякое покушение овладеть такими вещами, которые исключительному владению подлежать не могут, есть неблагоразумное стремление. Во втором отношении никто не может так далеко распространять право своего владения, чтобы через то нарушены были права других людей, ибо нарушение справедливости не может служить основанием права. Отсюда следует: 1. никто не может приобрести права собственности на другого человека ни противу воли, ни с его на то согласия, ибо право личности состоит в свободе располагать самим собою. Следовательно, произвольное владение человеком противно праву, согласие же его не может служить предлогом завладения, ибо право личности неотчуждаемо ; 2. никто не может завладеть собственностью другого, ибо таковое завладение было бы нарушением права.
┐ 135. Кто завладел вещию, тот остается владетелем оной дотоле, пока имеет на то волю, посему право владения не ограничивается физическим задержанием вещи, ибо завладение, а не физическое влияние на вещь служит способом приобретения собственности. Владение вещию без физического задержания оной называется умственным.
┐ 136. Кто приобрел право собственности на вещь, тот может делать из оной всякое употребление, не противное правам других. Как многоразличны законные способы употребления вещей, так многоразличны и права владения на его собственность. Но все оные относятся к трем главным понятиям, в праве собственности включающемся, кои суть: I. Право владения. II. Право на сущность. III. Право пользования.
┐ 137. I. Право владения состоит в праве приводить вещь в такое состояние, чтобы можно было удержать и сохранить оную. Отсюда проистекает право владения удалять всех других от употребления вещи, отвратить всякое чужое на оную владение. Следовательно, он может вещь свою ограждать, запирать, скрывать и охранять всяким произвольным образом, а в случае утраты требовать возвращения оной.
┐ 138. II. По силе права на сущность владетель может вещь свою преобразовать, переменить ее существо, дать Другому за награду или безвозмездно, употреблять сообразно ее назначению и противно оному.
┐ 139. III. Право пользования состоит в том, что владетель вещи может употреблять оную как средство для своих целей и пользоваться всеми качествами принадлежности и плодами вещи по своему произволу. Следовательно, он может также оставить вещь без употребления или другим позволить пользоваться оною.
┐ 140. На праве пользования основывается право владетеля на приращение вещи, под именем которого разумеется вообще всякое присоединение вещи к нашей собственности. Оно происходит трояким способом: 1. когда из нашей собственности происходит другая вещь, составляющая особенное существо, что называется плодотворением: 2. когда вещь получает или новые качества или прежние силы оной приходят в большее совершенство, что называется улучшением; 3. когда от внешних причин присовокупляется другая вещь к нашей собственности и составляет с оною одно целое, что называется приращением в тесном смысле. То, что прибавляется к собственности посредством сих способов приращения, называется вещью прибылою, а самая собственность, к которой нечто прибавляется, называется вещью главною.
┐ 141. Приращение в тесном смысле происходит или от действия природы, или от труда и искусства человеческого, или тем и другим способом вместе. Первое называется естественным, второе - искусственным, а третье - смешанным. То, что прибавляется к вещи чрез приращение искусственное и смешанное, есть или материя, или форма, а в последнем случае приращение называется преобразованием.
┐ 142. Если материя, прибавляющаяся к собственности, есть вещь бесхозяйная, то она принадлежит владетелю главной вещи. Кто присвоит оную, тот употребит чужую собственность средством для получения себе прибыли противу воли владетеля. Если же прибылая вещь составляет собственность другого, то она принадлежит прежнему владетелю. Но при сем должно различать, случайно ли последовало соединение вещей или по намерению одного из владетелей; в первом случае каждый может отделить свою собственность от чужой. Издержки, употребленные на отделение, падают на обоих владетелей, но вред, последовавший от соединения, несет владетель вещи поврежденной, ибо случай вредит господину вещи. Во втором случае вред и издержки, происшедшие от соединения и отделения вещей, несет виновник соединения оных, ибо никто не лишается своего права по умыслу или ошибке другого.
┐ 143. Когда прибылая вещь состоит в форме, то при сем должно различать, можно ли восстановить прежний вид вещи или нет. В первом случае владетель может требовать, чтобы преобразователь возвратил его собственности прежний вид или вознаградил его за уничтожение оного, к нему равномерно имеет право и во втором случае, когда прежняя форма вещи пропадает невозвратно. Утверждать, что владетель в случае невозможности отделить форму от его вещи должен вознаградить за оную преобразователя, - значит доказать, что один человек имеет право дать насильно вещь другому и требовать за оную вознаграждение, ┐ 127.
┐ 144. Когда право владения, право на сущность и право пользования принадлежат одному лицу, то право собственности называется совершенным; когда же оное принадлежит разным лицам, то право собственности называется несовершенным. Если владетель вещи ограничил себя во владении или употреблении оной некоторыми условиями, то право собственности называется ограниченным. Посредством ограниченного завладения или добровольного согласия многие люди могут иметь вместе совершенное право собственности на одну вещь, тогда собственность называется совместною, в которой права одного соучастника ограничиваются правами прочих.
┐ 145. Праву владетеля соответствует всеобщая обязанность других людей не препятствовать ему в законном употреблении его собственности. Если заведомо, но случайным образом чужое имение поступило в нашу власть, то хотя право не предписывает нам содействовать положительным образом к возвращению оного, однако ж повелевает воздерживаться от всякого употребления чужой собственности. Следовательно, мы не должны скрывать вещей, другому принадлежащих, а тем паче противиться требованию выдачи оных.
┐ 146. Итак, кто владеет чужою вещию противу воли законного владетеля опой, тот есть незаконный владетель и называется или недобросовестным, или добросовестным владетелем, смотря по тому, знает или не знает о незаконности своего владения.
┐ 147. Недобросовестный владетель есть нарушитель нрава, потому обязан: а) возвратить вещь как можно скорее, дабы прекратить нарушение права восстановлением оного; b) возвратить всякую пользу, от вещи полученную, ибо в противном случае незаконное владение чужoю вещию было бы способом приобретения; если недобросовестный владетель получил от вещи менее пользы, нежели сколько мог получить владетель законный по своим обстоятельствам, то и за сей ущерб по праву также следует вознаграждение, ибо оный произошел по воле недобросовестного владетеля; с) за всяко,; непроизвольное повреждение вознаградить законного владетеля, в противном случае, не получив полного вознаграждения, остался бы законный владетель обиженным. За самое случайное повреждение законный владетель имеет право требовать удовлетворения, если бы оное не могло произойти, когда бы вещь находилась в его власти, ибо оно есть следствие незаконного владения.
┐ 148. Кто завладел чужою вещию, думая, что она бесхозная, тот приобрел на оную мнимое право собственности, которое почитается равным истинному, доколе заблуждение владетеля не откроется. Потому мнимый или добросовестный владетель такие же права имеет на вещь, какие принадлежат законному. Но когда заблуждение его дознано будет, то ему предстоят следующие должности: а) обязан возвратить вещь законному владетелю, и в случае медления и просрочки делается недобросовестным; Ь) возвратить приобретенную от вещи пользу, ибо получил оную по заблуждению, которое не может быть законным способом приобретения. Но за вред, приключившийся вещи по его небрежению или по случаю, не ответствует, ибо, во-первых, он владел вещию как собственною, во-вторых, всякий случай вредит хозяину вещи, а не тому, который владеет опою случайно.
┐ 149. Впрочем, и законный владетель может требовать только своего собственного. Если добросовестный или недобросовестный владетель употребил нужные издержки для содержания и надлежащего употребления вещи, то законный владелец не иначе может требовать выгоды, полученной от вещи, как возвратив издержки, употребленные на оную. Что добросовестный или недобросовестный владетель присоединил к вещи для украшения, то может он взять, не вредя сущности оной. Если присоединенных вещей для украшения чужой собственности отделить нельзя, то они остаются в пользу владетеля, который не обязывается к вознаграждению за оные (┐ 144), ибо к исполнению чего-либо для других человек обязывается или по воле, или чрез незаконное действие. Но присоединение украшения к вещи не зависело в сем случае от воли владетеля, а случайная утрата оной не есть противузаконное действие с его стороны. Следовательно, обязанность к вознаграждению ни в том, ни в другом отношении на него не падает.
┐ 150. Итак, всякое употребление вещи противу воли владетеля есть нарушение его свободы, не количество вреда, причиненного вещи, но стеснение свободы владетеля составляет понятие об обиде. Посему право безвредного употребления чужой собственности как противное свободе владетеля, допущено быть не может. Те, которые принимают оное не на всеобщих законах свободы, а на практических случайных наблюдениях основываются, но правила, ими из опытности извлекаемые, не могут служить постоянными и всеобщими законами свободы.
┐ 151. Равным образом не может быть допущено право необходимости, которое, сходственное с понятиями защитников оного, состоит в праве употреблять чужую собственность в случае необходимости, ибо употреблять чужую вещь противу воли владетеля - значит нарушать право. Следовательно, право необходимости есть право нарушать право других людей, что само себе противоречит.
Примечание. По нужде и закону применение бывает -сие значит не то, чтобы действие незаконное нужда превращала в законное, но что нужда заставляет иногда человека закон нарушить.
┐ 152. Право собственности прекращается различными способами, из которых одни не зависят от воли владетеля, а другие зависят. К первым относятся: а) уничтожение вещи; b) потеря оной; с) смерть самого владетеля; ко вторым же принадлежат: а) оставление вещи и b) договор.
┐ 153. Когда вещь уничтожается, то вместе с тем прекращается и право владетеля на оную, ибо материальное право пропадает, когда оное делается независимым от воли владетеля. Посему владетель совместной собственности, если оная погибла случайно, не может требовать от своих участников удовлетворения. Равным образом, когда материальное право уничтожалось, то владетель оного не может требовать от других исполнения обязанности, соответсвующей оному. Но если уничтожение вещи произошло по воле другого человека, то владетель хотя лишается материи, но не лишается права, ибо может требовать удовлетворения за убыток.
┐ 154. Потерею право собственности прекращается:
I. когда вещь имеет естественный вид; 2. когда знаки, напоминающие об исключительном владении оною, изглаживаются, ибо в обоих случаях обязанность других удерживаться от употребления оной уничтожается. Как искусственные вещи имеют на себе знаки трудов человеческих, то потеря оных не лишает владетеля нрава собственности. Следовательно, и находка искусственных вещей не может служить способом приобретения.
┐ 155. Смертию владетеля прекращаются все его связи с вещественным миром и отношения к другим людям. Оставшиеся после него вещи делаются бесхозяйными, а потому всякий может завладеть ими. Отсюда явствует, что наследство без завещания, т.е. по близости родства, ни в силу завещания, т.е. по воле умершего владетеля, не может быть допущено по началам права естественного.
Примечание. Положительные законы также не признают наследников необходимыми владетелями собственности умершего, ибо они могут отказаться от наследства, т.е. имеют право не приобретать в собственность вещей учинившихся бесхозяйственными смертию владетеля. Сие положение странно для тех, которые привыкли видеть вещи в одном только известном им порядке и не умеют различать должностей юридических от нравственных и законов положительных - от начал разума.
┐ 156. Право собственности переходит от одного лица к другому только посредством договора или взаимного согласия. Но наследство без завещания не есть договор, смерть владетеля не есть признак согласия на поступление вещей его кому-нибудь в собственность. Близкое родство не может служить законным предлогом наследования, ибо по причине родства не можно почитать одного человека владетелем собственности другого.
Примечание. Самые положительные законы не смешивают права собственности по причине близости родства. Отец не может почитать детское имение своим, а дети - отцовское. Имение супругов также различается.
┐ 157. Распоряжение владетеля своим имуществом на случай смерти называется завещанием. Так как предмет сего действия есть передача прав, то оное также не может быть допущено в праве естественном, ибо: 1. каждый может располагать своими правами и обязанностями только при жизни, но завещатель делает распоряжение о поступлении оных по его смерти. Следовательно, он присвояет себе такое право, которого смертию лишается; 2. одно желание передать право или обязанность недостаточно к отчуждению оных; к тому необходимо требуется согласие принимателя, которого нет н завещании. Принятие обещания но смерти завещателя также недействительно, ибо владетель смертью теряет право передавать свою собственность, а всякое отчуждение требует необходимо обещание оного; 3. нарушением завещания и.: нарушается внешняя свобода завещателя, ибо он не существует уже в вещественном мире, а потому никакой обиды ему не причиняется, когда оставленные им вещи в пользу наследника кто-либо другой обращает в свою собственность.
Примечание. Общественный порядок и польза побудили законодателей объявить наследование но завещанию и без завещания законным способом приобретения. Без сего учреждения смерть зажиточных людей может быть знаком к грабительству, и самое накопление богатства и благоразумное распоряжение оным весьма много зависят от уверенности владетеля, что по смерти имущество его достанется тому, кому он назначит и кто в жизни был ему благоприятен.
┐ 158. Когда владетель перестает иметь волю владеть вещию, то право собственности на оную прекращается, что и называется оставлением. Кто таковую вещь присвоит или пользоваться оною будет, тот не поступает противу воли ближнего владетеля и ничьей свободы не нарушает, ибо вещь чрез оставление учинилась бесхозяйною. Но знаки оставления вещи должны быть ясны и несомненны. Кто основывается на знаках, недостаточно выражающих оставление вещи, тот пользуется или завладевает оною противу воли владетеля, тот есть нарушитель права.
┐ 159. Давность есть прекращение права чрез долговременное и постоянное непользование оным. Давностью также называется приобретение чужого права чрез долговременное и постоянное пользование. Первую можно назвать лишителъною, а вторую - приобретательною давностью.
┐ 160. По началам права естественного не может быть допущена лишительная давность, ибо человек перестает быть владетелем вещи тогда только, когда перестает иметь волю владеть оною или соглашается уступить ее другому. Но долговременное невладение и непользование вещию не суть признаки оставления оной, ибо владетель по праву собственности может оставить вещь без всякого о ней распоряжения и не получать от нее пользы (┐ 140), однако ж не лишается чрез то права, ибо, кто имеет право чем-либо располагать, тот может и не располагать, кто имеет право чем-либо пользоваться, тот может и не пользоваться, следовательно, в том и в другом случае поступает по праву; а потому если бы владетель чрез долговременное невладение и использование вещию лишался своего права, то он лишался бы потому, что поступает по праву, что само себе противоречит.
┐ 161. Если владетель не лишается вещи чрез долговременное невладепие и использование оною, то никто также не может приобрести чужой собственности посредством долговременного владения и пользования оною, ибо можно завладеть произвольно только бесхозяйною вещию, но если кто не располагает, не владеет и не пользуется своею вещию, то она не делается чрез то бесхозяйною. Следовательно, и приобретательная давность не может быть допущена.
┐ 162. Долговременное невладение только тогда может быть признаком бесхозяйности вещи, когда оное по своей продолжительности доказывает несомненно, что владетель более в живых не находится. В сем случае собственность вещи может быть приобретена не по причине давности, а по причине бесхозяйности вещи и не чрез долговременное владение оною, но посредством завладения.
┐ 163. Собственность прекращается посредством договора, когда владетель по доброму согласию уступает право на свою вещь другому. Законы, на которых основывается таковая передача, составляют предмет следующей главы...
ГЛАВА III
Об особенных родах договоров
... ┐ 208. IV. Дарение есть договор, которым кто-либо передает другому право собственности на вещь безвозмездно. Посему: а) только законный владетель может дарить вещь, ибо, кто не имеет права, тот и передать оного не может; b) доколе дарение не принято, до тех пор даритель может переменить свою волю, ибо чрез то ничье право не нарушается; с) но если принятие последовало, то даритель может быть принужден к исполнению своего обещания, когда же дарение последовало на известных условиях, то лицо одаряемое тогда только получает совершенное право на подарок, когда условие исполнилось; если дарение происходит под условием вознаграждения, то оное относится к договорам возмездным.
... ┐ 210. Право определять цену вещи принадлежит владетелю оной, ибо он лучше знает, какую пользу или какое удовольствие вещи, может ему доставить но его способу представления, по его склонности, по цели употребления и по другим отношениям. Равным образом он только может определить, какое количество чужих вещей следует ему получить за уступку собственной. Отсюда проистекают следующие положения: 1. цена вещей, определенная взаимным согласием договаривающихся сторон, справедлива; 2. как обе хотят получить не менее того, что сами взаимно уступают, то цена вещей и прав, обмениваемых ими, признается равною; 3. но когда согласие одной или обеих сторон последовалo по причине принуждения, обмана или заблуждения, то равенства сего не бывает; 4. обязанность исполнения с одной стороны предполагает возможность и готовность ко взаимному исполнению с другой; 5. свойство возмездного договора не определяет, кто первый должен исполнить оный, но тот может принудить г исполнению другого, кто свое обещание исполнил.
О взаимном отношении подданных
┐ 443. По договору соединения люди совокуплялись для защиты взаимных прав, следовательно, никто не может лишить прав другого, никто не имеет права употреблять кого-либо из сограждан как средство или простую вещь для себя самого. Все граждане суть члены государства; каждый должен быть признаваем нравственным существом, целию для себя самого.
┐ 444. Все права одного лица в рассуждении другого приобретаются по договору. Потому один член государства не может получить личного права на другого посредством рождения или наследства, ибо сии действия не СУТЬ договоры. Но посредством рождения и наследования могут быть передаваемы имущество, отличия и разные выгоды, законно родителям и предкам принадлежащие, ибо оные к вещам относятся.
┐ 445. Ни один член государства не может принуждать другого оставаться в известном положении и отказаться от права усовершенствования. Тем более одно состояние не может требовать, чтоб другое ему служило и от его распоряжений зависело.
О правах народов в безусловном состоянии
522. с) Право государства на членов оного состоит в том, что они подлежат только его власти, никакая другая власть не может располагать их лицами, деяниями и имуществом. Посему государство законно может отвращать всякое влияние на его членов со стороны других народов.
┐ 523. II. Право действовать или употреблять силы государства состоит в том, что народ может но произволу располагать оными, никто другой не может предписать ему в том способа или остановить его деятельность...
О завладении
┐ 533 Народ приобретает право собственности па вещи бесхозяйные таким же образом, как и частные лица, т.е. посредством завладения. Дабы завладение имело законную силу, к тому требуются те же принадлежности, какие изложены о сем предмете в нраве чистом.
┐ 534. Особенные качества народного завладения суть следующие: 1. народ имеет большие силы, нежели частный человек, потому может овладеть большим пространством земли и количеством вещей. Но открытое море не может быть предметом народного завладения; 2. однако ж сила не дает нрава, потому права сильнейшего и образованнейшего народа ограничиваются в завладении правами слабейших и грубых народов; 3. народ не может равномерно овладеть тем, чего употреблять и на что физически действовать не в силах.
┐ 535. Земли и вещи, завладенные народом, принадлежат в его собственность; они зависят от верховной власти народа и не могут быть другими ни употребляемы, ни присвояемы без его на то согласия.
┐ 536. К вещам народным принадлежат не только вещи, публичную собственность составляющие, но и состоящие во владении частных лиц; потому народ имеет право защищать вещи, принадлежащие членам оного, противу притязания и нападения других народов.
┐ 537. Когда народ оставляет каковые-либо вещи в намерении не иметь более на оные нрава собственности, то оные могут быть приобретены другим пародом. Но неупотребление вещи, как бы оное продолжительно ни было, знаком оставления оной почтено быть не может, ибо хозяин вещи может пользоваться и не пользоваться опою. Потому давность в праве народном естественном также допущена быть не может.

1818-1820
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100