economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Утопический социализм

Утопический социализм

Utopic socialism
 
Источник: Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. ред. А.И.Володина.- М.: Политиздат, 1982.

РОБЕРТ ОУЭН (1771-1858)

КНИГА О НОВОМ НРАВСТВЕННОМ МИРЕ
Человек неизменно совершал жестокие ошибки при всех своих попытках обеспечить счастье для человеческого рода. Он действовал без всякого солидного обоснования и шел наугад, пока, наконец, множество совершенных им ошибок не убедили его, что он выбирал неправильный путь и что его мероприятия приводили к греху и бедствиям вместо добродетели и счастья.
И никогда в своем стремлении к счастью люди не совершали столько ошибок, как в искусственных и противоестественных мерах, принятых в вопросе о том, какие люди должны и какие не должны объединяться друг с другом; эти меры были приняты под воздействием безумных представлений и обычаев, созданных духовенством всего света.
Природа дала людям некоторые качества, которые обладают притягательностью для других людей; эти качества чаще встречаются у одних людей, чем у других. При том бессмысленном устройстве общества, которое существует до сих пор, притягательные свойства людей более малочисленны, менее развиты и не так стойки, как в том обществе, где мужчины и женщины будут воспитываться и обучаться с целью приобретения свойств разумного существа и научатся понимать собственную природу.
Прежде чем люди будут поставлены в условия, позволяющие получать удовольствие от хорошего общества, надо создать это общество. Где можно его теперь найти? В какую страну, в какую область надо поехать, чтобы обнаружить такое объединение людей, которое .представляет хорошее общество? Пока еще его нельзя найти среди людей. Духовенство всего мира и его темное царство сделали невозможным создание хорошего общества и вообще его существование. Сущность "хорошего общества" заключается в знании, милосердии, доброте, любви и правдивости.
Как могли бы эти качества существовать при духовенстве, которое постоянно внедряет в сознание необходимость верить и любить в соответствии с его произвольными указаниями, и это при таком состоянии общества, когда говорить или писать правду составляет величайшее преступление, какое только может совершить человек.
Хорошее общество может быть создано только мужчинами и женщинами, воспитанными так, чтобы стать разумными в своих чувствах, мыслях и действиях, чтобы не иметь побуждений к обману или преступлению и пользоваться простым и достойным языком правды.
Заблуждения, создавшие духовенство, и заблуждения, созданные этим духовенством при длительном его господстве с введенными им таинственностью, лживостью и всякого рода нелепостями, сделали человеческую породу такой искусственной и неразумной, что люди теперь не верят в возможность стать правдивыми, добродетельными и счастливыми. Они говорят, что это зло будет существовать вечно, потому что "человек греховен по своей природе".
Духовенство прежде всего применяет самые действенные средства для создания порока и для принуждения человека стать дурным, а затем, достигнув своей цели, меняет поведение и говорит, что "люди греховны по своей природе". [...]
Вместо того чтобы воспитывать человека в страхе смерти (а это вопрос раннего воспитания), надо учить людей смотреть на нее прямо, т. е. как на всеобщий закон природы, неустранимый и, по всей вероятности, не только необходимый, но, возможно, и весьма благодетельный в своих конечных последствиях для всего, что обладает жизнью. Поэтому надо с раннего детства знакомить людей со всем касающимся известных нам законов природы, дать им хорошее знание законов, которые непосредственно воздействуют на самого человека и на его род, и воспитывать людей так, чтобы они не боялись неизбежного, и даже радовались, что, испытав одну жизнь, преисполненную разумного счастья, они после своего распадения переживут бесконечный ряд обновлений в виде усовершенствованного существования. Таким образом, вместо того чтобы бесцельно и неразумно отравлять жизнь и разрушать возможности разумно пользоваться ею, каждую такую жизнь можно сделать в высшей степени сознательной, интересной и полной высоких радостей. [...]
Благодаря изобретениям и открытиям, сделанным в последнее столетие, общество, организованное на научных основаниях и управляемое с помощью простых, здравых принципов равенства и справедливости, может быть насыщено благами самого высшего качества при работе, сводящейся к полезным и приятным занятиям, продолжающимся менее четырех часов. Поэтому у него нет больше разумных оснований для борьбы или соревнования из-за богатства. Наступит время, когда по естественному течению вещей эта борьба должна будет прекратиться. И эта эпоха наступит,- а она может наступить для Европы и Америки очень скоро, если правительства искренне и сердечно объединятся в деле реорганизации общества, чего требуют их собственные высшие интересы; это дело нельзя дальше откладывать или от него уклоняться, не навлекая на себя этим общую насильственную революцию, которая будет вызвана гнетом и нестерпимыми страданиями, испытываемыми трудящимися классами вследствие безумной борьбы людей за личное обогащение.
Частная собственность была и есть причина бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком, и он должен приветствовать наступление эры, когда научные успехи и знакомство со способами формирования у всех людей совершенного характера сделают продолжение борьбы за личное обогащение не только излишним, но и весьма вредным для всех; она причиняет неисчислимый вред низшим, средним и высшим классам. Владение частной собственностью ведет к тому, что ее владельцы становятся невежественно эгоистичными, причем этот эгоизм обычно пропорционален в своих размерах величине собственности.
Собственники так эгоистичны, что многие из них, имея ежегодно на много больше, чем требуется для удовлетворения разумных потребностей, спокойно читают или слышат о тысячах собратий, ежедневно гибнущих вследствие недостатка работы, которую богатые им не дают; и часто богатые лишают бедных работы, чтобы сохранить животных, которые разрушают ценности, создаваемые трудящимися и требующиеся для их существования, а затем, губя благополучие трудящихся, губят собственное время и разум, уничтожая самым жестоким способом этих хищных зверей, оберегаемых для развлечения невежественных, эгоистичных богачей, представляющих собой неразумные существа в человеческом образе. Можно со всей справедливостью сказать, что частная собственность была столь гибельна для человеческого рода, что нередко превращала богатых людей в двуногих животных, главное удовольствие и радость которых в жизни заключалась в уничтожении четвероногих животных или других двуногих из птичьей породы. Это очевидное доказательство того, как мало общество продвинулось вперед из состояния грубого варварства.
Кроме того, частная собственность уродует в различных отношениях характер собственника; она рассчитана на то, чтобы возбуждать у него гордость, тщеславие, склонность к несправедливости и угнетению при полнейшем пренебрежении естественными и неотчуждаемыми правами его собратьев. Она ограничивает количество его идей узким кругом, связанным только с ним самим, препятствует уму постигать широкий круг вопросов, относящихся к благополучию человеческого рода, и понимать великие общие идеи, которые могут существенно содействовать улучшению характера людей и условий их жизни. Она замыкает человеческое сознание ; в круг собственных интересов и мелочных забот; если бы собственник с рождения воспитывался без искажающего воздействия свойственного ему стремления получить и сохранить частную собственность, он научился бы понимать преимущество общих интересов и широких идей и ознакомился бы с наукой об обществе и с жизнью последнего вместо того, чтобы усваивать несколько чисто местных идей, относящихся к очень малой части того обмана и хаоса, который зовется обществом.
Частная собственность отчуждает человеческие умы друг от друга, служит постоянной причиной возникновения вражды в обществе, неизменным источником обмана и мошенничества среди людей и вызывает проституцию среди женщин. Она служила причиной войн во все предшествующие эпохи известной нам истории человечества и побуждала к бесчисленным убийствам.
Сейчас она представляет единственную причину бедности со всеми вызываемыми ею по всему свету бесчисленными преступлениями и горем; в принципе она столь же несправедлива, как неразумна на практике.
В рационально устроенном обществе ее не будет существовать. Если в ней и была какая-нибудь потребность или если она и была полезна до того, как началось господство машин и химии, то сейчас она совершенно не нужна и является ничем не оправданным злом; ибо каждый человек от самых высокопоставленных до самых последних может быть в течение всей своей жизни, вследствие научно обоснованного общественного устройства, гораздо полнее обеспечен всем, что действительно полезно людям и что создает прочное счастье, чем этого возможно достигнуть путем борьбы и соревнования из-за приобретения и сохранения частной собственности.
Частная собственность, кроме того, постоянно препятствует и мешает проведению общественных мер, которые были бы полезны для всех, притом часто только из-за прихоти или каприза человека, получившего неправильное воспитание.
Когда все, за исключением только предметов чисто личного обихода, превратится в общественное достояние, а общественное достояние будет всегда иметься в избытке для всех, когда прекратят свое существование искусственные ценности, а требоваться будут только внутренние ценные блага, тогда будет должным образом понято несравнимое превосходство системы общественной собственности над системой частной собственности с вызываемым ею злом.
При правильно устроенной и научно обоснованной системе общественной собственности, при одинаковом образовании и одинаковых условиях жизни у всех, не будет существовать браков по расчету или неравных браков и не будет испорченных детей; не будет существовать ни одного из тех зол, которые проистекают из ошибок теперешней системы, если грубость, которая проникает теперь во все стороны жизни и которая притом насквозь непоследовательна, может быть вообще названа общественной системой. [...]
Индивидуализм, вызывающий противоречие интересов у людей и народов, не может существовать одновременно с системой, основанной на законах природы. Эти обособленные интересы и индивидуальная организация семейств с наличием частной собственности составляют существенную часть теперешней неразумной системы. Они должны быть устранены вместе со всей системой. Взамен должны возникнуть научно обоснованные объединения мужчин, женщин и детей в их обычном количественном соотношении, численностью от четырехсот или пятисот до двух тысяч человек; эти общины будут организованы как единая семья, каждый член которой объединится с другими в содействии друг другу, насколько позволят его знания, а сами общины будут подобным же образом связаны между собой. Лучше всего было бы, вероятно, начать с объединения трехсот, четырехсот или пятисот человек, в зависимости от местных условий, причем должна быть создана и принята такая организация, которая при полном своем осуществлении позволила бы устроить две или три тысячи человек, составляющих объединенную семью, и обеспечить им существование.
Такое объединенное семейство составит ячейку совершенно новой организации человеческого общества, при которой все люди приобретут новое сознание, новые чувства, новый дух и усвоят совершенно иное поведение, по сравнению с человеком прежнего мира; устройство, которое будет принято для обеспечения этим семьям жилищ, занятий, образования и развлечений, будет совершенно отлично от устройства, существующего теперь в жизненных делах. При этом зло, причиняемое большими городами, будет устранено и в то же время новые общины сосредоточат у себя все их преимущества без всякого причиняемого ими вреда; каждый член общины будет пользоваться гораздо большими преимуществами, извлекаемыми из обширных земельных владений, чем самый богатый земельный собственник при теперешней индивидуалистической общественной системе.
Физические и умственные силы каждого человека, воспитанного указанным образом и поставленного в описанные условия, умножатся пропорционально числу членов его объединенной семьи; выгоды, которые можно извлечь из такого расширения семьи, объединенной общими интересами, намного превосходят все, что можно себе представить; их надо увидеть и испытать на практике. Экономия времени, труда и капитала в производстве и распределении богатства, в формировании характеров и в местном управлении достигается этим новым объединением в большие семьи, будет соответствовать той, которая создается при замене ручного труда работой совершенных механизмов, например заменой взрослого человека, работающего на одном веретене, машиной, которая прядет одновременно две тысячи нитей. Из этого проистекут тысячи других выгод, представляющих следствие широкой и хорошо задуманной системы. [...]
При создании таких широких семейных объединений, в сочетании с другими весьма важными мерами экономического характера в отношении производства, сохранения продукции, распределения и потребления, а также в отношении воспитания и управления, земля сумеет дать средства существования по крайней мере в четыре раза большему количеству людей, чем при теперешней расточительной, крайне сумасбродной, индивидуалистической, создающей конкуренцию и отвратительной общественной системе. [...]
Многие говорят теперь, что создание на научных основаниях семейных объединений в две тысячи человек может быть целесообразным в пределах ограниченного народонаселения или в границах небольшого изолированного района, но что подобные мероприятия не пригодны для больших государств или империй.
В действительности дело обстоит как раз наоборот: большие семейные объединения, организованные на научной основе, весьма пригодны и специально предназначены для распространения, при неизменном сочетании интересов и чувств и при сердечном товариществе, из одного прихода в другие, пока они не охватят целого графства, а затем начнут распространяться из графства в графство, пока не охватят целую провинцию или княжество, затем путем союза последних они создадут королевства и, наконец, империи. Тогда человеческий род, объединенный в братские семьи, займет в мире и гармонии, как личное семейное поместье, равно принадлежащее всем, поверхность всей земли, включая сушу и море; тогда не будет оснований для борьбы, зависти или конкуренции, и каждый, получивший с рождения разумное воспитание и образование, станет владетельной особой, имеющей возможность наслаждаться всеми радостями в любом климате и в любом районе. Все будут располагать полным правом, всеми средствами и всеми возможностями, чтобы пользоваться жизнью, и будут лишь обязаны применять свои умственные и физические способности в благотворных и приятных занятиях.
По мере распространения этих новых семейных объединений, они будут соединяться для разрешения местных или более широких задач, причем объединяться будут раньше десятки, затем сотни, тысячи и десятки тысяч общин, в зависимости от тех вопросов и дел, которые будут требовать их участия, рассмотрения или руководства.
Среди них не будет лучших или худших, не будет существовать царств или империй, которые вели бы войны или поглощали путем насилия и обмана менее сильных соседей;
не будет дорогостоящих и вредных дипломатических учреждений; не будет разрушительных регулярных армий, которые стоят на страже этих империй и наблюдают за движением других народов или наций из страха какого-нибудь предательского действия со стороны соседа или для предупреждения возможности получения им каких-нибудь несправедливых выгод.
Это ясное, простое, объединенное и разумное состояние общества будет так отлично от теперешнего сложного, запутанного, хаотического, разобщенного и неразумного его состояния, что сознание всех людей будет повсюду преисполнено одним всеобщим чувством доверия. Не будет оснований для возникновения существующих теперь низменных чувств и страстей. [...]
Производительные силы, созданные наукой с помощью изобретений, открытий и усовершенствований - при населении, медленно возросшим в течение столетия с пятнадцати до двадцати восьми миллионов,- выросли за этот период с величины, равной труду приблизительно двенадцати миллионов обученных взрослых мужчин, до величины, которая без содействия научных знаний потребовала бы теперь труда более чем восьмисот миллионов хорошо обученных взрослых людей для производства той же самой работы за то же самое время;
это количество новой производительной силы потребовало бы без указанных научных достижений в четыре раза больше физического труда, чем мы можем иметь в настоящее время во всех странах земного шара.
Какое безумие, что эта громадная сила получает при нашей нерациональной системе такое неправильное приложение, что она производит нищету и преступление вместо богатств и добродетелей!
Но эта производительная сила, громадная по сравнению с тем, что мы имели столетие тому назад, представляет собой только зародыш силы, росту которой человек не может поставить пределов; ибо рост ее представляется неограниченным, и ее способность развития увеличивается вместе с ростом.
Эта чудотворная новая сила была открыта и приведена в действие населением, не достигавшим даже тридцати миллионов; между тем теперь, когда сделано это открытие, способность создавать подобную силу и увеличивать ее может быть доступна всякому населению разной численности или в пропорциональном размере любому более многочисленному или малочисленному населению; эта новая сила обеспечивает неисчерпаемую и все возрастающую возможность сделать богатство столь же легко доступным, как вода, и столь же сверхизобильным для всех разумных потребностей человеческого рода, как воздух. Это другой исключительный по своему значению признак наступления времен, требующих немедленной реорганизации общества.
Но эта новая и неограниченная способность создавать богатства и навсегда устранить бедность или страх ее из жизни человеческого рода применялась и применяется ныне для ограничения богатства миллионов населения, для создания бедности и страха этой бедности почти у всех людей.
То обстоятельство, что сила, способная при разумном руководстве производить богатство более чем достаточное для насыщения населения всего земного шара, так ошибочно направляется и применяется, что становится причиной роста бедности и страха перед ней у миллионов населения самых передовых стран мира, служит признаком наступления времен, требующих великой перемены в человеческих делах, в чем уже не может усомниться ни один здравый ум.[...]
Быстрый рост знаний среди низшего класса по сравнению со знаниями, существовавшими у него прежде, служит также признаком того, что изменение в устройстве и в расчленении общества составляет необходимость, причем изменение это не сможет быть осуществлено без полнейшей общественной реорганизации. [...]
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100