economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Неоклассическая экономическая теория

Неоклассическая экономическая теория

Neoclassic economic theory
 
Источник: Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981.
Неоклассическая теория и раскол: 1890-1930 гг.
Ингрид Х. Рима
Современные экономисты обычно не проявляют большого интереса к исследованиям первых десятилетий нынешнего столетия, невзирая на то что научные достижения этого периода были примечательно актуальны. Всякий, конечно, "знает" Маршалла (хотя бы с чужих слов), но его современникам уделяется лишь поверхностное внимание, в то время как их лучшие научные достижения подготовили "Годы Высокой Теории".
Авторитет Кембриджской школы в формировании экономической теории был столь значителен, что рассмотрение современной экономической мысли естественно обращается назад, к 1890 г., когда вышло первое издание "Принципов экономики" Маршалла. Пятое издание этой книги оказалось наиболее "жизнестойким" среди нескольких существующих работ, отличающихся "высоким стилем" всеобъемлющего трактата. Из них следующие: В и з е р ф. Естественная стоимость (Natural Value. Vienna, 1893); П а р е т о В. Курс (Cours. Torino, 1898) и Учебник политической экономии (Manuel d'economie politique. Paris, 1909); Викселль К. Стоимость, капитал и ренты^(Уа1ие, Capital, and Rents. Stockholm, 1893) и Лекции по политической экономии, основанной на принципе предельности (Lectures on Political Есоношу on the Basis^of the Marginal Principle. London, 1901); Уикстид ф. Здравый смысл политической экономии (Commonsense of Political Economy. London, 1910).
После первой мировой войны всеобъемлющие трактаты стали появляться реже, так как экономисты сосредоточили свое внимание на решении специальных проблем. Особое внимание уделялось разработке теорий производства и распределения; вместе с теорией стоимости это - основа современной микростатики, охватывающей классическую парадигму, которая не лишена внутренних противоречий, несмотря на непрерывные усовершенствования.
Очень многие ученые четырех стран Европейского континента, Англии и США приняли участие в разработке существа вопроса, что поставило перед нами проблему выбора. Развитие науки в каждой из стран отличалось неповторимостью и совершалось в относительно независимых условиях; причины тому сложнее и непонятнее, чем просто недостаток общения. Одной из основных причин послужило разное понимание последователями методов научного и экономического анализа. Поэтому выявить общие точки зрения можно посредством классификации ученых по отношению к более или менее общему для них интеллектуальному наследию, хотя ограниченный объем главы таит опасность простого перечисления имен.
Англия
Цель Маршалла при написании "Принципов" состояла в том, чтобы обновить и обобщить принадлежащее Миллю толкование учения Рикардо. Усилиями Маршалла эта скромная цель была не просто достигнута-в его завершенной системе обнаружились открытия, отделившие Маршалла от его классических предшественников.
Уравнения спроса, исходящие из функций индивидуальной полезности, были введены Маршаллом в анализ, чтобы объяснить, как воздействует спрос на формирование цен товаров; это было важное открытие, однако оно носилось в воздухе, как свидетельствуют работы Огюстена Курпо и Флеминга Дженкинса. Словесным объяснениям Милля, изучавшего взаимодействие спроса и предложения, Маршалл придал вид графика и характер явной функциональной зависимости, установив связь между полезностью и спросом.1
Анализ воздействия спроса на ценообразование Маршалл дополнил исследованием связи между издержками производства и предложением товаров; при этом он использовал свой знаменитый "операциональный подход" ("operational"), пришедший на смену "календарному подходу" ("clock-time"). Маршалл определил условия мгновенного рыночного равновесия при фиксировании запасов: для кратковременного периода, совместимого по продолжительности с изменениями уровня выпуска продукции, обусловленными изменениями переменных (прямых) издержек, и для продолжительного периода, в течение которого уровень издержек (и предложения) может быть полностью приспособлен к изменениям спроса. Маршалл разделил издержки производства на денежные и реальные, а также на прямые и косвенные (названия двух последних видов соответствуют современным терминам "переменные" и "постоянные").
Довольно противоречивым оказался у Маршалла анализ снижающихся издержек, рассматриваемых на протяжении длительного периода: ведь наличие обусловленных внешними факторами (external) источников повышения эффективности производства (в том смысле, что они в равной мере доступны всем фирмам) может вызвать падение во многих отраслях цены предложения при одновременном сохранении условий чистой конкуренции. Необходимость справиться с противоречиями, с которыми столкнулся Маршалл при решении проблемы совместимости чистой конкуренции и падающей цены предложения, помогла проложить путь позднейшим теориям монополистической и несовершенной конкуренции.2
Позиция Маршалла по вопросу о распределении дохода состояла в том, что вопросы стоимости и распределения необходимо рассматривать как разные стороны единой проблемы. Прежде заработная плата, прибыль и рента рассматривались как доходы, принадлежащие рабочим, капиталистам и земельным собственникам, т. е. группам, составляющим социальные и политические классы, а вовсе не "факторы", вознаграждение которых имеет тенденцию зависеть от производительного вклада последних. Сейчас, согласно "классической" точке зрения, доли распределяемого дохода связываются с преобладающими социальными и политическими условиями, "неоклассические" же последователи Маршалла считают, что Доли дохода обусловлены производительностью "факторов", претендующих на доход.
В противоположность рикардианцам и марксистам, Рассматривавшим издержки производства как категорию всецело объективную, Маршалл подчеркивал, что с реальными издержками производства связаны субъективные жертвы. Более того, внимание Маршалла к психологическим факторам поведения в рыночном хозяйстве сообщает его "Принципам" дух гедонизма, который он пытался "изгнать" из последующих изданий книги и который по утверждению многих современных критиков, так и остался "неизгнанным". Если обратиться к последующему развитию экономической теории, можно утверждать, что исключительное внимание Маршалла к проблемам частичного равновесия при определении реальных величин было сосредоточено на распределении ресурсов; при этом деньги он трактовал, по существу, как средство обращения (это не относилось к периодам "кризисов доверия"), которое не оказывает ощутимого влияния на ход экономического развития. Впоследствии этот вопрос стал одной из тем дискуссии между ранними теоретиками макроэкономического анализа в 30-х годах.
Маршалл был великим систематиком своего времени. Ни Филипп Уикстид, ни Френсис Эджуорт (современники Маршалла) не преуспели в создании единой системы. Уикстид и Уильям Смарт в период между 1870 г. и началом первой мировой войны отвергли классическую теорию издержек в пользу теории предельной полезности. Ф. Уикстид подробно разработал проблему взаимодействия ценообразования, производства и распределения в своей книге "Здравый смысл политической экономии", которую Лайонел Роббинс назвал "наиболее исчерпывающим, нематематическим объяснением... из всех изданий на всех языках так называемой маржиналистской теории чистого экономического анализа".3 Однако в силу того, что в книге Ф. Уикстида теория производства разработана недостаточно, его в настоящее время помнят главным образом за формулировку теоремы "исчерпания" ("adding up theorem").4 Ф. Уикстид делит с Дж. Б. Кларком заслугу открытия, согласно которому теория предельной производительности представляет собой, по существу. обобщение теории ренты Рикардо.5 Последователь Маршалла А. У. Флакс увидел связь между рассуждениями Ф. Уикстида и теоремой Эйлера: общий продукт будет исчерпан при условии оплаты всех факторов производства согласно их предельным продуктам только в том случае, если производственная функция линейно однородна.6
Хотя Ф. Эджуорт - один из первых редакторов журнала "Economic Journal" - был плодовитым автором заметок, комментариев, а также книг (например, Mathematical Psychics: An Essay on the Application of Mathematics to the Moral Sciences, 1881; The Theory of Money, 1897) его деятельность привлекала к себе внимание лишь время от времени, и то со стороны специалистов. Однако Ф. Эджуорт нередко проявлял глубокую оригинальность и проницательность, понимая законы изменения показателей средних и предельных доходов (returns) факторов и освещая этот вопрос с большой точностью, чем Маршалл.7 В книге "Чистая теория международных стоимостей" (The Pure Theory of International Values, 1894) Эджуорт подверг глубокому анализу основополагающие положения Милля. Его трактовка проблемы двусторонней монополии, основанная на пересмотре теории дуополии Курно-Бертрана, была поистине новым словом в науке. Однако еще более важным для дальнейшего развития теории стало открытие им кривой безразличия, которая была впервые применена для доказательства того, что решение проблемы двусторонней монополии неопределенно. В анализе Эджуорта эта кривая появилась прежде, чем ее использовал Вильфредо Парето, который совместно с Ирвингом Фишером нашел этой чрезвычайно важной концепции широкое применение.8
Разрыв Джона Гобсона с маршиллианской традицией нельзя отделять от реформистских устремлений Гобсона, проявляющихся в его анализе перераспределения дохода и богатства в индустриальной экономике. В то время как современники Гобсона были озабочены открытием "законов", управляющих "нормальным" поведением экономической системы, он увенчал свое исследование циклов, встреченное академическим сообществом неоднозначно, выводами о необходимости повысить доход получателей заработной платы и понизить "чрезмерные сбережения" ("oversaving") посредством прогрессивным налогов на доход и наследство.9 Коллега Гобсона по Лондонской школе экономике Эдвин Кеннен также подчеркивал отрицательные аспекты неравенства.10
Артур Пигу унаследовал кафедру Маршалла в 1908 г.; читателям работ Кейнса имя Пигу известно главным образом по тем критическим нападкам, которым он был подвергнут как представитель "классической" школы. Magnum Opus Пигу "Богатство и благосостояние" (Wealth and Welfare, 1912) был переиздан с дополнениями под названием "Экономика благосостояния" (Economics of Wealfare, 1932). Современный интерес к проблемам социального расточительства, или к проблемам "внешних воздействий ("externalities"), позволил "оживить" концепции, которым Пигу уделял большое внимание - например, концепции "организации ресурсов" ("arrangements of resourses") с целью максимизации национального дохода. Наша сегодняшняя озабоченность дымящими трубами, перенаселенными городами, загрязненными реками (иными словами, существованием социальных издержек, не находящих отражения в рыночных ценах) лишний' раз свидетельствует о расхождении между частным и социальным продуктом, на которое проницательно указывал Пигу.
Подобно Маршаллу - своему наставнику и воспитателю,- Пигу доказывал, что в отраслях, где цена предложения падает, объем выпуска продукции, как правило, ниже оптимальной величины, поскольку предельный социальный продукт превышает предельный частный продукт. Поэтому свободное предпринимательство совместимо с экономическим благосостоянием лишь в тех условиях, когда доходы факторов неизменны или снижаются, когда же эти доходы растут, существует повод prima facie для государственного вмешательства с целью достижения оптимальных размеров производства. Разработка модели Пигу способствовала появлению совместной работы Ричарда Кана, Гарольда Хотеллинга и Аббы Лернера, показавших, что еще более основательный повод для государственного вмешательства существует в производстве, где предельные издержки производства ниже средних для значительного диапазона уровней выпуска продукции, поскольку в таких условиях появляется тенденция к монополистической или картельной организации.11
Английские экономисты между 1890 г. и началом первой мировой войны уделяли довольно слабое внимание теории торгового цикла, Пигу же посвятил этой проблеме четвертую часть своей книги "Богатство и благосостояние" и целиком - более позднюю книгу - "Промышленные колебания" (Industrial Fluctuations, 1926). Особое значение Пигу придавал "волнам оптимизма и пессимизма" - психологическому аспекту цикла, разработанному Фредериком Лавингтоном в книге "Торговый цикл" (The Trade Cycle, 1922). Напротив, другой ученик Маршалла - Р. Дж. Хоутри - мыслил экономический цикл как явление чисто денежное, для которого важное значение имеет уровень цен. Эта точка зрения, выдвинутая Хоутри в книге "Торговые подъемы и спады" (Good Trade and Bad Trade, 1913) и последующих работах, наложила отпечаток на проводимую в 20-х годах денежную политику английского казначейства и федеральной резервной системы США. Д. X. Робертсон в книге "Промышленные колебания" (Industrial Fluctuations, 1927) предложил свое объяснение циклических колебаний, усматривая источник циклической нестабильности в колебаниях "реальных" инвестиций (не придавая значения денежным и психологическим факторам).
Книга Хоутри "Деньги и кредит" (Currency and Credit, 1919) стала свидетельством аналитической плодотворности неоклассического метода "кассовых остатков" ("cash balance"). Кейнс в тот период, как это можно понять из его первой книги "Денежное обращение и финансы в Индии" (Indian Currency and Finance, 1913), а также более поздней - "Очерк денежной реформы" (Tract on Monetary Reform, 1924), придерживается в основном маршаллианских взглядов, и только в "Трактате о деньгах" (Treatise on Money, 1930) он пришел к утверждению, что понять процесс ценообразования можно, лишь рассматривая "ставки процента и различия между доходами и прибылями, а также между сбережениями и инвестициями".12 Таким образом, в конце рассматриваемого периода экономическая наука вплотную подошла к современной макротеории.
Австрийская и германская школы
Представители экономической теории Австро-Венгрии и Германии зачастую расходились во взглядах, несмотря на культурную близость этих двух государств. Австрийская (венская) школа была верна теоретическим доктринам; представители ее исторической школы сохранили дух романтизма, подготовившего почву для немецкого национализма и идеализма. Различие между двумя школами, возникшее приблизительно в 1875 г., поддерживалось не только спорами о методологии, но также и приверженностью австрийской школы принципам laissez ^ге. Однако историческая школа представляла ведущую интеллектуальную силу в немецких университетах и пользовалась большим уважением и в Европе, и в Америке. Но ее идеи не могли пометать неизбежной эволюции теоретических систем даже в Германии, и Methodenstreit* постепенно затухал. Экономическая теория на Европейском континенте в тот период была довольно запутанной и свидетельствовала о неизжитом конфликте между различными концептуальными подходами.
Густав Гомоллер был признанным лидером исторической школы для тех, кто опирался на работы Мюллера, Листа и отчасти Рошера. "Очерки" Шмоллера (Grundrisg, 1900) служат великим монументом "младоисторической" школы. В двух томах этого произведения целый ряд проблем трактуется в историческом, статистическом и отчасти аналитическом аспекте. Артур Шпитофф - одно время бывший помощником Шмоллера - проводил различие между "чистой" теорией Рикардо, Иоганна фон Тюнена и Карла Менгера и "эмпирической" ("anschau-liche") теорией Шмоллера и Вебера. Подобным же образом в перекликающихся по тематике работах Вернера Зомбарта и Макса Вебера представлен "проекционный" ("conjectural") анализ исторического развития, служащий для объяснения зарождения капитализма.
В исследованиях экономического цикла Шпитофф опирался как на фактический материал, собранный исторической школой, так и на статистические выкладки Клемана Жюглара, стремясь объяснить явления общего "перепроизводства" и опровергнуть закон Сэя как "не столько теорию, объясняющую кризисы, сколько теорию, ищущую доказательства их невозможности, теорию, полностью оторванную от фактов".13 Шпитофф объяснял "перепроизводство" отчасти ошибками в прогнозировании рыночного спроса. Кроме того, он понимал, что сбережения и инвестиции, порождающие циклические колебания, представляют собой независимые факторы.
Вопросами чистой теории занимались представители нового поколения учеников Менгера, а именно Фридрих Визер, Евгений Бём-Баверк, Йозеф Шумпетер (последний занимался своей профессиональной деятельностью главным образом в США) и два шведских экономиста: Кнут Викселль и Густав Кассель. Их работы широко раздвинули влияние австрийской школы.
Книга Визера "Социальная экономика" (Social Есоnomics, 1914) представляет собой всестороннее исследование по теории предельной полезности. Самым же значительным открытием Визера, сформулированным им в эссе "Соотношение между издержками и стоимостью" (The Relation of Cost to Value, 1876), был принцип альтернативных издержек, смысл которого состоит в том, что издержки любого блага есть альтернативный продукт (alternative output), непроизведенный, поскольку ресурсы были употреблены иным способом,- продукт, представляющий собой своего рода "современный выбор" ("modern trade-off"). Отталкиваясь от этого принципа, Визер развивал теорию вменения (Zurechnung) Менгера, согласно которой ценность благ "высшего порядка" сводилась к полезности благ низшего порядка с целью объяснения факторных доходов. По сути дела, это теория "производного спроса" ("derived demand").
Теория капитала и процента Бём-Баверка, посвященная выяснению природы "окольных" процессов и "ажио", присущего благам нынешнего времени и текущим доходам вследствие позитивных предпочтений во времени, разрабатывалась им в основном чуть раньше.14 На концепции структуры капитала Викселля и проведенном им анализе воздействия накопления капитала на пропорции распределения заметно сказалось влияние теории капитала австрийской школы.15 Однако своей славой он обязан новаторской попытке объединить анализ денежного и "реального" аспектов производства, исследуя кумулятивный процесс, подразумевающий изменение уровня цен. Хорошо известно положение Викселля, что изменение общего уровня цен служит косвенной реакцией экономического механизма на несогласованность "рыночной" и "естественной" ставок процента (а не прямой реакцией на изменение количества денег в обращении). Анализ Викселля, подчеркнувшего значение инвестиционного спроса, предвосхитил сформирование кейнсианской позиции и послужил основой исследовательских традиций шведской школы, к числу выдающихся представителей которой относятся такие экономисты, как Бертиль Олин, Эрик Линдалъ, Эрик Лундберг и Гуннар Мюрдаль.
Представляет интерес и спор Викселля со своим соотечественником Густавом Касселем относительно проблемы стоимости.16 Кассель, писавший свои работы на немецком языке, способствовал ускорению заката исторической школы. В отличие как от австрийцев, так и от Маршалла Кассель при объяснении спроса исходил из эмпирических посылок, не принимая психологических аксиом относительно полезности и непосредственно переходя к анализу формирования рыночных цен.17 Опираясь на работы Вальраса (хотя и не делая на них специальных ссылок), Кассель предложил систему уравнений общего равновесия, чтобы показать, какова взаимозависимость рыночных связей при формировании цен.
Место Йозефа А. Шумпетера в современной экономической мысли с трудом поддается определению. Его работы обладают внутренним единством, основанным на авторском видении социально-экономического процесса, продемонстрированном уже в первой книге Шумпетера "Суть и основное содержание" (Wesen und Hauptinhalt, 1908), а впоследствии получившем более полное выражение в "Теории экономического развития" (Theory of Economic Development, 1912).18 Шумпетер предложил свою теорию экономического развития, будучи убежден в том, что она удовлетворительнее объясняет законы капиталистической системы, чем аналитический аппарат как Вальраса, так и Маршалла. Шумпетер утверждал, что экономическое развитие капитализма по необходимости прерывисто и неустойчиво, что ему присущи циклические колебания. "Кругооборот" ("circular flow") системы нарушается действиями новатора-предпринимателя, за которым следуют многочисленные имитаторы. Эти нарушения усиливаются благодаря воздействию кредитных институтов. Теория Шумпетера порвала, таким образом, с неоклассической "равновесной" традицией изображать накопление капитала как устойчивый, непрерывный процесс.
США
Развитие экономической теории в США подверглось воздействию значительно более разнородных факторов, чем в любой из европейских стран. Хотя самое большое значение при этом имело англосаксонское "наследие", американский индивидуализм поддерживался также и доктринами как австрийской, так и германской школ; теоретические и эмпирико-прагматические подходы здесь сосуществовали бок о бок. На деятельности многих молодых ученых, прошедших курс подготовки в университетах Германии, сказывалось влияние исторической школы. Эти ученые в такой степени интересовались антропологией, психологией и социологией, что их "интеллектуальный" конфликт с узким подходом неоклассической теории делался неизбежным.
Джон Бейтс Кларк, вернувшись из Германии после учебы, отрекся от ортодоксального подхода. В своей "Философии богатства" (Philosophy of Wealth, 1885) он призывал к пересмотру экономической теории в соответствии с принципами, которые впоследствии защищал Торстен Веблен и его единомышленники. Впоследствии же в книге "Распределение богатства" (Distribution of Wealth, 1899) Кларк выдвинул "естественный закон" ("natural law") распределения дохода, согласно которому каждый экономический агент получает в принципе ту долю богатства, которую сам создает. Работа Кларка, проникнутая философией естественного порядка вещей, стала краеугольным камнем теории ортодоксального неоклассицизма.
В США велико было противодействующее влияние со стороны инакомыслящих экономистов. Многие из них опирались на интеллектуальное и философское наследие европейских мыслителей, таких, как Гегель, Маркс, Дарвин и Спенсер, а также на работы американцев - Джеймса, Пирса и Дьюи, в которых концепция "становления" ("becoming") в противоположность ньютоновской механистической идее "существования" ("being") имела особое значение. Работа Дарвина "Происхождение видов" (Origin of the Species, 1859) послужила основой того "эволюционного" взгляда, который характеризовал подход этих ученых к исследованию природы социальных институтов.19 Главная цель этого движения состояла в создании "культурологической" ("cultural") экономической теории, основанной на антропологии, социальной психологии и социологии.20 Первыми противниками ортодоксальной экономической теории были Ричард Эли (основатель Американской экономической ассоциации), Торстен Веблен и Саймон Паттен. Их идеи развивались Джоном Коммонсом, Уэсли Митчеллом и Джоном Морисом Кларком - учеными, которые в свою очередь оказали влияние на формирование взглядов Гардинера Минза и Рексфорда Тагуэлла. Артур Берне является одним из лучших учеников и последователей Митчелла. Саймоы Кузнец, чья фундаментальная работа о национальном доходе удостоена Нобелевской премии, также учился у Митчелла.
Хотя ранняя мечта институционалистов о перестройке экономической теории так и не осуществилась, ими были проведены важные исследования. В работе Митчелла "Промышленные циклы" (Business Cycles, 1913) и "Промышленные циклы: проблема и ее постановка" (Business Cycles: The Problem and Its Setting, 1927) уникальным образом соединены экономическая история, теория и статистика. Книга 1927 г. представляет собой результат многолетнего труда Митчелла в Национальном бюро экономических исследований, которое он и основал. Возможно, эта работа стала высшим достижением институциональной школы. Дж. М. Кларк в книге "Исследование экономики накладных расходов" (Studies in the Economics of Overhead Costs, 1923) обращал внимание на значение крупных вложений в основной капитал. Это исследование проливало свет на проблему незагруженных производственных мощностей, в том числе и на проблему социальных накладных расходов (social overhead cost), связанных с неполным использованием рабочей силы. Кларк также установил, что существует связь между незагруженными мощностями и тенденцией к монополизации в промышленности. В книге "Стратегические факторы в промышленных циклах" (Strategic Factors in Business Cycles, 1934) Кларк исследовал вопрос о том, как изменяется отношение спроса на потребительские товары к спросу на товары производственного назначения - принцип акселерации,- и определил этот принцип как главный фактор циклических колебаний.
Джон Коммонс специально занимался изучением проблем американского рабочего движения; это помогло оформлению трудового законодательства в период Нового курса и оказало воздействие на внутреннюю американскую политику. Его концепция "незаинтересованных комиссий" ("nonpartisan commissions"), создаваемых для урегулирования конфликтов, легла в основу современных методов штатного и федерального регулирования трудовых отношений в промышленности. Если вспомнить рассуждения Коммонса о том, будто большинство конфликтов связано с правовыми отношениями собственности, но дано утверждать, что его идеи, касающиеся проблем экономической справедливости, возродились в современных взглядах на права собственности, "внешние воздействия", трансакции (transactions) и информационные издержки.
Вопросы прав собственности глубоко интересовали и франка Найта, самого, быть может, последовательного американского неоклассика своего времени (хотя к решению некоторых проблем подход Найта был индивидуален). В часто упоминаемом споре Найта с Пигу по поводу несостоятельности рыночного хозяйства, обусловленной расхождениями между частным и социальным предельными продуктами, Найт доказывал, что если государство верно определяет систему прав собственности, то собственники лучших по качеству ресурсов за пользование ими будут получать (рикардианскую) ренту, равную сумме дифференциального дохода и корректирующего налога (который предложил Пигу).21
Высокой научной репутацией Найт обязан своей в высшей степени оригинальной докторской диссертации, опубликованной под названием "Риск, неопределенность и прибыль" (Risk, Uncertainty and Profit, 1926), в которой проводилось различие между поддающимся страхованию риском и не поддающейся страхованию неопределенностью, а также устанавливалась связь размеров прибыли с неопределенностью. Найт полагал, будто его теория прибыли опровергает положение Веблена о том, что "демонстрационное потребление" ("conspicuous consumption") нарушает суверенитет потребителя. Найт не просто утверждал суверенность потребителя, он полагал, что в мире, характеризующемся неопределенностью, производитель, который правильно угадает предпочтение потребителя, вознаграждается прибылью.
Среди исследователей, посвятивших свою деятельность усовершенствованию неоклассической теории, были также Фрэнсис А. Уолкер и Ирвинг Фишер. Уолкер рассматривал предпринимателя в качестве "остаточного претендента" ("residual claimant")22. Ирвинг Фишер, отзываясь на появление теории (ажио) Бём-Баверка, доказывал, что "техническое усовершенствование" ("technical superiority") не действует независимо от психологического феномена, который он назвал "нетерпением" ("impatience").23 Фишер считал процент показателем предпочтения, которое общество отдает доллару в настоящее время перед долларом в будущем. Ставка процента, по Фишеру, устанавливается в результате взаимодействия "принципа готовности" ("willingness principle"), в согласии с которым отдельные лица меняют распределение своих доходных поступлений во времени, и принципа инвестиционных возможностей. Результирующая "реальная ставка процента" ("real rate of interest") отражает премию на нынешний (в противоположность будущему) доход.24
В книге Фишера "Покупательная способность денег" (Purchasing Power of Money, 1911) - в произведении безусловно выдающемся - разработана знаменитая формула количественной теории денег MV = РТ (идея этой формулы принадлежит Саймону Ньюкому). В своей книге "Теория процента" (Theory of Interest, 1931) - наиболее ясном и полном изложении неоклассической точки зрения - Фишер проводит различие между реальной и денежной ставками процента. Он доказал, что на динамику денежной ставки процента воздействует динамика уровня цен; этот тезис и сейчас принят монетаристской доктриной.25 Не следует забывать и ранние работы Фишера об индексах. Учитывая все эти труды, а также его докторскую диссертацию "Математическое исследование теории стоимости и цен" (Mathematical Investigations in the Theory of Value and Prices, 1892), можно утверждать, что право Фишера на важнейшее место в американской экономической науке не подлежит сомнению.
Что касается "законов доходности" ("laws of returns"), часто цитируется Аллин А. Янг (например, Николасом Калдором), исследовавший проблемы возрастающих доходов (returns), равновесия, размещения ресурсов, а также изучавший идеи Адама Смита о разделении труда, степень которого ограничена размерами рынка.26 Работа К. У. Кобба и Поля X. Дугласа об агрегатной и производственной функции стала классической.27 Герберт Дейвенпорт и Франк Феттер, уточнявшие психологические основания маржиналистского экономического анализа и принципы функционирования системы цен, также заслуживают упоминания.28 Дайвенпорт, подобно Касселю, отвергал субъективный маршаллианский подход к анализу реальных издержек как непригодный для объяснения функционирования системы цен.
Италия
Итальянские экономисты применяли математические методы задолго до того, как они повсеместно вошли в моду. Основной причиной этому послужило, видимо, влияние идей Маттео Пантелеони на Вильфредо Парето, инженера и математика, позднее ставшего экономистом и преемником Вальраса в Лозаннском университете.
К основным работам Парето относятся "Курс" и "Учебник политической экономии". "Курс" Парето отличен от его "Учебника политической экономии" по крайней мере в том, что в "Курсе" (несмотря на изложенные здесь социологические идеи) Парето верен Вальрасу. В "Учебнике политической экономии", напротив, Парето отвергает кардиналистский аспект теории полезности Вальраса, принимая ординалистскую концепцию "полезности" ("ophe-limite"), разработанную благодаря искусному использованию техники кривых безразличия. Разработка Парето системы безразличия в духе исследований Эджуорта подготовила современные открытия Хикса и Аллена.
Энрико Бароне, один из самых выдающихся последователей Парето, изучал природу общего равновесия в условиях конкуренции; его анализ вопроса о том, каким образом плановый совет (a planning board) способен дублировать конкурентное решение, вызывает восхищение и в наше время; все это дало основание Шумпетеру высказать мнение, согласно которому итальянская экономическая школа (в основном благодаря влиянию Парето) "в 1914 г. не уступала никакой другой школе".29
Университет Темпла


ПРИМЕЧАНИЯ:

1 О возмущении Маршалла по поводу высказываний У. Джевонса, претендовавшего на приоритет в разработке вопроса продельной полезности, можно прочитать в кн.: Schumpeter J.A. History of Economic Analysis. New York, Oxford University Press, 1954, p. 826.
2 Основные идеи этой теории были изложены в статье, принадлежащей П. Сраффе: S r a f f a P. The Laws of Returns under Competitive Conditions.- Economic Journal 36 (December 1926), p. 536- 550, причем годом раньше эти положения были опубликованы в: Annali di Economica 2 (1925).
3 Robbins L. Введение к: Wicksteed Ph. Common Sense of Political Economy. London, George Routlege and Sons, 193З, p. XII.
4 Wicksteed Ph. H. An Essay on the Coordinations of the Laws of Distribution, 1984.
5 Clark J.B. Distribution as Determined by a Law of Rent - Quarterly Journal of Economics 5 (1890-1891), p. 289-318.
6 Economic Journal 4 (June 1894), p. 305.
7 S t i g 1 e r G. Production and Distribution Theories. New York, Macmillan, 1941, p. 112-124.
8 Технику анализа с помощью кривых безразличия возродил в 1924 г. А. Боули в книге "Математические основания" (Mathematical Groundwork); впоследствии исследования такого рода получили популярность благодаря работам Дж. Хикса и Р. Дж. Д. Аллена. Были опубликованы также превосходные статьи: J о h n s о n W. E. The Pure Theory of Utility Curves.- Economic Journal 23 (December 1913), p. 483-513; S 1 u t s k у E. E. On the Theory of the Budget of the Consumer.- Giornale degli Economist! 51 (July 1915), p. 1-26, перепечатано в: Readings in Price Theory. Homewood, 111., Irwin, 1952, p. 27-56.
9 Hobson I. A. The Economics of Distribution. New York, Macmillan 1900; H о b s о n I. A. Gold, Prices and Wages, London, Methuen, 1913.
10 С a n n a n E. The Division of Income.- Quarterly Journal of Economics 19 (1904-1905), p. 341-349; Gannan E.A History of the Theories of Production and Distribution in English Political Economy 1776-1848. London, 1893. Подход, придававший особую роль "чрезмерным сбережениям" (см. работу двух американских экономистов: Foster W., Catchings W. Profits. Boston, Houghton Mifflin, 1925), имеет много общего с позицией Гобсона.
11 L e r n e r A. P. Economics of Control. New York, Macmillan, 1944; Hotteling H. The General Welfare in Relation to Problems of Taxation and Railway and Utility Rates.- Econometrica 6 (July 1948), p. 242-269; К a h n R. F. Some Notes on I deal Output.- Economic Journal 45 (March 1935), p. 1-35.
12 K e у n e s J.M.A Treatise on Money. New York, Harcourt, Brace and Co., 1930, p. 229.
13 Schmoller's Jahrbuch (1903).
14 В o h m-B a w e r k E. The Positive Theory of Capital, trans. William Smart. New York, G. E. Stechert and Co., 1923.
15 В то время имя Викселля было настолько мало известно в США, что в основном учебнике того времени о Викселле нет даже упоминания: Scott W. A. Development of Economics. New York, Appleton Century Grofts, 1933.
16 Professor Cossel's Nationalokonomisches System.- Schmoller's Jahrbuch 52 (1928), p. 771, издано в Швеции в 1919 г.
17 Рецензия Эджуорта на "Теорию общественной экономики"- см. The Theory of Social Economy.- Economic Journal 30 (December 1920) - выявляет отличие подхода Касселя от подхода Маршалла в понимании механизма установления цен. Г. Дэйвенпорт и Ф. Феттер также принадлежали к тем американским экономистам, кто отвергал гедонистический подход ранних маржиналистов. Так, Дайвенпорт выражал сомнение в плодотворности концепции субъективных реальных издержек. См. его книгу: Economics of Enterprice. New York, Macmillan, 1913, p. 60.
18 Schumpeter J.A. Theory of Economic Development, trans. Redvers Opie. Cambridge, 1934.
19 Что касается методологии, то "инакомыслящие" экономисты особенно возражали против влияния работ, подобных кн.: К е у n e s в Scope and Method of Political Economy, 1890, которые превращали экономическую теорию в абстрактную науку.
20 V e b l e n Th. Preconceptions of Economic Science.- В- The Place of Science in Modern Civilization. New York, B. W. Huebsch, 1919, p. 149.
21 K n i g h t F. Fallacies in the Interpretation of Social Costs.- Quarterly Journal of Economics 38 (May 1924). Современная формулировка этой позиции изложена в статье: С о a s e R. The Problem of Social Costs.- The Journal of Law and Economics 3 (October 1960), p 1-34. o 22 walker P. A. The Wage Question, 1891.
22 Walker F.A. The Wage Question, 1891.
23 F i s h e r I. The Rate of Interst. New York, Macmillan, 1907. Особенно важная статья по поводу "третьего основания" положительной ставки процента принадлежит Ги Арвидсону: Arvidisson G. On the Reasons for the Rate of Interest, trans. A. Williams.- International Economic Papers, vol. 6. New York, Macmillan, 1956, p. 23-33.
24 На графике, при помощи которого Фишер показывает, каким образом участник хозяйственного процесса реагирует на изменение реальной ставки процента, изображена выпуклая вниз кривая "готовности" ("willingness") (по сути дела, она является кривой безразличия): форма кривой предполагала, что нынешний доход предпочитается будущему. Фишер также сконструировал "график инвестиционных возможностей". Кривой "инвестиционных возможностей" служила огибающая кривых, характеризующих наиболее прибыльные инвестиции из числа тех, которые предприниматель может выбрать; такая огибающая оказывалась выпуклой вверх, что должно было отражать понижающую эффективность вложений. См.: Conard J.W. An Introduction to the Theory of Interest. Berkeley, University of California Press, 1959, ch. 4.
25 Fisher. The Theory of Interest, ch. 19. Точка зрения Фишера на то, что процент представляет собой не просто факториальный доход (подобно ренте или заработной плате), а служит основанием всех доходов, по сути дела, заимствована у представителей австрийской школы. Идея о том, что "капитальная стоимость" потока доходов может быть исчислена посредством капитализации этого потока из данной ставки процента, содержится в теории капитала Ф. Найта: Knight F. Capital and Interest.- B: Readings in the Theory of Incomedistribution, ed. W. Fellner and B. F. Haley. Philadelphia, R. D. Irwin, 1946, p. 384. Однако понимание капитала как набора физических благ в теории Найта играло меньшую роль, чем в концепции Фишера. Найт настаивал на понимании капитала вак некоего фонда. CM.:Kaldor N. The Recent Controversy on the Theory of Capital.- Econometrica 5 (July 1937), p. 201-233.
26 Y о u n g A. Increasing Returns and Economic Progress.- Economic Journal 38 (1928), p. 527-542.
27 С о b b С h. W. and D u g 1 a s P. H. A Theory of Production.-American Economic Review 18 (1928), p. 139-165. p.
28 Davenport H. Economics of Enterprise, p. 60; Fetter F. Economics. New York, The Century Company, 1912, p. 1915-1916.
29 Barone E. The Ministry of Production in a Collectivest State.- B: H а у e k F. A. von (ed.). Collectivist Economic Planning;- Critical Studies on the Possibilities of Socialism. London, G. Routledge and Sons Ltd., 1938.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100