economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Радикальная экономическая теория

Радикальная экономическая теория

Radical economic theory
 
Источник: Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981.
Радикальная экономическая теория
Айлин Эппелбаум
В истории экономической мысли лишь тончайшая грань разделяет позиции инакомыслящих экономистов и экономистов-радикалов. В экономической теории всегда были свои явные диссиденты и радикалы, как бы ни определялось различие между ними. Меркантилисты, физиократы, Адам Смит - все они в свое время были "инакомыслящими", а в некоторых отношениях - даже радикалами. Давид Рикардо, выдвинув идею технологической безработицы, "радикально" отошел от закона Сэя, а тем самым и от концепции laissez-faire как символа веры. Мальтус тоже был своего рода "радикалом", ставя под сомнение достаточность эффективного спроса в условиях laissez-faire и проповедуя необходимость субсидирования лендлордов, чтобы те могли увеличить свои расходы и дать работу беднякам.
Пожалуй, большинство современных экономистов склонны считать радикальными такие доктрины, которые предполагают ликвидацию рыночной экономики и введение той или иной формы социализма, характеризующегося, во-первых, общественной собственностью на средства производства, во-вторых, контролем трудящихся над процессом труда и, в-третьих, подлинно эгалитарным распределением доходов и богатства. Рассматриваемые под таким углом зрения радикализм и инакомыслие составляют часть наследия, накопленного экономистами за два века, сo времен Адама Смита.
Что касается США, то к "радикальному" (заведомо не ортодоксальному) направлению в экономической теории можно отнести институционалистов, одна часть которых тяготела к Торстейну Веблену, другая - следовала за Джоном Коммонсом. Идеи институционалистов занимали видное место в американской экономической мысли в первой четверти нынешнего столетия и в эпоху "нового курса" с его реформами в области государственной политики В Европе (в гораздо большей степени, чем в США) радикальная мысль развивалась в русле исследований истории экономического развития и марксистского анализа капитализма. Впрочем, и в США марксисты разрабатывали аналогичную проблематику.
Современная радикальная школа
Радикальная политическая экономия сложилась как особая школа в 60-х годах; эта школа выросла на основе все более глубокого убеждения ее сторонников в том, что ортодоксальная экономическая теория не способна дать удовлетворительного ответа на наиболее серьезные социальные проблемы американского общества. Утверждая, что нищета, расизм, дискриминация женщин, разрушение окружающей среды, отчуждение трудящихся и империализм - все это "не патологические аномалии системы, а скорее прямой результат нормального функционирования капитализма", радикальные экономисты пришли к выводу, что основные социально-экономические проблемы могут быть решены лишь посредством коренного преобразования нашего общества, т. е. путем изменения его основных институтов.1 Именно в целях содействия такому преобразованию радикальные экономисты подвергают решительной критике капиталистические институты, разрабатывают альтернативную парадигму, призванную преодолеть несоответствие между реальной действительностью и теоретическими выводами ортодоксальной экономической теории, а также изучают конкретные аспекты социалистического общественного устройства.
Парадигма радикалов
Радикалы исходят из иных методологических посылок, нежели экономисты ортодоксальные. Следуя за Марксом, они рассматривают всякое общество как целостную социальную систему, существующую в конкретных исторических условиях. Следовательно, они акцентируют внимание на внутренней взаимозависимости социальной, политической и экономической сфер жизни общества, а не расчленяют эти сферы, изучая каждую из них изолированно. Они анализируют экономическую систему данного общества под углом зрения его специфической институциональной структуры, а не абстрактных всеобщих категорий. Маржиналистский подход, столь ценный с точки зрения ортодоксальных экономистов, приемлющих основные институты капитализма и изучающих главным образом управление этой системой (или самое большее разрабатывающих меры по улучшению ее функционирования), отвергается радикальными экономистами, которые оспаривают сами методологические посылки этого подхода. С помощью государственной политики, основанной на принятии основных институтов капитализма и применяемой для разрешения коренных социальных и экономических проблем посредством маржиналистского "подравнивания по краям", нельзя, с точки зрения радикальных экономистов, достичь поставленных целей именно потому, что она не способна поставить под вопрос господство этих институтов.
Парадигма радикалов, истоки которой восходят к трудам Карла Маркса (хотя она никоим образом не основана исключительно на Марксовом анализе), резко отличается от ортодоксальной экономической теории языком изложения, исходными представлениями и ценностями. Поскольку радикальные и ортодоксальные теоретики сплошь и рядом по-разному "видят" одни и те же факты реальной действительности, постольку радикальную экономическую теорию невозможно понять без четкого уяснения ее наиболее существенных постулатов. Давид Гордон сформулировал шесть общих положений, составляющих исходную позицию радикалов. Их можно кратко подытожить следующим образом:2
1. Способы, производства. В этом понятии выражаются Данный уровень развития техники, воплощенный в орудиях труда, форма собственности на орудия труда и сырье (в совокупности составляющие средства производства) и общественные отношения между людьми, складывающиеся в процессе производства.
"Основные способы производства различаются между собой, и потому, например, капиталистические общества в корне отличаются от феодальных и социалистических. Наиболее важной и самой отличительной чертой способа производства в капиталистических обществах служит организация труда в форме найма рабочей силы".3
2. Классы и классовый конфликт. Деление общества на экономические классы обусловлено общественным разделением труда, характерным для данного способа производства. Согласно формуле Маркса, классовая принадлежность определяется взаимоотношениями соответствующих групп людей в процессе производства.
"Группы людей, выполняющих одинаковые функции в процессе производства, составляют объективно обусловленные классы... Принадлежность индивидуума к данному экономическому классу предопределяет характер его деятельности независимо от того, сознает он или не сознает, что является членом соответствующей экономической группы. Поскольку общность условий жизни и форм деятельности членов данного класса объективно обусловлена, постольку им присущи также общие экономические интересы...".4
Главный классовый водораздел во всяком обществе пролегает между теми, кто владеет средствами производства, и теми, кто не владеет; между теми, кто создает "прибавочную стоимость", и теми, кто способен присваивать ее в собственных интересах.
Владельцы собственности присваивают какую-то часть создаваемого производящим классом прибавочного продукта, обеспечивая себе роскошную жизнь, существуя за счет прибавочного продукта тех, чей труд они контролируют. Вследствие этого присвоения классовое деление неизбежно превращается в конфликт между классами... Радикалы утверждают, что общественное развитие... может быть постигнуто во всей полноте лишь при условии, если в его анализе делать упор на динамику этого классового конфликта, на диалектику борьбы между классами, для которых характерны противоположные интересы".5
Радикалы утверждают далее, что для организованных действий в экономической и социальной сферах необходим определенный уровень классового сознания, или субъективного отождествления представителей соответствующего класса со своим классом.
3. Стремление к накоплению капитала. В технически развитом обществе конкуренция между собственниками капитала (будь то мелкие лавочники или корпорации-гиганты) ведет к тому, что капиталисты, не приумножающие свой капитал, вытесняются теми, кто накопляет. Однако капиталист имеет возможность накоплять лишь в том случае, если он стремится получить больше прибыли. Именно это обстоятельство, а не какое-то психологическое предрасположение, присущее капиталистам, создает для них неограниченный стимул в погоне за возрастающей прибылью. Это и есть главная движущая сила развития капиталистического общества.
"Силы конкуренции между капиталистами... неизбежно побуждают собственников капитала к тому, чтобы защищаться от конкурентов, производя все больше товаров и получая все больше и больше прибыли".6
4. Внутренние противоречия. Все более интенсивная гонка во имя накопления капитала привела к колоссальному увеличению производительной способности и богатства. Этот процесс мощного роста производства обусловил возникновение двух внутренних противоречий.
"Во-первых... люди уже не работают обособленно, производя продукцию лишь для удовлетворения собственных нужд. Разделение труда при капитализме неизбежно порождает всестороннюю взаимозависимость между людьми как производителями... Вместе с тем капитализм предполагает и навязывает людям сугубо частную и нередко беспощадную конкуренцию между ними... Оказавшись в производстве в "объективных" отношениях социального сотрудничества, люди вынуждены в субъективном плане вести борьбу против этих уз сотрудничества".7 Взаимодействие таких противоречивых сил служит фактором, формирующим многие характерные черты капиталистических институтов.
Подобным же образом беспримерный рост производительности при капитализме делает непрерывную борьбу между классами за раздел прибавочного продукта иррациональной, поскольку экономическая система способна обеспечить достаточный объем производства, чтобы каждый член общества имел соответствующий доход и досуг.
"Однако капитализм немыслим без частной собственности и постоянного стремления собственников капитала накоплять все больше и больше "прибавочного продукта". Поэтому в капиталистическом обществе неизбежны постоянные конфликты между классами. Однако эти конфликты становятся все более иррациональными, ибо общество производит достаточно, чтобы каждому доставалась надлежащая доля богатства и досуга (нет таких, кто получает непропорционально много или мало), и, следовательно, существует потенциальная возможность положить конец межклассовым конфликтам".8
5. Системоопределяющие институты. Самую суть капитализма выражают те институты, которые во многом определяют природу общественных отношений между индивидуумами и содержание повседневной жизни людей в капиталистическом обществе, а также удерживают в определенных рамках последствия конфликтных ситуаций, возникающих между группами с различными экономическими интересами. Согласно определению Эдвардса, Макивэна и др., широко принятому у радикалов, пять капиталистических институтов являются основными, или системообразующими. К их числу относятся следующие институты:
"Рынок труда, на котором рабочая сила фигурирует как обычный товар и распределяется в зависимости от спроса и предложения; контроль над процессом труда со стороны тех, кто владеет и распоряжается капиталом, что соответственно предполагает утрату рабочим права располагать собой в рамках рабочего времени; юридические отношения собственности, которые предопределяют распределение доходов в форме выплат собственникам за использование принадлежащих им факторов производства: homo economicus, т. е. система использования свойств личности, характерных и полезных для капитализма (речь идет прежде всего о системе личных материальных стимулов); наконец, идеология, которая ограждает "действительность" в форме отвлеченных понятий и организует ее таким образом, чтобы оправдать и облегчить функционирование других институтов".9
Эти институты взаимодействуют между собой и непосредственно зависят друг от друга. Крупные изменения в любом из них порождают серьезные трудности в функционировании других. Кроме того, "стержневые институты капитализма проявляют склонность подчинять себе прочие институты (например, систему образования, семью, религию)... В этом смысле капитализм можно определить как экономическое общество (economic society10)".
6. Государство. С точки зрения радикалов, деятельность государства при капитализме служит в конечном счете жизненным интересам класса капиталистов. Цель государства - обеспечивать стабильность самой классовой структуры. Господствующее влияние класса капиталистов на правительство выражается в том, что первейшими функциями государства являются защита частной собственности и сохранение других системообразующих институтов, на которых зиждется власть этого класса.
Когда развитие капитализма обусловливает те или иные социально-экономические срывы, государство, надо полагать, вмешивается в экономику, чтобы служить интересам класса капиталистов; оно делает это либо непосредственно, например субсидируя получателей колоссальных военных контрактов, либо косвенно, скажем контролируя систему образования и превращая ее в орудие поддержки и укрепления основных институтов капитализма. Кроме того, "чтобы поддерживать внутренний мир и спокойствие в стране, притупить остроту классовых антагонизмов и в конечном счете устранить опасность насильственной революции, класс капиталистов всегда готов пойти на уступки, используя средства государственной политики".11 В зрелых капиталистических обществах с развитой экономикой, подобных американскому, государство в обычных условиях способно действовать в интересах класса капиталистов, ограничиваясь преимущественно мерами пассивного характера.
"Как только основные институты вполне утвердятся, главнейшей заботой класса капиталистов становится поддержание и сохранение этих институтов, на которых зиждутся классовая структура общества и система привилегий. Беспрепятственное функционирование экономических институтов будет и впредь обеспечивать капиталистам власть, богатство и престиж. Они не нуждаются в том, чтобы государство усиливало их позиции - достаточно, чтобы оно гарантировало сохранение этих позиций".12
Некоторые общие установки
Помимо рассмотренных выше положений, принятых в качестве теоретического обобщения реального функционирования капиталистической экономической системы, радикалы придерживаются некоторых общих установок и оценок по широкому кругу вопросов.13
Радикалы заинтересованы отнюдь не в спасении или стабилизации монополистического капитализма, а в его гибели. Их позитивная цель - утверждение социалистического общества, основанного на контролируемом СНИЗУ планировании (participatory planning), общественной собственности на средства производства, уничтожении частного присвоения прибыли и подлинно эгалитарном перераспределении доходов и богатства. Их экономический анализ охватывает проблемы политической и экономической власти и призван обеспечить теоретическую базу для структурного преобразования общества. Их политические цели состоят в создании политического и идеологического климата, способствующего институциональным изменениям.
Радикалы придают решающее значение связи между экономической и политической властью, считая, что неравное распределение политической власти - неизбежный результат вопиющих несправедливостей, сопровождающих распределение богатства в США.
Отмечая, что в американской экономике уже осуществляется в значительных масштабах планирование, организуемое корпорациями в частных интересах, радикалы выступают за развитие общественного планирования на базе общественной собственности, что позволило бы расширить контроль общества над экономикой.
Что касается социалистического планирования, большинство радикалов отдают предпочтение децентрализованной плановой системе, полагая, что она открывает возможность для людей (работников, производителей и потребителей) осуществлять контроль над распределением произведенных товаров и услуг и над самим процессом труда.
Участие масс в процессе принятия решений и равное распределение общественного продукта - таковы нормативные цели, которых придерживается большинство радикалов. Радикальная политическая экономия ориентирована не на обеспечение равенства возможностей, а на фактическое равенство в распределении доходов, причем равенство в системе приоритетов, разработанной радикала' ми, стоит гораздо выше экономического роста.
Радикалам рисуется общество, основанное на сотрудничестве между людьми, общество, в котором отвергается идея индивидуальной выгоды, преследуемой независимо от выгод или потерь с точки зрения общества. Они считают справедливым такое общество, в котором люди получают возможность самореализации в процессе труда, сам рабочий может контролировать свой труд и все производство потребительских товаров осуществляется ради удовлетворения подлинных нужд людей и в интересах улучшения качества их жизни.
Характеристика проблем капитализма
Если иметь в виду исходные представления радикалов о капитализме и разделяемую ими систему ценностей, то не удивительно, что их главной предпосылкой при анализе специфических социально-экономических проблем капитализма служит тезис о том, что эти проблемы неизбежно порождаются самой капиталистической институциональной структурой. Ниже мы рассмотрим анализ радикалами ряда насущных проблем современного общества, сохраняя тот акцент, который радикалы делают на тесной взаимосвязи между функционированием институтов капитализма и общественными "недугами".
Стратификация рынка труда, нищета городского населения и неполная занятость
Ортодоксальные экономисты утверждают, что заработок, получаемый на рынке труда, и социальный статус индивидиуума зависят от его способностей, уровня образования и от квалификации, приобретаемой с опытом трудовой деятельности. С этой точки зрения заработок данного работника рассматривается как функция его производительности и, следовательно, низкие заработки объясняются личными недостатками людей, относящихся к беднякам. Радикалы отвергают подобные утверждения как упрощенные, представляющие в искаженном свете нищету городского населения и неполную занятость.
По их мнению, существенные особенности всякого общества заложены в соответствующем способе производства. При капитализме собственность на средства производства сосредоточена в руках немногочисленного класса капиталистов, который контролирует процесс труда и решает, что именно следует производить. У рабочих нет собственных орудий труда, и они вынуждены продавать свою рабочую силу капиталистам, получая взамен заработную плату. Не голая сила, как и в рабовладельческих обществах, и не узаконенное принуждение, как при феодализме, побуждает рабочих при капитализме к трудовой деятельности. Просто они отделены от средств производства и лишены любой другой возможности получать доход. Эти знакомые положения Маркса были разработаны в расчете на историческую перспективу, они наложили отпечаток и на теоретический анализ современности.
Исторически фабричный пролетариат сформировался к конце прошлого столетия из бывших кустарей и ремесленников в результате переворота в организации производства, вызванного введением машинной техники и возникновением крупных фабрик. Если на первых стадиях развития капитализма между рабочими сохранялись существенные различия в профессии, трудовых навыках и (или) мастерстве, то развитие современной промышленности привело в целом к стиранию таких различий. Неподготовленная рабочая сила, а не квалифицированный труд - вот что было нужно фабричной системе. В последние десятилетия XIX в. американский рабочий класс становился в этом смысле все более однородным.
Позднее, когда капитализм стал монополистическим (нынешняя стадия его развития), рабочий класс качественно изменился. В условиях монополистического капитализма тенденция к однородности рабочей силы сменилась стратификацией рынка труда. Этот сдвиг был обусловлен воздействием совокупности факторов на протяжении последних ста лет.14
В условиях домонополистического капитализма производительность труда рабочего лишь в незначительной мере определялась продолжительностью времени, которое он затрачивал на конкретную работу. Специфические навыки, необходимые для достижения максимальной производительности труда, рабочий мог приобрести довольно быстро, если имел определенный уровень общего развития (грамотность, физическая ловкость и т. п.). По мере формирования монополистического капитализма под воздействием технического прогресса процесс производства становился все более сложным. В результате трудовые навыки общего характера уже не свидетельствуют о производительности труда рабочего, так как стало необходимым приспособить их к конкретному виду деятельности, чтобы они имели какую-либо ценность; многие специфические навыки, необходимые в процессе труда, рабочие могут приобретать лишь путем длительного обучения на рабочем месте. Другими словами, производительность труда рабочих теперь, как правило, тем выше, чем дольше они остаются на определенном рабочем месте или в определенной фирме.
Конечно, противодействие текучести определенной части рабочих посредством улучшения условий труда или дополнительного денежного вознаграждения обходится нанимателям недешево. Поэтому каждый наниматель заинтересован в том, чтобы ограничить свои дополнительные расходы.
"Поскольку становится все больше сложных производственных процессов и постоянно сохраняются такие виды работ, для выполнения которых неизменность состава занятых не имеет существенного значения, постольку представляется вероятным, что наниматели будут стремиться к расчленению рынка труда, разграничивая отдельные виды работ и устанавливая совершенно разные условия доступа к ним".15
Таким образом, капиталисты заинтересованы в поддержании глубокой стратификации рынка труда, чтобы можно было стимулировать стабильную занятость на некоторых наиболее важных участках производства, мирясь с высокой текучестью рабочих на других участках.
Подвергать специальным тестам всех вновь нанимаемых на работу, чтобы обеспечить стабильность занятости,- дело трудное, поэтому наниматели для отбора рабочих используют поверхностные критерии. Так, при найме на такую работу, где текучесть рабочей силы недопустима, наниматели обычно применяют принцип дискриминации представителей тех групп (негры, женщины, молодежь до 20 лет), которые традиционно склонны часто менять место работы. Дискриминация негров, женщин и других групп населения, закрывая для них доступ к относительно более производительным видам деятельности, создает тем самым порочный круг, ибо закрепляет условия, при которых представители этих групп и впредь не проявят склонности задерживаться подолгу на одном месте. По мере того как растет удельный вес этих групп в общей численности рабочих, некоторые наниматели намеренно увеличивают число рабочих мест, не требующих стабильной занятости, расширяя тем самым отчуждающие, низкооплачиваемые, бесперспективные виды деятельности, само существование которых способствует высокой текучести рабочих кадров. Хотя организационные изменения такого рода и не являются необратимыми, изменить эту практику нелегко. Растущая бесперспективность труда и отношение к нему рабочих порождают непрерывное состояние нестабильной занятости.
Стратификации рынка труда содействовали и некоторые другие факторы: 1) технические нововведения привели к увеличению удельного веса "белых воротничков" в общей численности занятых в обрабатывающей промышленности; 2) услуги составляют теперь все более значительную часть национального продукта; 3) под влиянием двух мировых войн и "Великой депрессии" существенно вырос государственный сектор. Итак, возросла занятость в сфере услуг, повысился удельный вес "белых воротничков" среди занятых, диапазон различий в характере и условиях труда, как правило, повсеместно широк. Если бы различные виды работ не различались резко между собой и их можно было бы расположить "по непрерывной шкале" так, чтобы рабочие данной категории могли легко солидаризироваться с выше- и нижестоящими по категории рабочими, то для рабочих, занятых менее привлекательной деятельностью, появились бы новые возможности для борьбы за лучшие условия труда, а "белые воротнички" стремились бы включиться в профсоюзное движение.
Таким образом, наниматели склонны поощрять по возможности глубокое расчленение рынка труда, устанавливать жесткие барьеры между различными видами работ и профессиями (например, в виде необходимого уровня образования), прививать чувство "профессиональной обособленности" наиболее привилегированным категориям "белых воротничков" и так организовывать производство, чтобы препятствовать вступлению в профсоюзы рабочих и служащих.
Далее, чтобы сократить до минимума вероятность того, что рабочие, занятые менее привлекательным трудом, смогут солидаризироваться с рабочими лучше оплачиваемых категорий, наниматели заинтересованы в использовании на низкооплачиваемых видах работ людей, меньше всего способных четко осознать общность своих интересов с интересами более привилегированных категорий трудящихся. По мере роста в общей численности рабочей силы удельного веса женщин и негров расширяются и возможности нанимателей закреплять за ними наименее привлекательные виды работ. Терпимость со стороны общества к дискриминации негров и женщин содействовала развитию расизма и ущемлению прав женщин на рынке труда. Сегментация рынка труда, означающая, что человек может выбирать лишь из определенного круга однотипных работ, служит еще и механизмом, гарантирующим, что рабочие не будут получать более высокую заработную плату за выполнение монотонных или тяжелых трудовых операций. Расизм и дискриминация женщин санкционируют использование негров и женщин на бесперспективных видах работ.
Наконец, с развитием капитализма менялись и стимулы к труду. На ранних стадиях капитализма сдельщина и премии зачастую обеспечивали непосредственное стимулирование труда. Когда автоматизация свела на нет различия в производительности труда отдельных рабочих, эффективную альтернативу премиальной системе дала стратификация рынка труда: наниматели стали выделять тех рабочих, которые, по их оценке, могли показать наивысшую производительность труда, и вознаграждать таких рабочих, предоставляя им более высокие по статусу должности. Подкрепляя у верхушки рабочих иллюзию о возможности продвигаться в рамках данной фирмы, "лестницы карьеры" не только способствуют упрочению "перегородок" между рабочими разных категорий, но и длительное время поддерживают у них приверженность к данной фирме, что, как отмечалось выше, имеет важное значение для повышения производительности труда. Таким образом, с точки зрения нанимателей, становится все более важной искусственная дифференциация различных категорий работ, даже если она и не диктуется техническими изменениями.
Радикалы полагают, что капиталистам нет необходимости идти на прямой сговор между собой, чтобы в общих интересах поддерживать стратификацию рынка труда. В той мере, в какой это расчленение рынка навязывается развитием техники и служит предпосылкой повышения экономической эффективности, оно происходит более или менее естественно. Но поскольку стратификация представляется выгодной отдельным капиталистам, постольку велика вероятность того, что она будет ими поощряться, Даже если это и не оправдывается соображениями экономической эффективности. К тому же капиталистические институты позволяют капиталистам и их менеджерам в основном контролировать организацию труда; они и получают возможность изменять по своему усмотрению структуру занятости в фирмах.
Исторический анализ подвел радикалов к очевидным выводам относительно расизма и дискриминации женщин на рынке труда, нищеты городского населения и неполной занятости. Хотя нельзя сказать, что неграм и женщинам открыт доступ исключительно к работам, имеющим самый низкий социальный статус, дискриминация этих групп населения все больше становится для нанимателей деловой необходимостью. Специально предусматриваются такие категории работ, которые "допускают и поощряют текучесть рабочей силы, с тем чтобы можно было сэкономить на расходах по обеспечению стабильной занятости, а также помешать распространению классового сознания среди самых непривилегированных (и занятых выполнением второстепенных операций) рабочих".16 Поскольку же негры и женщины традиционно не склонны подолгу задерживаться на одной работе, поскольку они меньше всего способны солидаризироваться с белыми мужчинами, занимающимися более привлекательным трудом, поскольку, наконец, общество (по крайней мере до последнего времени) в целом санкционировало дискриминацию указанных групп населения (причем их дискриминация в других сферах фактически мешает им добиваться успеха и на рынке труда), постольку наниматели используют именно негров и женщин на таких работах, которые не требуют стабильной занятости, где можно быстро овладеть необходимыми трудовыми навыками и где производительность труда почти не зависит от стажа работы на данном месте или в данной фирме. Характер работы такого рода, практика лишения занятых этой работой всяких стимулов - таковы источники цикла неполной занятости (the cycle of underemployment).
Характер работы имеет значение и как один из факторов, определяющих соотношение доходов рабочих разных групп. Важно получить работу, относящуюся к "правильной" категории,- от этого решающим образом зависит объем и содержание требуемой подготовки, а также возможности для продвижения. Квалификация (и, следовательно, соответствующий уровень производительности труда и возможности для рабочего получать более высокую заработную плату) может быть приобретена рабочим лишь в ходе выполнения определенной работы; в то же время дискриминация негров и женщин удерживает их в нижних слоях рынка труда, закрывает им доступ к тем жестко отграниченным категориям работ, с которыми связаны перспективы продвижения, повышения квалификации и приобретения соответствующего опыта, и закрепляет их на нижнем конце "шкалы" как квалификации, так и уровня заработков.
Дискриминации принадлежит функциональная роль и в других отношениях. Негры и женщины представляют собой своего рода "резерв" рабочей силы. В военное время и в периоды быстрого экономического роста они вливаются в ряды занятых, чтобы компенсировать нехватку белых рабочих-мужчин. Более того, позиции белых рабочих-мужчин лучшего трудового возраста в торге с нанимателями по поводу условий найма, видимо, лишь укрепляются благодаря готовности нанимателей (даже ценой некоторых потерь для себя) поддерживать стабильность занятости рабочих, составляющих верхние слои рынка труда. Чтобы предотвратить снижение своей доли в совокупном доходе, наниматели весьма заинтересованы в том, чтобы компенсировать получаемые рабочей верхушкой льготы посредством дискриминационной оплаты труда представителей национальных меньшинств и женщин. Бессилие последних групп населения и нестабильность их занятости мешают им успешно вести торг за более высокую заработную плату и лучшие условия труда. По мере роста удельного веса этих категорий рабочих в общей численности рабочей силы нанимателям все легче удается сохранять свою долю в совокупном доходе. Наконец, под влиянием расовых предрассудков белые рабочие проникаются враждебностью к неграм, а не к нанимателям, и это ослабляет позиции рабочих как социальной группы.
Образование
Радикалы считают, что расизм, дискриминация женщин, нищета городского населения и неполная занятость порождаются необходимостью закреплять людей за непривлекательными видами труда; таким образом, полагают они, указанные явления обусловлены функционированием рынка труда. Радикалы пришли к выводу, что все эти проблемы могут быть решены лишь посредством коренной перестройки институтов рынка труда. В противоположность радикалам ортодоксальные экономисты не склонны ставить под сомнение основные институты капитализма. Предлагаемые ими решения указанных проблем включают в частности, использование системы образования, чтобы способствовать повышению производительности труда малоквалифицированных и низкооплачиваемых рабочих. Предлагаются также правительственные программы перераспределения доходов. Радикалы же доказывают, что все эти меры бесплодны, пока существуют капиталистические институты.
Функции системы образования, по утверждению радикалов, состоят в следующем: "а) сохранение в рамках классового деления социальных статусов; б) передача из поколения в поколение и сохранение культурных норм, представлений и ценностей; в) подготовка слоя технократов; г) воспроизводство образованной рабочей силы, достаточно компетентной, чтобы играть соответствующую роль в сложных, вызывающих отчуждение условиях трудового процесса".17
Другими словами, система образования при капитализме служит защите капиталистического способа производства. Во-первых, благодаря ей готовятся люди с соответствующими личными свойствами (например, люди, восприимчивые к стимулам внешнего порядка - таким, как оценка знаний или заработная плата,- способные методически выполнять рутинную работу, склоняющиеся перед авторитетом и готовые подчиняться). Во-вторых, органы образования в своей деятельности "воспроизводят" общественные производственные отношения и подтверждают существование социальных перегородок между людьми, которые необходимы с точки зрения капитализма. Сэмуэл Боулс утверждает, что "высшее образование в США служит воспроизводству классовой структуры отчасти тем, что маскирует ее, а отчасти тем, что ее оправдывает. То обстоятельство, что неравенство в "справедливо" полученных свидетельствах об образовании накладывается на неравенство классового происхождения, призвано скрыть значение классовой принадлежности для социального продвижения... На капиталистическом предприятии диплом об окончании колледжа выполняет две функции: он способствует усугублению стратификации рынка труда, отделяя специалистов и 'низший руководящий персонал от работников других категорий, а также позволяет скрыть отношения грубой силы в иерархической структуре предприятия таким безличным и вроде бы резонным фактором, как неравная специальная подготовка".18
Точно так же "фиаско" деятельности находящихся в гетто школ по подготовке грамотных выпускников вовсе не является провалом с точки зрения существующей экономической системы. Школы в гетто, напротив, "преуспевают", выпуская рабочих, которые практически не имеют другого выбора, кроме как пополнить самый низший слой на рынке труда.
Следовательно, не приходится рассчитывать, что система образования будет способствовать выравниванию возможностей разных слоев населения или сокращению нищеты. Анализ, проведенный радикалами, предполагает, что существующая модель стратификации рынка труда ограничивает возможное воздействие уровня образования на уровень личных доходов.
Правительство и неравенство доходов
Что касается роли правительства, радикалы утверждают, будто государство в капиталистическом обществе неспособно обеспечить выравнивание доходов.
"Радикалы считают, что капиталисты противодействовали бы любому существенному перераспределению или выравниванию доходов по двум причинам. Во-первых, подобные меры в обществе, где труд носит в принципе отчужденный характер, в корне подорвали бы систему стимулирования, основанную на дифференциации заработной платы. :Во-вторых, радикалы утверждают, что государство в капиталистическом обществе не стало бы и не могло бы существенно перераспределять доходы, ибо оно служит классу капиталистов, а капиталисты заинтересованы прежде всего в том, чтобы сохранять на прежнем уровне или увеличивать свою долю в национальном доходе".19
Радикалы указывают, что государственные социальные платежи, негативные подоходные "налоги", программы помощи нуждающимся семьям и тому подобные выплаты не могут быть повышены до уровня, обеспечивающего нормальный уровень жизни, ибо в противном случае не осталось бы таких людей, которые были бы вынуждены браться за низкооплачиваемую и не дающую какого-либо удовлетворения работу.
Они приходят к выводу, что, хотя государство ради предотвращения краха классовой системы и способно смягчить некоторые второстепенные проявления нищеты и неполной занятости, удовлетворительное решение этих проблем требует коренного преобразования институциональной структуры, преобразования, которое не может быть осуществлено государством.
Радикалы детально рассматривают и многие другие современные проблемы. В частности, они развернули основательное обсуждение природы империализма, вопросов, связанных с ухудшением состояния окружающей среды и качества жизни в городах. О каком бы из этих вопросов ни шла речь, радикалы рисуют перспективу, отличную от той, которую отстаивают ортодоксальные экономисты.
"Ортодоксальные экономисты начинают с вопроса о том, какими средствами можно (при существующей рыночной структуре, данном законодательстве и т. д.) наилучшим образом содействовать упрочению капитализма. ...Радикалы же задаются вопросом, каким должно быть общество, чтобы оно могло реализовать иные цели и запросы, такие, которые позволили бы сформировать отличный от нынешнего национальный образ жизни: другой характер труда, другое чувство общности с согражданами и соседями, другие социальные отношения, другой способ решения общественных проблем. По мнению радикалов, такие перемены невозможны, пока коммерция, частная собственность с вытекающими из ее существования привилегиями и прибыль определяют основные черты жизни американского общества".20
Радикалы полагают, что проблемы капиталистического общества порождаются или усугубляются существованием институтов капитализма. Они заявляют, что нежелание ортодоксальных экономистов анализировать, а тем более задевать роль этих институтов сводит на нет надежность ортодоксальных теорий и эффективность соответствующих практических рекомендаций. Радикалы оптимистически утверждают, что по мере усугубления противоречий капитализма и нарастания его экономических и социальных проблем все очевиднее будет выявляться банкротство ортодоксальных решений, тогда как радикальный анализ будет способствовать такому процессу преобразования общества, который в конечном счете позволит решить эти проблемы.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Edwards R.C. Arthur M с Е w a n, and the Staff of Social Sciences 125.- В: A Radical Approach to Economics, mimeographed. Harvard University, p. 3-4.
2 Gordon D.M. Theories of Poverty and Underemployment. Lexington, Mass., D.C., Heath and Co., Lexington Books, 1972, p. 56-66.
3 G о r d о n D. M. (e d.). Problems in Political Economy: An Urban Perspective. Lexington, Mass., D.C., Heath and Co., 1971, p. 3.
4 Gordon. Theories of Poverty and Underemployment, p 57.
5 Ibid., p. 58, 60.
6 Ibid., p. 60.
7 Gordon. Problems in Political Economy, p. 4.
8 Ibid., p. 5.
9 Edwards and McEwan. Radical Approach to Economics.- AER Papers and Proceedings, p. 353.
10 Ibid., p. 357.
11 S w e e z у Р. The Theory of Capitalist Development. New York, Monthly Review Press, 1942, p. 249.
12 Edwards and McEwan, p. 359.
13 Более полно установки и ценности, разделяемые радикалами, освещены в: F r a n k i n R. S. a n d T a b b W. К. The Challenge of Radical Political Economics.- Journal of Economic Issues 8 (1974), p. 127-150.
14 Гордон детально рассматривает эти факторы в работе: Theories of Poverty and Underemployment, p. 66-81.
15 Ibid., p. 71.
16 Ibid., p. 78.
17 G i n t i s H. The New Working Class and Revolutionary Youth.- Socialist Revolution 1 (1970), p. 28.
18 В о w 1 e s S. The Integration of Higher Education into the Wage Labor System.- Review of Radical Political Economics 6 (1974), p. 109-110.
19 Gordon. Problems in Political Economy, p. 227-228.
20 Franklin and Tabb. Challenge of Radical Political Economics, p. 146.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100