economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Иван Романович Николаев

Иван Романович Николаев
(1877-1942)
Ivan R. Nikolaev
 
Генералы духа. Книга 2. - СПб.: ООО "Издательство "Петрополис"", 2011. - 640 с.
Я. В. Соколов
Иван Романович НИКОЛАЕВ -
скромный труженик и большой ученый
В истории экономической мысли много белых пятен. Конец 1920-х и начало 1930-х гг. ознаменовались большими, но далеко не всегда к лучшему переменами в области теории и практики учета. Были незаслуженно забыты имена многих выдающихся советских ученых. Одним из них был Иван Романович Николаев, известный ученый, первый заведующий кафедрой бухгалтерского учета Ленинградского финансово-экономического института, как тогда назывался Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов.
В архивах института сохранились пожелтевшие листы личного дела И. Р. Николаева. Из них всплывают скупые данные о жизни этого незаурядного человека. Он родился 19 февраля 1877г. в Саратове. Его отец - рабочий-крупчатник умер на мельнице, когда мальчику было 6 лет, мать умерла годом раньше. С 11 лет Иван работал по найму мальчиком-посыльным в торговых фирмах Саратова. Его доход - двадцать рублей в год и бесконечный град подзатыльников.
В 1891 г. первый луч надежды озарил жизнь И. Р. Николаева: ему удалось поступить в Саратовское городское александровское ремесленное училище. Первый год он обучался, как написано в автобиографии, слесарному ремеслу, а остальные четыре года провел в бухгалтерской группе. Как круглый сирота и неимущий, воспитывался на городской счет. По окончании училища И. Р. Николаев становится народным учителем в Саратовском уезде. Он так писал об этом: "Выбор данной профессии объясняется рано выявившейся способностью к такого рода работе, затем - желанием делать общественно-полезное дело и сверх того - надеждой, принимая во внимание наличие свободного времени, повысить уровень своего образования". Это общественно-полезное дело и повышение уровня образования продолжалось целое десятилетие - с 1895 по 1905 г.
В газете "Саратовская неделя" за 1903-1905 гг. можно найти статьи И. Р. Николаева о том, как он учительствовал. Просвещая молодежь и занимаясь со взрослыми, Иван Романович не забывал учиться сам. В 1905 г. сдал экзамен экстерном за полный курс в Камышинском реальном училище. В это время ему было 28 лет.
Осенью 1905 г. И. Р. Николаев поступил в Санкт-Петербургский лесной институт. А в 1907 г. (тридцати лет) он переходит на экономическое отделение Санкт-Петербургского политехнического института. "Первые годы студенчества (1-2 курсы), - писал И. Р. Николаев, - добывал средства к жизни главным образом уроками, отчасти службой. В частности, работал в Политехническом институте (организована была студенческая касса взаимопомощи) в течение около года... На последних курсах добился, как неимущий, институтской стипендии и тем самым получил возможность окончить своевременно институт".
В 1912г. И. Р. Николаев окончил Политехнический институт со званием кандидата экономических наук, представив в совет работу "Современный жирооборот и его юридическая конструкция", подготовленную под руководством профессора А. С. Гусакова.
Сейчас архаично звучат строки из диплома: "...И. Р. Николаев удостоен Советом института звания кандидата экономических наук с правом на производство в чин Х класса при поступлении на государственную службу. В удостоверение чего выдан сей диплом за надлежащим подписям и приложением печати С.-Петербургского Политехнического института императора Петра Великого. С.-Петербург, сентября 10 дня 1913 года".
Окончив институт, И. Р. Николаев поступает преподавателем бухгалтерского учета, коммерческой арифметики и коммерческой географии в Сестрорецкое коммерческое училище. В 1913 г. перед ним открылись новые возможности: Министерство торговли и промышленности командирует его за границу в целях подготовки к профессорской деятельности. Командировка предусматривала стажировку в Швейцарии, Бельгии, Италии и Германии. Выстрел в Сараево помешал осуществлению этих планов. Удалось побывать только в Бернском университете и в Академии социальных и коммерческих наук во Франкфурте-на-Майне. Отметим еще одну важную деталь, о которой Иван Романович уже не упоминал в автобиографиях 1930-х гг. Руководство его научными занятиями было поручено выдающимся ученым - профессорам П. Струве и А. А. Чупрову, будущему академику и члену-корреспонденту РАН. За три дня до начала Первой мировой войны И. Р. Николаев уже стоял на платформе Варшавского вокзала в Петербурге. Очень скоро его мобилизовали и направили в распоряжение департамента земледелия по отделу заготовок продовольствия и фуража для действующей армии. В этом отделе он заведовал оперативно-статистическим учетом заготовок для армии. (Вот когда зародилось понятие "оперативный учет"!) На этой должности его застала февральская революция.
С 1917 г. И. Р. Николаев занимал различные бухгалтерские должности в провинциальных городах. В 1922 г. Иван Романович переехал с семьей в Петроград и связал свою жизнь с этим городом навечно.
В 1925 г. он поступает в Ленинградский институт народного хозяйства им. ф. Энгельса, где читает курс бухгалтерского учета, Только теперь И. Р. Николаев получил возможность сосредоточить свое внимание на научных проблемах бухгалтерского учета. Еще в 1914 г., после возвращения из-за границы он публикует статью "К вопросу о балансовой оценке имущества частно-хозяйственных предприятий"1. В ней рассматривалась идея оценки ценностей, отражаемых в бухгалтерском учете, указывалось на ее связь с покупательной силой денег, начинавшейся инфляцией и приводились взгляды крупнейших, преимущественно немецких, авторов. Дальнейшим развитием идей, сформулированных в этой статье, явилась работа "Проблема реальности баланса" Книга вышла в преддверии пятидесятилетия ее автора. Это был итог трудного жизненного пути.
Книге предшествовали эпиграфы, из которых хочется привести два: "Двойной способ бухгалтерии спутаннее и неявственнее (чем простой) и удобнее служить может покровом постыднейших балансов или капитальных счетов, какие только коварный ум произвести может. С помощью его всякий, производящий торговлю вместе с каким-нибудь товарищем, может, если только захочет, обмануть его" (Эд. Джонс) и "Если теория, оторванная от фактов, пуста, то и факты, не освещенные теорией, слепы" (И. Кант). Эти эпиграфы не были случайными. Во введении автор с грустью писал: "Бухгалтер, в массе, мыслит по преимуществу "практически", полагаясь на "здравый смысл" и т. п., и не прочь подчас отнестись с некоторым пренебрежением, даже с презрением к теории, как продукту скучающей праздности ("выдумывают от нечего делать")"2. Читая сегодня эту ставшую достоянием истории книгу, удивляешься, сколько метких и по-современному звучащих мыслей изложено в ней.
Прежде всего отметим, что автор делает попытку установить связь между бухгалтерским учетом и политической экономией, трактуя первый как теорию количественного измерения экономических явлений, точную политическую экономию. С большой долей сочувствия И. Р. Николаев цитирует известное высказывание П. Ж. Прудона: "Я долго и тщетно искал, почему в сочинениях, предназначенных для обучения политической экономии, начиная с А. Смита и кончая М. Шевалье, нигде не упоминается о коммерческом счетоводстве. Я окончил открытием, что счетоводство, или проще, бухгалтерия, и есть настоящая политическая экономия, до чего, понятно, не могли додуматься авторы трактатов так называемых экономических, в сущности же представляющих не что иное, как более или менее детальные толкования о способах ведения книг" (с. 80). И. Р. Николаеву явно пришлось бы по душе высказывание современного экономиста, исследователя в области кибернетики и общей теории систем К. Боулдинга о том, что политическая экономия имеет своим предметом природу идеального баланса.
В начале XX в. среди бухгалтеров проходила оживленная дискуссия, вытекает ли баланс из счетов (счетная теория) или же счета вытекают из баланса (балансовая теория). И. Р. Николаев был решительным сторонником и пропагандистом именно балансовой теории. "Бухгалтерский инстинкт, - писал он, - всегда оглядывается на баланс - может быть с достаточной логической строгостью обоснован, а следовательно, и оправдан теоретически". Но бухгалтерский учет, организуемый через баланс, не может быть зеркальным отражением тех реальных процессов, которые с его помощью изучаются. Принятой в его время, получившей вскоре всеобщее признание и, к сожалению, еще распространенной концепции учетного натурализма, т. е. стремлению точно отобразить в учете все то, что имеет или что должно иметь, согласно капризам того или иного лица, место в жизни, И. Р. Николаев противопоставил тенденцию учетного реализма. "Мы сжились, - замечает он, - с представлением о необходимости иметь на балансе точную и верную картину положения хозяйства. Однако, как это ни прискорбно, а приходится признаваться, что наше желание построить точный баланс в этом именно смысле есть чистейшая утопия, и притом - из числа наиболее упорных. Это пора бы усвоить, и, разумеется, чем скорее, тем лучше: бухгалтерии слишком дорого обходится выполнение заданий, по самой своей природе невыполнимых, а это приводит к тому, что, несмотря на массу упорного труда, результаты получаются довольно сомнительные".
Здесь следует отметить, что наивные или демагогические требования "точного баланса" не только невыполнимы, но и глубоко утопичны. Перефразируя слова В. Маяковского, можно сказать, что бухгалтерский учет - это не отображающее зеркало, а увеличительное стекло. Он реконструирует хозяйственный процесс в целях последующего эффективного управления. Кроме того, учет должен представлять только ту информацию, которая может быть использована в управлении и получение которой может повлиять на процесс принятия управленческих решений. Если дополнительная информация не влияет на характер административно-управленческих решений, то ее не следует и получать.
"Оглядываясь на ту массу сочинительской работы, которую пришлось сделать за год, - писал И. Р. Николаев, - каждый работник, принимающий непосредственное участие в таком, поистине каторжном труде, невольно испытывает чувство досадной неудовлетворенности и настойчиво добивается понять: кому и зачем все это нужно? И ответ он получает самый простой: ...актив должен быть точным (разрядка автора) изображением имущественного положения хозяйства".
Подвергая критике современную ему бухгалтерскую практику, И. Р. Николаев показывает всю тщетность натуралистических попыток "точного воспроизведения" действительности и в связи с этим замечает, подкрепляя свой приговор убедительными доказательствами, как калькуляция "говоря по правде, есть не что иное, как добывание цифр с потолка". То, как натурализму противопоставляется реализм, лучше всего видно на примере износа основных средств и их амортизации. "Что это - две категории, ясно и без посторонних пояснений". Износ - это физический и моральный процесс снашивания, утраты основными средствами их стоимости; амортизация - процесс накопления финансовых средств, зависящий от целей финансовой политики. И потому сумма износа не может быть тождественна сумме амортизации. Далее делается одно из самых спорных и вызвавших почти единодушное осуждение утверждение о том, что отчисления в амортизационный фонд должны производиться только из прибыли.
Развивая реалистическое начало бухгалтерского учета, И. Р. Николаев приходит к мысли о том, что весь актив и все сальдо счетов, показываемые в нем, есть не что иное, как ранее совершенные расходы, которые для предприятия должны выступать и в реальной жизни выступают как расходы будущих периодов. "Актив, - подчеркивал автор, - в его точном цифровом выражении не объективная или действительная ценность имущества, а расход, или сумма хозяйственных затрат". Исключение делается для двух статей - кассы и расчетного счета. (Впоследствии Э. Шмаленбах в своем учении о динамическом балансе этот аспект свяжет с традициями камеральной бухгалтерии.)
Исходя из финансовой трактовки учетных показателей, И. Р. Николаев и оценку статей сводит, естественно, к себестоимости, т. е. в старом споре между Лукой Пачоли (1494) и Анжело ди Пи-метро (1585) он выбрал сторону автора "Трактата о счетах и записях". Правда, в духе последующих завоеваний теории учета И. Р. Николаев, допуская использование регулирующих счетов, создавал возможности для введения в учет и других видов оценки, дополняющих себестоимость. Регулирующие счета должны были предохранить учет от любого вида переоценок - самого тяжелого греха, по мнению А. П. Рудановского, бухгалтерского учета.
И. Р. Николаев дал глубокое обоснование хозяйственного расчета, развивая его финансовые аспекты. Он придерживался правила, что, только превратившись в деньги, материальные ценности могут оказывать влияние на величину убытков или прибылей. Таким образом, он, один из немногих и, может быть, первый в отечественной литературе, считал, что моментом реализации может быть только момент поступления денег. Это одно из непреложных правил, вытекающих из принципа осмотрительности, теперь вновь ставится под сомнение.
В книге еще много интереснейших замечаний, особенно в части учета дебиторской задолженности. Он, в частности, предлагал создавать резервы для списания безнадежных долгов.
Имея опыт жизни в "людях и в науке", И. Р. Николаев сформулировал три требования, которым должен отвечать настоящий бухгалтер:
"Он должен хорошо знать особенности предприятия, в котором работает.
Он должен быть достаточно жестоким, чтобы с успехом противостоять тому давлению, какое он постоянно испытывает со стороны своего природного антагониста - оперативника-хозяйственника.
Он должен обладать способностью быстро ориентироваться в особенностях каждой отдельной сделки, чтобы знать, что от кого потребовать, чтобы без опасения за какие-либо осложнения в будущем приступить к исполнению сделки".
Автор показал огромную эрудицию в теории и практике учета, большую начитанность в иностранной, главным образом немецкой, литературе.
Книга И. Р. Николаева имела большой успех. Ее много читали, цитировали. Два бухгалтерских журнала: "Счетоводство" (1926, ╧ 4) и "Счетная мысль" (1926, ╧ 4) поместили положительные и достаточно подробные рецензии. Первую написал Н. А. Блатов, вторую - В. К. Мнюх. Оба рецензента помимо содержания очень хвалили язык автора. "Изложение, - писал Н. А. Блатов, - всюду простое, ясное, без уклонов как в сторону излишней популяризации, так и сугубого мудрствования".
В дальнейшем И. Р. Николаев по поднятым в книге вопросам опубликовал в сборниках "Теория и практика учета" три статьи:
"Балансоведение как предмет преподавания в промышленно-экономической школе" (1927), "Балансовые правонарушения" (1929 ), "Природа бухгалтерского баланса" (1929). В том же году вышли его лекции "Балансоведение" (см. сборник "Счетоводно-бухгалтерские курсы на дому").
В 1930 г. из Ленинградского института народного хозяйства выделяется финансово-экономический институт, и кафедру счетоведения занимает И. Р. Николаев - первый заведующий кафедрой бухгалтерского учета центрального экономического вуза Ленинграда.
Новую должность он занимал недолго. Научная жизнь нашей страны складывалась неблагоприятно. Многие выдающиеся ученые в области бухгалтерского учета (А. П. Рудановский, А. М. Галаган, Н. А. Блатов, Р. Я. Вейцман и др.) были подвергнуты остракизму. В этом списке был и И. Р. Николаев. В 1931 г. он перестал заведовать кафедрой, но продолжал педагогическую деятельность, резко изменив область своих научных интересов, Теперь он стал заниматься историей бухгалтерского учета в сельском хозяйстве России.
23 сентября 1940 г. в Совете Финансово-экономического института он успешно защитил кандидатскую диссертацию "Сельскохозяйственное счетоводство в России в XIX столетии до отмены крепостного права". Официальными оппонентами выступили профессор Н. А. Блатов и кандидат экономических наук В. Ф. Широкий.
В страшные дни блокады И. Р. Николаев, Н. А. Блатов и В. Ф. Широкий работали до своего последнего часа, им всем троим не суждено было пережить 900 тяжелейших дней осады, дождаться нашего торжества. Они покоятся вместе с защитниками города в братской могиле Пискаревского кладбища. Вечный огонь горит над этой могилой.
О смерти И. Р. Николаева знаем из приказа ╧ 5 по Ленинградскому финансово-экономическому институту от 21 января 1942 г.: "╖ 5. Исключить из списка рабочих и служащих преподавателя Николаева И. Р., вахтеров Муравьева Н. Н, и Оршанского 3. за смертью их".
С тех пор прошло сорок шесть лет. Выросло новое поколение советских людей. Многое изменилось и в бухгалтерском учете. И сегодня, перелистывая страницы книги И. Р. Николаева, невольно вспоминаешь вдохновенные слова А. А. Фета:
Но муза, правду соблюдая, Глядит, - а на весах у ней Вот эта книжка небольшая Томов премногих тяжелей.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Николаев И. Р. К вопросу о балансовой оценке имущества частно-хозяйственного предприятия//Известия Петроградского Политехнического института императора Петра Великого. Отдел наук экономических и юридических. 1914.Т.22.
2 Николаев И. Р. Проблема реальности баланса. Л., 1926. С. VI. Цитаты далее приводятся по этой книге.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100