economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Алексей Николаевич Малафеев

Алексей Николаевич Малафеев
(1915-1988)
Alexey Nikolaevich Malafeev
 
Гребенников П. И., Малафеев О. А.
Алексей Николаевич Малафеев (1915-1988)
Командир стрелковой роты и профессор политической экономии
Алексей Николаевич Малафеев родился 10 апреля 1915 года в деревне Габордуса Лодейнопольского уезда Олонецкой губернии (ныне Оятский район Новгородской области). Отец его, Николай Александрович, был учителем физики и математики, окончивший в 1910 году на собранные "миром" деньги Новгородскую учительскую семинарию; мать Елизавета Ивановна заведовала библиотекой.
Привычку к строгости рассуждений Алексей Николаевич выработал еще в детстве, рано пристрастившись к шахматам. В 11 лет он стал чемпионом по шахматам г.Тихвина среди взрослых; мог играть "вслепую"; сочинял шахматные задачи, некоторые из них были опубликованы в "Пионерской Правде". Получив первый разряд на университетских соревнованиях, Алексей Николаевич позднее выступал на первой доске от различных ленинградских ВУЗов на городских соревнованиях. В начале 70-х гг. он вместе с двумя другими перворазрядниками ЛГУ, профессором математико-механического факультета А. А. Никитиным и профессором географического факультета С. Б. Лавровым организовал сеанс одновременной игры с тогдашним чемпионом мира А. Е. Карповым, бывшим в то время студентом экономического факультета. Но студент А. Карпов оказался плохим дипломатом и "вчистую" обыграл всю тройку уважаемых профессоров.
Шахматы и городки, по которым он тоже имел первый разряд, не мешали Алексею Николаевичу успешно учиться в восьмилетней школе г. Тихвина, а затем (1930-1933 гг.) в лесном техникуме (пос. Березовик), где был избран секретарем комсомольской организации. Будучи студентом техникума, он за год окончил трехгодичный Комвуз (комсомольское отделение), получив за это премию - три тома "Капитала" К. Маркса. В период коллективизации комсомолец с 1930 г. Леша Малафеев вместе с другими учащимися техникума агитировали крестьян ближних деревень вступать в колхоз. В характеристике, выданной А. Н. Малафееву по окончании техникума, в частности, отмечается: "По своим личным качествам т. Малафеев может быть охарактеризован как очень способный и развитый. Учебную работу выполнял аккуратно, в учебном материале разбирается быстро и самостоятельно. Дисциплинирован и весьма активен. В учебе был ударником и, кроме того, выполнял ряд общественных нагрузок, как-то: редактор стенной газеты, ответственный секретарь ячейки МОПРа, бригадир в деревне, ответственный секретарь ячейки ВЛКСМ, помощник руководителя коллектива ВЛКСМ. Политически развит очень хорошо. Заочник Комвуза. На 1. января 1933 г. т. Малафеев по академической успеваемости занял 1-е место в техникуме".
Интерес к лесному хозяйству Алексей Николаевич проявил под влиянием своего дяди по материнской линии Александра Ивановича Григорьева, который был крупным лесопромышленником и пользовался в селе большим авторитетом и уважением. После Октябрьской революции 1917 г. А. И. Григорьев передал советской власти 5 млн. руб. золотом из швейцарских банков, два дома в Петрограде и три парохода и продолжил свое любимое дело в качестве десятника на лесосплаве. Когда в дни "красного террора" за А. И. Григорьевым пришли трое в кожаных куртках, его рабочие повернули их назад.
Тем не менее для университетского образования Алексей Николаевич выбрал другую специальность. Во время учебы в школе и техникуме он проявлял особые способности по физике и математике; поэтому учитель настоятельно рекомендовал ему поступать в университет. По прибытии в Ленинград, Алексей Николаевич обнаружил, что в числе прочих нужно сдать экзамен по химии, которая в техникуме не преподавалась. Выкроив из скудного бюджета средства на покупку нескольких книг, он короткое время выучил курс химии и, успешно сдав экзамены, был зачислен в 1933 году на географический факультет ЛГУ по специальности экономическая география.
На протяжении всех пяти лет учебы в ЛГУ Алексей Николаевич был членом комсомольского бюро факультета и руководителем кружка ленинизма. Как отличник в течение четырех лет обучения он имел свободное расписание. Пользуясь этим, Алексей Николаевич посещал лекции на историческом и физическом факультетах. Будучи студентом, открыл счет своим публикациям: в газете "Ленинградский университет" от 7 января 1937 г.есть его заметка "Одна из лучших", в которой он тепло отзывается о преподавателях кафедры экономической географии и ее заведующем В. М. Штейне. "Его лекции, - писал студент Малафеев - демонстрируют, что экономическая география есть глубоко теоретическая наука, не сводящаяся, как думают некоторые студенты, к скучному перечислению фактов и географических названий". В заметке отмечалось также, что кафедра "провела огромную работу по реализации постановлению ВКП(б) и СНК СССР о высшей школе", в частности, был введен учебный курс "Теория планирования", для чтения которого был приглашен профессор Оранский.
Среди соседей Алексея Николаевича по общежитию были: А. Вистелиус - впоследствии известный в мире специалист по математической геологии; Н. Матвеев, ставший известным математиком, автором популярных учебников по теории дифференциальных уравнений; Ф. Первеев будущий зав. кафедрой органической химии; Б. Аратов - обладатель феноменальной памяти и способностей к устному счету, с которым в голодные годы Алексей Николаевич подрабатывал сеансами одновременной игры по путевкам шахматного клуба. Поскольку шахматы приносили очень скромные доходы, то чаще Леша вместе с братом Левой, бывшим на три года его младше, но физически более развитым, обладателем первых спортивных разрядов по боксу, гимнастике, бегу и лыжам, ходил на разгрузку вагонов. (В финскую войну Л. Н. Малафеев был ранен разорвавшейся в ногах миной; в последующие годы работал начальником филиала "Гипроникеля" на Урале).
Однажды, когда Алексей Николаевич учился на 3-м курсе, сосед по комнате, большевик с большим стажем, десятью годами старше его, заинтересовался содержанием замечаний, которые Алексей Николаевич делал на полях читаемых им книг. Они показались соседу недостаточно почтительными и он сообщил об этом "куда надо". На общем комсомольском собрании третьего курса факультетский секретарь бюро ВЛКСМ А. Г. Милейковский - в то время ассистент кафедры экономической географии, во время войны - работник политуправления армии, а позднее - академик, директор института мировой экономики и международных отношений АН СССР - объяснил присутствующим, что Леша Малафеев - человек для дела партии полезный, творчески мыслящий, активно изучающий труды вождей с карандашом в руках, помехой на пути к всемирной гармонии не окажется. В результате на этот раз Алексей Николаевич отделался устным предупреждением. Но инцидент не прошел бесследно. В дипломе А. Н. Малафеева на фоне столбца оценок "отлично" выделяется строка "Ленинизм" с оценкой "удовлетворительно".
В 1938 году Алексей Николаевич по окончании университета получил путевку Наркомпроса на работу учителем средней школы в г. Златоуст. Но по прибытии на место назначения оказалось, что в приезжем учителе школа не нуждается. Тогда Алексей Николаевич решил поступать в аспирантуру. Сдав все экзамены на отлично, 4.11.1939 г. он был зачислен в аспирантуру географо-экономического факультета. Однако вхождение в советскую экономическую науку оказалось для него нелегким, а весь пройденный в ней путь - очень тернистым.
В 1938 г. был арестован, а затем расстрелян отец Алексея Николаевича - заведующий опытно-показательной школы при педагогическом техникуме и учитель-инспектор в Тихвине и Бокситогорске. Вместе со 152 другими "заговорщиками" из различных регионов страны он был обвинен в попытке организовать убийство И. В. Сталина посредством организации разветвленного заговора, руководителями которого были эсерка с дореволюционным стажем Копейкина и некий Тихомиров. В первые же месяцы после "разоблачения культа личности И. В. Сталина", 1.10.1956 г. отец Алексея Николаевича был полностью реабилитирован.
В декабре 1939 г. директор ЛГУ Золотухин вызвал Алексея Николаевича к себе и под предлогом того, что он не отработал по распределению, потребовал вернуть недавно полученное удостоверение аспиранта. В Василеостровском райкоме ВЛКСМ вспомнили о студенческом конспекте Алексея Николаевича на полях учебника и возобновили дело, по результатам которого 8. 01. 1940 г. было принято следующее решение: "т. Малафеев на полях книги "История ВКПб" сделал ряд замечаний, в которых выразил свое несогласие с важнейшими положениями истории ВКПб, явно направленными на дисредитацию учебника, одобренного ЦК ВКПб, и носят характер попытки ревизовать учебник. Бюро РК ВЛКСМ отмечает совершенно нетерпимое, вызывающее поведение т. Малафеева при решении его дела, что свидетельствует о том, что он не понял политической вредности поступка. В связи с вышеизложенным Бюро РК ВЛКСМ постановляет: исключить т. Малафеева из рядов ВЛКСМ"
До начала Великой Отечественной войны Алексей Николаевич сменил несколько мест работы: экономист Конторы изысканий и проектирования ГДУ при СНК РСФСР, и.о. заведующего лекционным бюро Наркомпроса Удмуртской АССР, школьный преподаватель географии в Ижевске. В сентябре 1940 года Алексей Николаевич женился на Раисе Дмитриевне Веретенниковой, 18-летней работнице Наркомпроса.
28 июня 1941 года Алексей Николаевич был мобилизован в ряды РККА. В должности командира стрелковой роты первой гвардейской стрелковой бригады Северо-западного фронта в боях под Старой Руссой он получает первое тяжелое ранение: сквозное пулевое ранение грудной клетки. С 25 мая по 27 июня 1942 находится на излечении в госпиталях N1356 и 3151 в Ульяновске.
С июля по сентябрь 1942 года А.Н. командует 258-ой стрелковой ротой 499 стрелкового полка на Юго-западном фронте под Сталинградом. После второго ранения и прохождения лечения в госпитале направляется вначале слушателем, а затем преподавателем огневой подготовки на Приволжские Курсы (ВЫСТРЕЛ - Высшие Стрелково-Тактические Курсы), где он проработал до демобилизации из рядов Советской Армии. В декабре 1943 г. был принят в КПСС. За боевые заслуги награжден орденом Красной Звезды и медалью За победу над Германией.
В 1945 г. Алексей Николаевич возвращается в Ленинград. С 1.01. 1946 г. он зачислен в аспирантуру экономического факультета ЛГУ; научным руководителем аспиранта А. Н. Малафеева назначен профессор В.В. Рейхардт. 7 апреля 1949 года он защитил кандидатскую диссертацию на тему "Ценообразование в СССР в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921-25 гг.)". Официальными оппонентами были доктор экономических наук, профессор А. И. Ротштейн и кандидат экономических наук Е. Д. Каганов.
После окончания аспирантуры Алексей Николаевич работает преподавателем политэкономии в Ленинградском электротехническом институте инженеров сигнализации и связи (ЛЭТИИСС). По времени это совпало с началом "ленинградского дела" - очередной кампании по борьбе с "уклонистами", в ходе которой наряду с большим числом административных и партийных руководителей Ленинграда были репрессированы профессора экономического факультета ЛГУ, включая профессора В. В. Рейхардта. 26 июня 1950 года решением Ученого Совета ЛГУ защита кандидатской диссертации А. Н. Малафеева была аннулирована. Повод для увольнения его с работы искать пришлось не долго. Один из сотрудников обратил внимание на то, что Алексей Николаевич выступил с идеологически невыдержанным замечанием по докладу студентки на институтской конференции о капиталистическом окружении в связи с послевоенными изменениями в соотношении сил социализма и капитализма.
После нескольких месяцев поиска места работы Алексей Николаевич был принят на Химфармзавод, где проработал до лета 1953 года в должности старшего экономиста. С осени 1953 года Алексей Николаевич снова на преподавательской работе в Холодильном институте на кафедре политэкономии, возглавлявшейся тогда М. А. Раппопортом, а уже осенью следующего года повторно защищает прежнюю кандидатскую диссертацию в Ленинградском финансово-экономическом институте. С 1956 по 1959 год Алексей Николаевич работает доцентом на кафедре политэкономии текстильного института, а с 1959 г. по 1966 г. заведует кафедрой политэкономии Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ) и работает над докторской диссертацией. Но демон "уклониста" продолжает преследовать его и в это время. В начале 60-ых годов преподаватель кафедры с дореволюционным партийным стажем П. Г. Мелихов обнаружил в лекциях, в публикациях, в установках, которые Алексей Николаевич давал на кафедре, ошибочные положения, отклоняющиеся от линии партии и от учения марксизма-ленинизма, о которых он сообщил в обстоятельных письмах, направленных в партком, райком, горком, ЦК КПСС, министерство высшего образования и министерство финансов, с настоятельной просьбой снять А.Н. Малафеева с работы. Очередное "дело Малафеева" подробно излагалось в институтской газете "Электрик" N3 (111) от 20.01.1964 г. Продолжительное разбирательство завершилась вызовом к секретарю обкома КПСС Ф. Р. Козлову, который, не обнаружив в действиях Алексея Николаевича "антисовеетчины", ограничился кратким поучением: "Запомни, Малафеев, ты - не классик".
В 1963 г. представил к защите в ЛФЭИ свою докторскую диссертацию "История ценообразования в СССР 1917-1963 гг.". Одновременно эта работа была включена в план издательства "Мысль" на 1964 г., который в то время не утверждался без одобрение ЦК КПСС. Оппонентами на защиту были утверждены профессора А. И. Буковецкий, В. Л. Штипельман, Е. Д. Каганов. Однако в назначенный день защита не состоялась из-за неявки заболевших одновременно всех трех оппонентов. И лишь после выхода из печати в 1964 г. монографии "История ценообразования в СССР 1917-1963 гг." Алексей Николаевич смог, наконец-то, 21 мая 1965 г. успешно защитить докторскую диссертацию в ЛФЭИ.
В следующем году А. Н. Малафеева избирают заведующим кафедрой политической экономии Ленинградского инженерно-экономического института. Он становится членом межведомственного совета по ценообразованию Государственного комитета цен при Совете Министров СССР, заместителем председателя государственного совета по политэкономии министерства высшего и среднего образования РСФСР, членом экспертной комиссии ВАК и членом Ученого совета ленинградского филиала института экономики мировой социалистической системы.
Список научных публикаций А. Н. Малафеева содержит 132 наименования общим объемом около 185 п. л. Главными из них являются две взаимосвязанные монографии: уже названная "История ценообразования в СССР" М. "Мысль", 1964 и "Прошлое и настоящее теории товарного производства при социализме". М., Политиздат. 1975.
В методологии исследований экономических явлений А. Н. Малафеев предпочитал индукцию дедукции. "Задача экономической науки, - часто повторял он, - заключается в выявлении тенденций". Этим можно объяснить его приверженность к экономической истории.
Появление "История ценообразования" А. Н. Малафеева стало большим событием не только в советской, но и мировой экономической науке. Эта работа была переведена на английский и японский языки. Один из всемирно известных зарубежных специалистов по экономике СССР почетный профессор университета города Глазго Алек Ноув так вспоминал о появлении этой книги: "Помню, как в 1964 г. прибыла к нам в Глазго его книга "История ценообразования", с каким увлечением я ее тогда читал. Ведь это было для тех времен уникальное явление. Я тогда начинал собирать материал для моей "Экономической истории СССР", которая полна цитат из этой работы Малафеева. В особенности это относится к сложному периоду так называемого "великого перелома", где среди многого другого была переломлена и система ценообразования. Алексей Николаевич был незаменимым проводником в дебрях многочисленных форм цен того времени. В этой книге он приводит массу ранее недоступных примеров и данных о ценах на средства производства и предметы потребления в предвоенные и первые послевоенные годы.
Конечно он не мог все опубликовать, и должен был давать "отповедь" западным исследователям, не соглашаясь с ними в том, что "социалистическая индустриализация подчиняет потребление накоплению", так как национальный доход вырос на 82%. Я совершенно уверен, что он прекрасно знал, что это не соответствовало действительности, и внимательный читатель его книги должен был видеть, насколько повышение цен в 1930-1935 гг. превышало рост заработной платы. Ведь в 1933 г. голод унес из жизни миллионы крестьян. Тогда об этом писать было просто запрещено. Очевидно, что Алексей Николаевич мог делать лишь возможное; мы должны быть ему признательны за то, что он все-таки смог предать гласности такие данные - в то время это был настоящий научный подвиг" 1.
Работа А. Н. Малафеева по истории ценообразования воплотилась не только в его монографии, но и в шести увесистых томах "История ценнообразования в СССР. Документы и материалы" общим объемом около 5000 страниц, подготовка и издание которых была им осуществлена совместно с ведущими теоретиками и практиками планового ценообразования на протяжении 1970-1982 гг. Документы и материалы сборника обработаны в соответствии с правилами публикации исторических документов и сгруппированы по следующим разделам:
  1. Общие вопросы ценообразования и политики цен.
  2. Формирование и деятельность советских органов ценообразования.
  3. Цены на продукцию тяжелой промышленности
  4. Тарифы транспорта и связи.
  5. Ценообразование на товары народного потребления и услуги.
  6. Цены на сельскохозяйственную продукцию.
  7. Статистика цен.
Внутри каждого раздела документы расположены в хронологическом порядке.
Результаты этой огромной работы могут служить надежной основой научных разработок и сегодня. Особый интерес этого предмета исследования проистекает из того, что ценообразование является центральным звеном товарно-денежных отношений, которые в соответствии с планом построения коммунистического общества необходимо было ликвидировать2. Наблюдение за тем, как шло выполнение этой задачи на различных этапах развития советской экономики, позволяет рассмотреть сущность и роль рыночного механизма в национальной экономике в особом преломлении. Проиллюстрируем это двумя примерами, данные по которым представлены в "Истории ценообразования в СССР" А. Н. Малафеева.
После не увенчавшейся успехом "кавалерийской атаки" на товарно-денежные отношения, проведенной в период военного коммунизма, вследствие которой цены на товары народного потребления возросли почти в 200 раз, было решено вернуться к товарному обращению на основе твердого, обеспеченного золотовалютными резервами рубля ("червонца"). В результате рынок быстро наполнился товарами при стабильных ценах. И когда в 1925/26 хозяйственном году "розничные цены на ситец в частной торговле возросли с 50,4 коп до 56,7 коп, на мыло с 46,46 до 50,61 коп, на керосин с 12, 09 до 12,7 коп, а розничные цены в целом за год поднялись на 10-11%" 3, то это показалось из ряда вон выходящим событием и власти забили тревогу. 14.04.1926 г. Совнарком СССР принимает постановление "Об образовании межведомственных комиссий по снижению розничных цен". Через три месяца выходит постановление СТО при СНК СССР "О снижении розничных цен". И наконец состоявшаяся в конце октября начале ноября XV партийная конференция в своих резолюциях отмечает необходимость осуществления мероприятий по снижению цен.
Отношение к ценам коренным образом меняется уже через два года, когда в 1929-1932 гг. начался переход от НЭПа к строительству социализма (от рынка к плану). За этот период объем денежной массы возрос в 5 раз и 27.01.1932 г. комитет цен при СТО принимает постановление "Об изменении отпускных и розничных цен на некоторые товары", в соответствии с которым государственная цена хлеба возросла на 133%, сахара - на 150%, масла - на 180%, керосина - на 209%, ситца - на 257%4.
Другой пример иллюстрирует структурную деформацию советской экономики в результате "выдавливания" товарно-денежных отношений. В соревновании социалистической экономики с капиталистической наибольшее отставание всегда обнаруживалось по сельскому хозяйству. Изображенная ниже диаграммы, взятая из книги А. Н. Малафеева5, наглядно обнажает коренную причину этого.
В книге "Прошлое и настоящее теории товарного про-изводства при социализме" А. Н. Малафеев в той мере и теми средствами, которые не выходили далеко за рамки официальной доктрины, обосновывал не-обходимость использования товарно-денежных отношений в экономике социали-стических стран. К моменту издания этой книги отечественные экономисты ока-зались разделенными на два не равных по численности лагеря: "товарников" и "антитоварников". Составлявшие меньшин-ство товарники пытались доказать, что основные недостатки социалистической экономики проистекают из замены рыночного механизма директивным централи-зованным планированием. И хотя при обосновании этого положения они не добавили ничего существенно нового к научной аргу-ментации таких известных адептов рыночного хозяйства, как Б. Бруцкус, Ф. Хайек или Л. Эрхард, значение их работ для теории и практики советского хозяйства не следует прини-жать. То, что выходило из-под пера "буржуазных" экономистов, было либо недоступно основной массе наших чи-тателей, либо воспринималось ими как заведомо клеветниче-ские измышления. Для понимания специфики дискуссии совет-ских экономистов о товарно-денежных отношениях в социали-стическом хозяйстве, необходимо иметь в виду, что в те годы сомнение в преимуществах общественной собственности на средства производства нельзя было высказать даже в порядке научной гипотезы. Теоретическое обоснование целесообразно-сти частной собственности не только не прошло бы в печать, но и читатели сочли бы автора "не нашим" и соот-ветственно отнеслись бы к его выводам.
В 80-х гг. ленинградские товарники сотрудничали в возглавляемой Алексеем Николаевичем проблемной группе Северо-Западного совета Минвуза РСФСР "Товарно-денежные отношения и ценообразование при социализме". На регулярных заседаниях этой группы обсуждались актуальные проблемы совершенствования хозяйственного механизма отечественной экономики, по результатам которых публиковались научные сборники статей и монографии. Работа этого коллектива чем-то обеспокоила органы государственной безопасности и его членов по одиночке стали приглашать для собеседования во Фрунзенский районный отдел КГБ. После такой профилактики собрания проблемной группы со временем прекратились. Но наиболее активные молодые ее участники организовали в конце 80-х гг. дискуссионный клуб "Перестройка", в котором обсуждался тот же круг проблем. Многие из участников этого клуба (А. Б. Чубайс, С. М. Игнатьев, А. Н. Илларионов, А. Л. Кудрин, С. А. Васильев, Д. В. Васильев, М. Е. Дмитриев) составили костяк экономического блока правительства Е. Гайдара, успешно осуществившего первый, решающий шаг Росси от централизованного планирования к рынку, а некоторые занимают важные правительственные посты до сих пор.
Несомненной заслугой А. Н. Малафеева является то, что он сплотил и поддерживал своим авторитетом всемирно известного ученого отечественных "рыночников", оказавшихся в оппозиции к официальной экономической науке. Это имело для них не только большое моральное значение, но и давало возможность развивать и даже публиковать свои исследования.
Последнее свое десятилетие Алексей Николаевич прожил внешне спокойно, но в морально гнетущей обстановке. В конце 70-х гг. ректор ЛИЭИ по какой-то причине возжелал стать одновременно и заведующим кафедрой политической экономии и он попросил Алексея Николаевича уступить ему эту должность. Не желая кулуарно принимать решение по такому ответственному вопросу, Алексей Николаевич предложил ректору узнать на сей счет мнение коллектива кафедры. Несмотря на то, что большинство членов кафедры не одобрило идею ректора, "был задействован партийно-административный ресурс" (ректор в то время возглавлял комиссию партийного Контроля ЛГК КПСС) и после продолжительной изнурительной нервотрепки в 1977 г. Алексею Николаевичу пришлось отказаться от заведывания кафедрой. Вскоре кафедру покинули ведущие преподаватели и она превратилась в заурядную идеологическую ячейку, члены которой продолжали читать студентам марксистско-ленинскую политэкономию вплоть до середины 90-х гг.
Умер А. Н. Малафеев внезапно 18.08.1988 г. в светлой березовой роще во время сбора грибов. Как с печалью заметил на поминках один из его близких друзей, профессор экономического факультета ЛГУ В. А. Пешехонов: "Трудно заказать себе лучшую смерть".
Как истинный ученый, А. Н. Малафеев всей своей жизнью на деле подтвердил правоту совета Дантона: "Следуй своему пути, и пусть люди говорят, что хотят!"

1 Алек Ноув. Письмо в редакцию журнала "Экономическая школа" 25. 11. 1990 г. // "Экономическая школа", т. 1. , вып. 1. 1991, стр. 5-6. Рецензия А. Ноув на книгу А. Н. Малафеева "История ценообразования в СССР", опубликованная в журнале "Soviet Studies" сразу после выхода ее из печати, приведена в приложении.
2 "РКП будет стремиться к возможно более быстрому проведению самых радикальных мер, подготавливающих уничтожение денег". Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 38. стр. 100
3 КПСС в резолюциях и решениях съездов. Ч. II, стр. 182.
4 Малафеев А. Н. История ценообразования в СССР (1917-1963 гг. ). М., 1964. стр. 172.
5 Малафеев А. Н. История ценообразования в СССР (1917-1963 гг. ). М., 1964. стр. 286.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100