economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Неоклассический синтез

Неоклассический синтез

Neoclassic synthesis
 
Источник: Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981.
Кейнсианские эконометрические концепции: потребительские и инвестиционные функции; мультипликатор
Рональд Бодкин
Потребление
Основы современной теории агрегатных потребительских функций были заложены в фундаментальной работе Дж. М. Кейнса. Главным строительным блоком своей системы Кейнс сделал функциональное отношение между совокупным потреблением и совокупным доходом, причем для перехода к реальным масштабам обеих величин используется единица заработной платы.1 В рамках этой главы удалось рассмотреть лишь некоторые важнейшие элементы этой концепции. Во-первых, интересно отметить, что в качестве дефлятора Кейнс использовал денежную заработную плату. Позднее подавляющее большинство исследователей, стоявших на позициях кейнсианской теории или пытавшихся развить эту теорию (к редким исключениям из их числа можно отнести С. Вайнтрауба),2 перешло к использованию "модифицированного" дефлятора - совокупного индекса цен.3 Во-вторых, единственное соображение относительно формы потребительской функции - соображение, которое Кейнс стремился сохранять,-состояло в том, что предельная склонность к потреблению (угол наклона потребительской функции) характеризуется величиной, заключенной в промежутке между нулем и единицей. Кейнс считал наиболее вероятной ситуацию, при которой средняя склонность к потреблению снижается с ростом общественного дохода. Возможно, он полагал, что предельная склонность к потреблению тоже снижается по мере роста дохода.4 Однако указанная базисная гипотеза оказалась возведенной в ранг "фундаментального психологического закона". В-третьих, необходимо отметить, что Кейнс писал очень сложно: он прибегал к большому числу оговорок, причем такие оговорки содержали (по крайней мере в зачаточной форме) те мысли, которые мы впоследствии часто приписывали другим авторам. Кейнс специально упомянул шесть "объективных" и восемь "субъективных" факторов, действие которых может привести к "сдвигу" функции потребления. Отметим особо два фактора, относящихся к числу "объективных": 1) "непредвиденные изменения в рыночной стоимости капитала, не принятые в расчет при исчислении чистого дохода" (такие изменения Кейнс относил к числу важнейших факторов, способных вызывать краткосрочные "возмущения" в рамках потребительской функции, поскольку "потребление имущих групп может чрезвычайно сильно реагировать на непредвиденные изменения в денежной ценности их богатства")5 ; 2) "изменения предполагаемого соотношения между уровнями текущего и будущего доходов". Однако следует отметить, что Кейнс не считал указанные изменения особенно важными для всего общества в целом, как бы ни было велико влияние, которое они оказывают на поведение отдельных индивидуумов. Тем не менее первый из упомянутых "объективных" факторов содержит в зародыше формулировку гипотезы о существовании "эффекта богатства", а второй - формулировку гипотезы "перманентного дохода".
Первые эмпирические исследования. Работа Кейнса вызвала к жизни множество попыток эмпирической проверки содержащихся в ней утверждений. Кейнс и сам пытался проверить свои теоретические конструкции; для этого он обращался к расчетам, содержавшимся в ранних работах Саймона Кузнеца (данные по США) и Колина Кларка (данные, относившиеся к Англии). Последующие эмпирические исследования С. Кузнеца и Голдсмита позволили прийти к некоторым важным обобщениям, относящимся по крайней мере к американской экономике.6 Хотя потребительская функция на протяжении цикла вела себя именно так, как и предполагал Кейнс (доля потребления в доходе снижалась по мере его роста), на протяжении Длительных и очень длительных периодов в поведении истребительской функции, по-видимому, невозможно было обнаружить подобные тенденции. Напротив, оказалось, что долгосрочную потребительскую функцию более удачно описывает луч, проходящий через начало координат и характеризующийся наклоном, несколько превышающим 0,9 (при этом потребление оказывалось функцией чистого дохода после вычета налогов, а не национального Дохода, как предполагал Кейнс). Поэтому в длительной перспективе предельная и средняя склонности к потреблению, по-видимому, оказывались равными между собой и не обнаруживали никакой "вековой тенденции" к уменьшению по мере роста дохода. С другой стороны, большое число исследований; относящихся к одному и тому же времени и рассматривающих семьи с различными доходами свидетельствовало о том, что потребительская функция рассчитанная для отдельных домашних хозяйств, вела себя так же, как агрегатная потребительская функция на протяжении хозяйственного цикла. Она характеризовалась положительным свободным членом (intercept) и сравнительно небольшим наклоном кривой, говорившим о том, что средняя склонность к потреблению с ростом дохода снижается. (Согласно некоторым исследованиям, подобным же образом вела себя и предельная склонность к потреблению.) Как же примирить эти на первый взгляд противоречивые выводы?
Одна из первых попыток такого примирения содержалась в работе Смизиса, Ливингстона и Мосака.7 Используя годовые данные по США, относящиеся к межвоенному периоду, Смизис и др. установили, что масштабы среднего потребления (в неизменных ценах) в расчете на душу населения зависят от реального дохода (в расчете на душу населения; после вычета налогов), а также от временного тренда, который, как обнаружили исследования, характеризовался существенно положительным коэффициентом регрессии. На протяжении краткосрочных периодов оцененные показатели предельной склонности к потреблению (ПСП) оказались довольно низкими - 0,76. Таким образом, циклическая динамика потребительской функции, по-видимому, соответствовала теоретическим представлениям. Более того, положительный временной тренд можно было интерпретировать просто как постоянный повышательный фактор; это давало основания "полагать, что циклическая траектория функции потребления с течением времени постепенно смещается вверх. Тем самым последовательные повышательные сдвиги такой циклической траектории могли служить объяснением результатов анализа С. Кузнеца, относившихся к долгосрочным изменениям потребления. Указанные соображения можно проиллюстрировать с помощью диаграммы (см. рис. I): по оси абсцисс отложен уровень реального дохода (после вычета налогов), а по оси ординат - масштабы реального потребления; в таком случае предполагаемая долгосрочная ("вековая") потребительская функция может быть изображена прерывистой линией.
Подобная интерпретация некоторое время считалась удовлетворительной. Она позволяла объяснить также следующий факт: потребительская функция более высокого порядка (иначе говоря, функция, которая при данном уровне реального дохода после вычета налогов предсказывала сравнительно большие масштабы потребления), которая была оценена на основе американских данных о сравнимых группах домашних хозяйств, сохраняла тот же вид и при оценке на базе данных, относящихся к более позднему периоду.8



Предполагалось, что удовлетворительным объяснением этого факта может служить временной тренд, обнаруженный в исследовании Смизиса, Ливингстона и Мосака; такой тренд можно было интерпретировать как отражение усиливающейся склонности потребителей к новым предметам роскоши.
Гипотеза "достигнутого пика" Дъюзенберри
Такому объяснению Смизиса и др. вскоре был брошен теоретический вызов: в работах Дж. С. Дыозенберри были представлены некоторые доказательства того, что потребление в рамках индивидуальных хозяйств зависит скорее не от абсолютных размеров дохода, а от их принадлежности к той или иной группе в распределении Доходов (иначе говоря, от их относительного дохода).9
Ранее мы уже ссылались на сравнение двух единовременных обследований разных категорий потребителей и па интерпретацию этих результатов, содержавшуюся в работе Брэди и Фридмена. Гипотеза Дьюзенберри позволяла дать альтернативное теоретическое объяснение упомянутым фактам. Соотношение между совокупным потреблением и совокупным доходом (или дополняющее его * соотношение между текущими сбережениями и доходом)можно объяснить, прибегнув к построению линейной регрессии, в которой единственной определяющей переменной служит отношение текущего дохода к предыдущему пиковому его уровню. Связь между поведением индивидуального потребителя и моделями, описывающими движение агрегатных величин, у Дьюзенберри не была выражена в явной форме. Однако подразумевалось, что наиболее вероятное стандартное поведение "типичного потребителя" определяется скорее предыдущим высоким уровнем дохода, чем, скажем, его текущим восприятием в условиях депрессивной экономики.
Рассматривая основное содержание работы Дьюзенберри, отметим следующие моменты. Во-первых, построенная таким образом потребительская функция вполне согласуется со статистическими данными, охватывающими плательный период; кроме того, она позволяет объяснить,, почему кривая, характеризующая функцию совокупного потребления в период рецессии, обнаруживает сравнительно небольшой угол наклона: дело в том, что в этих условиях потребление действует как своего рода встроенный стабилизатор10 (см. рис. 2; по осям координат на этом графике отложены те же величины, что и на рис. 1). Прерывистой линией на этом графике изображена предполагаемая циклическая потребительская функция.



Допустим, во-вторых, что с помощью показателей предшествовавшего пикового дохода нам удалось - по крайней мере частично - объяснить изменения в соотношении между потреблением и доходом. Тогда нетрудно сделать следующий шаг и предположить, что для определения стандартов поведения потребителей в условиях депрессивной экономики, по-видимому, из интуитивных соображений правильнее было бы использовать показатели, характеризующие предшествовавший пик потребления. Т. Э. Дэвис, высказавший подобное предположение, действительно сумел показать, что таким образом можно существенно улучшить модель Дьюзенберри.11 Аналогичную модель построил Франко Модильяни. Однако, поскольку эта модель чрезвычайно похожа на модель Дьюзенберри (и поскольку сам Модильяни, вероятно, предпочел бы свою более позднюю модель), мы ограничимся здесь лишь кратким указанием на сходство первой модели Модильяни с моделью Дьюзенберри.12
Модифицированная модель Тобина
Вскоре после появления работы Дьюзенберри Джеймс Тобин предложил альтернативную концепцию: он заявил, что тот феномен, ради которого Дьюзенберри развил свою теорию, можно в основном объяснить с помощью "модифицированной гипотезы абсолютного дохода".13 Он высказал предположение, согласно которому потребление зависит как от величины дохода (за вычетом налогов), так и от объема богатства, или чистой стоимости имущества за вычетом обязательств). Если полагать, что постоянные сбережения (т. е. сбережения, так и не израсходованные на протяжении всей жизни их владельца) накапливаются главным образом из-за желания передать наследство то следует признать, что распределение текущего чистого дохода между сбережением и потреблением будет зависеть как раз от того, насколько велика чистая стоимость имущества, принадлежащего потребителю. Например, анализ который был проведен на базе данных единовременных обследований, показал, что негритянское население при данном уровне дохода потребляет, по всей видимости, меньше, а сберегает больше, чем другие группы населения. Дьюзенберри ссылался на этот факт, видя в нем дополнительное подтверждение своей теории - ведь уровень среднего дохода в негритянских общинах сравнительно низок, и, следовательно, для негритянской семьи данная абсолютная величина дохода означает более высокий относительный доход. Поэтому средняя негритянская семья в меньшей степени "одержима духом потребительства", чем семья белых американцев, располагающих такой же абсолютной суммой доходов.14 Тобин предлагал иное объяснение указанных факторов: с его точки зрения, при данном уровне реального дохода типичная негритянская семья, по всей видимости, обладает значительно меньшей чистой стоимостью имущества по сравнению с типичной семьей белых американцев, а это позволяет дать ничем не худшее объяснение более высокой склонности к сбережению в негритянских семьях.
Эти выводы самым непосредственным образом могут быть распространены также на поведение агрегатной потребительской функции. Ведь со временем уровень богатства развивающегося общества растет, увеличиваются и размеры реальных доходов. Соответственно и частное (partial) соотношение между потреблением и доходом за вычетом налогов (краткосрочная функция потребления) может постепенно смещаться вверх вследствие того, что повышается уровень реального чистого богатства, а это в свою очередь стимулирует дополнительное потребление (поскольку при том же уровне чистого дохода уменьшается необходимость в сбережениях). А долгосрочную потребительскую функцию вновь, как на рис. 1, характеризует кривая, которая соединяет реализованные в каждый момент состояния (точки) соответствующих краткосрочных функций, причем угол наклона кривых, характеризующими поведение краткосрочных функций, вследствие этого оказывается значительно меньше (иначе говоря, предельная склонность к потреблению более низка), чем у аналогичных кривых, описывающих поведение долгосрочных функций.
Модификация, предложенная Брауном
Различие между долгосрочной и краткосрочной потребительскими функциями занимало центральное место и в чрезвычайно оригинальном исследовании Т. М. Брауна.15 Стремясь дать описание канадской экономики в межвоенный период и в первые годы после второй мировой войны, Браун "перебирал" самые различные варианты потребительской функции; наилучшие результаты его расчетов нашли воплощение в последнем варианте небольшой модели канадской экономики. В этом варианте реальная величина потребительских расходов зависела от реального дохода за вычетом налогов (причем рассматривались отдельные компоненты дохода - зарплата и прочие доходы), от уровня потребительских расходов на протяжении предшествующего года и от условной переменной, характеризующей смещение функции (shift dummy). Использовавшаяся переменная смещения функции должна была отразить, что в послевоенные годы реальный уровень потребления оказался гораздо более высоким, чем удавалось объяснить с помощью выбранных переменных величин.
Вместо показателя лагового потребления Браун пробовал вводить в качестве объясняющих переменных наивысшие показатели дохода и потребления, достигнутые в предыдущий период, а также лаговый показатель дохода. Однако все это не смогло обеспечить столь хороших результатов, как та модель, на которой Браун в конце концов остановился и в которой реальный доход за вычетом налогов был расчленен на зарплату и доход от собственности. Отмечая положительные качества такой модели Браун ссылался на проявления какой-то "устойчивости привычек", вследствие которой предыдущий уровень потребления устанавливал своего рода потребительский стандарт, с которым сравнивались возможности текущего истребления.16 Конечно, такой стандарт не может оказывать постоянного воздействия; влияние предыдущего Уровня потребления постепенно ослабевает. В модели этот эффект учитывался следующим образом: предыдущий уровень потребления выступал в качестве одной из нескольких объясняющих переменных. Браун установил также что коэффициент регрессии при показателе уровня предыдущего потребления невелик, но существенно положителен, а следовательно, предельная склонность к потреблению, рассчитанная на основе краткосрочной функции несколько ниже, чем соответствующая величина этого параметра в функции, описывающей долгосрочные экономические процессы (с указанной точки зрения ситуация аналогична той, которая изображена на рис. 1). В отношении канадской экономики Браун установил, что краткосрочная предельная склонность к потреблению трудовых доходов равна 0,61, в то время как соответствующая долгосрочная величина оказывается значительно выше - она равна 0,77. Для доходов от собственности предельная склонность к потреблению составила соответственно 0,28 и 0,36.17
Теории "перманентного дохода"
Рассматривая различия между краткосрочной и долгосрочной потребительскими функциями, мы считаем целесообразным остановиться еще на двух теориях: на концепции "жизненного цикла" Модильяни - Эндоу - Брамберга и теории "перманентного дохода" Милтона Фридмена.18 Фаррел и многие другие авторы считают, что обе эти теории, по существу, идентичны, поскольку каждая из них исходит из того, что переменной, определяющей уровень потребления, должна служить не та величина дохода, которая исчисляется на протяжении общепринятого периода, например на протяжении квартала или года, а величина дохода, рассчитываемого на основе значительно более длительного периода времени.19 И все же существуют значительные различия между этими теориями. Поэтому даже в кратком обзоре, по нашему мнению, следует рассмотреть их порознь.
В своей теории "жизненного цикла" Модильяни и два его соавтора исходят из убедительного предположения, что при планировании потребления человек принимает во внимание соображения о вероятной продолжительности жизни (тем самым формируется "жизненный горизонт"). Если к этому добавить почти столь же сильное предположение об отсутствии мотивов, направленных на изменение стоимости накопленного имущества, отсюда следует, что уровень потребления типичной потребительской единицы будет определяться средним уровнем дохода, который она рассчитывает получать на протяжении оставшейся жизни. В итоге получается то, что Фаррел назвал "гипотезой (среднего) темпа роста": в статической ситуации в секторе домашних хозяйств чистые сбережения отсутствуют, поскольку "проедание" сбережений уже не работающими пожилыми людьми целиком компенсируется соответствующими сбережениями экономически активного населения. Однако, если население растет (так что в той же пропорции увеличивается численность экономически активных лиц) или повышается реальный доход (в результате чего молодые люди рассчитывают на протяжении своей жизни получать значительно более высокие доходы, чем пожилые потребители, которые "проедают" сбережения), тогда образуются чистые личные сбережения. Более того, можно показать, что отношение сбережений к личному доходу за вычетом налогов окажется пропорциональным темпу роста реального дохода.20
В гипотетической концепции "перманентного дохода" Милтона Фридмена акцент на планирование личных расходов в соответствии с продолжительностью жизни несколько смягчен; длительность периода, на который ориентируется потребительская единица, планируя свои потребительские расходы, становится вопросом эмпирического анализа. (Фридмен доказывал, что продолжительность такого периода для типичного американского домашнего хозяйства первой половины XX столетия составляет, по всей видимости, около трех лет.)
Личный доход за вычетом налогов Фридмен делит на две части: "перманентный" (permanent) и "преходящий" (transitory) компоненты. "Перманентный" доход формируется на основе тех факторов, которые действуют в течение более продолжительного времени, чем текущий "временной горизонт", тогда как "преходящий" доход порождается факторами, действие которых исчерпывается в пределах текущего периода. Таким образом, согласно этой теории, потребитель должен как бы "заглядывать" за пределы текущего "временного горизонта". Далее постулируется, что в случаях, когда не учитываются размеры стохастической ошибки, порождаемой особенностями "преходящего" потребления, размеры потребления зависят только от "перманентного" дохода. Предпосылки, на которых покоится теория Фридмена, исключают существование какого-либо устойчивого соотношения между "преходящим" доходом и общим потреблением; она предполагает, что для всего того дохода, который возникает только в рамках текущего периода, предельная склонность к потреблению равна нулю. Столь же жесткой оказывается и другая предпосылка, согласно которой размеры потребления (если отвлечься от его "преходящего" компонента) определяются просто устойчивой долей "перманентного" дохода.21 Для американских домашних хозяйств первой половины нашего столетия Фридмен оценивает эту долю примерно в 0,9.
Свою теорию Фридмен проверял на обширном фактическом материале.22 В адрес этой концепции можно высказать три критических замечания. Первое замечание: теория Фридмена дает слишком упрощенное объяснение расхождений между краткосрочной и долгосрочной потребительскими функциями. Если даже не учитывать влияния агрегирования, то можно предположить, что долгосрочная потребительская функция является всего лишь неким зеркальным отображением склонности домашних хозяйств к потреблению "перманентного" дохода. Относительная стабильность коэффициентов, фигурирующих в этой функции, является, согласно данной теории, просто следствием того, что "перманентное" потребление представляет собой некоторую часть "перманентного" дохода. С другой стороны, колебания личного дохода за вычетом налогов на протяжении цикла, по определению, должны "поглощаться" "преходящим" компонентом дохода. Поэтому предполагается, что предельная склонность к потреблению на протяжении цикла в целом оказывается значительно ниже, чем в долгосрочной функции, поскольку она представляет собой средневзвешенную предельной склонности к потреблению "перманентного" дохода и более низкой (согласно жесткой формулировке Фридмена - просто равной нулю) предельной склонности к потреблению "преходящего" дохода .
Второе замечание: анализируя с помощью своей модели временные ряды, Фридмен исходил из того, что совокупный "перманентный" доход представляет собой взвешенную сумму текущего и прошлых уровней дохода за вычетом налогов, причем веса, с которыми учитываются эти к потреблению для "преходящего" дохода, видимо, не может, считаться существенно важным для интерпретации расходов, основанной на концепции "перманентного" дохода. Допустим, что расходы потребителей ограничены небольшими размерами принадлежащих им ликвидных активов, тогда появляются достаточные основания полагать, что возросшие потребительские расходы связаны с приращением "преходящего" дохода. Томас Майер показал, что все серьезные аргументы, с помощью которых Фридмен стремится обосновать свою теорию, оказываются столь же совместимыми с "теорией стандартного дохода", предложенной Май-бром (в теории Майера предельная склонность к потреблению для "преходящего" дохода характеризуется положительной величиной, хотя она и меньше, чем предельная склонность к потреблению для "перманентного" дохода). Несколько лет назад Роджер С. Бэрд и автор данной главы доказали, что динамика взносов, возвращавшихся Американской национальной компанией по страхованию жизни потребителям на протяжении 50-х годов, лучше всего могла быть объяснена с помощью более гибкой гипотезы "перманентного" дохода - гипотезы, согласно которой предельная склонность к потреблению для "преходящего" дохода характеризуется положительной величиной (хотя она и меньше, чем соответствующий показатель для "перманентного" дохода).23
Второе замечание: анализируя с помощью своей модели временные ряды, Фридмен исходил из того, что совокуп-ный "перманентный" доход представляет собой взвешен-ную сумму текущего и прошлых уровней дохода за выче-том налогов, причем веса, с которыми учитываются эти доходы, представляют собой элементы убывающей геомет-рической прогрессии. Как отмечал тогда же Лоуренс Клейн, при подобном подходе к формулировке "перма-нентного" дохода тот же эффект можно было бы "уловить" при использовании лаговых показателей потребления, причем использование таких переменных позволило бы сохранить большее число степеней свободы, что особенно важно при статистическом анализе временных рядов, содер-жащих сравнительно небольшое количество наблюдений.24 Можно утверждать, что работа Брауна в основном предвос-хитила основные выводы теории Фридмена, хотя сама теоретическая интерпретация полученных результатов в работе Брауна была несколько иной.
Наконец, третье замечание. Хотя концепция мультип-ликатора будет рассмотрена ниже, здесь следует отме-тить, что численная величина мультипликатора в теории Фридмена довольно низка. Это обусловлено тем, что в тео-ретической интерпретации Фридмена предельная склон-ность к потреблению представляет собой не ту структурную величину, которая характеризует "истинную" долю потребляемого "перманентного" дохода, а, скорее, цикли-ческую характеристику, причем эта величина не может быть очень велика вследствие нулевой склонности к потреб-лению для "преходящего" дохода. В связи с этим и сти-мулирующие свойства фискальной политики, например воздействие таких ее мероприятий, как временное сни-жение налогов, оказывается чрезвычайно слабым, поскольку вызванные ими изменения, остающиеся после вычета налогов из личного дохода, будут относиться почти исклю-чительно к категории "преходящего" дохода.25
Принятие жесткого постулата о нулевой склонности к потреблению для "преходящего" дохода, видимо, не может считаться существенно важным для интерпретации рас-ходов, основанной на концепции "перманентного" дохода. Допустим, что расходы потребителей ограничены неболь-шими размерами принадлежащих им ликвидных активов, тогда появляются достаточные основания полагать, что возросшие потребительские расходы связаны с приращением "преходящего" дохода. Томас Майер показал, что все серь-езные аргументы, с помощью которых Фридмен стремится обосновать свою теорию, оказываются столь же совмести-мыми с "теорией стандартного дохода", предложенной Майером (в теории Майера предельная склонность к потреблению для "преходящего" дохода характеризуется положи-тельной величиной, хотя она и меньше, чем предельная склонность к потреблению для "перманентного" дохода). Несколько лет назад Роджер С. Бэрд и автор данной главы доказали, что динамика взносов, возвращавшихся Американской национальной компанией по страхованию жизни потребителям на протяжении 50-х годов, лучше всего могла быть объяснена с помощью более гибкой гипотезы "перманентного" дохода - гипотезы, согласно кото-рой предельная склонность к потреблению для "прехо-дящего" дохода характеризуется положительной величи-ной (хотя она и меньше, чем соответствующий показатель для "перманентного" дохода).26
В своей работе, посвященной исследованию норвежских домашних хозяйств, Гаролд Уоттс также выдвинул ряд убедительных доказательств в пользу тезиса о том, что предельная склонность к потреблению в случае неожиданных изменений в уровне дохода характеризуется строго положительной величиной, особенно когда такие изменения представляют собой прирост дохода, а не его уменьшение.27 Ряд исследований, проведенных на базе динамических рядов агрегированных статистических показателей, также показал, что предельная склонность к потреблению для (измеренного) "преходящего" дохода характеризуется положительной величиной, хотя этот параметр, как было показано, значительно меньше, чем предельная склонность к потреблению, рассчитанная для "перманентного" дохода.28 Короче говоря, жесткая предпосылка относительно нулевой предельной склонности к потреблению для "преходящего" дохода опровергается целым рядом различных статистических исследований.29
Эффекты реальных кассовых остатков
Сначала А. Пигу, а затем Д. Патинкин изменили прежнюю формулировку потребительской функции, в которой ключевой переменной служила лишь абсолютная величина дохода; они предложили включить в число основных переменных также величину новых ликвидных обязательств правительства по отношению к частному сектору.30 Предполагалось, что потребление должно ceteris paribus возрастать с ростом реальной суммы чистых ликвидных активов. Вначале это явление получило название "эффекта Пигу", а затем - вслед за Патинкином -"эффекта реальных кассовых остатков". Чистые ликвидные активы частного сектора рассматривались здесь как сумма неких "внешних" денег, иначе говоря, денег, наличие которых не "уравновешивается" соответствующей частной задолженностью (поэтому следует исключить из рассмотрения большую часть депозитов в коммерческих банках), и приносящих проценты облигаций государственного долга. Однако, поскольку население способно, предвосхищая последующие события, осознавать необходимость будущих налоговых платежей для финансирования государственной задолженности, некоторые авторы полагали, что государственный долг следует либо в значительной его части, либо полностью исключить из соответствующей суммы чистых ликвидных притязаний по отношению к правительству. Патинкин утверждал, что влияние, которое владение крупными суммами реальных кассовых остатков оказывает на потребление, можно рассматривать как краткосрочное проявление эффекта богатства, поскольку в рамках замкнутой экономики размеры реального капитала (равно как и его оценки) на протяжении краткосрочного периода будут оставаться постоянными, а все прочие частные активы и пассивы "уравновесят" друг друга. Патинкин использовал эффект реальных кассовых остатков прежде всего в рамках разрабатывавшейся им монетарной теории, в то время как Пигу вводил его в анализ, рассматривая теоретическую проблему возможности экономического равновесия между агрегатными величинами в условиях неполной занятости.31 Дж. Эрнест Тэннер, анализируя данные, характеризующие развитие канадской экономики в послевоенные годы, проверил значение эффект реальных кассовых остатков; его исследования подтвердили, что этот эффект действительно существует и его проявления нельзя считать тривиальными.32
При рассмотрении эффекта реальных кассовых остатке возникает следующий вопрос: какая спецификация агрегатной потребительской функции (вариант функции, тогда аргументом служит абсолютная величина дохода) лучше - та, в которой в качестве второй объясняющей временной используется показатель ликвидных активов, ли та, в которую вводится показатель чистого богатства? Как отмечали Джеймс Тобин и Уолтер Долд, одно время в литературе можно было наблюдать существенные расхождения между макроэкономической теорией и практическими расчетами, обусловленные различиями в теориях потребления и сбережения, поскольку одни исходили из размеров "богатства", а другие приписывали главную роль "ликвидности".33
Лоуренс К. Клейн, например, использовав данные обследований домашних хозяйств, попытался выделить факторы, определявшие сбережения и расходы па потребительские товары длительного пользования. При этом он получил отличные результаты, введя в качестве дополнительной объясняющей переменной показатель ликвидных активов.34 Во многих макроэкономических моделях показатель ликвидных активов используется в качестве одной из объясняющих переменных в регрессиях, характеризующих потребительскую функцию (или функции), возможно, еще и потому, что гораздо легче получить информацию об этой переменной, чем строить ряды показателей богатства в личном секторе.35 Однако Тобин долгое время возражал против подобной спецификации, полагая, что с теоретической точки зрения в конечном счете именно величина чистого богатства, а не ликвидных активов определяет текущие решения потребителей относительно распределения дохода между потреблением и сбережениями, а также решения о выборе формы хранения сбережений ("портфельные" решения).36
Исследования Джона Дж. Арены выявили некоторые интересные аспекты этого вопроса.37 Рассматривая данные, характеризующие хозяйственное развитие США, Арена показал, что показатель ликвидных активов имел существенное значение только в тех случаях, когда чистое богатство частного сектора не использовалось в качестве объясняющей переменной; показатель ликвидных активов, таким образом, выступал здесь лишь в роли некой "заменяющей величины" (proxy). Однако в регрессиях, построенных на основе послевоенных данных, показатели ликвидных активов, относящиеся к сектору домашних хозяйств, видимо, оказывали влияние, не совпадавшее с влиянием чистого богатства; воздействие ликвидных активов сохранилось и при включении в уравнения в качестве объясняющей переменной показателей чистого богатства. Чтобы разрешить столь явное противоречие, Тобин и Долд предложили следующую схему: следует различать домашние хозяйства, которые испытывают нужду в ликвидных средствах, и домашние хозяйства, для которых размеры ликвидных средств не могут служить ограничением. К числу первых были отнесены те хозяйства, у которых ожидания будущих доходов определяют более высокий уровень потребительских расходов, чем они могли бы позволить себе, исходя только из размеров текущего дохода либо рассчитывая на займы, которые можно получить на несовершенных рынках капитала.38 (Примером такого домашнего хозяйства, испытывающего нужду в ликвидных средствах, может служить, скажем, молодая семья, возглавляемая многообещающим, но безденежным студентом-медиком.) В зависимости от того, какая группа потребителей оказывается преобладающей, показатель ликвидных активов в регрессиях, характеризующих потребительскую функцию, целесообразно использовать либо как величину, заменяющую показатель чистого богатства потребителей, либо как независимое дополнение этого показателя.39
Норма процента
Другой интересный аспект проблемы связан с той ролью, которую в агрегатной потребительской функции играет норма процента. Имеет ли эта теоретически важная переменная практическое значение? Если действительно имеет, то каково направление ее воздействия? Начало скептическому отношению к влиянию нормы процента на потребление и сбережения положил Кейнс: по его словам, подобное влияние весьма невелико.40 Кейнс, в частности, доказывал, что при данном уровне дохода снижение нормы процента может увеличить совокупное потребление главным образом благодаря усилившемуся "проеданию" сбережений, принадлежащих пожилому населению: ведь такое понижение процента сделало бы более привлекательной фиксированную пенсию (annuity), а не обычные доходы, получаемые и форме процентов по сбережениям. Другой, более конкретный, аспект этого спорного вопроса восходит еще ко времени Альфреда Маршалла. Последний ссылался на мнение Саржента о том, что сбережения могут носить целевой характер; а в этом случае повышение процентных ставок могло бы повлечь за собой заметное снижение совокупной нормы сбережений .41 Сам Маршалл считал такой ход событий аномалией. Более молодое поколение экономистов, воспитанное на различении эффекта дохода и эффекта замещения, могло бы высказать по этому поводу следующее суждение: обычный эффект замещения, связанный с увеличением нормы процента, выразился бы в увеличении будущего потребления (а следовательно, и в увеличении сбережений) за счет текущего потребления. При этом, однако, могут сложиться и такие условия, когда эффект замещения "перекрывается" более сильным эффектом дохода. Любопытно, что некоторые эмпирические расчеты подтверждают существование как раз тех эффектов, которые, с точки зрения экономистов-теоретиков, выглядят необычно или ненормально. Так, Уоррен Е. Уэбер в двух статьях, посвященных модели потребления на протяжении цикла и опирающихся на анализ американских данных, смог показать, что повышение нормы процента стимулирует возросший уровень текущего потребления.42 Аналогичный вывод о непосредственном влиянии повышения процента, выплачиваемого по казначейским облигациям, на уменьшение личных сбережений может быть получен в качестве одного из "побочных результатов" в работе Тэннера, посвященной изучению эффекта реальных кассовых остатков на материалах канадской экономики.43
С другой стороны, Сомермейер и Баннинк при расчете агрегатной функции сбережения для экономики Дании обнаружили, что повышение нормы процента оказывает более привычное для нас положительное влияние на величину сбережений, хотя такой эффект и не является статистически значимым .44 Таким образом, сами трудности, возникающие при решении указанного вопроса, могут свидетельствовать о том, что прав был, вероятно, Кейнс, считавший влияние процента на сбережения и потребление несущественным.
Распределение доходов
В завершение рассмотрим влияние, оказываемое распределением доходов на уровень совокупного потребления. Эта тема чрезвычайно обширна, и мы сможем лишь коснуться некоторых ее моментов. Если предельная склонность к потреблению разных социально-экономических групп населения различна, то перераспределение дохода пользу групп с более высокой предельной склонностью потреблению (предполагается, что к ним относятся получатели зарплаты или слои населения, получающие более низкие доходы) повлечет за собой смещение вверх кривой, характеризующей поведение агрегатной потребительской функции. О такой возможности упоминал Кейнс, а Н. Калдор даже сконструировал теорию распределения дохода для экономики в целом, в которой важную роль играет постулат, согласно которому предельная склонность капиталистов (получателей доходов от собственности) к сбережению намного превосходит соответствующую предельную склонность рабочих.45 С. Вайнтрауб сделал различия в предельной склонности к потреблению трех основных социально-экономических групп (рабочих, рантье и получателей дохода в форме прибыли) одним из главных положений своей теории распределения совокупного дохода.46 Однако теория Вайнтрауба по своему характеру представляет собой теорию общего равновесия, в которой категории предельной производительности оказываются сомкнутыми с "непотребительскими" компонентами совокупного спроса.
Разрабатывая функцию, характеризующую масштабы конечного потребления в экономике Канады, Т. М. Браун пришел к выводу о том, что склонность к потреблению у получателей трудовых доходов намного превышает склонность к потреблению у получателей дохода от собственности. Расчеты по эконометрической модели Клейна - Голдбергера также предполагали, что коэффициенты предельной склонности к потреблению, рассчитанные для личных доходов за вычетом налогов, у трех социально-экономических групп: фермеров, собственников прочих предприятий и получателей зарплаты и жалованья (вне сельского хозяйства) - различаются между собой; они повышаются при переходе от одной группы к другой в том порядке, в каком они здесь перечислены.47
В то же время Гарольд Любелл одним из первых высказал сомнение насчет того, насколько велика роль эффекта перераспределения доходов.48 Он утверждал, что любое существенное перераспределение доходов в лучшем случае может лишь незначительно повлиять на агрегатную потребительскую функцию. Дыозенберри показал даже возможность смещения кривой, характеризующей агрегатную потребительскую функцию, вниз в результате возросшего равенства в распределении дохода. Такой результат мог бы возникнуть в том случае, если предельные склонности к потреблению различных домашних хозяйств оказались бы взаимозависимыми (а не независимыми друг от друга) и если бы подобное увеличение равенства в распределении доходов (во всех или почти во всех случаях) вело бы к ослаблению усилий, которые отдельные семьи направляют на то, чтобы поддерживать "стандартный" уровень потребления. А. Тобин ссылался на расчеты Хаутеккера, из которых следовало, что влияние распределения дохода проявляется при сравнении поведения потребителей в разных странах, так что страны, в которых более высок удельный вес доходов от собственности, обладают и более высокой долей сбережений.49
По нашему мнению, такой же эффект может наблюдаться и в рамках одной и той же страны в различные моменты времени. Поскольку же распределение доходов носит весьма устойчивый характер, то его влияние может проявиться лишь по истечении достаточно длительного периода времени; а в краткосрочном и даже в среднесрочном анализе оно играет второстепенную роль.50
Функция инвестиционного спроса
Концепция инвестиционной функции (в отличие от идеи статического спроса на капитал, выступающего в качестве производственного фактора) восходит еще к фундаментальной работе Кейнса. Рассмотрим этот вопрос в самых кратких чертах.51
Кейнс ввел понятие "предельная эффективность капитала", или нормы дисконта, величина которой призвана уравнивать поток ожидаемых чистых доходов от данного инвестиционного проекта (доходов после вычета прямых издержек, но не "очищенных" от амортизации или финансовых платежей) с ценой предложения соответствующих капитальных благ или со стоимостью рассматриваемого инвестиционного проекта. Поскольку каждый инвестиционный проект может быть (в принципе) оценен с помощью подобного расчета, оказалось возможным построить график инвестиционного спроса для отрасли в целом или даже для всего частного сектора экономики. Подобная концепция инвестиций получила широкое распространение в современных теоретических системах; ее используют сейчас и в эконометрических моделях.
В связи с кейнсианской концепцией инвестиционного спроса следует сделать несколько замечаний. Во-первых, нужно отметить, что в этой концепции решающую роль играли ожидаемые величины. Поскольку как будущие издержки, так и доходы от отдельных инвестиционных проектов оцениваются на основе каких-то реалистических соображений, важное и даже решающее значение, согласно этой теории, приобретали оценки предпринимателями будущих событий, их мнения по поводу последствий тех или иных инвестиционных решений. Кейнс сам подчеркивал значение этого фактора. "Вероятно,- писал он,- большинство наших решений позитивного характера, последствия которых скажутся в полной мере лишь по прошествии многих дней, принимается под влиянием одной лишь жизнерадостности - этой спонтанно возникающей решимости действовать, а не сидеть сложа руки, но отнюдь не в результате определения арифметической средней тех или иных количественно измеренных выгод, взвешенных по вероятности каждой из них".52
Во-вторых, поскольку инвестиционный спрос складывается в столь неопределенных условиях, было признано, что значения инвестиционной функции подвержены значительным колебаниям. Эти колебания в сочетании с мультипликационным эффектом устойчивой функции потребления стали рассматриваться в качестве источника чрезвычайно резких колебаний уровня занятости и объема производства в современной хозяйственной жизни.
В-третьих, рассматривая ожидаемый чистый доход в качестве функции ряда переменных (в числе возможных переменных упомянем и сам уровень национального дохода, норму безработицы, состояние рынка ценных бумаг), можно получить, как будет показано ниже, такие функции инвестиционного спроса, которые отличаются чрезвычайной гибкостью.
В-четвертых, норма процента оказывалась существенной и нетривиальной переменной, определяющей уровень инвестиционного спроса, хотя совершенно очевидно, что колебания фактических размеров инвестиционного спроса Кейнс рассматривал прежде всего как результат Колебаний предельной эффективности капитала - колебаний более важных, чем изменения всего комплекса процентных ставок.
Наконец, нужно принять во внимание, что новые капитальные товары (иначе говоря, товары, в которых будут воплощаться инвестиционные проекты) как-то отличаются от старых капитальных благ или от первоначального запаса капитала в целом. Это различие может быть результатом технического прогресса, воплощенного в новых инвестиционных товарах, а также просто следствием того, что процесс перехода от старого капитального запаса фирмы к новому сопряжен с психологическими и/или финансовыми издержками, и поэтому доведение фактического объема капитала до желаемого уровня не может происходить мгновенно. По этим причинам Абба П. Лернер предлагал переименовать кейнсианское понятие "предельная эффективность капитала", назвав его "предельной эффективностью инвестиции".53 Приняв во внимание это различие, легче воспринять концепцию, в которой наличный запас капитала выступает в качестве одного из основных аргументов в функции инвестиционного спроса.
Теперь мы можем перейти к формальному изложению всех этих соображений; в своем описании инвестиционной функции мы будем следовать методике Р. Дж. Д. Аллена.54 Пусть аm (t, I, К, α) представляет собой величину чистого дохода от предельного инвестиционного проекта в момент t. Будем полагать, что эта величина всегда положительна и что она уменьшается либо вследствие роста инвестиций (I) на протяжении текущего периода, либо благодаря увеличению первоначального запаса капитала (К).55
Содержательная интерпретация параметра, характеризующего смещение кривой инвестиционной функции, пока остается неопределенной. Значения этого параметра могут выражать, например, уровень национального дохода, долю безработных в общей численности рабочей силы или какой-либо иной фактор (скажем, состояние рынка ценных бумаг), влияющий на ожидаемые в будущем прибыли. Таким образом, данный параметр как-то отражает влияние тех факторов, которые у Кейнса связываются с ожиданиями. Предполагается далее, что поток доходов будет продолжаться на протяжении Т-единичных периодов. В инвестиционных расчетах такого рода Т подставляет собой некий временной горизонт; при этом стоимость, которую сохраняет списываемое оборудование tan предприятие), предполагаемое данным инвестиционным проектом, уже включена в выражение am (Т, I, К, α). Наконец, пусть V будет обозначать текущую оценку предельного инвестиционного проекта, a r* - предельную эффективность инвестиций. Тогда, по определению, имеем
Для того чтобы вывести функцию инвестиционного спроса, нам потребуются два дополнительных предположения. Обозначим цену предложения предельного инвестиционного проекта через Р и предположим, что (скажем, вследствие ограниченности производственных мощностей в отрасли, производящей капитальные блага) эта переменная увеличивается вместе с ростом валовых инвестиций I + R, где R представляет собой инвестиции, идущие на возмещение. Далее, если предположить, что инвестиции на возмещение представляют собой просто возрастающую функцию от размеров первоначального запаса капитала К, то получим
Р = Р (I + R) = Р (I + f (К)).       (2)
Если теперь приравнять цену предложения предельного инвестиционного проекта к его текущей оценке (заменив при этом рыночной нормой процента предельную эффективность инвестиций), мы можем записать следующее выражение:
Соотношение (3) представляет собой записанную в неявном виде функцию для определения уровня инвестиционного спроса при условии, что заданы все прочие переменные, от которых зависит эта функция. Прибегнув к хорошо известной теореме математического анализа о неявной Функции, мы можем (по крайней мере в принципе) записать функцию инвестиционного спроса в явном виде следующим образом :56
I = I (i, К, α).       (4)
В таком случае функция инвестиционного спроса будет вести себя именно так, как и ожидалось: уровень инвестиционных расходов будет уменьшаться при возрастании нормы процента и первоначального запаса капитала; вместе с тем он будет возрастать при изменении других переменных, которые, проявляясь через изменения параметра α, означают повышение предельной эффективности инвестиций.57
Наконец, сопоставим в общих чертах подобную формулировку инвестиционной функции с гораздо более строгой (а вместе с тем и гораздо менее гибкой) моделью, которую предложил Дэйл Джоргенсон. Последний является автором оригинальной "неоклассической" теории инвестиционного спроса - теории, которая ныне широко используется при разработке эконометрических моделей.58 Он вывел выражение для дисконтированной величины чистых доходов, получаемых "представительным" предприятием,- величины, рассчитываемой на неопределенно долгий срок в будущем. Затем он выдвинул проблему максимизации этой дисконтированной стоимости путем выбора соответствующей структуры трудовых и капитальных затрат. (Джоргенсон предположил, что цены факторов производства, цена продукта, норма дисконтирования и уровень налоговых ставок в будущем времени также представляют собой известные величины. В принципе эти параметры со временем могут менять свои значения, однако исходное допущение, согласно которому в будущем они останутся постоянными, чрезвычайно упрощает применение этой теории.) Решение этой задачи позволило Джоргенсону определить величину желаемого капитального запаса для предприятия; кроме того, в качестве "побочного продукта" он получил выражение, которое назвал "издержки использования капитала" ("the user cost of capital"), т. е. рентную цену "услуг капитала".59
От полученного выражения желаемой величины капитального запаса Джоргенсон затем переходит к функции инвестиционного спроса: для этого изменения желаемой величины капитального запаса распределяются между несколькими последовательными периодами. И элегантность теоретического анализа величины желаемого капитального запаса в данном случае сочетается с контрастирующей процедурой - с явно произвольным выбором предполагаемых при этом функций распределенных лагов.60
Инвестиционную функцию можно вывести и другим способом: действительно, подставим полученное Джор-генсоном выражение требуемой величины капитального запаса в уравнение, характеризующее приведение фактической величины капитала в соответствие с желаемым его уровнем. Такой подход предложил несколько лет назад Холлис Чинери, сформулировавший принцип гибкого акселератора.61 Завершая свою теорию инвестиционного спроса, Джоргенсон предположил спрос, связанный с возмещением капитала, пропорциональным первоначальному запасу капитала; подобная предпосылка может исходить из условий "экспоненциальной амортизации" либо может опираться на какие-нибудь из теорем, которыми оперирует теория обновления.
Теория Джоргенсона, которая, по-видимому, может считаться вполне пригодной для изучения экономики США, обнаружила ряд слабых мест при анализе канадской экономики и оказалась довольно плохо приспособленной для описания поведения капиталовложений во Франции.62
Читатели, которые находят модель Джоргенсона слишком сложной, могут обратиться к статье Э. Сэндмо,63 где предлагается упрощенный ее вариант.
Мультипликатор
Кейнс использовал теорию мультипликатора для анализа экономической политики, однако само понятие мультипликатора занятости - одного из вариантов концепции мультипликатора - пятью годами раньше Кейнса сформулировал Ричард Кан.64 "Мультипликатор автономных расходов" Кейнса можно определить как отношение прироста национального продукта к вызвавшему его приросту автономных расходов. Чтобы привести обе величины к реальному выражению, Кейнс "дефлятировал" их с помощью ставки денежной заработной платы. Однако последующие авторы либо использовали для пересчета индексы, характеризующие общий уровень цен, либо оставляли все величины в номинальном выражении.
Именно мультипликатор дает ключ к объяснению функционирования современной экономики, в особенности для анализа депрессии 30-х годов в США и Великобритании. Функция частных инвестиций, подверженная столь частым изменениям, в сочетании с достаточно устойчивой потребительской функцией вызывает "мультиплицированные" колебания национального дохода. Один из выводов сформулированных в "Общей теории", состоял в том, что если процесс частного инвестирования замедляется, а государственная политика на это не реагирует, перспективы дальнейшего развития производства и занятости становятся мрачными. Кейнс различал два подхода к анализу мультипликатора: концепцию мультипликатора, выводимую для равновесных условий сравнительной статики, и "логическую теорию мультипликатора", которая применима к непрерывным процессам, "справедлива в любой момент времени и не требует специального учета запаздываний".65 Это означало, что с точки зрения сравнительной статики существует столько же мультипликаторов, сколько можно выделить единичных временных периодов; а с точки зрения динамического анализа это означало возможное функционирование одного мультипликатора, определяющего "равновесие" экономической системы в длительном плане. Кейнс установил, что численное значение мультипликатора (при определении с позиций сравнительной статики) составляло величину порядка 2-3 для Великобритании и 2,5 для США.66
Для того чтобы определить в основных чертах мультипликатор "автономных расходов", запишем потребительскую функцию следующего вида:
С = С (Yd, Z),       (5)
где С характеризует объем совокупного потребления, Yd - личный доход за вычетом налогов и Z - вектор различных переменных, таких, как чистая стоимость личного имущества, сумма ликвидных активов, достигнутые уровни дохода и потребления, а также норма процента и характеристики распределения доходов.67 Читателю предоставляется самому решить вопрос о том, пересчитывать ли показатели расходов в неизменные цены, а в случае положительного ответа на этот вопрос выбирать соответствующий индекс цен. Единственным необходимым условием при этом должно считаться последовательное проведение в жизнь того или иного выбранного принципа. Величину личных доходов за вычетом налогов запишем следующим образом:
Yd = Y - T,       (6)
где Y представляет собой национальный доход (чистый национальный продукт по факториальным издержкам), а Т - размеры прямых налогов (за вычетом всех трансфертных платежей). Если предположить, что налоговые законы (равно как и государственный трансфертный механизм, обеспечивают непосредственную зависимость между чистой суммой прямого налогового обложения и национальным доходом, тогда Т можно представить так:
Т = Т (Y).       (7)
В качестве инвестиционной функции можно использовать несколько модифицированный вариант соотношения (4). Пусть α представляет собой автономный компонент чистых внутренних частных инвестиций I, а В - вектор прочих переменных инвестиционной функции, таких, как норма процента, первоначальный запас капитала, а также любая другая переменная, относящаяся к числу ожидаемых величин (кроме размеров самого национального дохода, так как эта величина будет фигурировать в числе переменных в явном виде). В результате инвестиционная функция (4) приобретает следующий вид:
I = I (Y, В) + α.       (4')
Наконец, для открытой экономики, когда экспорт носит автономный характер, а импорт М оказывается эндогенным, простейшая предпосылка состоит в том, что импорт зависит от уровня экономической активности внутри страны, а такая активность может измеряться уровнем национального дохода
М = М (Y).        (8)
Наша небольшая подсистема замыкается тождеством, определяемым на основе статистики национального дохода
где представляет собой уровень государственных расходов (предполагается, что для данной системы этот показатель задается экзогенно). Подставляя соотношение (6) и (7) в уравнение (5) и подставляя полученное уравнение, а также уравнения (4) и (8) вместо соответствующих переменных в соотношение (9), можно свести всю систему к одному уравнению с одной эндогенной переменной
Пусть автономный компонент инвестиций а испытывает параметрические изменения. В таком случае, продифференцировав уравнение (10) по этой переменной α, можно получить следующее выражение для мультипликатора Y/dα:
(частные производные в этой формуле обозначаются соответственно подписными индексами, тогда как некоторые полные производные записаны с помощью штриха сверху). Решение уравнения (11) имеет следующий вид:
где ПСП - предельная склонность к потреблению, рассчитанная для дохода после вычета налогов, ПНН - предельная норма налогообложения, ПСИ - предельная склонность к инвестированию и ПСИМ - предельная склонность к импорту.
Заметим, что выведенное выше выражение для мультипликатора осталось бы тем же, если бы мы считали автономными изменения экспорта или правительственных расходов: плохое состояние дел в области инвестиций может быть компенсировано в результате неожиданного экспортного бума или тщательно продуманной государственной политики. Ясно, что в тех случаях, когда экономика носит открытый характер, значения мультипликатора, как правило, окажутся ниже, чем для закрытой экономики. Предположим, что в двух странах можно наблюдать одинаковые величины ПСП (0,8), ПНН (0,3) и ПСИ (0,2), но различные величины ПСИМ: скажем, у одной - 0,3, а у другой - 0,06. Тогда простой мультипликатор расходов для сравнительно "более закрытой" экономики составит 31/3, а для "более открытой" окажется меньше 2-х.
Можно еще более упростить наше изложение для того, чтобы проиллюстрировать "парадокс бережливости". Предположим, что все операции государственного сектора включены в состав частного сектора и что мы имеем дело с полностью замкнутой в себе экономикой. Тогда условие равновесия, согласно уравнению (10), будет выглядеть следующим образом:
Y - С (Y, Z) = I (Y, B) + α.       (13)
Поскольку левая сторона уравнения (13) может рассматриваться как функция сбережения, то приведенное выше соотношение можно переписать следующим образом:
S (Y, Z) = I (Y, В) + α.       (14)
Указанное состояние равновесия представлено графически на рис. 3. Линия S1(Y) изображает первоначальную функцию сбережений. При этом предполагается, что первоначальный уровень дохода соответствует условиям, при которых существует вынужденная безработица. Теперь предположим, что домашние хозяйства данной страны решают приступить к кампании бережливости (при этом, возможно, они находятся во власти иллюзии, будто такая экономия поможет им решить проблему вынужденной безработицы). В этом случае (см. рис. 3) кривая сбережений сдвинется вверх (скажем, из положения S1(Y) в положение S1(Y)), в то время как доход уменьшится на величину, которая, как видно из наклона кривых на рис. 3, будет в несколько раз превосходить размеры увеличения функции сбережений.



Попытка сберегать больше фактически (в новой равновесной позиции) приведет к уменьшению инвестиций (и сбережений). Парадокс налицо. Кейнс отмечал, что в условиях депрессии в экономике, в которой преобладает частное предпринимательство, общее равновесие может быть восстановлено только тогда, когда общество окажется настолько бедным, что новых чистых сбережений уже не станет.< Как сообщали, министр финансов при президенте Эйзенхауэре возражал против кейнсианской концепции функциональных финансов на том основании, что "нельзя тратить и одновременно богатеть". Однако общество может сберегать и одновременно беднеть, как бы парадоксально это ни выглядело применительно к финансовому состоянию отдельных лиц.

Оттавский университет

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. М., "Прогресс", 1978.
2 An Approach to the Theory of Income Distribution. Philadelphia, Chilton, 1958.
3 Сам Кейнс предполагал, что уровень цен примерно пропорционален уровню денежной заработной платы, особенно в тех случаях, когда заданы размеры занятости, так что разница между взглядами Вайнтрауба и Кейнса может показаться чисто формальной. Вайнтрауб доказывал, что в ряде случаев речь идет просто о разных формулировках, и действительно у Кейнса есть ряд высказываний, которые, по-видимому, могут свидетельствовать в пользу такой точки зрения. Вместе с тем, обсуждая вопрос о влиянии изменений единицы денежной заработной платы, Кейнс утверждал, что при определенных условиях следует принимать во внимание также воздействие, которое изменения в единице денежной зарплаты оказывают на распределение дохода между предпринимателями и собственниками денежного капитала. См.: Кейнс Д ж. М. Общая теория занятости, процента и денег.
4 Это предположение относительно взглядов Кейнса по данному вопросу, по-видимому, сделано на основе числового примера, приведенного на с. 191-195 его книги "Общая теория занятости, процента и денег". В качестве иллюстрации в этом отрывке приведена потребительская функция, которая предполагает снижающуюся предельную склонность к потреблению.
5 "Общая теория", с. 153. Кейнс возвращается к этой теме примерно через 200 страниц (в гл. 22 -"Заметки об экономическом цикле"). В этой главе смещение потребительской функции в США на протяжении 30-х годов объясняется понижением цены акций па рынке ценных бумаг.
6 Kuznets S. National Product Since 1869. New York, National Bureau of Economic Research, 1946; Goldsmith R. W. A Study of Saving in the United States, 3 vols. Princeton, Princeton University Press, 1956.
7 Smithies A., Livingston S.M. and М о s a k J. L. Forecasting Postwar Demand: I, II, and III.- Econometrica 13 (January 1945), p. 1-37.
8 В r a d у D. S. and Friedman R.D. Savings and the Income Distribution.- B: Studies in Income and Wealth, vol. 10. New York, National Bureau of Economic Research, 1947, p. 247-265.
9 Income-Consumption Relations and Their Imlications, Income, Employment and Public Policy, Essays in Honor of Alvin H. Hansen. New York, W. W. Norton & Co., 1948, p. 54-81; Income, Saving, and the Theory of Consumer Behavior. Cambridge, Harvard University Press, 1949.
10 На рис. 2 линия, характеризующая циклические изменения потребительской функции, не только достигает точки пересечения с линией, описывающей долгосрочную потребительскую функцию, она продолжена за эти пределы. Для того чтобы объяснить подобные соотношения, можно прибегнуть к следующим рассуждениям: во время длительной депрессии (подобной той, которая разразилась в 30-х годах) предшествующий максимальный уровень дохода может больше не соответствовать условиям, предполагающим полную занятость. В результате этого во время следующего циклического подъема реальный личный доход за вычетом налогов может значительно превзойти предыдущий пиковый уровень (хотя столь высокие темпы роста реальных доходов невозможно поддерживать на протяжении долгосрочного периода). И если условия складываются именно таким образом, то линию, характеризующую циклические изменения потребительской функции, следует продлить и после пересечения с линией, описывающей долгосрочную функцию потребления (продолжение соответствующего луча, проходящего через начало координат). Подобное поведение потребительских расходов до настоящего времени играет роль "встроенного стабилизатора", ограничивающего напор инфляционных сил, порожденных избыточным совокупным спросом.
11 The Consumption Function as A Tool for Prediction.- Review оf Economics and Statistics 34 (August 1952), p. 270-277; Brown. Habit Persistence and Lags in Consumer Behaviour.- Econometrica 20 (July 1952), p. 207-233, p. 208-213. Используя данные, относящиеся к канадской экономике, Т. М. Браун отметил, что подобные улучшения могут быть достигнуты и в тех случаях, когда предыдущий "пиковый" доход заменялся максимальным уровнем потребления на протяжении предшествующего периода. Однако, как мы увидим ниже, Браун все же должен был отказаться от использования такой формы потребительской функции. См.: Brown. Habit Persistence and Lags in Consumer Behaviour.- Econometrica 20 (July 1952), p. 207-233, и особенно р. 208-213.
12 Modigliani F. Fluctuations in the Saving-Income Ra-tio: A Problem in Economic Forecasting.- B: Studies in Income and Wealth, vol. II. New York, National Bureau of Economic Research, 1949, p. 371-443. Анализ другой статьи Эндоу и Модильяни, напи-санной позднее и цитируемой ниже (см. сноску 18), показывает, что Модильяни, видимо, предпочитает более позднюю формулировку проблемы.
13 Т о Ь i n. Relative Income, Absolute, Income and Saving.- B: Money, Trade and Economic Growth, Essays in Honor of John Wil-liams. New York, Macmillan, 1951, p. 135-156.
14 Brown. Habit Persistence and Lags in Consumer Behaviour.
15 He так давно X. С. Хаутеккер и Л. Д. Тэйлор развили новую теоретическую концепцию потребления (в ней речь идет главным образом о расходах на различные группы потребительских товаров). Понятие запаса товаров длительного пользования в этой теории получило дальнейшее обобщение: на этой основе для всех видов по-требительских товаров (а вместе с тем и для потребления в целом) было введено новое понятие: "состояние" (state). "Состояние" можно рассматривать как некоторую остаточную величину, как опыт, складывающийся в результате всего предшествующего потребления рассматриваемой категории товаров. Накапливаемый таким обра-зом на протяжении предшествующего периода опыт, разумеется, постепенно улетучивается, или "обесценивается", аналогично мате-риальному износу, которому подвергается какой-либо запас това-ров. Таким образом, сходство этой теории с концепциями, развитыми в опубликованной ранее работе Брауна, оказывается не столь уж "мимолетным".
16 См.: Houthakker and Т а у 1 о r. Consumer Demand in the United States: Analysis and Projections, 2nd ed. Cambridge, Harvard University Press, 1970.
17 Приведенные в тексте параметры получены на основе одно-временного оценивания системы уравнений (оценки по методу мак-симального правдоподобия при ограниченной информации); одна-ко эти величины очень близки к оценкам параметров, рассчитанным с помощью обычного метода наименьших квадратов.
18 A n d о A. and М о d i g 1 i а n i P. The 'Life Cycle' Hy-pothesis of Saving: Aggregate Implications and Tests.- American Economic Review 53 (March 1963); Modigliani F. and B r u m-b e r g R. Utility Analysis and the Consumption Function: An Inter-pretation of Cross-Section Data,- B: Post Keynesian Economics, ed. Kurihara. New Brunswick, N. J., Rutgers University Press, 1954, p. 388-436; Friedman M. A Theory of the Consumption Function. Princeton, Princeton University Press, for the National Bureau of Economic Research, 1957.
19 Хорошее изложение отличительных особенностей каждой из этих теорий содержится в обзорной статье Фаррела: F a r r e 1 1. The New Theories of the Consumption Function.- Economic Journal 69 (December 1959), p. 678-696. He так давно У. Сомермейер и Р. Баннинк попытались сформулировать более общую теорию по-требительского поведения, использующую концепцию жизненного цикла. При этом они избавились от самых упрощенных предпосы-лок, введенных Модильяни и его соавторами, что повлекло за собой значительное усложнение применяемого аппарата. См.: S о m e r m e у e r and Bannink. A Consumption-Savings Model and Its Applications. New York, Elsevier, 1973.
20 Эндоу и Модильяни в своей работе "Гипотеза сбережения, предполагающая "жизненный цикл" выводят ту же предполагаемую зависимость доли сбережений от темпов роста реального дохода, однако делают это несколько иначе, чем Фаррел. Стремясь получить однородную потребительскую функцию, в которой уровень личного потребления зависит от исходной чистой стоимости личного богатства, а также от текущего и ожидаемого в будущем дохода от трудовых услуг (причем фигурирующий в указанной функции постоянный член предполагается равным нулю), Эндоу и Модильяни прежде всего прибегают к агрегированию потребительских функций отдельных семей в рамках всей экономики, используя довольно жесткие предпосылки относительно распределения личных доходов. Авторы показывают далее, при каких условиях их модель может характеризоваться динамическим равновесием (при отсутствии различий в динамике цен на отдельные виды активов); динамическое равновесие предполагает, что реальный доход, личное богатство и сбережения увеличиваются одинаковыми темпами, а норма индивидуальных сбережений пропорциональна этому единому темпу роста. Эндоу и Модильяни даже выводят график, аналогичный графику, представленному на рис. 1. На таком графике линия, характеризующая текущие изменения в соотношении между личным потреблением и трудовыми доходами, обладает меньшим наклоном к оси абсцисс, чем аналогичная линия, характеризующая долгосрочные пропорции (в условиях динамического равновесия последняя представляет собой луч, проходящий через начало координат).
21 На самом деле в теории эта величина не является неизменной; она может параметрически зависеть от рыночной нормы процента, а также от отношения чистой стоимости личного имущества к общему доходу (выражаясь словами Фридмена, от "отношения богатства, воплощенного в материальных и денежных активах, к "перманентному" доходу") и от прочих переменных (например, от продолжительности функционирования "потребительской единицы"), определяющих вкусы потребителя и влияющих на его решения относительно распределения дохода между потреблением и сбережениями. Фридмен особенно настаивает на том, что эта доля не зависит от уровня перманентного дохода. Однако при непосредственном использовании этой теории столь тонкое соображение во многих случаях считается второстепенным и обычно просто не принимается в расчет. Фаррел критиковал так называемую "гипотезу пропорциональности", доказывая, что, даже если мы придерживаемся теории Фридмена, все же нет никаких оснований связывать "перманентное" потребление с "перманентным" доходом столь элементарным способом. Однако, с точки зрения автора данной главы, такая пропорциональность не может считаться просто неким ненужным придатком, не влияющим на содержание теории; если отвергнуть так называемую "гипотезу пропорциональности", тогда, по-видимому, трудно будет объяснить длительную тенденцию к сохранению одной и той же сбережений в личных доходах после вычета налогов.
22 Вопрос о результатах эмпирической проверки этих теоретичеких положений подробно рассматривается в статье Фаррела: F a r r e 11. The New Theories of the Consumption Function; исчерпывающий обзор можно найти в кн.: М е у e r T h. Permanent Income, Wealth and Consumption. Berkeley and Los Angeles, University of California Press, 1972, и, конечно, в работе самого Фридмена.
23 Аналогичным образом можно объяснить сравнительно низкую величину предельной склонности к потреблению, получаемую при анализе результатов единовременных обследований. Домашние хозяйства с высоким уровнем текущих доходов будут в целом наслаждаться дарами положительного "преходящего" дохода; это дает по крайней мере частичное объяснение тому, что высокие текущие доходы будут благоприятствовать временному увеличению их расходов. Противоположный результат будет наблюдаться в отношении домашних хозяйств с низкими текущими доходами. При этом измеренный доход варьирует от домашних хозяйств с самыми низкими текущими доходами до семей с наивысшими доходами, тогда как рассчитанный на этой базе перманентный доход будет меняться в меньшей степени. И вновь текущая предельная склонность к потреблению будет выступать как средневзвешенная, включающая две величины -"истинное" значение рассматриваемого параметра и "нулевую" склонность к потреблению "преходящего" дохода.
24 К 1 e i n L. R. The Friedman-Becker Illusion.- Journal of Political Economy 66 (December 1958), p. 539-545.
25 Следует отметить, что в теоретической системе Фридмена большая часть расходов на потребительские товары длительного пользования классифицируется как сбережения, поскольку личное потребление включает по определению лишь часть фактически потребляемого в течение данного периода запаса товаров. Конечно, если временное сокращение налогов способно стимулировать "инвестиции" в предметы потребления длительного пользования (или, что то же самое, в жилищное строительство), такой эффект вполне мог бы оказать благоприятное воздействие на производство и занятость в условиях неполного использования ресурсов.
26 В i r d R. С. and Bodkin R. G. The National Service Life Insurance Dividend of 1950 and Consumption: A Further Test of the 'Strict' Permanent Income Hypothesis.- Journal of Political Economy 73 (October 1965), p. 499-515.
27 An Analysis of the Effects of Transitory Income on Expenditures of Norwegian Households.- Gowles Foundation Discussion Paper N 149 (presented at the Pittsburgh meetings of the Econometric Society, December 1962).
28 H о 1 m e s J. M. A Direct Test of Friedman's Permanent Income Theory.- Journal of the American Statical Association 65 (September 1970), p. 1159-1162.
29 В теории жизненного цикла склонность к потреблению временно получаемых дополнительных доходов всегда больше нуля. Во всяком случае, она не уступает склонности к потреблению за счет чистой стоимости наличного богатства потребителей к началу периода. Более подробно эти вопросы рассматриваются в работе: F a r r e 1 1. The New Theories of the Consumption Function.
30 P i g о u A. C. Economic Progress in a Stable Environment.- Economica 14 (1947), p. 180-188, перепечатано в: А. Е. A. Readings in Monetary Theory, ed. Lutz and Mints. New York, The Blakiston Company, 1951; P a t i n k i n D. Price Flexibility and Full Employment.-American Economic Review 38 (1948), p. 543-564, перепечатано с исправлениями и изменениями в: А. Е. A. Readings /1951), Р. 252-283, и P a t i n k i n D. Money, Interest, and Prices, 2nd ed. New York, Harper and Row, 1965.
31 Статья Патинкина 1948 г., переработанная для перепечатки ее в 1951 г. в работе А. Е. A. Readings in Monetary Theory, содержит вполне объективное изложение позиций обеих сторон в этой дискуссии. Недавно опубликованные работы по неравновесной динамике, возможно, уменьшили практическую (но не теоретическую) значимость этой проблемы. См. к примеру: Leijonhufvud A. On Keynesian Economics and the Economics of Keynes: A Study in Monetary Theory. New York, Oxford University Press, 1968.
32 Empirical Evidence of the Short Run Real Balance Effect in Canada.- Journal of Money, Credit and Banking 2 (November 1970), p. 473-485.
33 Т о b i n and D о 1 d e. Wealth, Liquidity and Consumption.- B: Consumer Spending and Monetary Policy, Monetary Conference Series N 5. Boston, The Federal Reserve Bank of Boston, 1971, p. 99-146.
34 Statistical Estimation of Economic Relations from Survey Data; Katona et al. Contributions of Survey Methods to Economics. New York, Columbia University Press, 1954.
35 Эта переменная впервые использовалась в модели американской экономики, разработанной Клейном и Голдбергером. См.: К 1 е i n L. R. and GoldbergerA.S. An Econometric Model of the Unived States, 1929-1952. Amsterdam, North Holland, 1955.
36 Т о b i n J. Asset Holdings and Spending Decisions.- American Economic Review, Papers and Proceedings 42 (May 1952), p. 109 и The Consumption Function, mimeographed (International Encyclopedia of the Social Science, 1964).
37 The Wealth Effect and Consumption: a Statistical Inquiry.- Yale Economic Essays 3 (Fall 1963), p. 250-303.
38 Т о b i n and D о 1 d e. Wealth, Liquidity, and Propensity to Consume; и Wealth, Liquidity and Consumption.
39 При анализе временных рядов наличие коллинеарности между показателями ликвидных активов и чистого имущества, принадлежащего домашним хозяйствам, в большинстве случаев, по-видимому, должно ограничивать возможности включения обеих величин в качестве вполне уместных определяющих переменных совокупного спроса (или личных сбережений). В своем обзоре, посвященном теории потребительской функции, Тобин отмечал, что в той мере, в какой подобная мультиколлинеарность имеет место (и оказывается достаточно сильной), практическое значение указанной проблемы, по-видимому, не слишком велико.
40 К е й н с Д ж. М. Общая теория занятости, процента и денег. c. 174.
41 Marshall A. Principles of Economics, 8th ed., 1920. New York, Macmillan, 1948, p. 235.
42 The Effects of Interest Rates on Aggregate Consumption.- American Economic Review 60 (September 1970), p. 591-600; Interest Rates, Inflation, and Consumer Expenditures.- American Economic Review 65 (December 1975), p. 843-858.
43 Следует отметить, что в последнем уравнении, которое приводится в работе Тэннера, это прямое влияние может быть заметно ослаблено косвенным воздействием эффекта богатства: ведь повышение ставки процента влечет за собой сокращение недисконтированной (nondiscounted) величины государственной задолженности, размещенной среди населения, и, таким образом, способствует повышению нормы сбережений.
44 См. A Consumption-Savings Model and Its Applications, ch. 7.- В статье: С. W r i g h t. Some Evidence on the Interest Elasticity of Consumption.- American Economic Review 57 (September 1967), p. 850-855. Колин Райт представил доказательства неблагоприятного влияния, которое рост процентной ставки оказывает на расширение совокупного потребления в США. Однако это доказательство, по существу, лишь в небольшой степени затрагивает вторую из перечисленных проблем, поскольку оно строится на основе модели, в которой норма процента в качестве объясняющей переменной измеряет лишь интенсивность эффекта замещения. Ни один экономист не ставил когда-либо под сомнение направления самого эффекта замещения, тогда как Райт прилагает существенные усилия, стремясь доказать, что сами масштабы, в которых проявляется этот эффект, оказываются нетривиальными.
45 К а 1 d о r N. Alternative Theories of Distribution.- Review of Economic Studies 23 (1955-1956), p. 94-100. С точки зрения сторонников теории Калдора, в предельном случае капиталисты сберегают весь свой доход, а рабочие ничего не сберегают, полностью потребляя свой доход.
46 W е i n t r a u b. An Approach to the Theory of Income Distribution.
47 Brown. Habit Persistence and Lags in Consumer Behaviour; Klein and Goldberger.An Econometric Model of the United States.
48 Effects of Redistribution of Income on Consumers' Expenditures.-American Economic Review 37 (March 1947), p. 157-170.
49 В своей работе "Потребительская функция" Тобин утверждал, что в тех странах, в которых большой удельный вес принадлежит доходам от собственности, а норма сбережения достигает высокого уровня, велика и норма процента. Однако соображения, приведенные выше, могут свидетельствовать о том, что данное утверждение предполагает слишком сильное влияние нормы процента на склонность к сбережениям - даже если исходить из того, что некомпенсированное ("валовое") воздействие, оказываемое повышением нормы процента, в конечном счете приводит к увеличению (а не к уменьшению) величины сбережений.
50 Вероятно, более важное значение, чем доля национального дохода, поступающая владельцам собственности, имеет доля дохода, присваиваемая некорпорированными предпринимателями, поскольку эта социально-экономическая группа (по крайней мере в США) включает в основном лиц, обнаруживающих чрезвычайно высокую склонность к сбережениям. По этому поводу см.: Klein L. В. Entrepreneurial Saving.- В: Proceedings of the Conference on Consumption and Saving, vol. 2. Philadelphia, University of Pennsylvania Press, 1960.
51 Econometric Studies of Investment Behavior: A Survey. - Journal of Economic Literature 9 (December 1971), p. 1111-1147; K 1 e i n L. R. Issues in Econometric Studies of Investment Behaviour.- Journal of Economic Literature 12 (March 1974), p. 43- 49- Einsner R. Econometric Studies of Investment Behavior:A Comment.-Economic Inquiry 12 (March 1974), p. 91-104.
52 К e й н с Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. М., " Прогресс", 1978, с. 226.
53 L e r n e r A. The Economics of Control. New York, Macmillan, 1944.
54 A 1 1 e n R. Macro-Economic Theory: A Mathematical Treatment. New York, Macmillan, 1967, особенно с. 108-112. В модели Аллена время непрерывно. Благодаря этому он избегает необходимости произвольно выбирать тот или иной временной период (подобная необходимость возникает в тех случаях, когда время рассматривается в виде следующих друг за другом дискретных периодов). Тем не менее в этой главе автор использует дискретный подход, чтобы упростить используемый математический аппарат.
55 Такая предпосылка позволяет избежать возникновения хорошо известной ситуации, когда при расчете предельной эффективности инвестиций в решении фигурирует несколько различных корней. Множественность корней уменьшила бы четкость приводимых уже ниже рассуждений.
56 В частности, если мы предположим, что все эти функции могут быть по крайней мере дважды дифференцируемы, то достаточным условием для локального существования функции, заданной в неявном виде, будет служить ∂F/∂I ≠ 0, где
Но
причем это выражение характеризуется строго положительными значениями, поскольку Р' > 0 и ∂am/∂I < 0 при всех значениях t. Следовательно, функция удовлетворяет достаточным условиям локального существования.
57 Знаки всех этих частных производных могут быть определены путем раздельного дифференцирования функции по каждой из этих переменных. Например, для того чтобы выяснить знак производной ∂I/∂i, мы дифференцируем уравнение (3) по i, считая ее независимой переменной. В результате получаем
где
a
Используя приведенные выше выражения, можно определить знак ∂I/∂i:
Значения этой частной производной строго отрицательны (поскольку величина знаменателя строго положительна).
58 Jorgenson D.W. Anticipations and Investment Behavior.- В: The Brokings Quarterly Econometric Model of the United States. Chicago, Rand McNally, 1965.
59 Джоргенсон использует этот термин совсем не в том смысле, в каком его употребляет Кейнс в "Общей теории". У Кейнса издержки использования капитала (user cost of capital) представляли собой отнюдь не тривиальный компонент предельных издержек; эти издержки примерно совпадали с величиной будущих вычетов из валовой прибыли, связанных с износом капитального оборудования в результате его потребления.
60 Вообще говоря, в идеальном случае переход от желаемой величины капитального запаса к распределенному во времени инвестиционному спросу также должен был бы осуществляться на основе оптимизационных расчетов. Но задачи подобного типа исключительно трудны. В итоге было предложено более простое решение, использующее "близкие к оптимальным" ("second best") методы расчетов. Более подробно эти вопросы рассматриваются в следующих статьях: G о u I d J. P. and W a u d R. N. The Neoclassical Model of Investment Behaviour: Another View.- International Economic Review 14 (February 1973), p. 33-48; N e r 1 о v e M. Lags in Economic Behaviour.- Econometrica 40 (March 1972), p. 221-281, 222- 227.
61 Overcapacity and The Acceleration Principle.- Econometrica 20 (January 1952).
62 Jorgenson. Econometric Studies of Investment Behaviour; White D. A. CANDIDE Model 1.0: Business Fixed Investment.- CANDIDE Project Paper N 5. Ottawa, Information Canada, 1947; Schramm R. Neoclassical Investment Models and French Private Manufacturing Investment.-American Economic Review (September 1972), p. 553-563.
63 Эгнар Сандмо "перевел" модель Джоргенсона на основу дискретных временных периодов. Сандмо попытался доказать, что даже при неоклассических предпосылках существует некая функция, которую можно назвать функцией инвестиционного спроса. Но этот вопрос не носит столь важного характера. См.: S a n d m о A. Investment and the Rate of Interest.- Journal of Political Economy 79 (November-December 1971), p. 1335-1345.
64 К a h n. The Relation of Home Investment to Unemployment.- Economic Journal 41 (June 1931), p. 173-198.
65 Кейнс Дж. M. Общая теория занятости, процента и денег, с. 188.
66 В экономике США, имеющей "менее открытый" характер, можно, как полагал Кейнс, обнаружить более высокую склонность к сбережениям у корпораций; однако столь тонкие соображения в последующем анализе мы не будем принимать во внимание.
67 Это изложение основано на оригинальной разработке концепции мультипликатора в статье П. Самуэльсона (см.: Samuelson Р- The Simple Mathematics of Income Determination.- B: Income, Employment and Public Policy, p. 133-155). Более сложные формы мультипликационной зависимости, включающие ряд уточнений, приписываемых Кейнсу, были предложены Р. Д. Боллом и автором настоящей главы. См.: Ball R. J. and Bodkin R. G. Income, the Price Level, and Generalized Multipliers in Keynesian Economics.- Metroeconomica 15 (August-December 1963), p. 59-81; перепечатано в кн.: Inflation: Selected Readings. Harmondsworth, Middlesex, Penguin Books, 1969, ch. 5.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100