economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Елена Федоровна Розмирович

Елена Федоровна Розмирович
(1885-1953)
Elena F. Rozmirovich
 
У истоков НОТ. Забытые дискуссии и нереализованные идеи/Сост. Э. Б. Корицкий. - Издательство Ленинградского университета, 1990.
Е. Ф. Розмирович
Елена Федоровна Розмирович (1885-1953) - выдающийся деятель нотов-ского движения в СССР, основатель и директор первого в стране специализированного Института техники управления при ЦКК - НК РКИ СССР. С ее именем связаны и многие события Октябрьской революции.
Сформулированная ею и ее коллегами по институту весьма своеобразная концепция получила название <производственной трактовки> управленческих процессов.
Исходной методологической посылкой, как и в гастевской концепции, явилось положение о наличии общих черт в производственном и управленческом процессах. Согласно этому положению, во-первых, деятельность производственная и деятельность управленческая состоят из одних и тех же элементов (сырья, под которым для управленческой деятельности понималась, говоря современным языком, информация; орудий труда; рабочей силы), и, во-вторых, строение как производственных, так и управленческих аппаратов основано на одних и тех же принципах.1
С точки зрения авторов, в организации физического труда (скажем, изготовление продукции на фабрике) и труда умственного, управленческого (например, составление плана или баланса предприятия), есть много принципиально однородного. Создатели <производственной трактовки> понимали управление как исключительно технический процесс руководства трудом, осуществляемый определенной категорией лиц с помощью ряда технических приемов над совокупностью людей и вещей.2
Указанная аналогия, в которой и сконцентрирована идея <производственной трактовки>, вытекала из особых представлений о характере работы органов управления. По мнению Е. Ф. Розмирович, любой управленческий аппарат всегда можно рассматривать как сложную машину или систему машин, а его работу - как производственный процесс, который в таком случае найдет <то или иное материально-вещественное выражение в тех или иных физических объектах: папках, приказах, телефонограммах, карточках, делах и т. д.>.3
Далее ход мыслей представителей исследуемого течения примерно таков: изучение и учет производственного труда, устранение лишних движений дают возможность совершенствовать и автоматизировать производственный процесс, эволюция которого характеризуется внедрением все более усовершенствованных орудий труда - машин, организуемых в целые системы. Это в свою очередь приводит к тому, что труд рабочих, управляющих машинами, сводится к ряду простейших движений по регулированию работы этих машин. Но поскольку управленческие процессы аналогичны производственным, постольку они также могут быть подвергнуты такому же точному учету и планированию. Расчленяя управление на отдельные операции, устанавливая их последовательность и продолжительность, изучая и измеряя их во времени и пространстве, подобно тому, как это рекомендует школа А. К. Гастева по отношению к <управлению вещами>, можно заранее рассчитать и механизировать весь ход управленческого процесса, автоматизировать труд по управлению людьми. Причем эту возможность Е. Ф. Розмирович и ее коллеги распространяли в равной степени на управленческий труд в масштабах как отдельного предприятия, так и всей страны.
Таким образом, из механизации производства вытекала и механизация управления, сводившая все функции последнего к простейшим движениям. Развивая этот тезис, авторы доказывали, что зрелая механизация делает излишним вообще труд по руководству людьми, ибо это руководство уже осуществляется само собой машинами, а управление сводится к механическому надзору и автоматической проверке и лишается всяких черт особой командной функции. <Система управления людьми> заменяется, по их мнению, <системой управления вещами>, и функции управления <мало-помалу теряют свой ... приказывающий характер> и, наконец, исчезают вовсе, как <особые функции особого рода людей>.4 Однако здесь Е. Розмирович с коллегами существенно удаляются от позиции А. К. Гастева, неоднократно подчеркивавшего огромную роль человеческого фактора.
Поскольку управление людьми, рассуждают авторы, уступит место управлению вещами, оно и не достойно специального изучения, а поэтому не нужна и особая наука управления. Значение социального аспекта в управленческой проблематике неуклонно падает и <ничего не остается для администрирования и руководства ... коллективом. Здесь только всеопределяющее влияние техники, и сам администратор только техник, и ничего больше>.5
Такова суть управления с его <безрадостной> перспективой, описанной авторами <производственной трактовки>. Приведенная концепция уже в начале 30-х гг. подверглась жесточайшей критике,6 главные положения которой били по техницизму. По нашему мнению, это неоправданное упрощение, не выясняющее истоков <производственной трактовки> и, следовательно, не способствующее ее действительно глубокому пониманию.
Бурно протекающие процессы обобществления производства потребовали от трудящихся овладения искусством управления, к которому они еще не были подготовлены. В соответствий с этим перед советскими учеными встал вопрос, можно ли так упростить управленческий труд, чтобы он, подобно обычному производственному труду, сделался доступным для большинства, а в перспективе - для всех трудящихся? Нужны ли какие-то особые управляющие, требующие специальной подготовки, или возможна такая организация управления, которая обеспечит участие в нем простых, зачастую малограмотных и даже неграмотных людей <от сохи, от станка>?
Е. Розмирович и ее единомышленники положительно ответили на поставленные вопросы и начали искать их решение в технической рационализации управленческих функций. Рассмотрение эволюции производственного процесса, имеющихся способов его изучения, расчленения, измерения и натолкнули на идею так называемой <производственной трактовки>. Таким образом, последняя имеет свои социально-экономические и политические корни, произрастающие из самого <духа> той эпохи и ее материальных особенностей. Эта концепция - в значительной мере продукт своего времени. Является ли выбранное организационно-техническое направление поисков ошибочным? В целом нет Более того, курс, взятый авторами рассматриваемой концепции, и сегодня должен быть одним из ведущих на пути к совершенствованию и максимальному повышению эффективности управления, но, разумеется, не единственным.
Правомерность разработки технических проблем управления базируется на известном тезисе К. Маркса о наличии в управлении двух сторон: организационно-технической и социально-экономической и вряд ли может быть поставлена под сомнение. Исходя из общности двух видов управления - людьми и вещами, сотрудники ИТУ в какой-то мере предвосхитили некоторые кибернетические идеи. Изучение управленческого процесса как органической части производственного создавало хорошую основу для рассмотрения управления в качестве деятельности, не противостоящей производству, а имманентно ему присущей, вытекающей из него, и, кроме того, подготавливало благоприятную почву для практической рационализации и механизации управленческих функций - планирования, учета и организации, осуществляемых и в каждом отдельно взятом предприятии, и в масштабе народного хозяйства. Выдвинутая ИТУ функциональная схема управления, оказалась близкой к рассмотренной выше формуле организации рабочего места А. Гастева, включающей в себя расчет, установку, обработку, контроль. Как справедливо отмечал Ю. Любович, функция расчета, по Гастеву, принципиально совпадает с функцией планирования, по Розмирович, функция установки весьма сходна с функцией организации. Следовательно, <микромодель> А. Гастева и <макромодель> Е. Розмирович обнаруживают существенную общность. И это не результат согласования позиций двух авторов, а замечательное взаимное соответствие выводов, к которым пришли видные советские исследователи.7
Правда, как было показано, коллектив ИТУ мало интересовала содержательная (социально-экономическая) сторона выделенных функций, как и управления в целом. Он ставил перед собой задачу <найти максимально целесообразные технические приемы планирования, учета и организации и сконструировать аппарат управления как единый и нераздельный комплекс указанных функций>.8 Это был, таким образом, не функционально-экономический, а функционально-технический подход, не учитывающий специфику содержания объекта управления. Изучая существующее положение дел в области планирования, учета, организации, сотрудники ИТУ выявили серьезные недостатки в отправлении этих важнейших функций, в частности, несогласованность форм и систем статистического учета и планирования, приводившая к несоизмеримости показателей, представляемых учетом и требующихся для планирования. Это, далее, несогласованность сроков исполнения статистической и плановой работы, запаздывание статистических данных, необходимых плановым органам, и соответствующее запаздывание в составлении, рассмотрении и утверждении планов либо недостаточная их проработанность. Это, наконец, неурегулированность самого процесса составления планов и прохождения их по инстанциям, порожденная разрывом между органами планирования и организации и выраженная как в отсутствии твердых календарных сроков составления, рассмотрения и утверждения производственных программ и планов, так и в неразграниченности функций и компетенции различных инстанций, участвующих в рассмотрении планов. В результате последующие инстанции повторяют сначала работу, проделанную предыдущей инстанцией, часто во всех деталях, что чрезвычайно замедляет темп прохождения планов.9 Так, в общей сложности время прохождения плана по отдельным отраслям промышленности в ВСНХ, Госплане и СТО составлял в середине 20-х гг. минимум 78 дней (в чайной промышленности) и максимум 277 дней (в кожевенной).10 Причину такого положения сотрудники ИТУ правильно усматривали в известном разрыве всех трех функций. <Ярким выражением отрыва планирования от учета и организации,- писала Е. Розмирович,- является отсутствие организационной смычки и технической увязки работ Госплана, ЦСУ и РКИ... Правильная организация именно этих трех аппаратов является основной предпосылкой для разрешения проблемы государственного управления>.11 Коллектив ИТУ многое сделал в области совершенствования техники плановой работы, учета и в значительной степени способствовал достижению большей увязки плановой, учетной и организационной функций на уровне предприятий, трестов, народного хозяйства.
Функционально-технический подход к научному анализу проблем управления с позиций <производственной трактовки> позволили сотрудникам ИТУ осуществить ряд плодотворных разработок и в области рационализации структур управления. При этом они исходили из убеждения, <что максимально целесообразное построение управленческого аппарата обеспечивает максимально простое отправление управленческих функций>.12 Ученым института удалось выявить слабые места линейной структуры, апробировать модифицированную ими систему <децернентов>, внедрить систему <отдельных, временных подвижных групп> и др. Критический анализ <классической> системы Ф. Тейлора позволил им разработать собственную модель функциональной структуры управления, основанную на четкой классификации функций по целевой установке, исключающей их параллелизм. Как видим, деятельность коллектива ИТУ была направлена прежде всего на организационно-техническую рационализацию основных функций к структуры управления, а также на совершенствование делопроизводства, отчетности и в целом всей <технологии> управленческой работы. Именно здесь рационализаторские устремления авторов <производственной трактовки> достигли наивысшего расцвета, а их метод оказался весьма эффективным. Как видим, явно неверное положение о постепенном убывании роли руководства и даже отрицание теории управления не помешало сотрудникам ИТУ дать целый ряд интересных и конструктивных разработок именно в этой области научного знания.
Таким образом, путь к решению управленческих проблем, избранный авторами, в целом приемлем. Ошибка произошла не тогда, когда был провозглашен курс на механизацию управленческих процессов, ибо технический подход к управлению бесспорно является одним из важнейших. Необходимость конкретных разработок организационно-технического аспекта управленческой проблематики не нуждается в доказательствах. Ошибка, как нам кажется, заключается в том, что все другие возможные подходы к проблеме объявлялись ложными, ненаучными, что технический подход был объявлен не просто важным (это было бы верно), а единственным, исключающим все другие. Только такой подход, по утверждению Е. Розмирович, <даст нам нужные результаты...>13
Попытаемся разобраться в причинах такой крайности. Она, на наш взгляд,- в забвении специфики управления людьми, его социальной природы. Рассматривая производство как сугубо технический процесс (допуская, кстати, в связи с этим грубейшую ошибку, ибо производство - социальный, в широком смысле этого слова, процесс) и игнорируя специфику управления, представители этой теоретической позиции поспешили объявить последнее исключительно технической проблемой. У современных исследователей не вызывает сомнений тот факт, что и производство, и управление им представляют сложнейшие переплетения комплекса отношений между людьми - производственных, политических, юридических, психологических, национальных и пр. Но в период зарождения советской науки он казался далеко не столь очевидным. Указанная выше ложная предпосылка влекла за собой новые заблуждения.
Впадая в крайность, сотрудники ИТУ пытались доказать отсутствие социального аспекта в управлении. Правда, его наличие, необходимость воздействия на коллективы людей все же признавались... но только в условиях капитализма, где требуется преодолевать классовое сопротивление рабочих, используя различные экономические и социально-психологические методы.14 И отсюда уже делалась попытка доказать ненужность разработки каких бы то ни было социально-экономических проблем управления в условиях социализма. Правда, они сами, по-видимому, чувствовали непрочность своих построений, начисто отрицавших очевидный социальный аспект в управлении в условиях социализма, и пытались укреплять позиции введением в оборот дополнительного аргумента. Суть последнего заключалась в том, что социальное управление коллективами людей пока имеет место и в советской реальности, но с прогрессирующим развитием техники оно неизбежно будет убывать, уступая место управлению вещами. Создание автоматических конвейеров приведет к тому, что не потребуется больше <никаких руководителей людьми>, ибо благодаря связанности машин во времени и пространстве, взаимной обусловленности рабочих процессов руководство будет осуществляться самими машинами.15 Здесь авторы, по существу, ведут речь уже не об управлении людьми в общепринятом смысле и даже не об управлении вещами, а о том, что людьми начинают управлять вещи! Вот к чему может привести гипертрофия технического аспекта.
Но поскольку, рассуждала Розмирович, функции управления людьми в будущем станут передоверены машинам, не нужны и руководители, координирующие усилия отдельных участников, подбирающие соответствующий персонал, стимулирующие теми или иными методами трудовую активность людей и т. д. Следовательно, благодаря совпадению интересов людей при социализме, неуклонному упрощению управления, не нужна будет и особая наука управления людьми.16 К сожалению, логика подобных рассуждений привела к тому, что такая наука представлялась возможной и необходимой опять-таки лишь при капитализме, т. с. все было <с ног поставлено на голову>. Для осуществления же управления при социализме, по мнению авторов, необходима лишь некоторая сумма технических знаний и навыков, которая по мере <дальнейшего развития индустриализма будет становиться все меньше и меньше, "управление" ... все проще и проще, а следовательно, и доступнее все большему количеству людей ... пока не умрет в конце концов не только ... как специфическая командная функция, но и вообще как функция>.17 Таков окончательный вывод, к которому пришли представители <производственной трактовки> в процессе решения поставленной задачи.
Перед нами закономерный итог увлечения исключительно техническим подходом. Изъяв вначале социальный аспект, авторы по мере развития техники <умертвили> управление вообще. Но это очевидное заблуждение. Однажды обособившись из кооперированного труда, функция управления людьми уже не умрет, а, наоборот, с усложнением производства ее роль будет возрастать, обеспечивая все большую планомерность и пропорциональность развития социалистического общества.
Таким образом, отправившись в поиски решения управленческих задач, выдвинутых временем, исследуя очень важный организационно-технический аспект, Е. Розмирович и ее коллеги, к сожалению, начали его абсолютизировать. Подобную односторонность резко критиковал в свое время Ф. Э. Дзержинский. <Нам кажется достаточным,- писал он,- взять карандаш и начертить генеалогическое дерево с развернутыми кружками. Поставить там кружок, тут кружок, один кружок этим ведает, другой кружок другим ведает, третий - третьим и т. д., и вот нарисовав картину, организовали. При этом организационном фетишизме стираются живые люди, между тем как работу руководства и управления нельзя механизировать. Это работа мозговая, индивидуальная, хотя вместе с тем она глубоко коллективна, глубоко общественна, Не учреждения работают, а люди работают в учреждениях. Центр тяжести должен заключаться в ... противопоставлении организационному фетишизму живых людей, ответственных людей>.18
А теперь выскажемся по поводу критики Е. Розмирович в адрес Н. Витке, содержащейся в опубликованных здесь статьях. Она, на наш взгляд, крайне несправедлива.
Как отмечалось выше, Н. Витке совершенно справедливо указывал на связь <индустриализма> (крупного производства) с усложнением управления, с возникновением <организационного кризиса>, состоящего в <резком несоответствии наличной системы управления с объемом и характером выполняемой работы>.1Витке Н. Организация управления и индустриальное развитие. С. 40.9 Преодоление кризиса автор видел в замене личного усмотрения, чутья, универсализма управления научным началом. Но эту <организационную революцию> он мыслил прежде всего как революцию не в технической, а в социальной области управления. Тем самым Витке и вызвал резкое несогласие Е. Розмирович, которая выделяла в последнем лишь техническую сторону. Именно с этого момента и берет свое начало ее критика воззрений Н. Витке.
Прежде всего Е. Розмирович не приняла его мысль о том, что <индустриализм> требует не только инженерно-конструктивной деятельности, но и инженерно-организационной, административной, ибо сама по себе машина слепа и мертва и лишь целесообразно построенная людская организация способна извлечь из машины все заложенные в ней возможности. И по мере того, как Н. Витке все глубже развивает эту мысль, выдвигая на первый план не инженера-конструктора, бессильного решать организационные задачи, а администратора - представителя совершенно новой, свойственной лишь <индустриализму>, профессии, недовольство критика возрастает. Е. Розмирович решительно не видит связи укрупнения производства с объективной необходимостью появления особой группы администраторов.20 Даже в капиталистическом обществе, в полемическом задоре заявляет она, нет такой необходимости.
Е. Розмирович возмущена выделением особой интегрирующей функции управления - администрирования. Это дало ей повод язвительно называть Н. Витке <русским файолистом>. Действительно, А. Файоль говорил о высвобождении подобного рода деятельности, однако вряд ли именно этот пункт следует считать слабым местом в концепции Н. Витке. Напротив, то, что Н. Витке вслед за А. -Файолем говорит об административной деятельности, свидетельствует лишь о том, что он нащупал как раз позитивные элементы доктрины французского инженера, игнорировать которые неразумно. Но если Е. Розмирович просто недовольна выделением Н. Витке административной функции, то мысль о возрастающем значении последней как некоей постоянной функции нового трудового общества, состоящей в постоянном целесообразном воздействии на людской состав, вызывает у критика буквально идиосинкразию. Представляется, однако, что вновь не права Е. Розмирович. Если Н. Витке проводил различие между администратором и техническим исполнителем, или, иными словами, между управлением людьми и управлением вещами, и даже указывал, что <непонимание этого различия приводит неизбежно к чрезвычайно грубым и тяжелым ошибкам>, то Е. Розмирович считала неверным разграничение указанных видов управления. Именно на этой основе покоится выдвинутая ею <производственная трактовка> управления. Но ее основная методологическая посылка, основанная на отождествлении производственных и управленческих процессов, правомерна лишь в том случае, если не выхолащивается социально-экономическое содержание этих процессов, если технический подход не абсолютизируется, не признается <единственно правильным>. В противном случае это может привести (и привело Е. Розмирович) к отрицанию необходимости управления в развитом обществе, к полному растворению управления людьми и управлении вещами. Таким образом, ее критику позиции Н. Витке в этом вопросе нельзя признать достаточно убедительной. Более того, приведенное выше предостережение Витке об опасности непонимания специфики руководства людьми полностью подтвердилось. Управление производством является прежде всего управлением людьми, коллективами людей, их отношениями, складывающимися в процессе совместной деятельности. И с развитием общества, с усложнением производства, действительно, значение управления им, а значит управления людьми, возрастает, как это и представлял себе Н. Витке.
Резкой критике подвергся Н. А. Витке и за пропаганду психологических методов воздействия на <людские трудовые коллективы>. В настоящее время, когда психологические методы управления социалистическими коллективами, доказавшие свою эффективность, стоят в одном ряду с прочими (экономическими, правовыми и т д.), совершенно очевидна несправедливость и этого рода упреков. Более того, несомненной заслугой Н. Витке следует считать постановку вопроса и о социально-психологических законах управляемого объекта, отвергаемых Е. Ф. Розмирович.
Наконец, был осужден и тезис о возможности создания науки об управлении людьми, который теперь уже не нуждается в доказательстве.21 Но если в 20-е гг. Н. А. Витке и его сторонники были подвергнуты пусть резкой, несправедливой, но все же научной критике со стороны Е. Розмирович, то уже в начале 30-х гг., как уже отмечалось, жертвой критических выпадов стала и сама Е. Ф. Розмирович, причем обвинения стали носить все более политический характер. Вскоре оба имени навсегда исчезли из научной литературы.
Таким образом, исследование только организационно-технических проблем любой сложности - еще недостаточное условие его успешности, равно как изучение только экономических, психологических и др. Лишь комплексное, свободное от претензий на исключительность того или иного аспекта решение может привести к подлинному успеху.
Это, разумеется, не означает что не должно быть самостоятельных аспектных разработок: экономических, технических и пр. Но к любому подобному анализу следует подходить осторожно, так, чтобы он не заслонял от исследователя наличия других проблем, не поглощая собою всю проблематику управления, отрицая тем самым возможность и необходимость других подходов.
ПРИМЕЧАНИЯ
'
1 Государственный институт техники управления, М., 1928. С. 7
2 Розмирович Е. НОТ, РКИ и партия. М., 1926. С. 209 (см. с. 229 настоящего издания).
3 Там же. С. 160-161
4 Розмирович Е. Основные положения по рационализации аппарата государственного управления // Техника управления. 1926. N 7 С. 14.
5 Розмирович Е. НОТ, РКИ и партия. С. 185.
6 Образчиком такой критики явилась статья некоего М. П. Фукса, квалифицировавшего <производственную трактовку> не менее как <вредную> и <чуждую> нам теорию (см.: Фукс М. П. О некоторых боевых вопросах рационализации управления // Организация управления. 1931 N 1. С. 4-6)
7 Организация и управление: Вопросы теории и практики / Под ред. А. И. Берга. М., 1968. С. 72.
8 Государственный институт техники управления. С. 7.
9 Розмирович Е. План, учет и организация в общей системе государственного управления: Доклад в коллегии НК РКИ СССР // Техника Управления. 1926. N 9. С. 4-6.
10 Розмирович Е. Вопросы методологии и организованной политики в области техники управления // Там же. С. 5.
11 Розмирович Е. Принципы методологии и организационной политики в технике управления. М., 1930. С. 14-15.
12 Государственный институт техники управления. С. 6.
13 Розмирович Е. Техника управления // Техника управления. 1925. N 1 С. 9
14 Розмирович Е. НОТ, РКИ и партия. С. 198.
15 Там же. С. 204-207 (см. также с. 225-229 настоящего издания)
16 Розмирович Е. Оргбюро, профсоюзы и партячейки в 1еле организации нашего госаппарата // Техника управления. 1925. N 2.
17 Розмирович Е. К итогам работы РКИ по НОТ // Вопросы советского хозяйства и управления. 1924. N 4-5. С. 114.
18 Дзержинский Ф. Э. Основные вопросы хозяйственного строительства СССР: Сб. статей. В 2 т. Т. 1. М.; Л., 1923. С. 178.
19 Витке Н. Организация управления и индустриальное развитие. С. 40.
20 См. с. 228-229 настоящего издания.
21 См., напр.: Розмирович Е. К итогам работы РКИ по НОТ // Вопросы советского хозяйства и управления. 1924. N 4-5. С. 115-116.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100