economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Австрийская школа

Австрийская школа

Austrian school
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
Менгер, фон Визер и возникновение австрийской школы
Общепризнано, что книга Карла Менгера "Основания политической экономии", изданная в 1871 г., произвела переворот в экономической теории 55. Книга пользовалась влиянием на протяжении долгого времени, но в первые годы после выхода в свет у нее был лишь ограниченный круг читателей. Взгляды Менгера получили более широкое распространение главным образом благодаря работам лучших его учеников - Фридриха фон Визера и Евгения фон Бем-Баверка. Хотя работа Джевонса вышла в свет также в 1871 г., а Леон Вальрас опубликовал свою "чистую экономическую теорию" лишь тремя годами позже, все три автора - вдохновители маржиналистской революции - работали независимо друг от друга. Однако их теории оказались поразительно схожими, и не составляло особого труда изложить математические теоремы Джевонса в литературной форме, которой так владел Менгер. Но материал у Менгера лучше систематизирован; те, кто предпочитал иметь дело с позитивными взглядами, изложенными в завершенной форме, считали своим духовным отцом скорее Менгера, чем Джевонса.
Менгер (1840-1921) родился в Галиции, которая тогда входила в состав Австрии; представители семьи Менгеров издавна находились на государственной гражданской службе или служили офицерами в армии. Детские годы Менгер провел в Западной Галиции, здесь он мог наблюдать существовавшие в сельской местности феодальные отношения. Менгер изучал юриспруденцию в Пражском и Венском университетах, затем в 1867 г. занялся экономической теорией. Его брат Антон Менгер был известным правоведом, автором знаменитой книги "Право на полный результат труда". Опубликовав работу "Основания", Менгер смог получить место в Венском университете, где он преподавал до 1903 г.; затем он решил снова полностью посвятить себя научным исследованиям и созданию новых произведений. Его работы, посвященные экономической теории не очень многочисленны: кроме книги "Основания" и нескольких менее значительных произведений, можно назвать знаменитую статью, в которой он развивает мысль о том, что в системе товарного обмена деньги являются просто товаром, пользующимся наибольшим спросом 56, и книгу, посвященную методологии -"Исследования о методе общественных наук и особенно политической экономии",- которая была издана в 1883 г. С 1876 по 1878 г. Менгер являлся наставником кронпринца Рудольфа, в этот период он много путешествовал по странам континентальной Европы. В 1879 г. он вернулся к преподавательской работе; его взгляды с энтузиазмом пропагандировали Визер и Бем-Баверк, и авторитет Менгера быстро рос. Так начала оформляться австрийская школа в политической экономии (economics).
В немецких университетах новая теория встретила упорное сопротивление, которое было вызвано не столько ее содержанием, сколько методологическими принципами. В то время в академических кругах господствовали представления исторической школы, возглавлявшейся Шмоллером; основное внимание немецких экономистов по существу было приковано к практическим проблемам, в центре их внимания находились вопросы реформ и управления. Любая теория разрабатывалась тогда на основе экономической истории и пыталась разрешить такие проблемы, как определение "стадий" экономического развития. В таких условиях экономист, занимающийся чистой теорией, не мог рассчитывать на признание. Преобладающее большинство экономистов фактически не признавали достоинств, присущих абстрактному мышлению. Это не значит, что они враждебно относились ко всяким теоретическим рассуждениям, скорее они просто неспособны были оценить преимущества такого метода или сколько-нибудь разумно использовать его. Для экономиста-теоретика не было соответствующей аудитории, и даже тех, кто стремился постигнуть теорию, следовало вести за собой с большой осторожностью, остерегаясь, как бы они не оказались далеко позади. В такой обстановке требовалась немалая смелость для того, чтобы выступить в защиту абстрактных принципов теории предельной полезности.
В силу этого концепция, разработанная Менгером, носила в известном смысле экстраординарный характер. Хотя у него был ряд предшественников 57, все же именно представления Менгера придали особый колорит новой экономической теории, точно так же как произведения Рикардо оставили свой отпечаток на англосаксонской политической экономии XIX в. 58. Но в отличие от Рикардо Менгер не искал путей решения практических проблем. Он просто был теоретиком, ищущим нового подхода к исследуемым проблемам. Когда он и его ученики завершили свою работу, перед всеми предстала экономическая теория нового типа. Эта теория предполагает, что, какое бы общество мы ни рассматривали, сама полезность товара, или его пригодность к использованию, рассматриваемая в качестве психологической основы, достаточна для того, чтобы объяснить экономический закон данного общества. Напомним, что, когда "Основания" вышли из печати, Менгеру было всего тридцать один год.
После того как Менгер опубликовал свою теорию и покончил с методологическими проблемами, он предпочел заняться исследованиями в области философии и этнографии. Даже после 1903 г., когда Менгер вышел в отставку, для того чтобы посвятить все свое время работе над книгами, он опубликовал мало новых произведений. Второе издание книги "Основания" вышло в свет в 1923 г., через два года после смерти Менгера; новое издание содержало обширные примечания, написанные им в последние годы жизни, и особенно его мысли относительно теории "потребностей". Он был, как свидетельствуют воспоминания, вдохновенным преподавателем: среди студентов Венского университета, стремившихся стать экономистами, вошло в традицию совершать паломничество домой к Менгеру 59. Лекции его, очевидно, были чрезвычайно четкими, и на протяжении последующих двадцати лет все стремились раздобыть их конспекты, которые считались лучшим пособием при подготовке к экзаменам (примерно так же, как в Америке последующие поколения гонялись за конспектами лекций Уэсли К. Митчелла). Однако Менгер так и не завершил экономической системы, которую он начал создавать; как полагает Лео Рогин, это было связано в конечном счете, вероятно, с тем, что Менгер уклонялся от непосредственного теоретического анализа некоторых острых социальных проблем 60. Социальные аспекты экономических проблем играли, с точки зрения Менгера, второстепенную роль в сравнении с чисто логическими построениями.
Когда критика классической школы была доведена до конца, и особенно после того, как Дж. С. Милль отрекся от ряда важнейших положений классической теории, последняя оказалась в весьма незавидном положении. После того как представители немецкой исторической школы и их единомышленники в Англии завершили критику теоретической системы, казалось, вряд ли имело смысл отстаивать прежние взгляды. Тем не менее традиционные представления, ведущие свое начало от Кондильяка, Германна и итальянских экономистов, сохранялись; приверженцы этих традиционных взглядов настаивали на том, что стоимость и полезность - это понятия, которые в значительной степени связаны между собой 61. Менгер в основном был знаком с содержанием предшествовавшей дискуссии по данному вопросу, возможно, он не знал лишь о взглядах Курно и фон Тюнена 62. Однако, взрыхляя почву под экономическую теорию полезности, Менгер не стал использовать математический аппарат, разработанный его предшественниками. Возможно, что Менгер очень хорошо владел математическими методами (его сын Карл был математиком), хотя скорее он сомневался в целесообразности их использования в сфере экономической теории. Его интересовала главным образом зависимость между различными величинами, а не математические манипуляции, производимые на их основе; для этой цели в большей мере подходил логический анализ. Менгер заметил однажды, что основное содержание теории открылось ему при изучении отчетов об операциях на рынке - ему была предоставлена такая возможность, когда он работал журналистом. В это время Менгер убедился в том, что существует поразительное противоречие между традиционной теорией цены и рыночной практикой ценообразования 63.
Менгер развернул полемику с противниками теории в опубликованной в 1883 г. книге "Untersuchungen uber die Methode der Sozial-wissenschften" . В ней содержалась энергичная критика в адрес главы исторической школы Шмоллера. Менгер стремился доказать, что его метод исследования обладал не меньшими достоинствами, чем метод Шмоллера. Некоторые из сторонников Менгера были несколько разочарованы и даже выражали сомнения: действительно ли игра стоит свеч? Тем не менее работа Менгера ясно (по крайней мере с точки зрения австрийской школы) показала особый характер исследования в области общественных наук. Точка зрения Менгера пользовалась определенным влиянием на протяжении длительного периода, это влияние можно обнаружить в произведениях таких экономистов, как Мизес и Хайек 64. Менгер подчеркивал, что в исследовании экономических проблем он придерживался чисто атомистического метода. Такой методологический подход позволил ему отобразить определяющую роль субъективных факторов. Теоретические суждения в экономике должны основываться на стремлении к личной выгоде, на совершенном знании рынка и полной мобильности факторов производства. Агрегатные понятия, как он полагал, не имеют смысла до тех пор, пока они не сведены к их индивидуальным компонентам. Это утверждение можно истолковать скорее как бессознательную политическую декларацию, чем как чисто научное положение, поскольку хорошо известны крайне консервативные взгляды Менгера. Здесь опять-таки очевидно влияние Менгера на "дуэт" Мизес - Хайек.
По мнению Менгера, экономические явления можно исследовать с различных точек зрения - исторической, теоретической и практической. В то время как при историческом и практическом подходах рассматриваются вопросы экономической политики, предметом теоретического исследования, важным орудием которого служит абстракция, является общее содержание экономических проблем. Менгер говорил о точном методе исследования, с помощью которого экономическая теория может быть расчленена на свои простейшие элементы, причем истории и социологии отводится роль вспомогательных дисциплин - Hilfswissen-schaften. Теория, следовательно, является важнейшим условием, необходимым для того, чтобы понять развитие общественных сил. Менгер не отрицал значения эмпирического материала, он просто отводил ему второстепенные роли в экономическом исследовании. В той мере, в какой у Менгера рассматривается исторический метод исследования, последний характеризуется как чисто описательный.
Такой не спровоцированный удар, нанесенный группе Шмоллера, немедленно вызвал ответную реакцию, которая, по-видимому, имела определенные основания. Дело в том, что исторический материал и эмпирические данные не могут так беспечно сбрасываться со счетов, как это хотелось бы представителям австрийской школы и их последователям. Однако, как заметил Шумпетер, в настоящее время спор этот выглядит беспредметным, потому что в науке, которая пытается рассмотреть человеческое общество в его развитии, должно найтись достаточно места для обоих методов исследования 65. Но Менгер обычно предпочитал формулировку Берка относительно непланируемого развития общества. Менгер отвергал мнение о том, что экономическое развитие может направляться с помощью законодательства. Общественные отношения изменяются и совершенствуются наилучшим образом лишь тогда, когда этот процесс осуществляется непреднамеренно. Однако в ряде случаев представители австрийской школы признавали, что промышленный переворот заставил людей подняться на более высокую ступень самосознания. Когда же их отчуждение от производительных сил развилось в такой мере, что грозило человеку гибелью во имя умножения товаров, тогда настоятельной необходимостью стало, по-видимому, осуществление противодействующих мероприятий 66. Однако этот аспект экономической политики представители австрийской школы предавали анафеме.
Отвечая на обвинения Менгера, Густав Шмоллер перешел в решительную контратаку, и развернулся Methodenstreit. Менгер в свою очередь выпустил памфлет "Irrthumer des Historismus in der deutschen Nationalokonomie" ("Ошибки исторической школы в немецкой политической экономии"), в котором к повторявшейся аргументации "Исследований" добавлялось несколько резких обвинений. Обстановка стала накаляться, и вскоре дискуссия выродилась в личные нападки. Шмоллер заявил, что последователи "абстрактной" австрийской школы не соответствуют требованиям, предъявляемым к преподавателям в немецких университетах; Шмоллер был достаточно влиятелен и мог навязать такой запрет. Однако начиная с 1884 г. стали приобретать известность публикации последователей Менгера - фон Визера, Бем-Баверка, Эмиля Сакса, Роберта Цуккеркандля и др. Чистая теория дополнялась исследованиями с маржиналистских позиций проблем налогового обложения, прибыли и доходов. Влияние австрийской школы распространилось на Италию; благодаря усилиям Уильяма Смарта и Джеймса Бонера, пропагандировавших маржиналистскую теорию, она стала пользоваться влиянием в Англии 67. В 1888 г. Менгер опубликовал небольшую работу о капитале -"Zur Theorie des Kapitals". Тогда же прекратилась и его полемика со Шмоллером.
Свою книгу "Основания" Менгер не публиковал до тех пор, пока полностью не завершил самую тщательную ее подготовку; с предельной четкостью он выделил центральную идею, так чтобы никто уже не мог в ней ошибиться. Все проблемы излагались последовательно и завершались в конечном счете тем, что, по мнению автора, являлось их решением. Поскольку предполагалось, что "Основания" явятся лишь первой частью более широкого исследования, Менгер считал целесообразным детально исследовать идеи, которые столь сильно отличались от общепринятых представлений. С исключительной тщательностью он исследовал содержание таких понятий, как стоимость, цена и деньги; вслед за первым томом он явно предполагал выпустить следующие тома, посвященные кредиту, распределению, производству, торговле и экономической реформе. К сожалению, этому не суждено было осуществиться. Поэтому книга "Основания" демонстрирует довольно высокую ступень абстракции, в ней содержится лишь самое минимальное количество фактических данных. Довольно парадоксально, что книга была посвящена Вильгельму Рошеру, основателю исторической школы в немецкой политической экономии. Хотя словесные формулировки Менгера и обладали рядом достоинств, все же из них не вытекал с такой же четкостью, с какой это можно было бы представить в математической форме, тог вывод, что новая теория по существу носила гипотетический характер. В связи с этим Менгер в отличие от Вальраса не использует всех возможностей для количественного анализа.
Основную роль в книге Менгера играл принцип предельной полезности - понятие, которому предстояло сыграть выдающуюся роль в истории современной экономической мысли. У Менгера это понятие используется весьма продуманно. Шумпетер писал о Менгере: "Он был вдумчивым ученым, который если и ошибался, то лишь в редких случаях. То обстоятельство, что Менгер не владел соответствующим математическим аппаратом, лишь подчеркивает его исключительную одаренность 68. Менгер утверждал, что истинным исходным пунктом исследования являются человеческие потребности. Они возникают как результат приспособления человеческого организма к окружающей материальной среде. Если условия для такого приспособления, необходимые для равновесия между человеком и средой, отсутствуют, возникают неудовлетворенность и беспокойство. Это чувство беспокойства, которое может достигать различной интенсивности, играет существенную роль, так как оно порождает определенные потребности, проявляющиеся в попытках восстановить равновесие. Здесь, по-видимому, напрашивается аналогия с физиологическим процессом гомеостаза, благодаря которому поддерживается равновесие между организмом и окружающей средой 69.
В связи с этим Менгер определял потребности как разновидность неудовлетворенных желаний или неприятных ощущений, проистекающих из своеобразного нарушения физиологического равновесия. Далее он доказывал, что с помощью определенного товара можно удовлетворить данную потребность в большей или меньшей степени, причем в известной части эта потребность продолжает оставаться неудовлетворенной. Потребности которая остается менее удовлетворенной, свойственна большая "конечная интенсивность", тогда как полностью удовлетворяемая потребность имеет "конечную интенсивность", равную нулю. Следовательно, когда ресурсы ограничены, перед индивидуумом возникает проблема: как распределить свои средства таким образом, чтобы "конечная интенсивность" всех потребностей была как можно меньше. Потребности предполагают наличие сознания и способность к рассуждениям; хотя отдельные потребности порождаются привычкой или индивидуальными чертами характера, тем не менее они, как доказывал Менгер, не являются произвольными. Индивидуалистическая экономика не должна охватывать потребности сравнительно больших групп, например потребности государства 70. Наличие индивидуалистической экономики образует одно из условий превращения "вещи" в "благо". Существуют также три других условия: наличие у потенциального блага свойств или особенностей, благодаря которым оно может удовлетворять определенные потребности; знание человеком этих свойств или особенностей; владение вещью, которое позволяет человеку использовать ее в целях удовлетворения своих потребностей 71. Другими словами, в то время как по своим физическим свойствам полезные вещи могут быть пригодны для удовлетворения потребностей, лишь знание этих свойств и власть над вещью, позволяющая распоряжаться ею, превращают эту вещь в хозяйственное благо. Такой анализ полностью абстрагируется от оценочных суждений по поводу тех или иных потребностей и желаний. Последние не обязательно должны быть рациональными, потому что даже тогда, когда благо не может удовлетворять человеческую потребность и покупатель просто заблуждается, предполагая наличие таких свойств (как это бывает с недоброкачественными товарами), все же данный предмет по своему характеру является благом. Очевидно, что эти понятия полностью исходят из своеобразной индивидуалистической психологии. Речь идет просто о взаимоотношениях между причиной и следствием: благо - это причина, а удовлетворение потребности - следствие. И лишь еще немного расширив логически понятие блага, можно избегнуть свойственного классической школе деления труде на производительный и непроизводительной так как удовлетворение потребностей может быть достигнуто как с помощью материальные предметов, так и с помощью невещественные услуг.
Но как же быть с теми производительными ресурсами, которые непосредственно не используются для личного потребления? Ответ, который давали на этот вопрос представители австрийской школы, стал классическим: факторы производства носят характер блага, потому что способность удовлетворять потребности они заимствуют у потребительских благ, производимых с помощью этих факторов производства. Потребительские блага - это блага "первого порядка", или "низшего порядка", тогда как ресурсы относятся к числу благ второго третьего или более высокого порядка в зависимости от числа производственных стадий или процессов, стоящих между ними и потребительскими благами. Менгер проявил осмотрительность, различая также комплементарный блага, используемые лишь в сочетании с другими благами, и блага, которые функционирую самостоятельно 72. Однако такой подход бы; сопряжен, понятно, с рядом трудностей вследствие того, что отдельные блага могут в одно" случае выступать как блага низшего порядка а в другом - как блага более высокого порядка, как, например, молоко, предназначение! для непосредственного потребления и переработки на сыроваренном заводе. Ответом на это возражение может послужить цель, которую Менгер ставил перед своей теорией,- рассмотреть отношения между благами и людьми а не сами блага как таковые. Важную роль играет вопрос о том, какое место внутри общей иерархии занимает данная вещь по своей способности удовлетворять желания человека. Именно эта способность, а не какие-либо внутренне присущие свойства, сообщает благам и специфические качества.
Наделение благ высшего порядка свойством удовлетворять потребности явилось исходным пунктом знаменитой теории вменения, согласно которой потребительские блага наделяют стоимостью те производственные блага, которые участвуют в их изготовлении 73. Подчеркивая данную мысль, Менгер задавал вопрос: что случилось бы со стоимостью запасов табака и папиросных фабрик, если бы люди внезапно бросили курить? Ясно, отвечал он, что эти предметы утратили бы свой характер благ 74. Для того чтобы превратить блага высшего порядка в блага более низкого порядка, продолжал Менгер, требуется время. В связи с этим в рассмотрение вводится понятие производственного периода,-понятие, которое впоследствии сыграло большую роль с теоретической системе Бем-Баверка. По мере того как увеличивается число производственных стадий, лежащих между благами самого высшего и самого низшего порядка, возрастает и время производства. Так как невозможно наперед знать качество и характер благ, которые появятся в будущем, данный процесс включает ошибки и неопределенность перспектив. Решающим фактором, следовательно, становится предвосхищение потребности.
Далее Менгер пытался разработать количественную характеристику вещей, принадлежащих к числу благ 75. Проблема состояла в установлении соответствия между требующимся количеством благ (Bedarf) и тем, которое имеется в наличии. Хотя потребности и могут безгранично расширяться, отметил он, но в каждый данный момент они составляют определенную величину (то есть попросту заданную величину). Поэтому трудно определить количество требующихся благ, так как степень интенсивности потребностей и размеры, в которых они требуют удовлетворения, лишь предвосхищаются и не могут быть установлены заранее. Из этого явствует, что важную роль в хозяйственных операциях играют именно наличное предложение благ низшего порядка и современная техника производства. Вопрос осложняется, если принять во внимание фактор взаимодополняемости, то есть условие, которое подразумевает, что процесс производства основывается на сочетании в определенных пропорциях факторов производства. Стало быть, под хозяйством в подлинном смысле этого слова (Wirtschaft) понимается такое использование ресурсов, при котором достигается полное удовлетворение потребностей. Тем самым предполагается четкое различение объективных и субъективных элементов в экономике. Далее, если требуемое количество благ превышает их предложение (ситуация, которая имеет место для преобладающего большинства благ), тогда основное внимание должно быть уделено самым важным потребностям. Такие блага являются "экономическими" 76. К числу неэкономических относятся те блага, предложение которых превышает потребность в них. Соотношение между экономическими и неэкономическими благами, разумеется, может меняться, в результате чего отдельные блага будут переходить из одной категории в другую. Указанные изменения, вообще говоря, объясняются такими динамическими факторами, как рост народонаселения, изменение вкусов потребителей, истощение ресурсов или появление у отдельных товаров новых свойств, позволяющих удовлетворять потребности. Но в каждом случае вопрос об отнесении к числу экономических благ решается исходя из соотношения между наличным предложением данных благ и количеством, достаточным для удовлетворения потребностей. Это положение лежит в основе субъективной стоимости 77.
Основываясь на таких рассуждениях, Менгер легко пришел к следующему выводу: стоимость определяется размерами предложения; при увеличении или уменьшении количества благ изменяется степень удовлетворения потребностей, a ipso facto и стоимость, приписываемая этим благам. По мере того как увеличивается количество блага, его дополнительные единицы обладают все меньшей способностью удовлетворять потребности. В этом и состоял основной теоретический вклад Менгера; данное положение есть не что иное, как принцип убывающей предельной полезности, по которому стоимость однородного запаса того или иного блага определяется стоимостью последней, или наименее важной, его единицы. Однако суждения Менгера по этому важному вопросу временами носили туманный характер и, по-видимому, вступали в противоречие с принципом взаимодополняемости 78. В примере, иллюстрировавшем ход его рассуждений, Менгер пытался уравнять между собой удовлетворение, полученное от двух благ, избегая при этом какого бы то ни было сопоставления данных благ по затратам труда или в денежной оценке. В результате он, наверно, излагал содержание существующих альтернативных вариантов 79. Менгер не смог выяснить и того, как индивидуум станет распоряжаться принадлежащими ему благами, для того чтобы достигнуть максимального удовлетворения своих потребностей.
На протяжении всей работы Менгер развивает мысль о том, что вменение стоимости отдельным благам происходит в соответствии с субъективными оценками. В том случае, когда блага различны по качеству, наиболее высокой оценкой наделяются лучшие блага. В основе стоимости комплементарных благ и благ высшего порядка лежит стоимость благ низшего порядка, а задача, стоящая перед теоретиком, заключается в том, чтобы, исходя из соотношения между различными благами, проследить движение стоимости внутри экономики. Для того чтобы определить степень взаимодополняемости благ, можно исчислить, как отразится на общей, стоимости набора устранение одного блага. Данное положение играет важную роль - оно породило некоторые расхождения между Менгером и его учеником Визером 80. По мнению противников данной концепции, понятие предельной полезности нельзя распространять на производство, ибо устранение одного из факторов способно парализовать весь процесс изготовления благ. Теория австрийской школы, говорили они, не дает возможности понять роль земли, труда и капитала. Однако Менгер настаивая на том, что можно установить стоимость вклада, вносимого каждым из факторов производства. Для этого нужно представить тот случай, когда устраняется небольшое количество данного фактора производства, тогда как остальные факторы сохраняются в прежних размерах, и выяснить, какой ущерб в таких условиях наносится удовлетворению желаний потребителя. Такой подход чрезвычайно близок понятию предельной производительности.
Теория предельной полезности позволяет также разрешить знаменитый парадокс полезности: бриллианты могут не обладать большой полезностью или не соответствовать самым насущным потребностям, и все же именно ничтожные (в сравнении со спросом) размеры предложения обусловливают высокую их стоимость. Здесь, разумеется, используется понятие предела; однако Менгер, по-видимому, мыслил скорее в категориях дискретных изменений - хотя и весьма малых,- чем непрерывных бесконечно малых изменений. С такой точки зрения теория Менгера явно отступала от понятий, введенных Джевонсом и Вальрасом. Прочно утвердив эти основные идеи, Менгер далее устанавливал равенство между меновой стоимостью и субъективной оценкой. Экономическая роль данного блага для индивидуума измеряется путем сопоставления ее с тем, что можно получить при его обмене на другие блага. Как доказывал Кнут Викселль, меновая стоимость в действительности становится своеобразной косвенной формой потребительной стоимости 81. Это положение имело фундаментальное значение для всей теории Менгера, поскольку оно позволяло автору установить общую основу в сущности для всех хозяйственных явлений.
Для Менгера не существовало трех факторов производства, а были только блага высшего порядка. Он отвергал характерное для классической школы деление факторов производства на землю, труд и капитал, а вместо этого четко формулировал мысль о том, что все ресурсы играют по существу одинаковую роль 82. Короче говоря, характер распределения обусловлен основным принципом вменения, согласно которому совокупный продукт распределяется между всеми участвующими в производстве факторами в таких пропорциях, которые устанавливаются в процессе вменения. Более поздний вариант этой теоремы распределения гласит, что в условиях, когда доходы пропорциональны размерам производимой продукции и оплата каждого из факторов равна производимому с его помощью предельному продукту, общая сумма таких выплат равна совокупному продукту. При этом, однако, предполагается совершенная конкуренция как на рынке готового продукта, так и на рынках факторов производства. Как же в этом несовершенном мире может оказаться реальной такая логика? Подобное утверждение могло еще иметь некоторый смысл восемьдесят или девяносто лет назад, но в современных условиях оно должно вызывать серьезные сомнения. Представляется совершенно очевидным, что, исключая из рассмотрения проблему социального излишка (social surplus), такая теория самым простым путем конструирует лучший из миров. К тому же среди всех апологетических теорий она носит наиболее научный характер, потому что предприниматель, а также владельцы всех остальных факторов производства получают лишь то, что им досталось бы, если бы последние использовались в соответствии с наилучшим из остальных альтернативных вариантов 83.
Кроме того, маржинализм превратил издержки в психологическое явление, поскольку сумма, уплачиваемая фирмой за факторы производства, должна основываться на определяемой в процессе обмена предельной полезности, которой эти факторы обладают с точки зрения продавца. Следовательно, предложение также обусловлено психологией хозяйствующего субъекта. И так как распределение продукта происходит на базе платежей фирмы за использование факторов производства, размеры этих платежей определяются тем же всепроникающим принципом стоимости - принцип предельной полезности управляет всей экономикой. Итак, хозяйственная система превращается в колоссальный конгломерат комплементарных благ; стоимость каждого из них зависит от остальных благ, используемых как на предшествующих, так и на последующих производственных стадиях. Таким образом, и прошлое и будущее становятся сопоставимыми с настоящим.
Понятие обмена у Менгера оказывалось чрезвычайно близким к простой меновой торговле, потому что сделка может состояться только в том случае, когда кто-либо владеет благами, которые представляют для него меньшую ценность, чем для другого человека, и стремление к обмену является обоюдным. При этом, понятно, обе стороны могут извлечь выгоду 84. Цель теории цен заключается не только в том, чтобы объяснить условия торговли, но прежде всего эта теория должна показать, что купля и продажа не означают просто эквивалентный обмен, как это предполагалось трудовой теорией стоимости. Именно. потому, что не существует такой эквивалентности, может иметь место обмен, писал Менгер. С другой стороны, условия торговли зависят от количества людей и благ, выступающих на рынке, и от характера рыночной конкуренции. Это ведет к сопоставлению случаев изолированного обмена и монополии 85, когда товары меняют своих владельцев благодаря тому, что определенные блага обладают способностью к обмену. Подобные рассуждения, однако, несколько напоминали представления тех химиков, которые некогда объясняли состав сложных соединений с помощью "сродства". Теоретические рассуждения такого рода, по-видимому, не слишком плодотворны.
И все же основной тезис Менгера состоял в том, что конечной причиной обмена является предельная полезность; в соответствии с этим фактором устанавливаются пропорции, в которых обмениваются блага. Таким путем Менгер пришел к тому, что Маркс и представители классической школы считали невозможным: обмен основывался на понятии потребительной стоимости. Исследуя случай изолированного обмена двух благ, Менгер доказывал, что в такой ситуации рыночная сделка может осуществиться в определенных пределах. Если же одному продавцу противостоит множество покупателей, пределы обмена настолько суживаются, что в случае, когда фиксированы размеры предложения, однозначно определяется цена, а неизменной цене соответствуют однозначно определенные размеры предложения, вместе с тем четко устанавливаются соотношения, в которых благо распределяется между покупателями 86. Любопытно отметить, что Викселль довольно резко критиковал Менгера за то, что последний остановился на данной стадии исследования и не распространял анализ на случай, когда в обмене участвует много покупателей и много продавцов. Если бы Менгер поступил таким образом, отмечал Викселль, он, несомненно, приблизился бы к вальрасовскому методу исследования 87. Шведский экономист, который явился достойным последователем австрийской школы, отмечал, что, предполагая неизменные масштабы предложения, Менгер тем самым практически превращал продавца в получателя квазиренты. По сути дела, Менгер не смог полностью разрешить проблему установления цен, исходя из потребительной стоимости.
Теорию распределения ресурсов разработал Визер, тем не менее содержательные указания по данному вопросу можно найти и в работе Менгера. Менгер отмечал, что эта проблема возникает, когда люди пытаются удовлетворить все свои потребности, несмотря на то, что предложение благ недостаточно. Он высказал предположение, что в таком случае прежде всего будут приняты во внимание важные потребности. Если же с помощью данного блага можно удовлетворять различные потребности, процесс использования экономических благ протекает таким образом, что "...наиболее важные формы удовлетворения потребностей из числа тех, которые невозможно удовлетворить, имеют одинаковое значение независимо от характера потребностей, и поэтому достигается равная степень удовлетворения всех потребностей..." 88. Здесь несколько витиевато выражена мысль о том, что при наличии различных форм использования благо должно распределяться таким образом, чтобы в каждом случае в пределе достигалась равная степень удовлетворения потребностей.
Хотя подобный ход рассуждения составил основу теории, которая, по-видимому, являлась альтернативой теории издержек, тем не менее Менгер не продвинулся в исследовании данной проблемы. Вместо этого он настойчиво проводил мысль о том, что издержки обусловлены ожидаемой стоимостью благ низшего порядка, в производстве которых используются различные факторы производства. Фактические издержки он вообще не рассматривал 89. Менгер просто отвергал утверждение о том, что объективные издержки могут играть существенную роль в процессе производства; важнейшими элементами, определяющими хозяйственные решения, он считал субъективную оценку и предположения относительно будущих событий. Неоклассическая теория показала, что издержки могут иметь ограниченное значение, когда речь идет о небольшом промежутке времени, на протяжении которого предложение не может быть быстро увеличено. Если же допустить возможность приспособления предложения к спросу - либо путем увеличения размеров производства, либо путем создания новых производственных мощностей,- в этом случае уже никак нельзя игнорировать влияние объективных издержек. В конце концов, оказывается, что теория Менгера подразумевает кратковременный аспект проблемы.
В этой теории содержится также понятие взаимозаменяемости - мысль о том, что можно изменять пропорции между факторами производства, получая при этом одинаковые результаты 90; данная проблема получила особенно большую известность в современной теории линейного программирования. Но если вспомнить о том, что понятие взаимозаменяемости факторов подразумевалось также и в сформулированных представителями классической школы законах доходности, то теоретический вклад Менгера не покажется таким поразительным. Важную роль играет то обстоятельство, что теория изменяющегося состава факторов производства положила начало теории предельной производительности. Однако сам Менгер не исследовал возможности снижения доходности, а без этой предпосылки категория предельной производительности представляется по меньшей мере сомнительной.
В "Основаниях" Менгера имеется также ряд отрывочных замечаний, посвященных проблеме капитала. Производство ведется для того, чтобы удовлетворить будущие потребности. Но для этого необходимо время, на протяжении которого требуется иметь не только средства производства, но и право использовать их в соответствующий момент. Такое владение ими само по себе равносильно благу и требует выплаты процента. Однако в этих рассуждениях полностью отсутствовал какой бы то ни было элемент ожидания, в связи с чем они вызвали серьезные возражения со стороны Бем-Баверка, которому принадлежит наиболее известная теория капитала, исходящая из принципов австрийской школы. В 1888 г. Менгер написал статью "О теории капитала"; поводом для этого послужила концепция Бем-Баверка, которую Менгер явно не разделял. Хотя Менгер и не вступал в прямую полемику со своим прославленным учеником, все же он стремился отмежеваться от использования категории времени, которая играла столь важную роль в теоретической системе Бем-Баверка. Капитал, по мнению Менгера, представляет собой подвижной фонд, олицетворением которого служит стоимость имущества, выраженная в денежной форме. Более того, чтобы внести ясность в эту дискуссию, важно провести четкое различие между рентой и процентом. Однако Менгер полагал, что блага, предоставляемые природой, также могут выступать в качестве капитала в той мере, в какой они удовлетворяют решающему критерию - редкости, обнаруживающейся при использовании этих благ в процессе производства. И тем не менее у Менгера отсутствует упоминание о том случае, когда ресурсы находятся под монополистическим контролем 91. Представление о капитале как о фонде резко отличалось от обычного определения капитала как совокупности реальных предметов. Однако Менгер еще не различал в достаточной степени сами блага и услуги, которые они оказывают. Его вывод сводится к тому, что капитал состоит из благ высшего порядка, которыми распоряжаются в течение данного производственного периода, хотя в ряде случаев Менгер допускал мысль о том, что должна иметь место оплата услуг, оказываемых капиталом. Но нигде у него нет и намека на процесс сбережение - инвестирование.
Менгер всегда проявлял интерес к теории денег 92. В 1873 г. он написал довольно подробные комментарии к работе Джона Э. Кернса о влиянии открытий новых месторождений золота на денежное обращение. В основу теории Менгера легло понятие способности товаров к продаже (saleability of commodities),- понятие, которое впоследствии было более подробно исследовано Людвигом фон Мизесом. Такая трактовка но существу носила субъективный характер, тем самым она не вступала в противоречие с основной теорией Менгера - теорией стоимости. Эти представления резко отличались от традиционной количественной теории денег, которая использует такие агрегатные показатели, как цена, размеры производства и товарооборота. Интерес Менгера к деньгам как к стандартной мере стоимости согласовался с маржиналистским методом, который он использовал в общей теории, но в результате такого исследования он смог выяснить лишь то, что каждой стадии экономического развития соответствуют определенные формы денежного обращения. Данная мысль, как это ни парадоксально, отражала влияние немецкой исторической школы. Короче говоря, Менгер выступал против государственной теории денег; он различал внешние и внутренние факторы, воздействующие на денежное обращение; он проводил различие между осуществлением торговых операций и мотивами предосторожности, стремлением поддерживать ликвидное состояние; он доказывал, что металлы больше, чем все остальные товары, пригодны для того, чтобы служить средством сохранения стоимости; наконец, он полагал, что покупательную способность денег можно стабилизировать путем регулирования производства золота и количества обращающихся банкнот.
Таково содержание теоретического вклада Менгера. Ему принадлежит идея, которая привела к решительной перестройке основ экономической теории. Маржиналистская теория открывала широкие возможности для исследования самых разнообразных вопросов, выходящих за рамки определения величины стоимости. Прежде всего она предлагала решение проблемы распределения доходов и использования ресурсов. Как только маржиналистский метод, выдвинутый австрийской школой, был сформулирован на языке математики, то стало ясно, что содержание хозяйственной деятельности можно охарактеризовать как проблему максимизации - для максимизации полезности, цены, прибыли, размеров производства, дохода и для минимизации издержек можно использовать методы дифференциального исчисления.
И все же эта изобретательная теоретическая система содержала некоторые сомнительные положения; не последнее место среди них занимает наделение производительных услуг стоимостью. Из системы, например, вытекает, что оценки потребителей каким-то образом переносятся в сферу производства, где также приходится сталкиваться с субъективными ощущениями удовлетворения потребностей. Предлагая решение этой проблемы, австрийская школа ссылается на функционирование рыночного механизма, благодаря которому достигается оптимальное использование ресурсов и оптимальное распределение доходов, Однако Менгер ни разу не продемонстрировал с достаточной ясностью, как именно осуществляется такая координация 93; правда, в отличие от своего ученика Фридриха фон Хайека он все же допускал мысль о том, что предприниматели стремятся получить все сведения о рыночной ситуации 94. Напрашивается важный вопрос: если покупатели и продавцы реагируют только на рыночную цену, для чего же тогда нужен весь этот сложный психологический механизм? По-видимому, все, что требуется в таком случае,- это информация о структуре производства и потребностях населения, а также предпосылка о стремлении к наибольшей прибыли и минимальным издержкам.
Критики теории Менгера вполне справедливо указывали на то, что описанные им психологические факторы не имеют никакого отношения к объективным экономическим процессам. Хотя современная теория признает роль антиципирования и намерений ex ante, но, что не менее важно, она отвергла психологические изыскания в области экономической науки. При этом исходят из следующих соображений: экономический анализ должен иметь дело лишь с фактами хозяйственной жизни, а не с психологической схемой деятельности. Правда, и при экономическом анализе должны быть приняты во внимание пределы действий человека, связанные с существованием более широкой общественной структуры. Универсальная теория, которую пытались создать Менгер и его ученики, в гораздо большей степени применима к хозяйству Робинзона Крузо, чем к смешанной системе частного, монополистического и общественного предпринимательства, существующей в настоящее время. Однако исследование такой хозяйственной системы выходило за пределы теории австрийской школы, да и представители последней, по существу, не проявляли интереса к данной проблеме. Создается впечатление, что вся их теория воплощала точку зрения абстрактного схематичного экономического человека, рассматриваемого вне связи с окружающей средой, под воздействием которой он, вероятно, и сформировался. И нигде это не поражает читателя так сильно, как в ранних работах представителей австрийской школы, рассматривавших основы теории благ 95.
Менгер не рассматривал социальные проблемы. Дело не только в том, что его теория статична,- она холодна и совершенно не подвержена влиянию человеческих побуждений, которые владели Адамом Смитом или Карлом Марксом. Именно такой подход задавал тон в экономической науке на протяжении последующего периода примерно в семьдесят пять лет. К тому же Менгер по-настоящему не интересовался ценами и соотношениями, складывающимися в процессе обмена: они, как ему представлялось, имеют второстепенное значение и гораздо менее интересны, чем проблемы, рассматриваемые в начальных разделах книги "Основания". Центральное место занимают потребности и удовлетворение желаний. Теории издержек производства и трудовой стоимости просто ошибочны, они не признают того, что стоимость проистекает из свойств, делающих возможным удовлетворение потребности 96. Индивидуалистическая точка зрения получила чрезвычайно рельефное выражение. Понятие национального богатства, например, объявлялось мифическим, поскольку оно основано на ложном предположении, будто имущество может использоваться для всеобщего благосостояния 97. Национальная экономика, как писал Менгер, на самом деле представляет собой совокупность отдельных экономических единиц, каждая из которых преследует свои собственные цели. Тем самым оставлялась в стороне проблема социальной ответственности; такой подход затушевывал дихотомию между индивидуальными и групповыми интересами и основывал все рассуждения на довольно сомнительном предположении, согласно которому цели отдельного человека находятся в соответствии с требованиями общественного прогресса. Это явно тот же тезис Адама Смита о "невидимой руке".
Фридрих фон Визер (1851-1926) был единственным из представителей австрийской школы, написавшим настоящий трактат. Таким трактатом явилось его "Общественное хозяйство"- книга, которую высоко ценил Уэсли К. Митчелл 98. Сменив Менгера, Визер с 1903 г. занимал его место в Венском университете; он разработал довольно гибкий вариант теории австрийской школы. Визер происходил из старинной семьи австрийского государственного служащего, и после окончания гимназии он, как это было принято в таких случаях, стал изучать юриспруденцию. Визер был плодовитым автором, его книги и статьи постоянно печатались на протяжении полувека - с 1876 г. до самой его кончины в 1926 г.
Сначала Визера сильно занимала история, но глубокий интерес к политическим и социальным событиям того времени вскоре привел его к изучению других наук. Книгами, пробудившими в нем пытливость ума, явились "Начальные принципы" Герберта Спенсера и "Война и мир" Толстого. Визер стал изучать законы общественной деятельности, и вскоре он пришел к убеждению, что для указанной цели из всех наук в наибольшей степени подходит экономическая теория, поскольку "общественными отношениями, которые прежде всего бросаются в глаза", являются экономические отношения. Именно их, как полагал Визер, следует объяснить в первую очередь. Однако ни одна из теорий, которые он изучал, не могла его удовлетворить: взгляды классической школы были противоречивыми, а марксизм просто логически доводил теорию Рикардо до самых крайних выводов. В 1874 г. Визер открыл для себя книгу Менгера "Основания" и почувствовал, что это и есть по существу предисловие к той своеобразной истории, которая еще должна быть написана,- истории движения безымянной массы.
Вместе с Бем-Баверком, с которым они с детства дружили, а впоследствии и породнились, Визер приступил к разработке экономической теории в духе учения Карла Менгера. Несколько лет друзья путешествовали по Германии, изучая экономическую науку под руководством Книса, Рошера и Гильдебранда. Участвуя в семинаре Книса, Визер подготовил доклад об издержках и стоимости, содержание которого предвосхищало его последующие взгляды. В этом докладе он впервые стал трактовать издержки как косвенную или приносимую в жертву полезность - понятие, которое современными экономистами именуется издержками альтернативных возможностей. Впоследствии это положение получило известность как "закон Визера", что само по себе красноречиво свидетельствует о том, насколько высоко сподвижники ценили силу и оригинальность его мысли. Визера никогда не могло полностью удовлетворить простое распространение Менгерова понятия стоимости на производственные блага. Уже в этом произведении он переходит от оценки единичного блага к, сопоставлению общей потребности в производственных благах с общим количеством благ. Даже в столь ранней работе содержится попытка выдвинуть более широкую социальную концепцию, чем та, которую можно обнаружить у Менгера. Однако к новой экономической теории Визер относился лояльно, поскольку он полагал, что стоимость производственных благ определяется стоимостью последней единицы продукта, которую можно изготовить с помощью всего комплекса факторов производства. 99 Здесь идее Менгера дано поистине поразительное применение, но, - как это ни парадоксально, сам учитель не проявил большого интереса к тому варианту субъективной теории стоимости, который разрабатывали его ученики. И все же Визер с огромным усердием продолжал работать над новой экономической теорией полезности. И хотя он был обременен обязанностями на государственной службе, к 1884 г. он смог опубликовать свою книгу "Ursprung und Hauptgesetze der wirtschaftlichen Wertes"; благодаря этому он получил место преподавателя в Немецком университете в Праге. Книга Визера поистине знаменует собой веху в дальнейшем развитии теории предельной полезности, и действительно, употребляемый в ней термин "Grenznutzen" дал имя маржиналистской теории. Метод Визера, так же как и его предшественника Менгера, не был связан с использованием математики. Но, будучи первой попыткой представителей австрийской школы эффективно исследовать проблемы использования ресурсов и хозяйственной организации, теория Визера отличается таким проникновением в социальную структуру, которое является совершенно уникальным событием в развитии данной школы. В 1903 г. Визер возвратился в Вену, где он продолжал работать над применением маржиналистских идей в области денежного обращения и налогового обложения. Основные свои произведения он писал обычно в связи с какими-либо событиями; так было, например, с книгой "Общественное хозяйство", она была написана по заказу Макса Вебера, который приступил тогда к изданию новой сериидКниг, посвященных общественным наукам,-"Grundriss der Sozialokonomik". Последняя работа Визера "Das Gesetz der Macht", содержащая социологическое исследование проблемы власти, была издана в 1926 г. В 1917 г. Визер был назначен в верхнюю палату австро-венгерского парламента, в последних двух кабинетах "двойственной монархии" он занимал пост министра торговли.
Визер использовал тот же метод абстракции, что и Менгер; в своей аргументации он также прибегал к рассуждениям по методу "в случае, если", и, определяя теоретические проблемы, он точно так же оперировал категориями, которые выражали скорее сущность стоимости, чем реальное поведение человека. И тем не менее в работе Визера имеются такие действительно привлекательные черты, которых нет ни у Менгера, ни у Бем-Баверка. Визер высказывал серьезные сомнения по поводу методологических споров Менгера с представителями исторической школы, такие споры он считал не слишком плодотворными. В его произведениях вскоре обнаружилась более широкая социальная перспектива. Поэтому не явилось неожиданностью заявление Визера о том, что его экономическая теория подготовила его к историческим и социологическим исследованиям. Работа "Общественное хозяйство" представляет собой обширное экономическое и социологическое исследование, посвященное развитию современного капитализма, а в книге "Das Gesetz der Macht" Визер полностью подчиняет экономическую теорию политическому анализу. Мысль о том, что основу общественной науки образуют действия безымянной массы, побудила его искать для этих проблем свой метод исследования, не похожий на те, которые используются в естественных науках. Визер признавал, что его концепция не является совершенно точной, однако, как он утверждал, этого и следовало ожидать. Более того, такое ее свойство даже может оказаться преимуществом, так как благодаря этому исследователь (который, по словам Визера, сам является составной частью рассматриваемой ситуации) получает возможность проникнуть во внутреннее содержание общественных явлений. Дело в том, писал Визер, что экономическая теория следует эмпирическому методу, хотя на первый взгляд она представляется исключительно дедуктивной наукой. Это эмпирическая наука, исследующая типичные явления. В соответствии с этим должны быть выделены самые обычные, наиболее часто повторяющиеся аспекты поведения, с тем чтобы воссоздать с их помощью своеобразный "идеальный" тип. Визер без колебаний использовал этот метод, по крайней мере в более специальных разделах теории. Его экономический человек - это практически автомат, который без устали преследует лишь одну цель, благодаря чему он совершенно избавлен от ошибок. Но Визер понимал, что речь идет просто об абстракции, пригодной лишь для аналитических целей.
У Визера такой метод мог быть эффективным, и все же его использование было сопряжено с известным риском; ибо если интуиция ученого, занимающегося общественными науками, не сочетается с проверкой гипотез и контролем над эмпирическими данными, то она может оказаться не вполне точной. Однако Визер избегал специальных исследований в области методологии. Он не верил ни в то, что такие исследования могут предприниматься в отрыве от конкретных вопросов, ни в то, что с помощью методологических исследований можно достигнуть значительного прогресса общественной науки. Визер полагал, что метод может сложиться лишь в процессе научного исследования, и выражал глубокое сожаление по поводу того, что Менгер посвятил ему так много усилий.
Центральной идеей в экономической теории является полезность, которая пронизывает все явления, в том числе деньги и, разумеется, частную собственность. В своей работе "Общественное хозяйство" Визер показал, наконец, как в результате установления равновесия между силами конкуренции и государственным регулированием потребовалась модификация классических понятий частной собственности. Таким путем он устанавливал связь между теорией и политикой; использованные им методы анализа должны были привести от абстракции к практической хозяйственной деятельности. Однако Визер не достиг полного успеха, и как он ни старался применить понятие предельной полезности к процессам, происходящим в масштабах всего общества, он все же не смог произвести такой эффект, на который, по-видимому, рассчитывал.
Книга "Ursprung", которая была подготовлена на основе ранней работы, представляет собой как бы предварительное изложение основных идей Визера. Менгер по существу не смог сколько-нибудь эффективно распространить теорию полезности на сферу производства и распределения. Поэтому проблемой использования этой теории, и в частности разработкой идей об издержках альтернативных возможностей и о вменении стоимости, предстояло заняться Визеру. Хотя мысли Визера по этим вопросам содержались уже в работе "Ursprung", в завершенном виде они были опубликованы в книге "Естественная стоимость", изданной в 1889 г. 100 На протяжении последующих двадцати пяти лет эта книга служила изложением теоретических взглядов Визера в наиболее определенной форме. В самой книге "Ursprung" содержится теория использования ресурсов, исходящая из неизменного количества ресурсов и заданных потребностей. В ней отмечено, что наилучшее распределение ресурсов достигается в том случае, когда при всех возможных способах использования факторов производства каждая их единица приносит одинаковый доход. Крупный запас ресурсов может быть использован для удовлетворения более широкого круга потребностей, включая и менее важные из них 101. Если же способность к извлечению дохода ослабляется, это может быть связано, следовательно, с уменьшающейся предельной полезностью всего запаса благ. Стоимость запаса благ определяется именно участием всех факторов в процессе производства. Полезность обусловливает стоимость последней единицы запаса; однако стоимость - это издержки производства товара, в основе которых лежит заранее предполагаемая полезность. Выдвинув эту мысль в книге "Ursprung", Визер тем самым приблизился к идее издержек альтернативных возможностей. Исходя из этого, он смог уже без большого труда развить теорию родственных благ - тех продуктов, при изготовлении которых использовался по крайней мере один общий фактор производства. Родственные блага, писал Визер, обмениваются друг на друга в таких пропорциях, "в которых соотносятся между собой затраты общего фактора производства, требующиеся для их изготовления" 102.
В книге "Естественная стоимость" Визер снова отметил, что в основе хозяйственной деятельности лежит полезность; вместе с тем он подчеркнул существенную роль, которую играет фактор редкости, утверждая, что имеющиеся в избытке блага не обладают стоимостью. Потребности, удовлетворяемые с помощью благ, должны быть расположены в определенном порядке в соответствии с законом убывающей полезности Госсена. В этом месте Визер все же замечает, что возможны как дискретная, так и непрерывная шкалы полезности 103. Это соображение имело важное значение; помимо того, что оно подчеркивало различия между Визером и Менгером в вопросе об определении величин вмененной стоимости, он" являлось гораздо более реалистичным в сравнении с предположением о непрерывных бесконечно малых изменениях, которое подразумевалось как у Джевонса, так и у Менгера. В книге I понятие благосостояния определялось в примечании следующим образом: "Принцип хозяйственного использования тех  благ, которые могут найти различное применение,. состоит, таким образом, не в том, что мы должны в каждом случае обеспечить одинаковую и возможно более низкую предельную полезность, а в том, что при всяком использовании данного блага достигается возможно более низкая предельная полезность, и каким либо другим способам использования при этом не наносится ущерб, связанный с утратой более высокой полезности" 104. Однако в отличие от книги "Ursprung" в этой работе Визер доказывал, что блага должны распределяться между различными формами их использования таким образом, чтобы прежде всего удовлетворить важные потребности, следовательно, тем самым,. по-видимому, нарушается принцип равной предельной полезности.
Проявляя гораздо более глубокое понимание вопроса по сравнению с другими представителями маржиналистской теории, Визер ясно показал, что понятие предельной полезности может относиться лишь к единичному акту использования блага. Предметы питания потребляются в совершенно одинаковом количестве изо дня в день, и тем не менее по результатам последней еды можно судить о роли, которую" играет удовлетворение этой потребности, писал он,- каждый день, в любой момент. К сожалению, Визер не стал далее развивать эту мысль, хотя она могла бы подсказать ему альтернативные варианты маржиналистской теории. Производство в конце концов приспосабливается к периодическому удовлетворению потребностей, причем нужды, которые предстоит удовлетворить в недалеком будущем, оказывают серьезное воздействие на текущие потребности. Такие рассуждения по существу закладывали основы теории Бем-Баверка. Теория предельной полезности может дать ответ на вопрос об установлении цен, но если не использовать тезис Визера о периодически повторяющихся процессах потребления, то трудно создать теорию производства.
Цена является не только выражением полезности, она к тому же выступает в качестве средства установления равновесия между потребительной стоимостью и меновой стоимостью денег. Хотя у Визера встречается упоминание о ценах, с помощью которых можно резервировать товар, равновесие устанавливается тогда, когда в рыночном торге могут принять участие предельные покупатели 105. Визер признавал, однако, что на местоположение такой точки равновесия могут оказать влияние различия в доходах - наблюдение, мимо которого впоследствии часто проходили представители маржиналистской теории. Меновая стоимость превращалась в такое свойство, которое придается благу антиципируемым актом обмена, тем самым сохранялась психологическая основа теории 106. Когда Визер рассматривал "объективную" стоимость, он говорил о двух понятиях стоимости, различающихся по сфере охвата. Субъективная стоимость представляет собой атомистическое понятие, которое позволяет установить определенную шкалу внутри "индивидуального хозяйства". Но содержание этого понятия изменяется, когда субъективная стоимость оказывается вовлеченной в процесс взаимодействия цен. В таком случае она становится объективной стоимостью - определенной ценой, и хотя эта стоимость не обязательно отражает оценку благ с точки зрения общества, она представляет собой, как писал Визер, общественное явление 107. Цена в таком смысле слова легла в основу общественной экономики, описанной в последующей работе Визера "Общественное хозяйство", - экономики, в которой индивидуумы оказываются связанными между собой механизмом обмена.
В этом месте Визер едва касается понятия общественных отношений, которое с такой исключительной целеустремленностью использовал Маркс. В первое время казалось, что интерес Визера к социальным вопросам выведет его на путь исследования экономических проблем в более широком плане. Однако в действительности дело обстояло не так, потому что в своей исследовательской работе он неоднократно возвращался к субъективистскому методу исследования. Визер допускал, что экономика, построенная на принципах индивидуализма, оставляет желать лучшего и что можно увеличивать стоимость товаров, делая их более редкими. Тем не менее он отвергал всякие утверждения о том, что в связи с этим общество нуждается в реорганизации; Визер полагал, что правительство, находящееся у власти, может осуществить необходимые корректирующие мероприятия 108. И все же такие рассуждения свидетельствуют о том, что в поле зрения Визера находился широкий круг социальных вопросов, а его интерес к экономическим проблемам выходил за пределы теории полезности - этот аспект его мышления старательно обходит большинство комментаторов 109. Визер со всей определенностью писал о том, что производство может вестись лишь с целью увеличения богатства. "Вместо того чтобы производить предметы, которые обладают наибольшей полезностью,- указывал он,- изготовляются такие предметы, за которые станут платить больше денег" 110. Далее Визер отмечал, что при покупке обычных благ, таких, как хлеб, богач и бедняк оказывают одинаковое влияние на цену; однако чем больше избыточные средства, находящиеся в распоряжении богатых, тем шире они прибегают к покупке предметов роскоши и тем сильней искажается структура производства 111. В рациональном и органическом обществе естественная стоимость легко различима. Но к сожалению, она слишком легко искажается в результате обмана, насилия и случайных обстоятельств.
В третьем томе книги "Естественной стоимости" Визер развивает свою знаменитую идею о том, что вмененная стоимость служит основой при установлении стоимости производственных благ. Совокупность факторов производства он пытался рассматривать как действующий коллективный институт (going concern), в сравнении с формулировкой Менгера это знаменовало определенный прогресс. Представление о том, что производственные блага получают свою стоимость от стоимости товаров, изготавливаемых с помощью этих благ, является удовлетворительным до тех пор, пока речь идет об оценке всей совокупности факторов производства; но такой подход не дает ответа на вопрос о том, как оценить каждый из факторов производства в отдельности. Данная проблема предполагает, конечно, использование понятия альтернативных издержек. Это не просто вопрос дефиниций, а скорее фундаментальный вопрос максимизации. Вполне естественно, что для его решения нужно предположить наличие неизменного запаса благ и ресурсов. Любопытно в этом отношении следующее побочное замечание Визера: отношение между стоимостью продуктов и стоимостью средств их производства может нарушаться вследствие того, что изменяется степень важности личных потребностей, удовлетворяемых с помощью готового продукта 112; здесь убедительно показаны различия между персональным и функциональным распределением доходов. Функциональное распределение заключает теоретический аспект проблемы распределения, оно может быть искажено и представлено в ложном виде вследствие действия таких факторов, как отношения собственности, наследование имущества и тому подобное.
Теория вменения, или Zurechnung, в действительности являлась теорией распределения, потому что она пыталась объяснить, как различные факторы производства участвуют в распределении конечного продукта. Визер отказался от Менгерова принципа исключения, при котором стоимость единицы фактора производства измерялась потерей продукции в том случае, когда эта единица изымается из процесса производства; вместо него использовалось понятие участия в производстве 113. Пытаясь сделать свой подход более реалистичным, Визер рассматривал дискретные изменения. Он доказывал, что если следовать формулировке Менгера, то в результате сумма, подлежащая распределению, окажется больше, чем весь продукт. Ошибка здесь проистекала из того, указывал Визер, что Менгер не понимал следующей зависимости: исключение единицы одного из факторов производства может оказать неблагоприятное влияние на производительность остальных факторов. Здесь предполагается, что изменения в размерах используемых факторов производства не могут быть непрерывными - подобные представления Визера впоследствии подверглись резкой критике 114. И все же многие из этих критиков не смогли понять, что описанные взгляды Визера отражали его искреннее стремление сделать свою теорию реалистичной.
Однако с математической точки зрения, как отметил Кнут Викселль, различия между представлениями Менгера и Визера, по-видимому, невелики. В условиях свободной конкуренции доля в доходах, приходящихся на любую совокупность средств производства, должна быть, как писал Визер, примерно одинакова при всех возможных формах их хозяйственного использования 115. "Участие в производстве", о котором писал Визер, в таком случае можно трактовать просто как обычные доходы, выплачиваемые различным факторам производства. Тем не менее содержание одного из положений, следовавших из теории Визера, по-видимому, все же осталось неотмеченным; речь идет о том, что каждое благо или каждый фактор, которые используются в качестве элемента действующего коллективного института, явно оказывают большее влияние, чем в случае, когда они используются изолированно от других факторов. И наоборот, исключение единицы благ из данного сочетания факторов производства влечет за собой некоторое уменьшение роли остальных факторов 116. На данный аспект теории Визера, подразумевающий понятие действующего коллективного института, долгое время не обращали внимания. Между тем это ярко свидетельствует о понимании Визером того, что индивидуальная хозяйственная деятельность не является чем-то изолированным, не связанным со всей совокупностью взаимозависимых общественных отношений.
Проблема вменения неизбежно вела к вопросу о капитале и проценте. Капитал является тем фактором производства, который непрерывно потребляется, и, следовательно, доходы на капитал должны быть достаточными для возмещения первоначальной суммы, а также для обеспечения сверх того чистой прибыли или избыточной стоимости. Эту сумму Визер считал валовым доходом на капитал, с ней, несомненно, связана физическая производительность капитала - нечто такое, что невозможно непосредственно продемонстрировать. В отличие от трактовки Джевонса понятие капитала у Визера не включало товары, на которые расходуется заработная плата 117. Правомерность дохода на капитал проистекает из того, что капитал функционирует в качестве одного из составных элементов процесса производства. Визеру казалось очевидным, что заимодавцы требуют не только возвращения авансированной суммы, но и некоторой избыточной стоимости. Такая избыточная стоимость, определяемая как чистый доход, представляет собой процент. Все это вряд ли можно признать достаточным объяснением столь сложного явления. Во всяком случае, Визер с почтением относился к концепции дисконтирования. Он полагал, что текущая стоимость капитала устанавливается путем суммирования дисконтированных стоимостей продуктов, которые можно впоследствии произвести при помощи данного капитального блага. Решающее значение в таком случае принадлежало фактору времени. Визер считал, что капиталовложения осуществляются мгновенно, без каких-либо лагов во времени. Однако он не смог удовлетворительным образом превратить фактор времени в составной элемент своей теоретической системы. Чистый доход, приносимый землей, должен быть капитализирован, особенно в том случае, когда при оценке земельного участка приходится учитывать работы по его улучшению. Однако все это не означало ни принятие теории Бем-Баверка, различающей настоящие и будущие блага, ни согласие с теорией воздержания 118. Визер настаивал на том, что как настоящие, так и будущие блага должны оцениваться в равнозначных категориях.
Совершенно очевидным представляется стремление Визера опровергнуть теорию эксплуатации Маркса. В произведениях Визера трудовая теория стоимости часто подвергалась критике, в них он подчеркивал вновь и вновь роль капитала в процессе производства. Визер отвергал также попытки свести капитал к затратам труда путем использования широко известного метода "учета прошлых событий". Тем не менее возражения Визера, по-видимому, не произвели должного эффекта 119.
Долю каждого из факторов производства можно установить также с помощью капитализации. Труд, разумеется, не может быть капитализирован, поскольку он представляет собой свободный элемент (по крайней мере в теоретической модели). Однако этот метод расчета можно использовать применительно к индивидуальным процессам труда и его результатам. Таким путем можно определить часть продукта, которая направляется на оплату специфической услуги, оказанной трудом. С точки зрения общей теории стоимость каждого вида таких услуг зависит в конечном счете от соотношения между предложением и спросом на них, от того, в какой мере использование их полезных свойств должно опираться на содействие других благ, и от уровня развития техники на данный момент 120. Однако решающую роль при установлении цен на услуги, оказываемые трудом, а вместе с тем и при определении его доли в продукте играет использование предельной единицы труда. Визер исходил из предположения о неизменных производственных коэффициентах, вследствие этого решение проблемы распределения, которое он приводил, предполагало бесконечную эластичность спроса на услуги. Это был рынок, характеризующийся совершенной конкуренцией. Однако такой подход наталкивается на ряд трудностей 121, в связи с чем возникают сомнения, действительно ли Визеру удалось дать достаточно общее изложение проблемы. Наконец, хотя Визер чрезвычайно критически относился к теории Рикардо, все же он полагал, что можно использовать выдвинутую классической школой теорию дифференциальной ренты, для того чтобы объяснить доходы, выплачиваемые владельцам других факторов производства, кроме земли.
Как только речь заходила о проблеме издержек, Визер пытался найти решение, открыто обращаясь к полезности. В своих доказательствах он исходил из стоимости фактора производства, обусловленной его предельной полезностью. Когда тот или иной фактор начинает использоваться в производстве, он сообщает этому процессу и свою стоимость; вследствие трансформации, которая происходит в процессе производства, данная стоимость входит в цену предложения (asking price). Следовательно, в конечном счете издержки производства обусловлены предельной полезностью. Без производства не может быть и издержек 122. Еще одно доказательство правильности такой трактовки издержек можно видеть, по его мнению, в том, что всякие изменения в калькуляции благ, входящих в процесс производства, ведут к изменению цены продукта. Все эти сложные построения сводятся, однако, к утверждению о том, что издержки ведут свое происхождение от благ, входящих в процесс производства, и, поскольку данные блага используются по назначению, они переносят свою стоимость. Но прежде всего издержки должны воплощать соответствующие стоимости. Они получают стоимость благодаря процессу вменения, в ходе которого предельный продукт наделяет стоимостью производственные блага; в результате оказывается, что издержки порождаются своеобразным общественным фондом полезности. Если этот фонд используется разумно, он может увеличить богатство общества, в противном случае может иметь место нежелательный исход - обеднение общества. Вывод из этого довольно сложного анализа состоит в том, что стоимость и издержки всегда определяются предельной полезностью.
Когда Макс Вебер пригласил Визера наряду с другими ведущими учеными того времени принять участие в издании энциклопедической серии работ по общественным наукам, Визер подготовил свой основной труд "Общественное хозяйство". Это была та же серия, для которой Шумпетер написал свою книгу "Экономическая доктрина и метод" 123. Из всех произведений, принадлежащих австрийским представителям маржиналистской теории, только книга Визера содержала действительно всестороннюю экономическую систему; к сожалению, издание этой работы совпало с началом первой мировой войны, в связи с чем книга оказалась незамеченной, и впервые на нее обратили внимание по существу лишь в 1924 г. По своему основному подходу она мало отличается от предшествующей работы "Естественная стоимость", и особенно это относится к обширной первой части, в которой Визер характеризовал теорию простой экономики. Основной проблемой вновь была проблема определения стоимости в своеобразных условиях экономики Робинзона Крузо. Речь опять шла об экономическом человеке, все поступки которого характеризовались полным и просто-таки пугающим автоматизмом решений. Визер вновь высказывал убеждение в том, что это - теоретический метод исследования, который, как он полагал, носит психологический характер и наиболее пригоден для исследования хозяйства, ведущегося одним человеком 124. "Индивидуалистическая точка зрения, подразумеваемая современными экономическими принципами,- писал он,- представляет собой теоретическую идеализацию... она удачно приспособлена... для дедуктивного анализа экономических элементов. Для того чтобы понять конкретные жизненные явления, следует перейти к другой ступени абстракции и затем - к рассмотрению общественных отношений, которые действительно существуют в настоящее время" 125. Простая, экономика Визера начинает обнаруживать черты, присущие хозяйственной деятельности в масштабах национальной экономики: дело представляется таким образом, как если бы все национальное хозяйство направлялось одним человеком, благодаря этому появляется возможность более эффективно исследовать законы общественной экономики. Следуя такой схеме, нужно, как утверждал Визер, проследить лишь за единственным потоком ресурсов - движением из сферы производства к конечному потребителю. Структура первой части "Общественного хозяйства" существенно не отличается от структуры предшествующей работы. Излагался госсеновский закон убывающей полезности; по существу, так же, как и раньше, ставилась проблема потребностей и желаний; издержки и теперь трактовались просто как скрытая форма предельных стоимостей; в основе теории распределения по-прежнему лежало участие в производственном процессе; принцип вменения вновь излагался с помощью тех же аналогий, которые уже были использованы в книге "Естественная стоимость" 126.
Однако в последней части работы "Общественное хозяйство" обнаруживались свежие мысли. В отличие от других представителей австрийской школы Визер предпринял смелую попытку сочетания разработанной им чистой экономической теории с теорией общества. Он стремился показать, как общественное хозяйство складывается благодаря процессу обмена, то есть благодаря основному механизму, с помощью которого отдельные лица выражают свои хозяйственные интересы 127. Тем не менее Визер признавал, что отношения между людьми в масштабах всего общества складываются не для того, чтобы эти люди могли вести между собой беседу: он понимал, что фактически в сфере общественной деятельности людей бывают столкновения, которые часто достигают большой силы 128. Если рассматривать проблему в таком плане, уже невозможно утверждать, что погоня за собственной выгодой всегда способствует всеобщему благосостоянию. Социальные конфликты часто ведут к установлению господства одного класса над другим. Например, буржуазия сыграла важную роль в процессе исторического развития, сокрушив власть феодальных магнатов; однако со временем утвердился ее собственный экономический и политический деспотизм, основанный на финансовом контроле и на отчуждении средств производства от рабочих. Хотя такие социологические наблюдения были неприятны из-за своего сходства с утверждениями социалистов, все же Визер признавал их обоснованность.
В произведениях Визера можно проследить заметное влияние идеи Толстого, полагавшего, что историю творят безымянные массы; в то же; время взгляды Визера в области социологии носили самостоятельный характер 129. Люди-существа общественные, писал Визер, в общество их объединяет сильное стремление к свободе, и тем не менее они подвергаются действию мощных сил принуждения. Именно эти силы и творят историю. Что касается сферы экономики, то принципы полезности и издержек, которые так великолепно функционируют в условиях простого хозяйства, в реальной жизни действуют лишь как тенденция. Вопреки прежним теоретическим представлениям результаты рыночной деятельности не всегда оказываются благоприятными для всех вследствие того, что сильные часто господствуют над слабыми и контролируют их 130. Кроме того, в общественном хозяйстве цены часто стратифицируются. Стратификация цен отражает появление различных категорий благ, которые оказываются связанными со спросом со стороны различных классов общества. Совершенно очевидно, что развитие такого процесса характеризуется иррациональностью и оказывает неблагоприятное воздействие на экономику 131. Рассматривая этот вопрос, Визер, подобно Торстену Веблену, отмечал, что деятельность, направленная лишь на обеспечение внешнего эффекта, пагубно отражается на функционировании рынка. Цена у него превращается в общественную категорию, так как с ее помощью складываются взаимоотношения между различными людьми. Теперь дело не ограничивалось уже чисто аналитическими методами, как это было в книге "Естественная стоимость". Стратифицированная предельная полезность легко подвергается искажениям 132. В условиях общественного хозяйства экономические ценности деформируются, и вскоре оказывается, что они уже не могут удовлетворять требованиям подлинной рациональности. Все блага подразделяются на три группы товары массового потребления, которые используются всеми - как богатыми, так и бедными, предметы роскоши и промежуточные товары. Стоимость товаров первой группы определяется их предельной полезностью для бедняка, товаров второй группы - предельной полезностью для богача и товаров третьей группы - оценками среднего класса. В ходе этого процесса и происходит нежелательная стратификация спроса.
Может возникнуть чрезмерная конкуренция, которая стимулируется перепроизводством, и в этом заключается одна из причин экономического кризиса 133. Визер отвергал мнение представителей классической школы о том, что конкуренция образует идеальное состояние экономики, вместе с тем он довольно критически относился к обвинениям, выдвигавшимся против монополий. Вслед за изложением вопроса о функционировании монополий Визер, предвосхищая мысли Шумпетера, писал: "Доктрина классической школы, которая безоговорочно одобряла конкуренцию, считая, что она соответствует интересам общества, и совершенно отрицательно относилась к монополии как к антиобщественному явлению, больше уже не может считаться справедливой в применении к современным институтам" 134. Теперь, отмечал Визер, невозможно также по-прежнему говорить только о чистой конкуренции и чистой монополии, поскольку сейчас существует множество неизвестных ранее промежуточных, "монополоидных" форм. Коль скоро речь идет о рыночной позиции, нужно отметить, что монополия означает превосходящие позиции на рынке, однако не всякая благоприятная рыночная позиция представляет подлинную монополию. Хотя в промежуточных формах можно обнаружить черты монополии, тем не менее на них оказывают давление силы конкуренции. Эти рассуждения получили более полное развитие впоследствии в концепциях Эдварда X. Чемберлина и Джоан Робинсон 135. Однако Визер не знал еще таких понятий, как дифференциация продукта или влияние, которое могут оказать на цены и спрос различия в местоположении производителя.
Экономическая социология, которую Визер разработал в книге "Общественное хозяйство", в то время была событием незаурядным. Он указывал на то, что быстрая урбанизация грозит социальным вырождением; он подчеркивал отрицательные последствия неравномерного распределения богатства, гнетущую, опустошающую человека обстановку, порождаемую индустриализмом, и самые крайние формы отчуждения. Визер полагал, что если профессиональные союзы будут заниматься исключительно борьбой за улучшение условий, фиксируемых коллективными договорами, то они, вероятно, смогут добиться успеха 136; он был совершенно убежден в том, что в условиях современного капитализма рабочий может обрести подлинную свободу лишь благодаря тред-юнионизму 137. Это знаменовало поистине новый подход, если принять во внимание, что Джевонс и Менгер выступали в защиту бескомпромиссного индивидуализма, доведенного почти до самых крайних своих проявлений. Как полезно было бы некоторым авторам современных теорий перечитать высказывания Визера по данному вопросу. 138 И здесь он стремился сочетать теоретические принципы с вопросами политики: Визер настаивал на том, что деятельность профсоюзов может обеспечить трудящимся лишь такую заработную плату, которая соответствует полной предельной производительности труда. Вследствие этого он рекомендовал профессиональным союзам избегать конфликтов с предпринимателями и стараться достигнуть "полюбовного соглашения" об экономически обоснованном уровне заработной платы. Как бы ни была ограничена такая формулировка, как бы она ни была привязана к маржиналистской теоретической системе, даже она может свидетельствовать о том, что Визер превосходил своих современников.
Симпатии Визера, по-видимому, были на стороне такого хозяйственного строя, который теперь назвали бы "смешанной экономикой". Однако он утверждал, что централизованное управление не в состоянии столь же эффективно достигнуть удовлетворительных результатов, как это обеспечивается с помощью бесчисленных операций, осуществляемых множеством индивидуумов 139. В экономических и социальных вопросах Визер, разумеется, никогда не придерживался социалистических взглядов. Он настаивал на том, что экономический расчет осуществляется наилучшим образом при капиталистическом строе, тем не менее Визер допускал, что рост обобществленного сектора неизбежен. Проблемы экономического расчета означают по существу проблемы максимизации полезности, но эти задачи могут не совпадать с целями, стоящими перед общественным хозяйством. Поскольку Визер утверждал, что методы и формы, в которых развертываются эти процессы максимизации, в основном сходны между собой, законы экономического расчета фактически оказываются, по Визеру, одними и теми же при капитализме и при социализме 140.
Характер государственного хозяйства рассматривается в сокращенном издании третьего тома "Общественного хозяйства". Цель государства, как писал Визер, должна состоять скорее в обеспечении защиты и условий развития общественного производства, чем в удовлетворении потребностей. Когда государство ведет производство на обычных предприятиях, оно оказывается вовлеченным в процесс обращения, причем основным критерием его деятельности по-прежнему служит принцип максимальной меновой стоимости. Однако прогрессивное налогообложение должно быть отвергнуто, несмотря на то что для его защиты можно использовать положения, выдвинутые теорией полезности. В последней части книги рассматривается мировое хозяйство. Точка зрения Визера в этом вопросе была типичной для экономистов континентальной Европы: представления классической школы о международной торговле он считал неприемлемыми. Визер полагал, что националистическая концепция Листа с ее выводами относительно протекционистского механизма вполне обоснована. Может быть, никогда не удается достигнуть равновесия цен на мировом рынке, тем не менее важную роль, по мнению Визера, играет непрерывное распространение технических знаний. Оно может оказаться более важным, чем возможность использования ресурсов 141.
К сожалению, существует тенденция к недооценке Визера. Можно согласиться с тем, что при критике австрийской школы он служит одной из мишеней; тем не менее нельзя забывать, что Визер развил теорию полезности Менгера, придав ей большую глубину, а также сформулировал, по существу, оригинальные теории издержек и распределения. В книге "Общественное хозяйство", где Визер подвел свои итоги многолетним размышлениям над экономическими проблемами, подчеркивается ныне общепризнанный тезис: для всестороннего рассмотрения проблемы требуется анализ, который выходит за пределы простых принципов простого хозяйства. Короче говоря, Визер продемонстрировал понимание общества как функционирующего организма,- понимание, которого явно недоставало другим представителям австрийской школы и маржиналистской теории. Как признал даже Джордж Стиглер, Визер оказал известное влияние на последующих экономистов 142. На Фреда М. Тэйлора большое впечатление произвела мысль Визера об ограниченных масштабах колебаний в размерах факторов производства, что побудило его рассмотреть предположение о постоянной величине технических коэффициентов; следы влияния Визера можно обнаружить даже у такого автора, как Дж. Р. Хикс 143. Хотя Визер и полагал, что он создал чисто психологическую экономическую теорию, тот технический аппарат, который он в действительности разработал, представлял собой нормативную систему, то есть такую экономическую теорию, какой она и должна быть. Это особенно заметно в его социальном анализе, где он подчеркивал отклонения в поведении людей от надлежащих норм, например в трактовке неравенства и реформ. Он не хотел, чтобы созданная им экономическая теория оказалась статичной: как же иначе можно понять тот факт, что Визер тщательно прослеживает экономические стимулы от расчета полезности в естественной системе до меновой стоимости в общественном хозяйстве, в котором свобода заключать соглашения и частная собственность позволяют людям добиваться осуществления своих целей, и далее расширяет сферу анализа вплоть до национальной и мировой экономики? Ясно, что Визера интересовало нечто большее, чем чистая теория. В своей книге "Das Gesetz der Macht", в которой он расширяет границы социологии, наметившиеся в "Общественном хозяйстве", главными вопросами становятся уже монополия, руководство и права человека. Это явно свидетельствует о серьезной попытке сочетать теоретическое исследование с практикой. Уже один этот факт говорит о том, что Визер достоин занимать почетное место в истории экономических учений.
55 Переведена Джеймсом Дингуоллом и Бертом Ф. Хозелитцем под названием "Principles of Economics", New York, 1950.
56 "Geld" в "Handworterbuch der Staatswissenschaften", Jena, 1909, IV, p. 555.
57См. Seligman, On Some Neglected British Economists, pp. 65ff.
58 Joseph A. Schumpeter, Ten Great Economists, New York, 1951, p. 80.
59 См. очерк Ф. А. фонХайека о Менгере, содержащийся в книге: Spiegel , op. cit .,pp. 549ff.
60 Leo Rogin, The Meaning and Validity of Economic Thought, New York, 1956, p. 482.
61 См. Joseph A. Schumpeter, History of Economic Analysis, New York, 1954, pp. 300ff.
62 См. приложения F и G в книге "Principles...", pp. 305ff., перевод Дингуолла и Хозелитца, цит. изд.
63 Н а у ek, op. cit., p. 531.
64 См. ниже, стр. 213.
65 См. Schumpeter, op. cit., p. 814.
66 См. Karl Polanyi, The Great Transformation, New York, 1944, особенно chap. II, pp. 130ff.
67 См. International Economic Papers, N 5, London, 1955; о наличии этого влияния ясно свидетельствует содержание первых пяти статей указанного сборника.
68 Schumpeter, op. cit., p. 827.
69 См. N о у e s, op. cit., pp. 29ff,nK ennet E.Bou-1 d i n g, The Skills of the Economist, Cleveland, 1958, pp. 70ff. Понятие "гомеостаза" находится в центре всей теории Боулдинга. См. также К. В о и-1 d i n g, A Reconstruction of Economics, New York, 1950.
70 К. М е н г е р, Основания политической экономии, Одесса, 1903, стр. 10.
71 Там же, стр. 3 и след.
72 Там же, стр. 11.
73 Там же, стр. 14.
74 Там же, стр. 17.
75 Там же, стр. 34 и след.
76 Там же, стр. 50 и след.
77 Там же, стр. 76 и след.
78 Там же, стр. 90 и след.
79 См. Stigler, op. cit., p. 145.
80 См. ниже, стр. 166.
81 См. Knut Wicksell, Selected Papers on Economic Theory, London, 1958, p. 197.
82 К. М е н г е р, Основания политической экономии.
83 См. Joan Robinson, Euler's Theorem and the Problem of Distribution в "Collected Economic Papers", London, 1951, I, pp. Iff. Дж. Робинсон подчеркивает, что такое решение проблемы использования ресурсов сопряжено с многочисленными трудностями.
84 К. М е н г е р, Основания политической экономии, стр. 1.53 и след.
85 Там же, стр. 172 и след.
86 Там же, стр. 175.
87 W i с k s e 11, op. cit., p. 199.
88 К. М е н г е р, Основания политической экономии, стр. 96 и след.
89 Там же, стр. 121-123.
90 Там же, стр. 135-136.
91 См. W i с k s е 11, op. cit., p. 189.
92 См. К. М е н г е р. Основания политической экономии, стр. 244 и след.
93 Там же, стр. 44 и след.
94 См. ниже, стр. 166.
95 См. К. М е н г е р, Основания политической экономии, стр. 34 и след.
96 Там же, стр. 83-84.
97 Там же, стр. 75.
98 Впервые опубликовано под названием "Theorie der Gesellschaftlichen Wirtschaft", перевод А. Ф. Хинрихса: New York, 1927, с предисловием Уэсли К. Митчелла.
99 См. очерк Фридриха фон Хайека о Визере в книге: S р i е g е 1, op. cit., pp. 559.
100 W i e s е г, Natural Value.
101 Такие представления, по-видимому, имеют гораздо больше общего с концепцией Джона Бейтса Кларка, чем с теориями Джевонса или Менгера. См. Dorfman, op. cit., vol. Ill, Appendix, p. Ill, New York, 1949.
102 W i e s e r, op. cit., p. 172.
103 Ibid., p. 11.
104 Ibid., p. 15.
105 Ibid., p. 43.
106 Ibid., p. 49.
107 Ibid., p. 52.
108 Ibid., p. 56.
109 Вероятно, это и послужило одной из причин того, что некоторые авторы, например Джордж Стиглер, не относят Визера к числу выдающихся экономистов.
110 W i e s е г, op. cit., р. 58.
111.
112 Ibid., p. 59. Ibid., p. 81.
113 Ibid., p. 86.
114 См. S t i gl e r, op. cit., p. 164.
115 W i с k s e 11, Value, Capital and Rent, p. 24.
116 W i e s e г, op. cit., p. 92.
117 Ibid., p. 125.
118 См. "Social Economics", p. 38. и "Natural Value", p. 167.
119 "Natural Value", p. 200.
120 Ibid., p. 161.
121 CM. S t i g 1 e r, op. cit., pp. 170?f.
122 Ibid., p. 181ff.
123 Впервые опубликовано в 1912 г. под названием "Epochen der Dogmen und Methodengeschichte", перевод: London, 1954.
124 "Social Economics", p. 19.
125 Ibid., p. 160.
126 Ibid., p. 115.
127 Ibid., pp. 149ff.
128 Ibid., p. 151.
129 CM. ibid., p. 156.
130 Ibid., p. 185.
131 Ibid., p. 187.
132 Ibid., p. 189.
133 Ibid., p. 209.
134 Ibid., p. 217.
135 См. ниже, стр. 484.
136 "Social Economics", p. 378.
137 Ibid., p. 379.
138 См. "The Impact of Labor Union", Me. Wright, ed., New York, 1951, и мою рецензию на эту книгу, опубликованную в New Leader, November 12, 1951, р. 23. В книге, изданной Райтом, приводятся материалы симпозиума экономистов-теоретиков, посвященного роли профсоюзов; трудно отыскать другую работу, проникнутую такой явной враждебностью и содержащую теоретические рассуждения, столь мало относящиеся к делу. Книга являет редкий пример того, как личные убеждения без всяких оснований и вопреки многочисленным фактам сплошь и рядом возводятся в ранг неких научных истин. Известный гарвардский экономист в беседе с автором однажды заметил, что эту книгу следовало бы запретить.
139 "Social Economics", pp. 396ff.
140 См. также стр. 504.
141 Ibid., pp. 456П.
142 См. S t i g 1 e r, op. cit., p. 168.
143 См. ниже, стр. 260.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100