economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Физиократы

Физиократы

Physiocrates
 
Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. - М.: "Дело Лтд", 1994.
Блауг М.
Экономическая наука до Адама Смита
ФИЗИОКРАТИЯ
Адам Смит восхвалял физиократическую систему "при всех ее несовершенствах" как "возможно, наилучшее приближение к истине из опубликованного до сих пор на предмет политической экономии". Наступление физиократов на меркантилизм и их предложение убрать таможенные барьеры увеличивали его восхищение; от них он почерпнул тезис богатства как "потребительских благ, ежегодно воспроизводимых трудом общества", доктрину производительного труда и акцент на кругообразности, присущей процессу производства и распределения. Однако вызывает недоумение, что он только косвенно ссылается на наиболее известное из физиократических понятий - единый налог - и вообще не упоминает его в главе, специально посвященной физиократам. Кроме того, он неправильно трактует не менее известную идею "бесплодного класса", обвиняя Кенэ в стремлении "принизить роль ремесленников, промышленников и купцов посредством унизительного их именования бесплодными, или непроизводительными, классами", физиократы считали промышленность не бесполезной, а просто не производящей чистой прибавки к доходу1: выражение Тюрго "оплачиваемый (stipendiary) класс", видимо, более удачно, чем "бесплодный класс" Кенэ. По иронии судьбы, Адам Смит имел сложности с опровержением физиократической доктрины о "непроизводительности" промышленной деятельности; в конце концов он вынужден был утверждать, что промышленное производство продуктивно, потому что плоды его деятельности достаточны для выплаты заработной платы и замены изношенного капитала 2, но сельское хозяйство более продуктивно, так как оно сверх заработной платы и амортизации приносит ренту. Но если оставить в стороне словесную эквилибристику, то тем самым в целом признается аргументация физиократов3.
Смысл физиократии
Адам Смит писал, что физиократию следует понимать как реакцию на меркантилистскую политику Кольбера в царствование Людовика XIV. Славу эпохи Короля-Солнца составил рост французской промышленности при соответственном пренебрежении сельским хозяйством. Война за Испанское наследство и великолепие Версальского двора тяжелым бременем ложились на налогоплательщиков, и земельный налог, будучи основным источником дохода, устойчиво рос. К моменту смерти Людовика XIV в 1715 г. достояние французского сельского хозяйства породило волну протеста против кольбертизма; это еще подогревалось религиозной борьбой с гугенотами. Людовик XV вместо восстановления страны ввязался в Семилетнюю войну с Англией, из которой Франция вышла побежденной, лишенной Канады и своих восточных владений, и превратилась во второразрядную европейскую державу. Сцена была освобождена для движения "назад, к природе", к деревенской простоте; известные тому свидетельства - книги Руссо и живопись Буше и Фрагонара.
Склонные делать акцент на сельском хозяйстве, физиократы не могли не поглядывать с завистью на Англию. Сочетание мелкого землевладения, архаичных методов и запутанных феодальных повинностей препятствовало усовершенствованиям, какие были вызваны восхищавшей многих "сельскохозяйственной революцией" в Англии. Программа физиократов была направлена на преодоление в деревне пережитков средневековой косности, рационализации фискальной системы путем сведения всех податей и сборов к одному налогу с ренты, слиянию мелких земельных владений и освобождению торговли зерном от всех протекционистских ограничений, короче, к подражанию английскому сельскому хозяйству. В своем историческом контексте - пусть читатель простит это маленькое релятивистское отступление - во всем сказанном нет ничего удивительного. Это была только попытка проведения аграрной реформы на основе вполне обоснованной теоретической аргументации, которая породила заключения, поразившие наблюдателей даже того времени как несколько абсурдные.
Экономическая таблица
Экономическая Таблица Кенэ, опубликованная через три с лишним года после "Очерка" Кантильона, считалась в то время венцом физиократической школы. Упомянутая, но не прокомментированная Адамом Смитом, она вскоре была предана забвению, чтобы быть вновь открытой Марксом в середине XIX в. С этого момента она не перестает очаровывать комментаторов, однако, несмотря на всю важность, ее не следует считать сердцевиной физиократической системы. Ее достижением явилось яркое графическое изображение всеобщих зависимостей путем решительного упрощения экономической системы до трех взаимодействующих секторов. Отсюда пошло понятие замкнутого "стационарного состояния" как кругового потока, повторяющегося в каждый промежуток времени, - понятие, которое с этого момента завладело воображением экономистов. Но заключения физиократической теории не выводятся из таблицы; наоборот, они образуют предпосылки, на которых строится зигзагообразная диаграмма стационарного процесса. Тем не менее обсуждение таблицы служит выявлению главной аналитической слабости системы Кенэ. Это не столько то, что она приписывает чистый доход от экономической деятельности одной лишь земле, сколько то, что она никак не показывает, каким образом земля есть источник ценности. Наиболее часто воспроизводится таблица, опубликованная в Версале в 1758-1759 гг. Она представляет собой комбинацию трех более ранних версий, опубликованных Кенэ. Экземпляр четвертой версии, длительное время считавшейся утерянной, был обнаружен в 1894 г. Эта зигзагообразная диаграмма является не столько макроэкономической таблицей, сколько иллюстрацией кругового потока расходов одного лендлорда. Поздние издания таблицы упрощают аргументацию, давая суммарные ежегодные доходы и расходы всех трех рассматриваемых классов. На эту форму Таблицы, представленную в "Анализе" Кенэ (1766), впервые обратил внимание Маркс (см. рис. 1.1).


Рис. 1.1
Кенэ положил начало традиции рассмотрения капитала как состоящего из нескольких групп "авансов" (advances). Во-первых, это основной капитал в форме "первоначальных авансов (original advances) - скот, здания и орудия труда, 10 процентов на который включаются в таблицу в качестве амортизации. Во-вторых, это основной капитал в форме "землевладельческих авансов" - осушение, заграждение и другие перманентные улучшения качества земли, - которые, как таковые, в таблицу не входят. Наконец, оборотный капитал под названием "ежегодные авансы" - заработная плата сельскохозяйственных рабочих, семена и другие повторяющиеся из года в год издержки4. Процесс круговорота таков: валовая ценность, доставленная сельским хозяйством, - 5 тыс., 3 тыс. из которых составляют издержки при возделывании земли. Фермеры используют 2/5 произведенной продукции на оборотный капитал, 1/5 продается "бесплодным" ремесленникам в обмен на изделия, требуемые для замены изношенного основного капитала. Так как фермеры получают только "плату за управление", продуктивна земля, а не их труд, - остаток идет землевладельцам в качестве ренты. Землевладельцы, в свою очередь, обменивают половину своего двухтысячного дохода на промышленные товары, в то время как "бесплодные" ремесленники покупают на 2 тыс. сырье и продукты сельского хозяйства. Процесс в целом может быть представлен в натуральном выражении, когда 3/5 выпущенной продукции поступают в обращение, или, как предложено Кенэ, он может быть с одинаковым успехом изображен в денежном выражении. В начале процесса фермеры владеют всей денежной массой (2 тыс.), находящейся в экономике. Для приобретения права пользования землей они платят их землевладельцам, которые в свою очередь тратят их на продукты питания и промышленные товары; теперь фермеры расходуют полученную ими 1 тыс. на возмещение основного капитала, и ремесленники тратят свои совокупные поступления - 2 тыс. - на продукты сельского хозяйства. В итоге фермеры получили 3 тыс., а израсходовали 1; они вернулись к своему начальному положению. Чистый продукт непроизводительного сектора - нулевой, и с началом нового производственного цикла 2 тыс. в денежной форме вновь уплачиваются землевладельцам.
Таблица, представленная Кенэ, включает однопериодный лаг расходов по отношению к доходам: землевладельцы расходуют рентные платежи предыдущего периода, в то время как ремесленники всегда оставляют 1 тыс. из поступлений завершенного периода на расходы следующего. Предположительно, Кенэ считал выпуск продукции идентичным ежегодному урожаю, полностью потребляемому в последующие 12 месяцев. Однако таблица может быть представлена с "упреждениями", так же как с лагами: просто каждый сектор расходует в течение финансового периода поступления этого периода. В этом случае аргументация целиком может выражаться в виде двустороннего взаимодействия диаграммы по типу современной леонтьевской таблицы "затраты - выпуск". Как и в системе Леонтьева, все факторы, требуемые для производства некоторого блага, используются в фиксированных пропорциях, и ценность продукции данного сектора полностью исчерпывается совокупными его платежами другим секторам (см. табл. 1.1).
Замкнутая трехсекторная леонтьевская модель может быть представлена в виде системы трех уравнений:

(1 - a11)X1 - а12Х2 - а13Х3 = 0,
-a21X1 + (1 - а22)Х2 - а23Х3 = 0,
-а31X1 - а32Х2 + (1 - a33)Х3 = 0,

где переменные Х обозначают годовой выпуск трех секторов и коэффициенты aij - соотношение затрат и выпуска (технологические коэффициенты); продукт i-ro сектоpa (показан по строкам) используется как ресурс в производстве единицы продукции j-ro сектора (показан по столбцам). Эти уравнения попросту означают, что если через (1 - aij)Xi, обозначается та часть продукции, которая не используется внутри самого сектора, она должна быть равна объему закупок других секторов у него. Таким образом, например, в первой строке в табл. 1.1 записано, что совокупный выпуск продукции сельского хозяйства равен части продукта, оставшейся у фермеров (a11X1) = 2, плюс продукция, проданная землевладельцам и ремесленникам (a12X2 + a13X3) = 3; или часть продукта, оставшаяся у фермеров (1 - a11)X1 = 3, равна объему продукции, проданному землевладельцам и ремесленникам a12X2 + a13X3 = 3. Так как X1 = 5, X2 =2 и X3 = 2, для нашего простого случая быстро вычисляются технологические коэффициенты: a11 = 2/5, a12 = 1/2, a13 = 1, a21 = 2/5, a22 = 0, a23 = 0, a31 = 1/5, a32 = 1/2, a33 = 0. Подставив коэффициенты aij в заданные выше уравнения, получим:

Таблица 1.1
Производство Закупки Годовой
объем
производства
I II III
1. Фермеры 2 1 2 5
2. Землевладельцы 2 0 0 2
3. Ремесленники 1 1 0 2
Суммарные закупки 5 2 2 9


+ 0,6(5) - 0,5(2) - 1(2) = 0,
- 0,4(5) + 1(2) - 0=0,
- 0,2(5) - 0,5(2) + 1(2) = 0.

Эта система уравнений задает масштабную модель экономики при заданных объемах производства трех секторов (Xi), или, как выразился бы Леонтьев, "конечной товарной номенклатуры". Практическое назначение конструкции ограничивается оценкой воздействия таких достаточно малых изменений "конечной товарной номенклатуры", при которых коэффициенты расхода ресурсов остаются неизменными. Эта ограниченность присуща самой Таблице, которая не имела другой цели, кроме иллюстрации взаимозависимости отраслей.
Единый налог
Явные формальные недостатки Таблицы налицо. Непроизводительный сектор просто считается обладающим основным капиталом, и не вводится никаких условий возмещения последнего. Предполагается, что конкуренция сводит ценность продукции этого сектора к сумме заработной платы рабочих и управляющих, но ни здесь, ни где-либо еще не приводится никаких доводов, объясняющих, почему конкуренция среди фермеров за работников и семенной фонд не сводит ренту к нулю. Кенэ также не преуспел ни в доказательстве непроизводительного характера промышленного производства, ни в демонстрации того, что сельское хозяйство с необходимостью производит "чистый продукт".
Физиократы считали ренту абсолютно_"законным" доходом, платой за издержки, понесенные при расчистке земли и поддержании состояния "капитальных авансов". В то же время большая часть поступлений, по общему мнению, была под рукой, готовая обеспечить доход государственной казны. И на самом деле, если рента является по меньшей мере отчасти доходом от использования невоспроизводимого природного фактора, сфера действия любого налога всегда захватывает лендлордов; доходы всех остальных классов состоят из "необходимых" издержек производства. Таким образом, требование физиократов ввести единый налог было направлено на минимизацию издержек сбора налогов путем обложения напрямую тех доходов, которые в конечном счете и несли налоговое бремя. Мы вернемся к идее единого налога при обсуждении теории Генри Джорджа, но в данный момент заметим, что единый налог физиократов не есть налог на "незаработанный прирост" рентных поступлений в результате роста населения (a la Джеймс и Джон Стюарт Милль), а разновидность обложения ценности земли в форме налога на чистую ренту, которую Кенэ оценивал приблизительно в одну треть "чистого продукта".
Закон Сэя
Мысль, впоследствии обнародованная Ж. Б. Сэем как закон рынков, составляет часть физиократической критики меркантилизма. Мерсье де ля Ривьер, чья работа "Естественный и неотъемлемый порядок" ("L'Ordre naturel et essentiel", 1767) цитировалась Смитом как представляющая "наиболее отчетливое и связное резюме физиократии", замечает, что "никто не может быть покупателем, не будучи в то же самое время продавцом", а от фразы Кенэ "все купленное продано и все проданное куплено" один шаг до формулы Сэя "предложение создает соответствующий спрос". В конце концов главный урок Таблицы в том, что деньги - не более чем средство обращения, что торговля в сущности сводится к бартерному обмену и что производство продукции автоматически генерирует доход, выплата которого позволяет перейти к следующему производственному циклу. Но достаточно странно, что Сэй направил закон рынков против своих предшественников - физиократов, утверждавших, будто полученный доход не возвращается автоматически в поток доходов. Как подчеркивал Кантильон, доходы лендлорда не обязательно соответствуют его расходам и, следовательно, могут быть удержаны, нарушая оборот. Отсюда происходит идея, развивавшаяся Мальтусом, что балансирующие затраты лендлордов на предметы роскоши есть фактор, поддерживающий кругооборот и соответственно экономическое процветание. Здесь также коренится теория "недопотребления", которая от Кенэ перешла к таким английским физиократам, как Томас Спенс5, и далее через Мальтуса - к рикардианским социалистам, чтобы наконец закончиться полномасштабным наступлением Маркса на капитализм.
Влияние схоластики - мысли вдогонку
Как считают ряд комментаторов, предыстория экономической науки начинается скорее со схоластов - пионеров рыночного анализа XIII в., нежели с меркантилистов XVII в. Шумпетер даже провозгласил, будто каркас "Богатства народов" ведет свое происхождение от схоластов и философов естественного права, а не от физиократов и британских фритредеров XVIII в. Конечно, это не тот исторический вопрос, который можно было бы разрешить на нескольких страницах, но, вероятно, стоит остановиться на нем для завершения картины экономической науки до Адама Смита.
Нет сомнений, что схоластические доктрины пришли к Адаму Смиту от философов естественного права XVII в. Гуго Греция и Самуэля фон Пуфендорфа. Более того, сочинения физиократов, с которыми был знаком Смит, переполнены приметами влияния схоластов: Кенэ нередко звучит как Фома Аквинский в версии XVIII в. Достижения схоластической экономической науки в целях нашего исследования разделим на три основные части: (1) акцент на полезности как главном источнике ценности; (2) идея "справедливой цены" и (3) утверждение о непроизводительности денежного капитала.
Прежде всего, в настоящее время общепринято, что схоласты развивали концепцию ценности, выраженную формулой "полезность плюс редкость". Это, как правило, отрицалось столетие назад из-за интерпретации, данной схоластическому понятию справедливой цены. Аристотель утверждал в пятой книге "Никомаховой этики", что обменная, или договорная, справедливость требует "эквивалентности обмена". Фома Аквинский прокомментировал этот отрывок, предположив, что "эквивалентность" следует понимать в терминах издержек, главным образом затрат труда. Именно этот комментарий породил точку зрения, согласно которой схоласты якобы придерживались трудовой теории ценности, игнорирующую настойчивое утверждение Аквииата о том, что ценность всех благ измеряется только относительно человеческих потребностей. Экономисты-схоласты связывали ценность непосредственно с удовлетворением потребностей и в более поздних версиях - с относительной редкостью блага. Другой вопрос, сколь много MN собираемся выводить отсюда. Концепция ценности, основанная на полезности, вряд ли может считаться удовлетворительной теорией ценообразования без применения понятия убывающей полезности для объяснения насыщаемости спроса при данном уровне цены.
Далее, существует понятие "справедливой цены", которое часто считают отражением лежащей в его основе идеи справедливой заработной платы. Представляется, что это исторический миф. В схоластической литературе нет утверждений о справедливой цене, соответствующей издержкам производства, определяемым социальным статусом производителя. Схоласты не различали кратко- и долгосрочного равновесия и не имели представления о том, как конкуренция порождает нормальную в долгосрочном аспекте цену, которая "справедливо" покрывает издержки. Они редко уделяли достаточно внимания тому, что понимается под "справедливой ценой", но обычно идентифицировали ее с текущей рыночной ценой, которая дана индивиду и на которую он самостоятельно воздействовать не может. Они не подвергали сомнению право светских властей устанавливать и регулировать цены, и в этом смысле справедливая цена есть просто цена, имеющая место в настоящее время, вне зависимости от того, порождена она конкуренцией или нет6.
Очевидно, что Адам Смит ни в коей мере не обязан своим предшественникам-схоластам выявлением фундаментального различия между "естественной" и "рыночной" ценами, и, намеренно отрицая объяснение ценности в терминах полезности, он полностью проигнорировал воззрения схоластов. Едва ли необходимо добавлять, что он отверг также стандартную доктрину Церкви о проценте как "порождении бесплодного металла" и, возможно, немногое читал из схоластической литературы, посвященной проблеме процента. Если так, то, принимая во внимание огромный объем схоластических писаний по поводу юридического различия между ссудой и партнерством, потеря невелика. Требование процента с партнера никогда не оправдывалось. Ссуда же является добровольным соглашением, и при определенных условиях, не связанных с финансовым состоянием кредитора, можно требовать процент по ссуде. Два из этих условий суть: потеря, понесенная кредитором в результате предоставления ссуды (danmum emergens), и упущенная кредитором выгода от возможной инвестиции в другой проект (lucrum cessans). Сказанное приравнивает процент к издержкам альтернативного применения ликвидных средств - мысль, которая должна быть отмечена как образец подлинно аналитического осмысления. Искусные апологеты нашли в литературе и другие самородки, но в целом она аналитически бесплодна. Существует до странности рационалистическое объяснение Кейнса, который считал, что изыскания схоластов направлены на повышение предельной эффективности капитала с использованием моральных доводов для снижения ставки процента. Но схоластические теории трактуют все разновидности процента на заемные деньги как "ростовщичество" (и потому в принципе неоправданные), а колебания процентной ставки не играют никакой роли в анализе схоластов.
Схоласты всегда рассматривали экономические вопросы с точки зрения типов контрактов, используемых при совершении сделок. Этот юридический подход к экономической деятельности в традициях Римского права - характерная черта той эпохи, ставящая экономическую мысль схоластов особняком от меркантилистской традиции. И в действительности именно меркантилисты, задолго до Адама Смита, порвали с каноническим представлением о рыночном поведении как моральной проблеме и оформили понятие "экономического человека". Памфлетисты XVII в. принимали как само собой разумеющееся, что экономическим поведением движет мотив прибыли. Они были убеждены в непосредственной силе эгоистических интересов и в вопросах внутренней экономической политики подошли близко к защите laissez faire. Адам Смит не был первым, кто вверялся действию "невидимой руки". Также нет необходимости искать влияние схоластики на его понимание установления цен предложением и спросом. Один из старейших меркантилистов Джон Хэйлз в "Трактате об общем благе английского королевства" (Discourse of the Common Weal of This Realm of England, 1549) уже демонстрирует достаточно глубокое представление о ценовом механизме как эффективном методе распределения ресурсов. Лишь отдельные авторы до Адама Смита были фритредерами, но тем не менее в меркантилистской литературе имеются основные элементы классического подхода.
Поэтому можно усомниться в целесообразности ревизии истории экономической мысли до Адама Смита, как этого требуют авторы недавних трудов о схоластической экономической науке. Возможно, схоласты и выдвинули ряд идей, которые через Греция, Локка и Пуфендорфа пришли к Фрэнсису Хатчисону и Адаму Смиту, но вряд ли оправданно по этой причине, следуя Шумпетеру, сводить меркантилизм не более чем к побочному течению поступательного развития экономического анализа.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Именно с этой точкой зрения и не согласился Адам Смит.
2 Это один из пяти аргументов Смита. Другие таковы: (1) промышленный труд материализуется в товаре, который может быть продан, (2) доход промышленного класса больше, чем потребление, и разность названных величин увеличивает богатство общества, (3) в торгово-промышленной деятельности больше возможностей для экономии труда, чем в сельском хозяйстве, и вся экономия есть прирост национального богатства, (4) торговля и промышленность страны позволяют импортировать больше средств существования, чем может дать сельское хозяйство этой страны. См.; Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэгиэ, 1962. С. 489-490.
3 Полемика Смита была направлена в конечном счете против тех стеснений и ограничений торгово-промышленной деятельности, которые предусматривала система физиократов (см. указ. соч., с. 496). Он доказывал, что это будет уменьшать доход нации.
4 Поскольку у Кенэ фигурируют не запасы, а потоки затрат, уместнее, вероятно, было бы говорить не о капитале, а об инвестиции в основной и оборотный капитал. Эта неточность восходит ко II т. "Капитала" К. Маркса (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 24. С. 404 и далее).
5 Через С. де Сисмонди, активно полемизировавшего по данному вопросу с Д. Рикардо.
6 Понятие "справедливая цена" у схоластов подробно рассмотрено С. Булгаковым (см. Булгаков С. Очерки по истории экономических учений. Вып. 1. М.: Высшая школа, 1913. С. 132-159). Трактовка Булгакова существенно отличается от трактовки М. Блауга.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100