economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Теория экономического развития

Теория экономического развития

Economic development theory
 
Источник: Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981.
Технология: больше результатов с меньшими затратами?
Мортон И. Камъен,
Нэнси Л. Шварц
По словам Самуэльсона, "даже дети, подрастая, начинают понимать, что, когда предлагается выбрать одно из двух, нельзя отвечать: "И то, и другое".1 Однако такими истинами дорожат редко. И каждый из нас в отдельности, и все мы вместе пытаемся их опровергнуть. Мы хотим, чтобы доходы были выше, а свободного времени было больше, чтобы окружающая среда была чище, а источники энергии - дешевле, чтобы у нас были средства от рака и хорошая пятицентовая сигара. Мы хотим, чтобы вещи были и лучше, и дешевле; мы хотим получить больше результатов с меньшими затратами.
Выбрать из двух желаний одно - суровая необходимость; штука в том, как избежать выбора, а получить то и другое. Надежда, что подобный фокус удастся, граничит с верой в чудеса, в кроликов, доставаемых из пустого цилиндра.2 И все же, как это ни странно, фокус удается благодаря чудесам техники, если выразиться языком телевизионной рекламы.
Под техникой и технологией следует понимать использование известных физических и социальных законов, а также законов поведения людей для производства уже выпускаемых товаров и разработки новых. Прогресс в технике и технологии предполагает углубление научной базы и расширение области ее использования. Первый вид деятельности обычно именуется фундаментальными исследованиями; второй называется исследованиями и разработками (R & D). Оба эти теоретически различных вида Деятельности на практике тесно связаны друг с другом.
Экономисты уже давно признали, что технический прогресс способен сделать и делает возможным больший выход продукции при заданных ресурсах. Гораздо медленнее шли мы к осознанию того, что скорость и направление технического прогресса зависят от размещения ресурсов и определяются погоней за прибылью. Представления о технике и технологии как об эндогенном факторе в экономической системе (сродни товарам и услугам) сложились сравнительно недавно - в последние 20- 30 лет. История возникновения таких представлений заслуживает интереса.
Прежде считалось, что технический прогресс, грубо говоря,- это нечто случайное и зависит от того, окажется ли нужный человек в нужном месте в нужное время. Полагали, что техническому прогрессу способствует деятельность людей, направленная на увеличение вероятности подобных совпадений. В числе преимуществ, которые дает разделение труда, Адам Смит называл и расширение возможностей для совершенствования технологии производства.3 Поскольку, повторяя одну и ту же операцию, работник овладевает ею в совершенстве, увеличивается вероятность того, что исполнение будет совершенствоваться. Для работника стимулом к поиску и внедрению усовершенствований технологического процесса и инструментов служит облегчение собственного труда.
Предложенный некогда Смитом вариант теории "обучения на практике" ("learning-by-doing") в приложении к техническому прогрессу подвергался впоследствии лишь незначительным исправлениям, но не коренному пересмотру.4 Согласно А. П. Ашеру, технический прогресс является результатом главным образом накопления мелких усовершенствований.5 Безусловно, крупные достижения более заметны, и Смит приписывал их людям, которые обладают независимым состоянием и располагают временем для наблюдения и изучения основных закономерностей природы. Типичные представители: Роберт Бойль, открывший закон, названный его именем, Христиан Гюйгенс, построивший первые часы с маятником, Отто фон Герике, который изобрел воздушный насос. Их изобретения были побочным продуктом любознательности этих людей, стремления к знаниям самим по себе. Романтичный, благородный образ изобретателя, некогда доставлявший богатую пищу детскому воображению, по-видимому, продолжает существовать и по сей день, хотя за последнее время он несколько потускнел.
В данном Смитом описании первопричины технического прогресса известную роль играют как ресурсы, так и экономические стимулы. И все же, каким бы проницательным наблюдателем экономической действительности Смит ни был, ему не удалось объединить оба эти начала в эндогенной теории технического прогресса. У людей, побуждаемых к изобретательству экономическими стимулами, оно выступало как побочный продукт их труда, тогда как те кто затрачивал ресурсы на эту деятельность, не были заинтересованы в экономическом выигрыше. Пересечение этих двух множеств представлялось пустым Смиту, он не видел людей, которые затрачивают ресурсы на изобретательскую деятельность с целью получения прибыли. Пожалуй, было бы слишком требовать от Смита, чтобы он предвидел этот синтез, поскольку он описывал экономическую действительность, а не занимался предсказаниями с помощью магического кристалла. В самом деле, со времени публикации "Богатства народов" прошло почти сто лет, прежде чем Александер Грейам Белл в Бостоне и Томас Эдисон в Манло-Парк (штат Нью-Джерси) создали исследовательские лаборатории, работающие на промышленность.6
Стимулируемый (induced) технический прогресс
Несмотря на институционализацию исследований для промышленности, взгляды А. Смита на технический прогресс как на процесс по преимуществу случайный господствовали в большей или меньшей степени до конца второй мировой войны. В 1932г. Джон Р. Хикс доказывал, что существуют экономические факторы, стимулирующие технический прогресс наряду с независимыми факторами.7 В частности, Хикс полагал, что стимулируемый технический прогресс будет содействовать сокращению потребности в более дорогих факторах производства.8 Уже в 1942 г. Йозеф Шумпетер считал, что изобретательская деятельность подчиняется общим правилам всякой Деятельности.9 Но подобные идущие вразрез с общепринятой теорией взгляды высказывались сравнительно немногими экономистами-теоретиками и специалистами в области экономической истории. Точка зрения на технический прогресс как на эндогенный фактор не была чуждой экономистам, однако в целом этому вопросу по большей части просто не уделяли внимания. Основные силы исследователей были сосредоточены на других проблемах например на проблеме безработицы.
Мысль о том, что технический прогресс поддается управлению, получила распространение среди широкой публики благодаря завершению Манхэттенского проекта создания атомной бомбы.10 Манхэттенский проект объединил усилия специалистов различных областей знания математиков и инженеров высочайшего класса для достижения совершенно определенной цели. Потребовались научные исследования всех уровней, от "наиболее" фундаментальных до самых что ни на есть прикладных. Драматическая кульминация в осуществлении проекта со всей ясностью показала, что технический прогресс не должен обязательно протекать как неконтролируемый стохастический процесс. Когда позже было решено предпринять высадку человека на Луну, осуществимость такого проекта уже не вызвала сомнений, вопрос был лишь в том, сколько на это уйдет времени. Точно так же в сегодняшних поисках новых источников энергии стоит скорее вопрос "когда", чем вопрос "удастся ли". Нас интересует не столько вопрос, можно достичь этой цели или нет, сколько вопрос, как скоро это удастся сделать.
Вложения в Манхэттенский проект осуществлялись не с целью извлечения прибыли, но повлекли важные последствия для экономики. Манхэттенский проект убедительно продемонстрировал, что технический прогресс может быть достигнут ценой затраты ресурсов. Его разработка положила начало значительному и непрерывно растущему финансированию государством затрат на научные исследования и разработки. С 1941 по 1968 г. общие расходы на научные исследования и разработки в США возросли более чем в 25 раз, и больше половины этого прироста следует отнести на счет государства. Значительный вклад в становление индустрии научных исследований и разработок внесли университеты. Хотя эти "мирские" события не привлекли всеобщего внимания академической науки к эндогенной составляющей технического прогресса, нашлись энтузиасты, занявшиеся поисками источников экономического роста и повышения производительности. В середине 50-х годов появились сенсационные работы М. Абрамовица, С. Фабриканта и Р. Солоу, посвященные воздействию технического прогресса на рост производительности труда.11 Солоу утверждал, что двукратное увеличение производительности труда в несельскохозяйственном секторе экономики США за период 1909-1949 гг. почти на 90% было обусловлено техническим прогрессом. И лишь остальные десять процентов прироста имели источником рост капиталовооруженности труда. Надо признать, что вывод Солоу покоился на таком непрочном основании, как оценка изменений с помощью агрегированной производственной функции. Солоу приписал техническому прогрессу весь прирост производительности труда, не объясняемый увеличением его капиталовооруженности. Последующие исследования Эдварда Ф. Денисона и других (позднее воспроизведенные Чарлзом Кеннеди, А. П. Терлуоллом и М. Исхаком Надири) уточнили результаты анализа Солоу: часть прироста производительности труда была отнесена на счет "обучения на практике", использования более образованной и квалифицированной рабочей силы, а также экономии, связанной с расширением масштабов производства, экономии, вызванной ростом масштабов народного хозяйства.12 Хотя благодаря этим исследованиям оценка "вклада" технического прогресса в рост производительности труда снизилась, роль техники и технологии перестали недооценивать и интерес к этой проблеме не ослабевает по сей день.
Головоломные вопросы
Когда обнаружили, что технический прогресс служит важной эндогенной переменной экономической системы, возник целый ряд вопросов. Какова природа процесса, благодаря которому ресурсы "преобразуются" в технический прогресс? Что представляют собой затраты и результаты этого процесса? Ведет ли увеличение масштабов этого процесса к снижению или росту отдачи? Дает ли он неденежные внешние эффекты в производстве? Что представляет собой рынок технических нововведений? Способен ли рынок, основанный на свободной конкуренции, обеспечить такое распределение ресурсов, чтобы характер и сроки Издания технических нововведений были эффективны? Каково воздействие технического прогресса на структуру Рынка? Является ли эффективным распределение государством ресурсов на цели технического прогресса? Как влияет на технический прогресс государственное регулирование нормы прибыли в некоторых отраслях? Существует ли такая структура рынка, которая способна в наибольшей степени благоприятствовать техническому прогрессу? И если да, то устойчива ли она? Чем определяются сроки внедрения новой техники и технологии?
В дополнение к этим вопросам, относящимся преимущественно к области микроэкономики, существуют и макроэкономические проблемы. Как влияет технический прогресс на экономический цикл? Служит ли он источником нестабильности или защитой против застоя в экономике? Как он влияет на распределение доходов между трудом и капиталом? Возрастает или снижается в результате технического прогресса уровень квалификации работ-пиков, необходимой для работы по найму за минимальную заработную плату? Как он влияет на структуру международной торговли и платежей? Увеличивает или сокращает технический прогресс разрыв между богатыми и бедными странами? Что предпочтительнее: импортировать технические нововведения или вести разработки у себя в стране?
Все эти и другие вопросы так или иначе изучались на протяжении последних 20 лет. Полный обзор исследований в данной области занял бы слишком много места. Мы уделим основное внимание лишь тем теоретическим и эмпирическим работам, которые посвящены макроэкономическим проблемам. Как будет показано, эти исследования полны разногласий относительно основных понятий и методики расчетов, а результаты их представляются удручающе неубедительными. И все же, памятуя о том, что два десятилетия - лишь десятая часть всего времени существования экономического анализа как науки, можно сказать, что успехи на пути к постижению экономической природы технического прогресса обнадеживают.
Появление информации
Технический прогресс можно рассматривать как появление новой информации, касающейся производства товаров и услуг. Он проявляет себя в более экономных, чем прежние, способах производства товаров, а также в новых товарах, эффективнее, чем прежние, удовлетворяющих запросы потребителей. При рассмотрении новой формации как экономического блага возникает ряд трудностей. Первая из них - сложность измерять информацию с помощью кардиналистской шкалы. Если допустимо утверждение, что в результате некой деятельности появилась новая информация, то невозможно сказать сколько именно информации появилось. Поэтому прирост информации, появляющийся в процессе исследований и разработок (или других видов деятельности), обычно измеряется косвенно обусловленным им сокращением издержек или увеличением доходов. Использовать такие косвенные оценки также непросто. Чтобы подсчитать общую экономию, надо точно знать, сколько времени будет применяться данный более экономичный метод и сколько единиц продукции будет произведено с его помощью. К тому же необходимо выявить все области использования новой информации. Кроме того, потребление информации не означает ее уменьшения, а повторные открытия ничего к ней не добавляют. В действительности неиспользование информации может вести к ее забвению и, следовательно, ускорять процесс ее амортизации.
Процесс появления информации (иными словами, изобретательский процесс) включает использование наемного труда, чаще всего высококвалифицированного; применение капитала в виде лабораторного оборудования и действующих моделей; а также использование запаса существующей информации. Неопределенность исхода этого процесса и его продолжительности тем выше, чем меньше начальный запас соответствующей информации, которой можно воспользоваться. Результаты осуществления какого-либо проекта фундаментальных исследований более неопределенны, чем проекта совершенствования известного производственного процесса. В силу неопределенности исследование часто ведется несколькими различными путями, и исследователи надеются, что один из них приведет к намеченной цели.13 Изобретательский процесс занимает, как правило, достаточно длительный период времени. Он представляет собой инвестиционную деятельность: вложение ресурсов происходит в настоящий момент с целью получения в будущем некоторого результата и связанного с ним вознаграждения. Заранее точно не известны ни форма результата, ни время его получения. Изобретательский процесс, кроме того, включает элементы "серендипности" ("serendipidity"): знающие и внимательные исследователи могут получить непредвиденные результаты - в дополнение к искомым, а возможно, и вместо них. Например, тефлон - непригорающее покрытие - был получен при разработке улучшенного хладагента.14
Хотя процессу появления информации можно дать определение и приписывать ему различные свойства вопрос о его действительной природе представляется эмпирическим. При переходе от абстрактных понятий "затраты ресурсов" и "выпуск информации" к их конкретному эмпирическому воплощению возникают невероятные трудности. Тем не менее, несмотря на несовершенство методологии измерения затрат и выпуска, на не достаточность соответствующих статистических данных, в результате неутомимых и кропотливых исследований В. С. Комейнора, Э. Менсфилда, А. Филлипса, Дж. Шмук-лера, Ф. М. Шерера представление об основных чертах изобретательского процесса стало более четким.15 Существует тесная положительная корреляция между интенсивностью выпуска в этом процессе и интенсивностью затрат как обычных ресурсов, так и накопленного объема соответствующих знаний. Ускорить темпы разработки того или иного нововведения можно только ценой увеличения издержек. При сокращении сроков разработок издержки могут расти более чем пропорционально росту темпов разработок. Представляется, что изобретательский процесс в малых и средних фирмах осуществляется с большей эффективностью, чем в крупных (с точки зрения величины средних издержек на получение изобретении сопоставимых масштабов). Трудности в области координации исследований, возникающие в деятельности крупных фирм, по-видимому, снижают эффективность их научно-исследовательских работ.
Изобретательство и максимизация прибыли
От характеристики производственной функции для информации перейдем к рассмотрению того, как подходит к изобретательской деятельности фирма, максимизирующая прибыль. С точки зрения фирмы изобретение может оказаться таким, что фирма не сумеет извлечь сопутствующую внедрению этого изобретения прибыль полном объеме. Создание новой информации - дорогостоящий процесс, а ее воспроизведение обходится сравнительно дешево. Даже если фирме удается произвести нужную информацию, остается угроза имитации другими фирмами нового продукта или производственного процесса разработка которого была сопряжена со значительными издержками. Не исключено, что в условиях конкуренции расчеты фирмы на дополнительную прибыль пойдут прахом. Подобные опасения могут удержать фирму от расходования средств на такого рода деятельность и заставить ее отдать предпочтение иным инвестиционным проектам. Коль скоро фирма проводит научные исследования и разработки, она приложит все усилия, чтобы сохранить в тайне создаваемую новую информацию.
Соблазн получить необычно высокую прибыль благодаря изобретениям побуждает другие фирмы к имитации новых производственных процессов, поэтому будущий изобретатель должен взвесить свои шансы на владение значительной доли обусловленных изобретением доходов. Если информация о технологии производства, применяемой данной фирмой, является полной, производимые ею продукты однородны, а доступ в отрасль свободен и осуществляется без задержек, то для фирмы удержать в своих руках секреты производства и прибыли чрезвычайно трудно. Подобная рыночная ситуация соответствует приводимому в учебниках определению совершенной конкуренции. В действительности подобная ситуация встречается редко. Обычно информация о самых передовых методах производства неполна и распределена неравномерно, продукты дифференцированны, а реакция фирм на получение где-то необычно высокой прибыли происходит с запаздыванием. Основная часть выигрыша фирмы, обусловленного нововведением, реализуется в промежуток времени между моментом появления нового продукта (или процесса) и имитацией его конкурентами. Чем дольше период, в течение которого фирма пользуется монопольным положением на рынке, тем больше величина получаемой благодаря изобретению прибыли и, следовательно, тем выше стимул к быстрейшему его внедрению в производство. Конечно, фирма должна принимать в расчет и обратную зависимость - между скоростью внедрения изобретения и соответствующими издержками. Если бы существенно было лишь балансировать предельные издержки и прибыль, то проблемы фирмы, связанные с изобретательской деятельностью, были аналогичны проблемам возникающим во многих других случаях, когда вложение капитала сопряжено с риском. Отличительная черта проблемы изобретательства состоит в том, что как возможные прибыли, так и издержки, понесенные фирмой при разработке нововведения, зависят не только от ее собственных действий, но и от действий ее конкурентов. Если данная фирма замешкается и с внедрением аналогичного изобретения ее опередит конкурирующая фирма, то ее выигрыш может оказаться небольшим или свестись к нулю. С другой стороны, фирма может снизить свои издержки на разработку нововведения, имитируя продукт или процесс, созданный еще где-то.
Что препятствует распространению знаний
Сказанное выше означает, что фирме, которая предполагает создать или уже создает изобретение, чрезвычайно важно располагать сведениями о планах других фирм. И все же, несмотря на промышленный шпионаж и перемещения осведомленных в этой области служащих из одной конкурирующей фирмы в другую, такая информация редко получает широкое распространение. Более того, полнота этой информации ограничивается по крайней мере двумя факторами. Во-первых, поскольку любую конкретную цель можно достичь самыми различными средствами, с нововведением на некотором рынке может выступить фирма, сама к этому рынку в данный момент не принадлежащая. Например, не так давно появившиеся электронные часы были разработаны фирмами, специализирующимися в области электроники, а не производителями обычных часов. Во-вторых, коль скоро самому изобретательскому процессу присуща известная степень неопределенности, конкретные сроки введения новшества конкурентом довольно случайны. Посторонние не могут знать лучше самого исследователя и его фирмы, когда данное исследование будет успешно завершено.
Фирма, функционирующая в условиях неопределенности, в лучшем случае имеет планы действий, рассчитанных на влияние непредвиденных обстоятельств. Для фирмы, разрабатывающей новый продукт или процесс, возможны несколько линий поведения, если аналогичное нововведение конкурентов появится раньше, чем ее собственное. Она может замедлить, ускорить или прекратить разработку собственного нововведения в зависимости от относительных издержек и отрицательных последствий чужого нововведения. Если фирма выберет последний из трех путей, она может по-прежнему продавать производимую ею продукцию или применять старый технологический процесс, начать разрабатывать новый проект, чтобы перекрыть конкурирующее нововведение, или отказаться от продолжения деятельности в данной области. Принятие решения в этом сложном случае с трудом поддается моделированию в форме, пригодной для сравнительного статического анализа, который применяется по отношению к другим аспектам поведения фирмы, максимизирующей прибыль. Тем не менее в этой области были получены неплохие результаты трудами таких исследователей, как И. Барзел, Ф. М. Шерер, М. И. Камьен и Н. Л. Шварц.16 Другой перспективный подход, основанный на предположении, что фирма может "удовлетвориться" достигнутым, разрабатывается в настоящее время Р. Р. Нелсоном и С. Уинтером.17 В целом эти исследования показывают, что значительный объем текущих прибылей ослабляет стимулы, побуждающие фирму вести разработку новых продуктов или процессов для замены уже существующих. В свою очередь перспективы получения больших прибылей от нововведений или угроза убытков в результате отказа от соответствующих разработок стимулируют изобретательскую деятельность. Далее, можно предположить, что разработка нововведений является элементом наступательной тактики для фирм, стремящихся проникнуть в отрасль, и защитной мерой с точки зрения фирм, которые уже принадлежат к прибыльной отрасли. Как оказалось, умеренная конкуренция (если вероятность успеха соперника не равна ни нулю, ни единице) в наибольшей степени способствует ускоренной разработке нововведений.
Фирма, осуществляющая инновационную деятельность, оказывается в несколько особом финансовом положении. Капиталовложения в научные исследования и разработки отличаются от других типов капиталовложений тем, что неудача может не сказаться на ценности материальных средств. Другими словами, фирма может предоставить предполагаемому кредитору гораздо меньшее обеспечение осуществляя проект, связанный с научными исследованиями и разработками, чем, скажем, закупая новое производственное оборудование. Успешная деятельность фирмы в прошлом и хорошая репутация неизбежно играют важную роль в качестве гарантий при финансировании будущего проекта. Для "начинающей" фирмы все это представляет очевидные трудности. Более того, соперничество в создании нововведений ведет к тому, что фирме может показаться невыгодным раскрывать свои планы широкой группе предполагаемых кредиторов. Возможность сохранения тайны создает ей дополнительные преимущества и служит стимулом для развития самофинансирования.
На долю признанных фирм выпадает и ряд других преимуществ. Их репутация и уже созданная рекламная и торгово-распределительная сеть облегчают им проникновение на рынок нового товара. По тем же причинам, по-видимому, нововведениям известной фирмы имитация менее опасна и, таким образом, подобная фирма может получить большую прибыль от нововведений. Фирма, обладающая значительными финансовыми ресурсами, может застраховаться от полного провала в области научных исследований и разработок благодаря тому, что будет осуществлять одновременно несколько проектов. Точно так же фирма, производящая разнообразную продукцию, может воспользоваться преимуществами, которые дает использование непредвиденных побочных результатов научных исследований и разработок.
Нововведения и размер фирмы
Многое из того, что было сказано об окружении фирмы и о проблемах, встающих перед ней при осуществлении инновационной деятельности, основано на исследованиях И. Шумпетера, Дж. К. Гэлбрейта, Р. Р. Нелсона и др.18
Так возникла гипотеза о том, что объем инновационной деятельности фирмы растет более чем пропорционально увеличению ее размеров, а также увеличивается по мере концентрации рынка (она служит показателем степени монополизации отрасли). Неоднократно производилась эмпирическая проверка этой гипотезы, правда на базе весьма ненадежных исходных данных.19 Такая проверка показала что объем инновационной деятельности фирма сохраняет лишь до увеличения ее размеров до некоторого уровня, начиная с которого эти размеры позволяют отнести фирму к разряду крупнейших. Далее объем инновационной деятельности фирм возрастает по мере концентрации рынка и достигает максимума при уровне его концентрации, далеком от полной монополизации. Все что позволяет предположить, что наиболее благоприятные условия для быстрого технического прогресса сложились бы в отрасли, состоящей из средних по размеру фирм, достаточно отличающихся друг от друга, причем доступ в отрасль новым фирмам должен быть всегда открытым.
Однако есть основания полагать, что подобное состояние рынка вряд ли может сохраняться долгое время. Даже если бы удалось достичь такого состояния, оно, вероятнее всего, оказалось бы неустойчивым. Эта неустойчивость - следствие того, что успехи, достигнутые прежде фирмой в области научных исследований и разработок, обычно способствуют успешному осуществлению и последующих изобретательских проектов. Генри Г. Грабовский указывал, что этот фактор действует в таких отраслях промышленности, как фармацевтическая, химическая и нефтяная.20 Как показал Алмарин Филлипс, тот же фактор способствовал сокращению числа фирм и росту концентрации на рынке самолетов гражданской авиации США.21 Если такое развитие процесса концентрации свойственно не только авиационной промышленности, то быстрый технический прогресс может нести в себе самом источник своего возможного замедления, поскольку, начиная с некоторого уровня, дальнейший рост концентрации отрасли имеет тенденцию замедлять темпы создания изобретений. Вполне вероятно, что замедление темпов технического прогресса в некоторых областях, которое прежде относили на счет чуть ли не полного исчерпания творческих возможностей, может происходить также в результате изменений структуры рынка, связанных с самим техническим прогрессом. Более того, оказывается, что возможность самофинансирования фирмой текущей изобретательской деятельности из доходов, полученных благодаря прежним успешным результатам, не всегда является таким уж значительным преимуществом. Напротив, появляется возможность избегать компетентной экспертизы со стороны фирм, успешно работающих в соответствующей области знаний. Данная гипотеза подтверждается тем фактом, что, как обнаружилось, фирмы и интенсивно занимающиеся изобретательской деятельности чаще всего осуществляют диверсификацию, начиная производить товары, "выходящие за рамки" их прежней специализации. Несмотря на это, диверсифицированные фирмы (включая и те, диверсификация которых служит следствием слияния), по-видимому, не обладают сколько-нибудь существенными преимуществами в области проведения научных исследований и разработок по сравнению с фирмами, производящими однородную продукцию.22
Помимо статистических исследований, важным источником информации об экономике научно-технического прогресса служит анализ конкретных изобретений и нововведений.23 В своей ставшей ныне классической работе об источниках значительных изобретений Джон Джукс, Дэвид Соэрс и Ричард Стиллермен показали, что основная масса изобретений создается отнюдь не в крупных исследовательских лабораториях.24 Напротив, продукция этих лабораторий, как правило, представляет собой менее значительные изобретения. Далее есть основания считать, что в некоторых отраслях крупные фирмы и их исследовательские лаборатории утаивали изобретения. Хотя такое поведение можно объяснить желанием фирмы оградить уже осуществленные вложения капитала в здания, оборудование, а также сохранить ассортимент продукции, анализ конкретных случаев показывает, что в крупных фирмах препятствием на пути прогресса становится бюрократическая инертность. В результате инженерно-технических работников высшего звена начинает привлекать работа в менее крупных фирмах, где они могут пользоваться большей свободой и самостоятельностью.
Технический прогресс и благосостояние
В заключение обратимся к некоторым проблемам экономики благосостояния, связанным с техническим прогрессом. Основной вопрос в том, будет ли надежным и эффективным выделение ресурсов на изобретательскую деятельность, осуществляемое "невидимой рукой". Полученные недавно эмпирические оценки показывают, что норма прибыли в области изобретательской деятельности колеблется в пределах от 10 до 50 % и "смещена" в сторону более высоких показателей. "Невидимой рукой" ресурсы должны были бы направляться в изобретательскую деятельность до тех пор, пока предельная норма прибыли там не сравняется с нормой прибыли в других сферах приложения капитала. Можно поставить вопрос по-другому: согласуются ли с интересами общества в целом своекорыстные действия фирм и отдельных личностей в области изобретательства? Из ответа на этот вопрос следуют очень важные выводы для экономической политики. При утвердительном ответе государство может ограничиться мерами по установлению и поддержанию такого состояния рынка, которое благоприятствует техническому прогрессу. Однако создание и поддержание подобного состояния рынка может оказаться нелегкой задачей, поскольку, как это будет показано ниже, эта задача может прийти в противоречие с другими целями. Отрицательный ответ, напротив, означает, что государство должно взять на себя непосредственную роль в этом деле, участвуя в финансировании, субсидировании и осуществлении научно-исследовательских проектов и разработок. При этом возникают трудности, связанные с определением очередности проектов и распределением ресурсов между ними.
Как было сказано, условия совершенной конкуренции не благоприятствуют вложениям в изобретательскую деятельность. Однако именно такое состояние рынка - и только оно - ведет к статически эффективному оптимальному, по Парето, распределению ресурсов. Раз технический прогресс идет быстрыми темпами лишь в условиях несовершенной конкуренции, значит, он достигается ценой снижения эффективности в распределении ресурсов. Практика пока не дала ответа на вопрос, оправдана ли такая жертва в долгосрочном плане. Для разрешения этой проблемы необходимо сопоставить оценку потерь в результате нерационального распределения ресурсов и оценку прироста дохода на душу населения за счет технического прогресса. Расчет таких оценок - чрезвычайно трудная, а возможно, и вообще невыполнима задача. Лишь недавно была предпринята попытка провести такое сопоставление на сугубо теоретической основе.25
Даже если считать, что несовершенная конкуренции оправдывает себя, остаются другие проблемы. Ситуация несовершенной конкуренции позволяет фирмам присваивать часть излишка, приносимого их капиталовложениями в изобретательство, однако предельная общественная полезность (marginal social benefit) и предельные общественные издержки (marginal social cost) изобретательской деятельности не обязательно уравниваются. Неспособность фирм присвоить весь объем общественной выгоды означает, что все они, вместе взятые, возможно, инвестируют в изобретательство меньше, чем этого требует оптимальный с точки зрения общества уровень. С другой стороны, стремление к первенству может заставлять фирмы производить избыточные вложения. Соображения секретности и вытекающее отсюда отсутствие координации программ научных исследований и разработок между отдельными фирмами могут вести к ненужному дублированию в одних случаях и к неоправданному распылению усилий по различным направлениям - в других. Рыночный механизм, таким образом, не всегда в состоянии обеспечить оптимальные темпы технического прогресса при минимуме затрат. Точно так же он не обеспечивает желательной (с точки зрения общества) скорости распространения новых знаний, при которой предельные общественные издержки на распространение новой информации оказываются равными предельной общественной полезности. Ввиду того, что предельные общественные издержки передачи другим пользователям полученной новой информации относительно невысоки, а предельная общественная полезность значительна, скорость распространения знаний должна быть большой. Однако быстрое распространение информации противоречит заинтересованности фирм в удлинении срока получения прибыли от изобретения путем сохранения его секретности.
Пороки рыночного механизма выделения ресурсов на изобретательскую деятельность делают желательным вмешательство государства. Государство традиционно исполняло три роли: финансировало исследования, связанные с обороной, финансировало другие фундаментальные исследования, а также предоставляло изобретателям систему патентной защиты. О роли государства в финансировании оборонных исследований говорится в работах Ч. Дж. Хикса, Р. Н. Маккина и С. Энке.26 Деятельности государства в области оборонных исследований направлена не столько на исправление несовершенств 'рыночного механизма, сколько на обеспечение секретности научных исследований и разработок. Интересно, что в военной области, как и в частном секторе, стремление фирм к первенству - один из важнейших факторов, определяющих уровень предоставляемых ресурсов. В противоположность этому финансирование государством фундаментальных исследований можно рассматривать как реакцию на несовершенство рыночного механизма. В отношении фундаментальных исследований проблема выделения ассигнований стоит особенно остро, поскольку результаты исследований носят глубокий характер и области их дальнейшего применения столь многообразны, что с трудом поддаются контролю. Поэтому рыночный механизм распределения ресурсов наименее надежен именно в отношении фундаментальных исследований.
Государственное финансирование фундаментальных исследований во многом сталкивается с теми же трудностями, что и в частном секторе. Государство должно решать, какие именно проекты следует финансировать и в каком размере. Если огромная польза некоторых проектов (например, получение новых сортов пшеницы и риса или осуществление "зеленой революции") была очевидна, то другие проекты, например высадка человека на Луну, вызывают нечто вроде разочарования, если рассматривать их значение в широком плане. Более того, государство должно решать, кому и чему именно оказывать финансовую, поддержку: многообещающим молодым исследователям или испытанным ветеранам; получателям средств, составляющим сбалансированную в географическом отношении группу, или избранным специалистам, сосредоточенным в высокоразвитых в промышленном отношении районах страны; сугубо фундаментальным или тем исследованиям, которые обещают немедленную отдачу, и т. д. Распространение результатов академических исследований обеспечено в любом случае. В научных кругах распространение информации узаконено наличием большого числа академических журналов, а также признанием, которым награждается тот, кто добивается успеха. Р. К. Мертон привел интересное описание сложившихся форм распространения информации.27 Дополнительно способствуют распространению информации университеты, где господствует принцип, выражающийся обычно в словах: "Без публикаций пропадешь".
Об осознании государством того факта, что воспользоваться достижениями научно-технического прогресса в долгосрочном плане можно лишь в ущерб статической эффективности распределения ресурсов, свидетельствует создание патентной системы. Ее цель - стимулировать нововведения, гарантируя возможность получать вознаграждение, а также содействовать широкому распространению новой информации. Оптимальным срокам действия патента посвящены исследования У. Нордхауса а также Камьена и Шварц.28 При удлинении срока действия патента усиливаются стимулы к созданию нововведений, однако отодвигается время, когда общество в целом сможет в полной мере воспользоваться их преимуществами. Элизабет Э. Бейли указала на сходство этой проблемы с проблемой нахождения оптимальных периодов между проверками хода производственной деятельности в контролируемых отраслях.29 Действительный "вклад" патентов в стимулирование изобретательства и рационализаторства рассматривается в работе Чарлза Л. Тродзо и Кэрол Э. Китти.30
В этом кратком обзоре мы попытались дать читателю представление о том, что сегодня известно о некоторых аспектах экономического анализа, связанных с научно-техническим прогрессом. Дополнительные сведения можно найти в работе Камьена и Шварц.31 Неизвестное в этой области должно служить не поводом для отчаяния, а предметом дальнейших исследований, как теоретических, так и эмпирических. В конце их наградой за труд будет знание о том, как получить "больше результатов с меньшим затратами".
Северо-Западный университет

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Samuelson P. A. Economics, 9th ed. New York, McGrow-Hill, 1973, p. 19.
2 См. С о о k e A. America. New York, Knopf, 1973, p. 389.
3 Smith A. The Wealth of Nations. New York, Random House, 1937; Rosenberg N. Adam Smith on the Division of Labour: Two Views or One? - Economica 32 (1965), p. 127-140.
4 Arrow K. The Economic Implications of Learning by Doing.- Review of Economic Studies 29 (1962); F e 1 1 n e r W. Specific Interpretations of Learning by Doing.- Journal of Economic Theory 1 (1969), p. 119-140.
5 Usher A. P. A History of Mechanical Inventions. Boston, Beacon Press 1954.
6 Hughes J. R. T. The Vital View, Boston, Houghton Mifflin, 1966.
7 Hicks J. R. The Theory of Wages. London, Macmillan & Co, 1932.
8 См. H a b a k k u k. American and British Technology in the Nineteenth Century. Cambridge, Cambridge University Press, 1962.
9 S с h u m p e t e r J. A. Capitalism, Socialism, and Democracy, 3rd ed. New York, Harper and Bow, 1950.
10 См. D a v i s N. P. Lawrence and Oppenheimer. New York, Simon and Schuster, 1968.
11 Abramovitz M. Resource and Output Trends in the United States Since 1870.- American Economic Review 46 (1956); S о 1 о w R. Technical Change and the Aggregate Production Function.- Review of Economics and Statistics 39 (1957), p. 312-320.
12 D e n i s o n P. The Sources of Economic Growth in the United States and the Alternatives Before Us. New York, 1962; Kennedy Ch., T h i r 1 w a 11 A. P. Surveys in Applied Economics: Technical Progress.- Economic Journal 82 (1972), p. 11-72; N a-diri M. I. Some Approaches to the Theory and Measurement of Total Factor Productivity: A Survey.- Journal of Economic Literature 8 (1970), p. 1137-1177.
13 Marschak T., Glennan T., J г., Summers В. Strategy for R & D: Studies in the Microeconomics of Development. New York, Springer-Verlag, 1968.
14 Wall Street Journal Staff. The Innovators. Princeton., N.Y., Dow Jones Books, 1968.
15 Comanor W. Research and Technical Change in the Pharmaceutical Industry.- Review of Economics and Statistics 47 (1965); Comanor W. Market Structure, Product Differentiation, and Industrial Research.- Industrial Research and Technological Innovation: An Econometric Analysis. New York, Norton, 1971; M a n s f i e l d E., Wagner S. Organizational and Strategic Factors Associated with Probabilities of Success in Industrial В & D.- Journal of Business 48 (1975), p. 179-198; Philips A. Technology and Market Structure: A Study of the Aircraft Industry. Lexington, Mass., Heath Lexington Books, 1971; Schmookler J. Invention and Economic Growth. Cambridge, Harvard University Press, 1966; Scherer P.M. Industrial Mark et Structure and Economic Performance. Chicago, Band McNally & Co., 1970.
16 Barzel Y. Optimal Timing of Innovations.- Review of Tommies and Statistics 50 (1968), p. 348-355; Scherer P.M. Industrial Mark et Structure and Economic Performance; Kamien M. I., Schwartz N. L. On the Degree of Rivalry for Maximum Innovative Activity.- Quarterly Journal of Economics 90 (1976); К a m i e n M. I., S с h w a r t z N. L. Potential Rivalry, Monopoly Profits and the Pace of Inventive Activity (working paper). Evanston, Illinois, 1976.
17 N e 1 s о n R. R., W i n t e r S. G. Neoclassical vs. Evolutionary Theories of Economic Growth: Critique and Prospectus.- Economic Journal 84 (1974), p. 886-905.
18 Ghumpeter J. A. Capitalism, Socialism, and Demoscracy; Galbraith J.K. American Capitalism. Boston, Houghton Mifflin, 1952; Nelson R. R., Peck M. J., Kа1achek E. D. Technology, Economic Growth, and Public Policy. Washington, D.C., The Brookings Institution, 1967.
19 К a m i e n M. I., S с h w а г t z N. L. Market Structure and Innovation: A Survey.- Journal of Economic Literature 13 (1975), p. 1-37; Markham J.W. Concentration: A Stimulus or Retardant to Innovation? - Industrial Concentration: The New Learning, ed. by Goldschmid et al. Boston, Little, Brown & Co., 1974.
20 Grabowsky H. G. The Determinants of Industrial Research and Development: A Study of the Chemical, Drug, and Retroleum Industries.- Journal of Political Economy 76 (1968), p. 292-306.
21 Р h i 11 i p s. Technology and Market Structure: A Study of the Aircraft Industry.
22 G о r t M. Diversification and Integration in American Industry. Princeton, Pricenton Univercity Press, 1962.
23 См.: Jewkes J., Sawers D., Stillerman R. The Sources of Invention, 2d ed. New York, W. W. Norton, 1969-Layton C. et al. Ten Innovations: An International Study on Technological Development and the Use of Qualified Scientists and Engineers in Ten Industries. London, George Alien and Unwin, 1972.
24 Jewkes J., Sawers D., Stillerman R. The Sources of Invention.
25 См.: Ruff L. E. Research and Technological Progress in a Cournot Economy.- Journal of Economic Theory 1 (1969), p. 397- 415.
26 Hitch Ch.J., McKean R.N. The Economics of Defense in the Nuclear Age. Cambridge, Harvard University Press, 1960; E n k e S. (e d.). Defense Management. Englewood Cliffs, New York, Prentice-Hall, 1967.
27 M e r t о n R.K. The Sociology of Science: Theoretical and Empirical Investigations. Chicago, University of Chicago Press, 1973.
28 Nordhaus W. D. Invention, Growth, and Welfare. Cambridge, Harvard University Press, 1969; К a m i e n M.I., Schwartz N.L. Patent Life and R & D Rivalry.- American Economic Review 64 (1974), p. 183-187.
29 В a i 1 e у E. E. Innovation and Regulation.- Journal of Public Economics 3 (1974), p. 285-295.
30 Т r о z z о Сh. L., К i t t i С. E. The Effect of Patent and Antitrust Laws, Regulations, and Practices on Innovation: A State of the Art Review (working paper). Arlington, Virginia, Institute for Defense Analysis, 1974.
31 К a m i e n M. I., S с h w a r t z N. L. Market Structure and Innovation: A Survey.- Journal of Economic Literature 13 (l975), p. 1-37.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100