economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Николай Петрович Огановский

Николай Петрович Огановский
(1874-1938)
Nikolay P. Oganovskiy
 
Источник: Известия Санкт-Петербургского унивеститета экономики и финансов: Периодический научный журнал. 1. 2001.
Дмитриев А. Л., Файбусович Э. Л.
Н. П. ОГАНОВСКИЙ - ЭКОНОМИСТ И ГЕОГРАФ
Среди множества имен забытых экономистов России стоит имя Николая Петровича Огановского - экономиста-аграрника, географа, политического деятеля, который вел активную научную работу и в старой и в новой России, пережив вместе со страной многие драматические события.
В последнее время о нем стали появляться небольшие биографические заметки, однако его научное наследие еще ожидает своего исследователя.1
Родился Огановский 1 (13) ноября 1874 г. в г. Вильно в дворянской семье. По окончании историко-филологического факультета Петербургского университета в 1897 г. служил секретарем статистического комитета Уральского областного правления и состоял чиновником для особых поручений при военном губернаторе области. В 1901-1902 гг. работал в статистическом бюро Воронежского земства с Ф. А. Щербиной, позднее, вместе с К. Р. Кочаровским, проводил обследование общины по земским материалам тридцати губерний России. В 1903-1904 гг. продолжал работу в Уральске, а в 1905 г. вышел в отставку. Отметим, что практическая работа по изучению русской общины и сотрудничество с К. Р. Кочаровским сформировали у Огановского народнические взгляды. С 1905 г. началась активная политическая, издательская и научная деятельность Огановского.
В 1905-1907 гг. он участвует в организации Всероссийского крестьянского союза, аграрная программа которого предусматривала ликвидацию частной собственности на землю и безвозмездную передачу всех казенных, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянства.2
За издание в Саратове газеты народнического направления "Голос деревни" и "Народный листок" (1906) Огановский дважды привлекался к суду. В 1908-1912 гг. он работал заведующим библиотекой, а позже, в 1914-1916 гг., преподавал в качестве приват-доцента по кафедре политической экономии в Московском коммерческом институте. В этот период он активно печатался в таких журналах народническо-либерального направления, как "Русское богатство", "Заветы", "Современник", газетах "Наша жизнь", "Народная газета", сотрудничает в книгоиздательстве "Задруга". В 1916 г. редактировал журнал "Новый колос". В 1910 г. по подозрению в принадлежности к партии вееров был арестован, но за отсутствием улик освобожден. В 1913-1916 гг. участвовал в собраниях социалистов-революционеров и трудовиков для выработки собственной аграрной программы и проведения ее через Думу. В этот же период Огановский - активный участник Вольного экономического общества.
На Первом Всероссийском съезде крестьянских депутатов в мае 1917 г. Огановский отстаивал идею полного уничтожения частной собственности на землю и передачи ее в общенародную собственность - равномерное распределение между всеми нуждающимися. Особо подчеркивал Огановский необходимость создания на местах, по всей России, сильной единой власти, которая была бы в состоянии своим авторитетом удерживать отдельных лиц, грозящих земской реформе, сохранить земельный фонд до Учредительного собрания. В мае того же года Огановский вошел в состав Главного земельного комитета Временного правительства, целью которого была подготовка аграрной реформы в России. На Первом съезде Трудовой народно-социалистической партии Огановский выступил со своим аграрным проектом. "В национальный фонд, - писал Огановский, обращаются все земли казенные, удельные, кабинетские, церковные, монастырские, городские (имеющие сельскохозяйственное значение), частновладельческие и прочие, превышающие трудовую норму землевладения...; из земель, поступивших в национальный земельный фонд, часть переходит в непосредственное распоряжение центральных правительственных органов и местного самоуправления, другие отводятся в пользование безземельного и малоземельного населения...; в распоряжении правительственных и земских органов остаются лесные угодья, хозяйства заводского типа, имения с высокоинтенсивной культурой, племенные питомники, семенные хозяйства...".3
В августе 1917 г. Огановский вошел в состав Главного земельного комитета Российской республики (Предпарламента). Надеясь войти в состав Учредительного собрания, в сентябре он примкнул к правым эсерам, которые имели наиболее сильную позицию на выборах. Этот шаг привел его к достижению желаемой цели. После разгона большевиками Учредительного собрания Огановский еще участвовал в нескольких нелегальных заседаниях Главного земельного комитета, а заключенный вскоре Брестский мир назвал "петлей русскому крестьянству".4
Весной 1918 г. Огановский активно сотрудничал в московском печатном органе правых эсеров "Земля и воля" и читал лекции по аграрным проблемам в Московском университете. Летом 1918 г. он переехал в Поволжье, где сотрудничал с Самарским комитетом - членом Учредительного собрания (Комуч) и в сентябре того же года участвовал в Уфимском государственном совещании. Однако после захвата власти адмиралом А. В. Колчаком Огановский на время отошел от политической деятельности и сосредоточил свои силы в области кооперации: в 1918-1920 гг. он заведует экономическим отделом "Закупосбыта" и "Сибцентросоюза". В мае 1919 г. Огановский, надеясь на то, что правительство Колчака сможет реализовать аграрную реформу, вошел в состав Государственного экономического совещания и был назначен председателем Земской комиссии. Видимо, убедившись в неспособности этого правительства решать аграрные проблемы, он перешел в оппозицию.
Искреннее убеждение Огановского, что при большевиках сельское хозяйство в России оказалось всецело в руках трудового крестьянства, заставило его перейти к сотрудничеству с ними. Возвратившись в 1921 г. в Москву, он сначала работал заведующим статистическим отделом Наркомзема (1921-1924 гг.), затем в Наркомфине, ВСНХ и Госплане. Одновременно он ведет научную и педагогическую работу в 1-м МГУ (1921-1925 гг.), Московском промышленном институте им. А.И.Рыкова (1924-1929 гг.), Московском институте народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (1928-1929 гг.).
При советской власти он находит применение своим богатым знаниям в области аграрного вопроса: выступает соавтором Земельного кодекса РСФСР, принятого ВЦИК в октябре 1922 г. В этот период Н. П. Огановский ведет активную публицистическую деятельность. Его статья "Десница и шуйца (система натурального налога)", опубликованная в газете "Сельскохозяйственная жизнь" в мае 1922 г. и посвященная необходимости пересмотра в сторону снижения норм продналога в Декрете ВЦИК и СНК "Об едином натуральном налоге на предметы сельского хозяйства в 1922-1923 гг.", навлекла гнев В. И. Ленина, который предложил "взять под особый надзор" и проверить его на предмет принадлежности к правым эсерам. В октябре 1922 г. Огановский был арестован и его фамилия фигурирует в знаменитом "Списке литераторов" наряду с С. Л. Франком, Н. А. Бердяевым, А. А. Кизеветтером, М. А. Осор-гиным, Ю. И. Айхенвальдом и другими.5 Коллегия ГПУ постановила выслать его за границу на 3 года, но по ходатайству Наркомзема и МГУ он вскоре был освобожден. Затем Огановский участвовал в разработке второго перспективного плана развития народного хозяйства СССР на 1923/24-1927/28 гг. (так называемой "пятилетки Кондратьева"), и нескольких проектов по сельскому хозяйству первой пятилетки (1929-1932 гг.).
В марте 1930 г. Огановского вновь арестовали и в марте 1931 г. Коллегией ГПУ он был приговорен, по обвинению в принадлежности к вредительской организации, к 5 годам лишения свободы. Срок отбывал в Карагандинской области. Позже последовало изменение меры наказания: в марте 1933 г. на оставшийся срок он был выслан в Уфу. В июне 1935 г. - освобожден и остается там на постоянное жительство. Скончался предположительно в 1938 г. и лишь в 1989 г. был полностью реабилитирован.
В 1906 г. Огановский опубликовал книгу "Крестьянская община и социализм", которая явилась своего рода программой действия по реформированию аграрного строя России и отражала взгляды Огановского на земельную общину. В ней он выступил ярым пропагандистом. "Такие порядки, как в общине, - писал Огановский, - надо распространить на всю Россию, надо добиваться того, чтобы у нас совсем не было частной собственности на землю, чтобы земля была общенародным достоянием...".6 По глубокому убеждению Огановского, это возможно осуществить на следующих основаниях: все земли поступают в заведование центральных и местных органов народного самоуправления, пользование землей должно быть уравнительно-трудовым, т. е. обеспечивать потребность с помощью приложения собственного труда - единоличного или в товариществе. При этом рента должна изыматься путем специального обложения и обращаться на социальные нужды. Этот порядок Огановский и называл "социализацией земли". "Когда народ добьется этого - самое главное будет сделано. Россия без помещиков станет мужицким царством и именно с землей к народу отойдет большая власть".7
Крупнейшей работой Огановского явился трехтомный труд "Закономерность аграрной эволюции", вышедший в 1909-1914 гг. Первый том был посвящен вопросам теории капиталистического развития страны и аграрной эволюции. В первом разделе этого тома были тщательно разобраны и подвергнуты критике теории "образования внутреннего рынка" В. Ильина (В. И. Ленина), "развития производительных сил" П. П. Маслова и "развития денежно-торгового капитала" П. И. Лященко.
Во втором разделе была проанализирована эволюция форм и размеров хозяйства, сельскохозяйственного производства и распределения земли в сельском хозяйстве.
Во втором томе работы Огановского рассматривалась в историческом разрезе аграрная эволюция, начиная с Киевской Руси и до пореформенной России. Наконец, третий том был посвящен изучению роста городского и сельского населения в России, переселенческому вопросу и проблемам колонизации в России.
На наш взгляд, интерес представляет критический разбор основных идей теории "образования внутреннего рынка", сформулированной В. И. Лениным в работе "Развитие капитализма в России" (1899). Долгие годы об этом было непринято писать. При наличии в советский период поистине огромной литературы о ленинском наследии в статистике никто из исследователей не пытался проанализировать мнение его оппонентов.8 Однако после выхода первого издания книги Ленина в свет в среде отечественных экономистов развернулась большая дискуссия. Одним из ее участников и весьма добросовестным критиком был Огановский. Рассмотрим основные моменты его критики. "В настоящее время, - отмечает Огановский, - второе издание сочинения г. Ильина вряд ли привлечет внимание публики. Г. Ильин слишком отстал от современной научной постановки аграрного вопроса и с ним, вероятно, серьезно считаться не будут".9 По мнению Огановского, ошибки, допущенные Лениным, можно разделить на три группы: 1) логические, 2) методологические, 3) фактические.
Основной логической ошибкой Ленина, с точки зрения Огановского, является то, что автор во второй главе говорит о процессе разложения крепостничества в результате разорения и, следовательно, до возникновения этого процесса предполагается, что крестьянство представляло собой однородное целое - патриархальных середняков - не было ни бедных, ни богатых, ни пролетариев, ни капиталистов. Но во время первого издания книги в 1899 г. у Ленина находились в руках военно-конские переписи 1893-1894 гг. и они "сами по себе уже опрокидывали его теорию". Но даже сделав такую логическую предпосылку о первоначальной однородности крестьянской массы и построив всю теорию на ее разложении, Ленин должен был бы во втором издании книги по повторным переписям проверить факт наличия этого процесса, но "он отделался двумя страничками по поводу военно-конских переписей 1896-1900 гг., также опровергающих его теорию".10
Как полагает Огановский, Лениным были допущены три основные методологические ошибки: 1) хаотическое смешение всех элементов хозяйства или признаков, по которым земская статистика устанавливает неоднородность крестьянства - смешение наделов, посевов и скота. "Раз автор задался целью определить размеры "пролетарского" слоя в крестьянстве, то прежде всего он должен был бы установить, какой из экономических признаков наиболее правоспособен для определения степени "капиталистического" разложения".11 Именно из-за этого одни считают, что в России пролетариата 1/4 часть, другие- 1/8, третьи - 1/13. Однако, как отмечает Огановский, "ни г. Ильин, ни другие экономисты того же лагеря не потрудились определить достоверность того или другого признака для характеристики размеров вторжения капитализма в деревню". Иронизируя над "цифирью", над "игрой специфики", они набивают свои книги без всякого разбора этой самой цифирью, смешивая точные и неточные цифры, годные и негодные, лишь бы они соответствовали заранее сложившимся априорным заключениям";12 2) Ленин разделил всех крестьян только на три группы. В действительности же в любой деревне можно найти дворы безземельные, имеющие 1, 2 и т. д. десятин. Но эта гамма никак не укладывается в три группы. Земские статистики, подчеркивает Огановский, сводят обычно дворы минимум в 5 слоев, но Ильин "предпочел втиснуть безлошадных и однолошадных в группу пролетариата, а дворы с 3, 4, 5, 6 и т. д. лошадьми - в группу "буржуазии", оставивши в среднем слое одни двухлошадные дворы < ... > Но почему однолошадные будут пролетариатом, а трехлошадные - капиталистами, г. Ильин не говорит";13 3) искусственное определение размеров каждой группы. Перед сводкой разнообразных земских материалов Ленин предполагал условно брать 20 % дворов для зажиточного крестьянства и 50 % - для несостоятельного. Однако в дальнейшем он "забывает об условности этих размеров, о том, что он их выдумал сам и трактует о 20 % "капиталистов" и 50 % "пролетариата", как будто они существуют на самом деле".14
Говоря о фактических ошибках Ленина, Огановский отмечает, что последний взял из земско-статистических материалов 21 уезд 7 губерний. "По нашим, не вполне исчерпывающим, подсчетам земские исследования охватывают 250 уездов 30 губерний, т. е. г. Ильин изучил только 8 % имеющихся в наличности материалов".15 Но все было бы не так важно, если бы выбранные им материалы были бы типичными. Но из 7 отобранных губерний 4 лежат на редко населенных окраинах Европейской России и поэтому материалы годятся лишь для характеристики юга и востока России, где в силу многоземелья получается естественный перевес в численности верхних групп. "Многоземельные окраины, - особо подчеркивает Огановский, - никоим образом не могут служить показателями экономической неоднородности для малоземельной Европейской России, как величина роста гвардейских солдат Фридриха Великого не могла служить показателем роста всего немецкого населения...".16
Окончательный вердикт Огановского был весьма жесток: "Автор задался целью определять путем цифрового анализа процесс разложения русского крестьянства на два антагонистических класса. Вместо исследования процесса занялся определением состояния крестьянской неоднородности, т. е. вместо динамики объектом изучения взял статику крестьянской неоднородности < ... > поэтому мы считаем, что сочинение г. Ильина не решило вопроса ни о процессах развития экономической жизни, ни об этом состоянии их в настоящее время".17 А далее Огановский на основании данных по 250 уездам 30 губерний проводит свой анализ, из которого следует, что преобладающее значение имеют средние слои.18
Интересно отношение В. И. Ленина к Огановскому. Неизвестно отношение Ленина к критике Огановского. Но получив от сестры книгу Огановского "Отчего загорелась великая европейская война?" (М., 1914), в феврале 1915г. В. И. Ленин напишет М. И. Ульяновой: "Получил от тебя брошюрки две - Огановского и Маслова. Большое спасибо!! Оба - скверные оппортунисты вреднейшего типа (неужели с ними и с Плехановым есть согласные? Это архидурно). Но знать их писания крайне полезно".19
Будучи по своим взглядам подлинным интернационалистом, в 1916 г. Огановский выступает с небольшой книжкой "Враги-ли евреи русскому народу", в которой подчеркивает, что "Россия - огромная страна, русский народ не хуже других, но великое испытание еще раз открыло нам глаза на наши главные беды. Главнейшая же из наших бед - та самая, которая была и тысячу лет назад: Россия велика и обильна, а порядка в ней нет. Нет порядка от многих причин и, прежде всего - оттого, что у нас нет нигде единения - между сотнями племен, населяющих нашу страну".20 По мнению Огановского, все разговоры и выступления против еврейского капитала ни к чему хорошему не приведут. Они направлены лишь на нежелание допустить конкуренцию между торговцами, а, как известно, конкуренция всегда несет большую пользу народу.
Обращение Огановского к экономической географии произошло в 20-е годы. Оно не было случайным. С одной стороны, проявился социальный заказ на эту новую для того времени дисциплину, который определялся ленинским указанием 1921 г. о включении в обязательный минимум высших учебных заведений преподавания экономической географии России.21 Эти знания были необходимы для обоснования разрабатываемых планов развития народного хозяйства, начиная с плана ГОЭЛРО. С другой стороны, для многих "буржуазных" экономистов смена тематики становилась необходимостью. Менять свои научные взгляды они не хотели и не могли, а отстаивать и развивать их было делом небезопасным. Можно было угодить на очередной корабль, вывозящий инакомыслящих. Занятие же экономической географией представлялось делом безопасным, учитывая ее слабую в то время идеологизирован-ность. К тому же, оно позволяло использовать привычные профессиональные знания и навыки. Так совершился дрейф в сторону экономической географии многих ученых-экономистов. Среди них был и Огановский. Продолжать работы в качестве экономиста-аграрника ему было трудно. Могли ведь припомнить критику им статистических выкладок в работе В. И. Ленина "Развитие капитализма в России", содержавшуюся в известной книге "Закономерность аграрной эволюции".
Характерно, что до 1918 г. у Огановского не было работ по экономической географии. А в последующее десятилетие, при общем снижении продуктивности, из 15 важнейших работ 6 относятся к экономической географии.
Следует отметить, что сама методология экономико-географических исследований в те годы находилась в стадии формирования. Наиболее привычными для экономиста были статистические методы. Статистическая информация привязывалась к мелкомасштабной карте и таким образом становилась географической. Именно так построена вполне добротная работа Огановского "Народное хозяйство СССР в связи с мировым" (М., 1925). Статистический обзор по странам сопровождается достаточно банальными замечаниями о значении выхода стран к мировым морским путям, о хозяйственной дифференциации районов США, связанной с обширностью страны, разнообразием почв, климата, природных богатств. Говорится о перспективе переноса центра тяжести мирового экономического развития на Тихий океан. Отмечается континентальность положения СССР, удаленность от мировых путей, но и выгодность положения между Европой и Азией.
Все это нельзя отнести к серьезному научному вкладу в экономическую географию, что подтверждает гипотезу о вынужденности перехода Огановского к новой для него проблематике.
О характере другой крупной его работы говорит название: "Популярные очерки экономической географии СССР в связи с мировой" (М., 1926), это солидный труд (372 с.), изданный тиражом 20 тыс. экземпляров. Автор и здесь не претендует на новое слово в науке, но очень квалифицированно и доступно для массового читателя дает обширный материал. Книга явно предполагалась в качестве учебника, она хорошо иллюстрирована, снабжена многочисленными картами. Материал четко структурирован. Последовательно рассматривается понятие о мировом хозяйстве, народное хозяйство СССР в целом, влияние природных условий, население, земельные отношения. Отраслевой обзор содержит характеристику сельского хозяйства, далее - лесное дело, добывающая и обрабатывающая промышленность, пути сообщения и транспорт. Включены разделы о внешней и внутренней торговле (последний сюжет затем на десятилетия исчезает из экономико-географических работ).
Структура книги характерна для "отраслево-статистического" направления в экономической географии, как и насыщенность статистическими данными. Но уделяется внимание и районам. Уже во второй главе приводится карта с "госплановской" сеткой районов. Заметим, что синхронно вышла знаменитая книга Н. Н. Баранского "Экономическая география СССР. Обзор по областям Госплана". Принято считать, что в ней "впервые введены в методологию экономической географии идеи < ... > "госплановского" экономического районирования".22 Но и у Огановского характеристика отраслей, прежде всего, сельского хозяйства дана в порайонном разрезе, правда, в основном это статистические данные без попыток комплексного подхода.
Отдельные положения книги, вышедшей три четверти века назад, и сейчас кажутся интересными.
Так, дано определение термина "географическое положение", понимается оно в сущности как экономико-географическое положение, хотя этот термин появился на несколько лет позже. Выдвигается тезис о постоянстве влияния природных условий страны на развитие ее хозяйства, явно отразившийся в известной формулировке 4-й главы "Краткого курса истории ВКП(б)" о роли географической среды.
Приводится типология стран мира: много-, средне- и малоторговые, промышленно-аграрные, аграрно-промышленные, земледельческие - старые и новые, скотоводческие. Используются данные о народном доходе на душу населения в рублях: в 1913 г. на жителя США он составлял 670 руб., Англии - 463, России - 101, Японии - 51 руб.
В развитии мирового хозяйства, видимо, по Л. И. Мечникову, выделяются этапы - речной, морской, океанский.
В духе времени анализируются антиимпериалистические силы - международный рабочий класс, отсталые аграрные страны, борьба за независимость "желтых и черных туземных народов". Прогнозируется, что после новых великих войн и революций в мировом хозяйстве установится "новое равновесие на основе равенства народов земного шара".
Приводится и типология районов СССР. Выделяются районы торгово-промышленные, горно-заводские, земледельческо-промышленные, преимущественно земледельческие и скотоводческие. Всегда при чтении старых книг находятся интересные факты и мысли в плане сравнения с современностью. Любопытно, например, указание, что богачи из России тратили за границей в год сумму, равную 2/3 активного сальдо баланса внешней торговли. И в наши дни актуально замечание: "Страна, в которой нет совсем или очень слабо развита обрабатывающая промышленность, как бы ни были богаты ее почвы и недра, как бы ни было способно от природы население - бедна ... малокультурна".23
Пятью годами раньше (в 1921 г.) в Омске была издана книга "Народное хозяйство Сибири", написанная Огановским на основе курса лекций, читанных им в феврале-марте 1920 г., 80 лет назад. Она и по названию не претендует на экономико-географическое сочинение, хотя к тексту были приложены картограммы (отсутствующие, к сожалению, в экземпляре Российской национальной библиотеки, который был в нашем распоряжении). Тем не менее очерк Сибири (с Дальним Востоком) дан по классической страноведческой схеме. Последовательно описываются природа, люди, сельское хозяйство и промыслы, лесные богатства, торговля, промышленность, пути сообщения, кооперативное движение. Автор хорошо знал Сибирь по литературе с 1911-1912 гг., когда писал книгу о переселении в Сибирь - в основном по статистическим материалам. С 1918 г. к этому добавились личные впечатления.
Вывод из книги - Сибирь призвана служить великую службу русскому народу своими природными богатствами. Подчеркивалось, что "желтая опасность" для Сибири - не пустой звук. Очень удачно и популярно изложен в книге вопрос о международном разделении труда. В целом и эта книга подтверждает предположение о том, что Огановский для экономической географии "человек со стороны", хороший популяризатор, систематизатор статистической информации в разрезе стран и районов.
Однако в литературном наследии Огановского имеется небольшая работа, противоречащая такому выводу. Это короткая (всего 52 стр.) брошюра "Южный Алтай. Как можно использовать его богатства", вышедшая в Москве в 1922 г., написанная по материалам комплексной экспедиции 1921 г., возглавляемой автором, в Рудный Алтай (ныне относится к Казахстану). Огановский проявил себя в ней как мастер и организатор полевых экономико-географических исследований. Он выступил продолжателем традиций земских экспедиций и предшественником советских комплексных экспедиционных исследований.
В кратком очерке содержится детальная общая физико-географическая и экономическая характеристика Южного Алтая. В пределах его территории выделяется пять районов с подрайонами (площадью 200-300 тыс. квадратных десятин каждый). Детально описываются население и хозяйство, выделяются типы хозяйства - долинно-земледельческое, поливное, горно-скотоводческое, горно-промышленное. Столь же подробны данные о путях сообщения, торговле. Вывод из анализа - дан план подъема производительных сил региона.
Ряд положений этой работы имеет теоретическое значение, заявлены они уже во "Введении". Приведем важнейшие.
"Вполне разумно требовать, чтобы всякий современный план экономической организации той или иной территории России или той или иной отрасли народного хозяйства был построен на реальных основаниях точного учета возможностей его осуществления".24
"Надо искать в Сибири фокусные (выделено нами. - А. Д., Э. Ф.) районы, разнообразные по своим естественным богатствам", разработка которых "полезна для народного хозяйства России < ... > экономически целесообразна и максимально выгодна для тех, кто вкладывает в нее свои капиталы".25 Таким фокусным районом Огановский считал Южный Алтай. В конце брошюры выдвигается идея о "комбинированной" концессии, которая охватывает "все возможные стороны развития производительных сил Южного Алтая", о необходимости нащупывания "узловых пунктов" с наиболее благоприятными условиями для размещения крупных предприятий.25
В этих высказываниях Огановского можно в зародыше увидеть и учение о "районных комбинатах" И. Г. Александрова, и о "полюсах роста" Ф. Перру, даже о ТПК Н. Н. Колосовского - те идеи, которые развивались позднее советской экономической географией. Требуется дополнительный анализ, чтобы установить, являются ли высказывания заимствованиями автора из неназванных источников или они в то время "носились в воздухе", что вероятнее. В таком случае Огановский был в числе первых, кто их высказал. К сожалению, ссылок в работах других авторов на эти высказывания обнаружить не удалось.
Интересен проект комплексной экспедиции с участием гидротехников, дорожников, горных инженеров, врачей, аграрников, но руководителями партий предполагались статистики-экономисты. В сущности это проект экономико-географической экспедиции.
К сожалению, исследовательское направление не получило развития в творчестве Огановского. Основным в его экономико-географических работах, как видно из изложенного, стало популярное в духе отраслево-статистического направления школы В. Э. Дена описание стран и районов. Но и в качестве одного из первых популяризаторов экономико-географических страноведческих знаний Н. П. Огановский заслуживает признания и права занять определенное место в истории отечественной экономико-географической науки.
ЛИТЕРАТУРА
1 Чубыкин И. В., Лунден И. Л. Огановский Николай Петрович // Политические деятели России. 1917. Биографический справочник. М., 1993. - С. 240-242; Лунден И. Л. Н. П. Огановский // Кооперация. Страницы истории. Вып. 8. М., 1999. - С. 55-63; Чубыкин И. Огановский Николай Петрович // Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX в. Энциклопедия. М., 1996. - С.408-410.
2 См.: Сенчакова Л. Т. Крестьянское движение в революции 1905-1907 гг. М., 1989.
3 ЧубыкинИ. Указ. соч. - С. 409.
4 Там же.
5 Хрестоматия по истории России 1917-1940 гг. / Под ред. М. Е. Главацкого. М., 1995. - С. 248.
6 Огановский Н. П. Крестьянская община и социализм. М., 1906. - С. 38.
7 Там же. - С. 39.
8 См., напр.: Рябушкин Т. В., Симчера В. М., Машихин Е. А. Развитие статистической науки в СССР. М., 1985. - С. 85-129; Рябушкин Т. В., Симчер" В. М., Машихин Е.А. Теоретические концепции в отечественной статистике. М., 1986. - С. 111-157; История русской вкономической мысли. М,, 1966. Т. 3. Ч. 1. - С. 399; Суслов И.П. Методология вкономического анализа в трудах В. И. Ленина. Л., 1962.
9 Огановский Н. П. Закономерность аграрной эволюции. Ч. 1. Теория капиталистического развития. Саратов, 1909. - С. 11.
10 Там же. - С. 13.
11 Там же. - С. 15.
12 Там же. - С. 15-16.
13 Там же. - С. 16.
14 Там же. - С. 17.
15 Там же.
16 Там же. - С. 18.
17 Там же. - С. 19.
18 Там же. - С. 25.
19 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 55. - С. 358.
20 Огановский Н. Враги-ли евреи русскому народу. М., 1916. - С. 6.
21 Ленинский сборник. Т. 35. - С. 232.
22 Экономическая география в СССР. М., 1965. - С. 75.
23 ОгановскийН.П. Популярные очерки экономической географии СССР в связи с мировой. М., 1926. - С. 264. 21 Огаиовский Н. П. Южный Алтай. Как можно использовать его богатства. М., 1922. - С. 3.
24 Там же.
25 Там же. - С. 48.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100