economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Неоклассическая экономическая теория

Неоклассическая экономическая теория

Neoclassic economic theory
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Ральф Хоутри: политическая экономия торговцев
Когда Ральф Хоутри (род. 1879) оказался, в колледже Троицы лишь девятнадцатым по успехам в математике, его наставник был весьма разочарован и сказал, что Хоутри слишком много времени тратил на другие занятия. Эта тенденция к распылению усилий между несколькими областями характерна и для работы Хоутри в экономике, но тем не менее он оказал значительное влияние не только на развитие теории, но и на практические дела. Будучи автором более чем двадцати книг, Хоутри является одним из самых плодовитых современных экономистов 309. На протяжении 20-х годов его кредитно-банковские теории использовались в США для обоснования политики Федеральной резервной системы. Идеи, которыми руководствовалось английское казначейство, складывались в значительной мере под влиянием Хоутри; когда было высказано мнение, что для борьбы с безработицей нужна кредитная экспансия и что одни общественные работы недостаточны, на вооружение были приняты именно взгляды Хоутри. До самого конца великой депрессии использование одних только кредитно-денежных мер для борьбы с нею не ставилось всерьез под сомнение. Лишь затем в качестве более пригодной основы для экономической политики была признана Кейнсова теория определения уровня дохода 310.
Тем не менее Кейнс высоко ценил идеи Хоутри, во всяком случае до того, как вышла его "Общая теория". Надо сказать, что Хоутри был одним из немногих лиц, к кому Кейнс обращался за советом во время работы над своей знаменитой книгой, а обширная переписка между ними продолжалась и после выхода книги. Но как они ни старались, ни один не смог обратить другого в свою веру, и Кейнс был несколько разочарован тем, что его друг остался при своем мнении 311.
Закончив учебу, Хоутри поступил в 1903 г. на службу в британскую гражданскую администрацию. Спустя год он пришел в казначейство, где оставался до 1945 г. В 1928 г. он был приглашен на год для чтения лекций в Гарвардский университет, а с 1947 г. читал лекции по курсу международных экономических отношений в Чэтемхаузе, откуда он в 1952 г. ушел в отставку. Хотя многие из теорий Хоутри восходят к Маршаллу, он дал им свою совершенно оригинальную трактовку. Через многие его книги проходят в сущности одни и те же идеи, но с течением времени они часто модифицировались. Для его работ одновременно характерны стремительный ход мыслей и изрядная запутанность фраз. Стиль Хоутри не отличается ни изяществом Робертсона, ни гладкостью Маршалла. Хоутри чуждо и свойственное Кейнсу искусное построение фраз. Поистине, читать Хоутри - нелегкая работа. Но его сочинения достаточно важны и стоят этих усилий. Одна из характерных черт Хоутри состоит в его готовности изменять свою позицию под влиянием хода реальных событий. Так, спокойная уверенность, которая исходит от книги "Хорошая и плохая торговля", опубликованной в 1913 г., была явно поколеблена к тому времени, когда в 1937 г. он выпустил книгу "Капитал и занятость". Хоутри много и убедительно писал по вопросам налогообложения, трудовых отношений, коллективизма, тарифов, международной торговли и экономической власти, но почти всегда его главной темой оставались деньги. И хотя он понимает всю сложность экономических процессов, по преимуществу он остается денежным экономистом.
Несмотря на тот упор, который он делает на роль денег и который многие считали чрезмерным, Хоутри достаточно проницателен, чтобы увязывать экономическую науку с политической средой, в которой она развивается. Экономическая жизнь общества, пишет он, направляется институтами, которые возникли и сформировались под воздействием политического процесса 312. В отличие от Лайонела Роббинса он полагает, что экономическая деятельность не может ограничиваться только вопросами чистого выбора, ибо такая деятельность включает более широкую сферу усилий, предпринимаемых в основном, но не целиком ради материального вознаграждения. Ясно, что на ход мыслей Хоутри известное влияние оказала точка зрения Гобсона. Согласно последней, рынок и цена должны занимать центральное место в экономическом анализе, откуда неизбежно вытекало представление, что богатство есть нечто измеримое. Но это ни в коей мере не низводит экономику до уровня чисто позитивной науки, неспособной давать какие-либо рекомендации для политики. Экономика не может также быть изолирована от этики. Например, индивидуалист утверждает, что абсолютная свобода выбора и предпочтения обеспечивает максимум благосостояния. Хоутри решительно не оспаривает эту точку зрения, но тем не менее он указывает, что богатство и доходы распределены между людьми крайне неравномерно, а это есть достаточное основание, чтобы поставить под вопрос прагматическую ценность индивидуалистского мировоззрения. Рассматриваемая как единое целое, говорит Хоутри, традиционная теоретическая система имеет ряд изъянов. В ней отсутствует удовлетворительная теория прибыли; денежные явления не включены органически в общую теорию; в ней недостаточно разработана проблема накопления; наконец, она не принимает во внимание феномен власти как постоянной цели экономической политики. Несомненно, это сильная критика, и притом она исходит от весьма крупной фигуры в науке; попросту говоря, Хоутри проявил больший интерес к политической экономии, чем это было принято на протяжении многих лет в кругу английских экономистов.
Экономическая проблема, говорит Хоутри, заключается в том, чтобы организовать общество таким образом, который побуждал бы каждого индивидуума способствовать достижению "подлинных целей" общества, хотя бы он этого и не сознавал 313. В работе "Экономическая проблема" после подробного анализа организации первобытного общества, отражающего широту интересов Хоутри, он приходит к выводу, что идеальной является такая экономическая система, которая использует способность человека к коллективной деятельности. Конечно, для достижения этой цели имеется несколько путей, что весьма наглядно проявилось в последнее время. Но интерес Хоутри концентрируется на том пути, которым шел западный капитализм; в таком обществе каждый делает то, что считает нужным для себя, а результат предположительно должен быть наилучшим для общества. Экономическая деятельность, говорит он, есть сознательная деятельность. Человек выходит на рынок с определенной целью - делать деньги, к которым он стремится ради них самих. Как в анализе Уэсли Митчелла, деньги оказываются центром экономического поведения. Они гарантируют свободу выбора при покупке, олицетворяют собой обеспеченность в противовес риску и являются источником власти над производительными ресурсами. В этой погоне за денежным богатством нет ничего иррационального, и деньги вовсе не являются простым покровом над так называемыми реальными сделками 314. Нет никакого эффективного способа, говорит Хоутри, которым этот мнимый покров мог бы быть сорван. Экономическая деятельность протекает в денежном хозяйстве, которое устанавливает ограничительные условия или сдерживающие факторы 315. Хоутри недвусмысленно заявляет, однако, что он не преуменьшает значения благ, так как пригодные для реализации блага составляют часть экономической среды и потому представляют богатство. Но тем не менее в фокусе исследования должны прежде всего находиться деньги. В качестве основы для анализа богатства как содержательной экономической категории Хоутри принимает понятие полезности в толковании Джевонса. Можно предполагать, что максимизации подлежит именно полезность, но сравнение полезностей с точки зрения различных индивидуумов, соглашается Хоутри,- вещь сомнительная 316. Остается лишь психологический факт выбора, так что благосостояние - безусловно, важный этический компонент в экономическом анализе - не является по-настоящему измеримым, как это понимал Пигу 317. Однако, утверждает Хоутри, это не значит, что экономист не может рассуждать о целях экономического поведения.
Хоутри делит потребительские блага на два класса: оборонительные (defensive) блага, назначение которых возмещать психологический ущерб или предупреждать страдания, и созидательные (creative) блага, которые дают удовлетворение. Они не обязательно исключают друг друга. Для людей с высокими доходами характерен повышенный интерес к благам второго класса, что отражает важный аспект существования цивилизованного человека. Разумеется, экономист должен включать эти блага в свои расчеты, утверждает Хоутри 318. И здесь ощущается влияние Гобсона: пространные рассуждения по проблемам художественных и интеллектуальных факторов и их влияния на потребителя не просто повторяют резкие замечания последнего в адрес современной экономической науки. Хоутри неизбежно приходит к выводу, что предпочтение того или иного товара потребителем имеет лишь весьма отдаленное отношение к подлинной ценности выбираемых благ и что рыночная стоимость "...настолько далека от истинной меры этической ценности, что не является даже первым приближением к такой мере" 319. Представление, что благосостояние можно измерять рыночной ценностью, надо просто отвергнуть. В результате неведения человека и его неспособности находить действительное удовлетворение рыночные оценки являются весьма сомнительным мерилом 320.
Основное понятие в системе Хоутри - это стремление к прибыли. Прибыль проистекает из торговых способностей (selling power), то есть способности реализовать товары. Именно способности более умелого торговца позволяют ему захватывать большую долю рынка, что ведет к неравенству. Торговые способности определяют также размеры данного предприятия. Хотя понятие торговых способностей, отражающее в основном качественный аспект экономического анализа, представляется довольно неопределенным и не вполне пригодным для использования в модели, Хоутри, подобно Гобсону, не поколебался применить его. Конечно, оно не лишено смысла, так как воплощает некоторые ключевые понятия в процессе принятия решений, в частности, помогает объяснить стремление фирм к захвату возможно большей доли рынка. Действительно, в современном анализе эта идея успешно используется, как недавно показал Уильям Дж. Баумоль 321. Представляется, что в конечном счете главным мотивом для предпринимателя является "...максимизация продаж с ограничением в виде минимальной прибыли" 322. Уровень производства, обеспечивающий максимизацию продаж, говорит Баумоль, устанавливается в точке, где предельный доход (marginal revenue) равен нулю. Поэтому уровень производства, максимизирующий прибыль, по необходимости ниже уровня производства, обеспечивающего максимизацию продаж. Таким образом, поскольку последняя есть главный стимул, завоевание большей доли рынка становится важнейшей целью. Далее, ограничение в виде минимальной прибыли дает фирмам достаточно простора для маневрирования при повышении издержек. Раз максимальная прибыль не достигается, изменение уровней производства становится сравнительно простой процедурой, при помощи которой на других перекладывается, например, такое бремя, как подоходный налог. В сущности, граница минимальной прибыли и есть регулятор сбыта и производства. Если согласиться с этой точкой зрения, тотчас обнаруживаются пороки традиционной теории, поскольку получается, что в основе прибыли лежат иные принципы, нежели те, которые предположительно определяют выплаты факторам производства. Прибыль становится остаточным доходом, а в той мере, в какой это справедливо, фактор, который она вознаграждает, становится явно отличным от остальных.
Дилеры, или торговцы (хозяйственные единицы, которые имел в виду Хоутри в своем анализе), измеряют свой доход как функцию нормы прибыли и объема операций. Увеличение массы прибыли достигается путем роста оборота. Это, следовательно, порождает потребность в оборотном (working) капитале, который становится важнейшим условием рыночных операций, а отсюда возникает необходимость и в рынке капиталов как важном орудии. Поскольку важнейшая функция рынка капиталов состоит в уравнивании спроса и предложения пригодных для инвестирования фондов, деньги оказываются в самом центре экономической деятельности. А так как прибыль трактуется в рикардианских категориях ренты, то есть как результат преимуществ в местоположении, ресурсах и т. д., то очевидно, что различия в размерах экономической ренты должны вызывать различия в уровне прибыли 323. Иначе говоря, рента и прибыль противопоставляются друг другу в строго классической манере. Хоутри допускает, что известная доля прибыли иногда может быть названа "рентой по способностям", но она, по-видимому, существует лишь там, где прибыль выше нормальной 324. И подобно Шумпетеру, Хоутри отмечает, что прибыль главным образом достается "...узкому кругу исключительно способных делателей прибыли, которые постоянно ищут возможности сбыта, могут использовать эти возможности и изыскивать необходимые финансовые ресурсы" 325. Процент должен быть тщательно отграничен от прибыли, так как он представляет собой вознаграждение за пользование капиталом. Итак, в отличие от Фрэнка Найта Хоутри предпочитает весьма четко различать факторы производства и полученные ими доходы 326. Доход на капитал, говорит Хоутри, включает премию за риск в дополнение к "обычному проценту" 327. В его теории ренты, очень близкой к взглядам Робертсона, подчеркнута роль экономических и социальных условий, к которым землевладелец не имеет отношения.
Но вся эта система понятий пронизана идеей кредитно-денежной политики. Например, трактуя проблему заработной платы, Хоутри утверждает, что денежная политика и отношение общества к стремлению получать прибыль являются основными факторами, определяющими как занятость, так и цены. Для него очевидно, что ценность денежной единицы в категориях богатства ("wealth-value") затрагивает не только экономическую активность вообще, но и то, как устанавливается заработная плата в особенности 328. Он полагает, что в условиях свободного рынка механизм определения заработной платы работает плохо, поскольку обычаи и косность неизбежно удерживают заработную плату в весьма жестких пределах. Готовность предпринимателей идти на] уступки в области заработной платы зависит от перспективы получения прибыли, а последняя, в свою очередь, зависит от кредитно-денежной политики. Ограничительная кредитная политика вполне может нанести ущерб наемным рабочим и вызвать безработицу 329. По мнению Хоутри, кредитно-денежная политика не должна быть ни ограничительной, ни чрезмерно экспансионистской: политика высокой заработной платы должна вести к пропорционально большему притоку денег и к пропорционально более высоким прибылям и ценам. Политика в области заработной платы и кредитно-денежная политика должны быть тесно увязаны между собой, ибо только таким образом можно обеспечить денежное равновесие и стабильность заработной платы и цен. Но, продолжает он, если предоставить рынок труда самому себе, то заработная плата будет отставать от цен и прибылей и трудящиеся будут всегда нести ущерб 330. Для Хоутри очевидно, что необходимо большее равенство сил выступающих на рынке труда сторон, но он опасается, как бы профсоюзы не закрепили иерархию рабочих. Возможно, что эти опасения не обоснованы, но, во всяком случае, соображения Хоутри обнаруживают у него более глубокий интерес к институциональным сложностям, чем это наблюдается среди других известных экономистов.
Если не считать того, что Хоутри сосредоточил внимание скорее на "торговце", а не на производителе, данное им описание рынка не отличается от стандартного анализа. Рынок не только уравнивает спрос и предложение, но и является местом, где торговцы, оптовые и розничные, выполняют торговые функции и осуществляют товародвижение. Сам потребитель крайне пассивен. Он редко дает начало чему-либо и обычно берет все, что предлагает рынок. Состояние рынка скорее определяется, активностью торговцев: они изыскивают новые товары, оценивают спрос покупателей, транспортируют и складируют товары и в конечном счете "очищают рынок" от товаров. Все это требует кредита, так как без него торговцам пришлось бы вступать друг с другом в отношения коммерческого кредитования. Здесь в анализ включается банковская система. Хоутри - один из ведущих специалистов в этой области, и данный им анализ банковских и кредитных операций, особенно в книге "Деньги и кредит", безусловно, имеет большое значение 331. В его подробном описании процессов создания кредита банками важнейшая роль отводится изменению банковских процентных ставок, которые рассматриваются как главное орудие кредитно-денежной политики, потому что при избытке или недостатке товарно-материальных запасов процентные ставки могут использоваться в качестве уравновешивающего средства.
Связав кредит с потребительским спросом, Хоутри добился слияния подхода с точки зрения денежной наличности и с точки зрения дохода. Поскольку общий спрос всегда определяется в денежном выражении, такой путь облегчил анализ производных явлений в области производства и цен. Отсюда вытекало некоторое видоизменение количественной теории денег 332. Индивидуальные потребности в денежной наличности, отмечает Хоутри, опираются на поток денежных поступлений и расходов. Это представляет собой спрос на деньги, на который обязательно влияет текущий уровень рыночных цен. Наличные денежные фонды должны быть равны "неизрасходованным остаткам", ибо лишь тогда поступление денег в хозяйство будет равно спросу на них. Если дано общее количество денежных единиц, то существует какой-то уровень цен, при котором будет удовлетворен спрос на деньги и останется сумма, достаточная, чтобы уравнять неизрасходованные остатки с запасами наличности. Значит, масса денег, предназначенная для неизрасходованных остатков, не зависит от общего количества. В этом и состоит сделанное Хоутри уточнение количественной теории; у него ценность денежной единицы в категориях богатcтва обратно пропорциональна неизрасходованному остатку. Его критика формулы Ирвинга Фишера представляется вполне убедительной, особенно когда он отмечает упрощенное понимание сделок 333. Традиционная количественная теория, доказывает Хоутри, представляет собой лишь трюизм и не отражает причинные связи. Если же, с другой стороны, теория интерпретируется в смысле склонности держать наличность и если эта наличность через функции спроса связывается с неким гипотетическим уровнем цен, то количественному уравнению можно приписать определенный смысл. Тогда можно сказать, что для любых будущих движений цен надлежащая величина налично-денежных остатков будет находиться: в определенном отношении к этим ценам, так что "ценность в категориях богатства" самих запасов наличности не изменится.
Хоутри склонен был использовать в своем анализе и понятие периода производства 334. Как и следовало ожидать, оно связывается у него с оборотным капиталом и товарно-материальными запасами. Часть периода производства составляет время, необходимое для процессов переработки материалов. Важное значение при этом имеет продолжительность времени пребывания элементов оборотного капитала в форме запаса. Если теперь добавить дополнительные отрезки времени, с учетом использования капитального оборудования, то мы получим полный период производства. Хоутри отверг тезис Найта, что средней длительности пользования товарами не существует и что процесс производства имеет неопределенную длительность 335. Хоутри использовал некоторые методологические идеи австрийцев, но существенно развил их, так что стало возможным выработать понятие нормального периода производства при данных его методах. По каждому виду текущей продукции, говорит он, можно определить свой особый период производства. Взвешенная средняя этих индивидуальных периодов и составит нормальный период производства 336. Поэтому издержки должны определяться не по фактической, а скорее по восстановительной стоимости. Для каждой структуры производства имеется свой нормальный период, ибо если соотношение капитала и труда меняется, то очевидно, что изменится и время производства.
Теории, увязывающие потребительские доходы и расходы с экономическим циклом, в настоящее время получили широкое распространение, но приоритет в этой области среди экономистов XX в. принадлежит Хоутри. Кредитная система является составной частью его модели, потому что именно приток денег из банков для удовлетворения нужд торговцев ведет к повышению доходов, при условии наличия достаточного времени для того, чтобы этот процесс охватил все хозяйство. А отсюда проистекают доходы и расходы потребителей, включая чистые инвестиции 337. Торговцы получают свой доход от сделок, а конечным его источником является прибыль. Но главный фактор, стимулирующий кругооборот дохода, говорит он, надо искать в росте потребительских расходов 338. Это кумулятивный процесс, отражающийся в росте уровня цен. С другой стороны, понижательная фаза может быть объяснена просто как обратная последовательность явлений. Однако если верхняя поворотная точка цикла может быть довольно легко объяснена на основе теории Хоутри, то процесс выхода из рецессии эта теория описывает, по-видимому, недостаточно удовлетворительно. Во времена золотого стандарта для объяснения можно было прибегнуть к международному движению золота. Когда приток золота вызывал расширение внутреннего кредита, страна, идущая впереди других, должна была в конечном счете обнаружить, что условия торговли становятся неблагоприятными для нее. Страны-конкуренты начинали теснить ее на рынках. Утечка наличности из банков во время экспансии должна была приносить потери, и вызывать ограничение кредита, усиливая давление, обусловленное внешней торговлей. Когда равновесие восстанавливалось, в экономике, как полагали, должны были сложиться условия для новой волны активности. Но как все это должно было происходить, Хоутри так полностью и не объяснил.
Все же, учитывая важность денежных факторов, теория Хоутри достаточно убедительна. По крайней мере ей присуще то достоинство, что она действительно эффективным образом связала его количественную теорию с движением уровня цен. Несмотря на это, описанный им цикл является краткосрочным циклом движения запасов, который в лучшем случае лишь слабо связан с факторами, лежащими в основе процесса инвестирования. Инвестиции принимаются во внимание лишь путем деления потребительских расходов на прямые расходы и рыночные инвестиции в оборудование (instrumental goods) 339. Продажи (disposals), или товары, уходящие с рынка, представляют собой сумму прямых расходов и капитальных затрат торговцев. И хотя спрос может иметь своим результатом продажу, в действительности он предшествует и не равнозначен последней, так как часть спроса переключается на оборотный капитал, представляющий собой товары, которые еще остаются на рынке. Этот интересный комплекс зависимостей у Хоутри представлен как ряд денежных потоков, так что вся теория превратилась в денежный анализ существенных черт современной экономики 340.
Неденежные факторы Хоутри рассматривает лишь в той мере, в какой могут иметь место изменения в структуре капитала. Накопление богатства равняется сбережению за соответствующий период. Недостаточное сбережение означает чрезмерное потребление и в конечном счете сокращение оборотного капитала. Избыточное сбережение вызывает замедление продаж и накопление товарно-материальных запасов у торговцев. Сам инвестиционный процесс, который рассматривался прямо-таки в виде скромного примечания к этому сложному анализу, может происходить" путем увеличения мощностей без какого-либо изменения соотношения между капиталом и трудом, и в этом случае он называется расширением капитала. С другой стороны, насыщение (deepening) капитала означает изменение отношения капитал - труд. Некоторые отрасли, следовательно, могут становиться "насыщеннее" в том смысле, что в них осуществляются большие инвестиции в оборудование. Расширение капитала проистекает из расчетов на получение нормальной прибыли и представляет собой, в сущности, тот процесс, с помощью которого конкуренция уравнивает прибыли в разных отраслях, насыщение же связано с техническими нововведениями, которые меняют структуру промышленности. Однако, если для многих других экономистов все эти явления составляют самую суть экономического прогресса и роста, у Хоутри они играют по существу вспомогательную роль по отношению к главной линии анализа, ибо лишь часть продаж идет в этом направлении 341.
Даже с чисто денежной точки зрения представляется законным вопрос, каким образом общий спрос может поддерживать экономическую систему, если не анализировать дальнейшее направление потребительских расходов 342. Далее, в настоящее время, по-видимому, общепризнано, что неденежные факторы играют более значительную роль, чем допускал Хоутри. Нарисованная им картина действий торговцев и потребителей скорее соответствует чисто торговой экономике, а не экономике, в которой большие промышленные корпорации имеют достаточно собственных сбережений, чтобы не обращаться каждый раз в банки, когда они осуществляют то или иное вложение капитала.
Экономические потрясения в концепции Хоутри вызываются скорее изменениями в денежных потоках, чем нарушениями хода производства. По Хоутри, они должны быть приписаны воздействию кумулятивных изменений, стимулируемых кредитной системой. Таким образом, свободное предоставление кредита банковской системой становится главным фактором, ответственным за экономические циклы. Решающие факторы Хоутри ищет не в отраслях, производящих товары производственного назначения, а в том, каким образом банковские процентные ставки затрагивают запасы торговцев, особенно занятых оптовыми и розничными операциями. В результате роста денежных доходов повышается спрос на деньги, а это заставляет банки поднимать процентные ставки и тем самым прерывать бум. Для Хоутри это было безусловным доказательством того, что с помощью одних денежных манипуляций можно поставить экономический цикл под контроль 343. Может быть, для цикла того рода, какой он имел в виду, деньги были действительно центральным элементом 344, но это совсем не тот цикл, который поразил капитализм в 30-х годах XX в. В этот период главной проблемой были структурные пороки. Но для Хоутри избыток капитальных благ представлялся маловероятным, потому что "...инвестиционный рынок сумеет найти сферу капитального приложения для всех ресурсов, которые на него поступают..." 345. Этот оптимизм подкреплялся тезисом, что депрессии не могут иметь места до тех пор, пока поддерживается общий спрос. Но в этом-то и все дело, что мало кто примет теперь денежное расстройство в качестве объяснения явлений, происходящих во время депрессии 346. В наши дни теоретические конструкции строятся с учетом определения уровня дохода, инвестиций и в других неденежных категориях.
Упор Хоутри на торговлю больше подходит к экономике, существовавшей до первой мировой войны. Ныне кажется сомнительным, чтобы бизнесмены так непосредственно реагировали на изменения банковской ставки. Кроме того, в условиях, когда процентная ставка изменяется вместе с общим уровнем цен, представляется необходимым изыскивать более фундаментальные методы регулирования. Но все же от проведенного Хоутри анализа нельзя просто отмахнуться, так как он много сделал, чтобы показать, каким образом банковские операции затрагивают повседневную экономическую деятельность. Если бы этого анализа не было, его наверняка пришлось бы осуществить.
Примечания
309 Хоутри начал свою длительную литературную деятельность книгой "Good and Bad Trade", London, 1913, и закончил книгой "Cross Purposes in Wage Policy", London, 1955. К важнейшим его книгам относятся: "Деньги и кредит", М., 1930; "The Economic Problem", London, 1926; "Trade and Credit", London, 1928; "The Art of Banking", London, 1932;"Capital and Employment", London, 1937, 2nd ed., 1952; "Economic Destiny", London, 1944.
310 См. H a r r о d, Life of Keynes, p. 352.
311 Пристальный критический анализ Кейнса со стороны Хоутри см. в книге последнего "Capital and Employment", Chap. VII, pp. 157ff.
312 "Economic Destiny", p. 2.
313 "Economic Problem", p. 3.
314 CM. ibid., pp. 141 ff.
315 "Trade and Credit"., pp. 105ff.
316 "Economic Problem", pp. 181-182.
317 Ibid., p. 185.
318 Ibid., pp. 190H.
319 Ibid., p. 225.
320 Эти аргументы повторяются с некоторыми изменениями в книге "Economic Destiny", pp. 202ff.
321 См. W. J. В a um ol. Business Behavior, Value and Growth, New York, 1959, особенно Chap. 6, pp. 45ff.;см. также E. T. Penrose, Theory of the Growth of the Firm, Oxford, 1959, pp. 116П.
322 Baumol, op. cit., p. 49.
323 См. "Economic Problem", p. 80.
324 Ibid., p. 80.
325 "Economic Destiny", p. 41.
326 См. P. H. Knight, Capitalistic, Production, Time and the Rate of Return, "Economic Essays in Honour of Gustav Cassel", London, 1933, pp. 327ff.
327 "Economic Destiny", p. 35.
328 См. "Cross Purposes in Wage Policy", London, 1955.
329 Ibid., p. 118.
330 "Economic Destiny", p. 61.
331 См. "Currency and Credit", London, 1919, 4th ed., 1950; "Economic Destiny", pp. 75ff.
332 См. "Currency and Credit", pp. 29ff.
333 Ibid., pp. 34-35.
334 См. "Capital and Employment", pp. 7ff.
335 Ibid., p. 18.
336 Ibid., p. 21.
337 "Currency and Credit", p. 52.
338 Ibid., p. 55.
339 Ibid., p. 63.
340 См. "Economic Destiny", pp. 78ff.
341 См. "Capital and Employment", p. 30.
342 См. S a u 1 n i e r, op. cit., p. 43.
343 "Monetary Reconstruction", p. 134.
344 "Trade and Credit", p. 98.
345 "Capital and Employment", p. 99.
346 Взгляды Хоутри на великую депрессию см. в книге "The Art of Central Banking", pp. 41ff.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100