economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Теория международной торговли

Теория международной торговли

International trade theory
 
Источник: Современная экономическая мысль. Серия: "Экономическая мысль Запада". / Ред.: Афанасьева В.С. и Энтова Р.М./ - М., "Прогресс", 1981.
Развитие теории международных экономических отношении
Артур И. Блумфилд,
Вильфред Этъер
За последние 25 лет достигнуты большие успехи в развитии теории международных экономических отношений, в изучении их материально-вещественного и валютного аспектов. Разработаны важные теоретические положения, внесены изменения и уточнения в прежние построения. В результате обширных эмпирических изысканий найдены новые плодотворные направления исследований, Если попытаться выделить общее направление в развитии теории международных экономических отношений, то это последовательная разработка простых моделей общего равновесия как основы для выражения, обобщения и проверки главных теоретических положений. Такой разработкой занимались многие ученые-экономисты, среди которых следует выделить Самуэльсона, Джонса, Кемпа, Мида и Манделла. Литература по данному вопросу столь обширна, что здесь мы можем остановиться лишь на некоторых наиболее важных результатах исследований.
25 лет назад в блестящем обзоре, посвященном состоянию теории международных экономических отношений, Л. А. Метцлер пришел к выводу, что общей чертой большинства из рассмотренных им подходов является то, что ставится под сомнение эффективность ценовой системы.1 Он высказал мысль, что, хотя эти сомнения и способствовали более реалистической оценке международной торговли, "маятник" качнулся слишком далеко в сторону от классической традиции.
И сама статья Метцлера, и теория, которая в ней рассматривалась, несут на себе печать "Великой депрессии". Более того, во времена, когда готовилась эта статья, международная торговля и платежи все еще находились под жестким контролем, валютные курсы поддерживались на уровне, не соответствующем реальным условиям, проведение кредитно-денежной политики наталкивалось на ограничения фискального характера, только-только начинался процесс послевоенного восстановления хозяйств в развитых странах, не говоря уже о развитии экономически отсталых стран.
Так зрели драматические перемены, и в результате неизбежно должны были появиться новые подходы в теории международных экономических отношений. Действительно, когда статья Метцлера увидела свет, ряд серьезных исследований такого рода уже находился в стадии подготовки.
Предпосылки развития международной торговли
Самая известная из простых моделей общего равновесия, предложенных за последние 25 лет,- неоклассическая модель для двух стран, двух факторов производства и двух товаров ("2×2×2"); она была разработана, чтобы элементарно выразить теорию Хекшера - Олина о "вкладах" различных факторов производства (factor-endowments theory). Так, предположим, что две страны различаются только жестким соотношением двух факторов производства, а именно капитала и труда. Если рассматривать эти страны независимо одна от другой, то для той страны, где капиталовооруженность труда выше, больше будет и отношение заработной платы к арендной плате за использование капитала (wage-rental ratio) и соответственно будут выше издержки производства более трудоемкого товара. Таким образом, каждая страна обладает сравнительным преимуществом в выпуске товара, производство которого требует значительных затрат относительно избыточного фактора. Это и есть теорема Хекшера - Олина. При тех же предпосылках сформулированы еще три важных положения.
Первое - теорема о выравнивании цен факторов (factor-price equalization theorem), доказанная П. Самуэльсоном.2 Пусть та и другая страна в условиях свободной торговли продолжают производить оба товара; тогда единство товарных цен означает, что издержки производства в обеих странах равны. Поскольку увеличение заработной платы относительно арендной платы за использование капитала ведет к росту издержек на производство трудоемкого товара по сравнению с издержками производства капиталоемкого товара, относительные издержки производства определяются только относительными ценами факторов, а выравнивание первых означает выравнивание вторых. Действительно, абсолютные цены факторов также должны выровняться, иначе одна страна могла бы производить оба товара при более низких издержках производства, чем вторая. Если какая-то из двух стран будет вынуждена специализироваться на производстве только одного товара, то цены факторов полностью не выровняются; издержки производства товара, который не производится, окажутся выше его цены. Таким образом, если соотношение в странах факторов производства примерно одинаково и допускает неполную специализацию стран в условиях свободной торговли, то цены факторов полностью выравниваются. Ход доказательства несколько меняется, если предположить, что факторы имеют иную, чем в первом случае, интенсивность, т. е. товар, относительно трудоемкий при низком значении отношения заработной платы к арендной плате за использование капитала, может стать капиталоемким при высоком значении этого отношения вследствие возросшего замещения труда капиталом. Если соотношение факторов производства в двух странах настолько различно, что различна интенсивность их использования (т. е. товар трудоемкий в одной стране будет капиталоемким в другой), то условия свободной торговли могут привести к неполной специализации обеих стран, даже если цены факторов не выравниваются. Заметим также, что для этого случая теорема Хекшера - Олина в приведенной выше формулировке уже непригодна.
Теорема о выравнивании позволяет строго сформулировать выдвинутое Олином положение о том, что торговля товарами заменяет перемещение факторов производства между странами. Если различия в соотношении факторов производства в странах не слишком велики, то свободная торговля полностью заменяет их перемещение. В условиях, когда цены факторов выровнены, перемещение факторов производства между странами (если допустить его возможность) не приносило бы выгоды.
Второе положение, разработанное в рамках данного дохода, предложенное Вольфгангом Ф. Столпером и Самуэльсоном,3-объяснение того, как изменения цен товаров влияют на реальное вознаграждение владельцев факторов. Предположим, что цена трудоемкого товара возросла на 10%. Если при этом цена каждого из факторов не увеличивается по крайней мере на 10%, то рост издержек производства, складывающихся из заттрат труда и затрат капитала, будет меньше, чем 10%. Однако в условиях конкуренции цена не может быть выше издержек. Следовательно, цена по крайней мере одного из факторов должна подняться более чем на 10%. Цена капиталоемкого товара не изменилась, но ведь при росте цен обоих факторов издержки производства этого товара должны также увеличиться, а, следовательно цена другого фактора - упасть. Поскольку рост относительных издержек на производство трудоемкого товара сопровождается увеличением отношения заработной платы к арендной плате за использование капитала, цена услуг труда возрастает относительно цен обоих товаров, а цена услуг капитала относительно снижается. Таким образом, реальное вознаграждение владельца труда возрастает, а, владельца капитала - падает вне зависимости от того, каким образом эти доходы используются на приобретение двух товаров. Благодаря этому выводу можно установить глубокую связь между развитием внешней торговли и распределением дохода внутри страны, чего нельзя было сделать с помощью прежних объяснений, учитывающих лишь специфические для каждого сектора экономики факторы.
Третье положение было выдвинуто Т. М. Рыбчинским на основе анализа внешнеторговой модели общего равновесия, сходной с той моделью, о которой только что шла речь.4 Допустим, что при неизменных ценах предложение одного из факторов, например капитала, возросло на 10%. Если бы при этом производство обоих товаров увеличилось меньше чем на 10%, весь "дополнительный" капитал не использовался бы в полном объеме; следовательно, производство одного из товаров должно возрасти более чем на 10 %. Поскольку предложение труда остается постоянным, не может произойти увеличения объема производства обоих товаров; следовательно, производство второго товара сократится. Если капиталовооруженность труда в экономике в целом возрастает, то производство расширяется именно в капиталоемкой отрасли, тогда как в трудоемкой отрасли объем производства сокращается. Такие соотношения позволяют установить связь между развитием внешней торговли и экономическим ростом.5
Поскольку рассматриваемая модель, с одной стороны, достаточно подробна, чтобы дать полное представление об общем равновесии, с другой стороны - настолько проста, что позволяет при ее применении ограничиться простейшими математическими операциями, она служит основой как многочисленных теоретических обобщений я уточнений, так и многих эмпирических исследований. Мощным стимулом для работ такого рода послужили расчеты Василия Леонтьева, показавшего, что производство товаров, входящих в стандартный набор товаров, экспортируемых из США, требует значительно меньших затрат капитала в расчете на одного рабочего, чем импортозамещающее производство товаров, входящих в стандартный набор ввозимой в США продукции.6 Поскольку США принято считать страной, обладающей избытком капитала, этот вывод получил название "парадокса Леонтьева" ("Leontief paradox"). "Парадокс Леонтьева" был подтвержден последующими исследованиями и способствовал появлению множества теоретических и эмпирических разработок, авторы которых предприняли попытки как примирить "парадокс" с теорией "вклада" факторов производства путем усложнения простой модели "2×2×2", так и найти объяснение ему вне рамок этой теории.
Примером исследований первого типа служит учет различной интенсивности факторов. Леонтьев, используя данные только по США, рассчитывал затраты факторов для производства импортозамещающей продукции в США, а не фактические затраты зарубежных производителей на импортируемые ими товары. Если допустить справедливость выводов модели "2×2×2", то можно утверждать, что иная интенсивность факторов ставит США в смысле соотношения факторов производства в особое положение по сравнению с остальными странами; нет, следовательно, никакого противоречия в том, что импортозамещающая продукция США является более капиталоемкой, чем продукция, экспортируемая из США, а оба эти типа продукции - более капиталоемкие, чем товары, производимые за пределами США. Вместе с тем эмпирические исследования действительных масштабов и значения различной интенсивности факторов определенных результатов не дали.
Другое возможное объяснение "парадокса"- особенности спроса. Пусть между странами существуют различие во вкусах населения и в стране с избытком капитал явное предпочтение отдается капиталоемким товарам Если такие различия существенны, то в условиях автаркии для страны, где капиталовооруженность труда выше отношение заработной платы к арендной плате за использование капитала было бы сравнительно низким. Следовательно, принимая во внимание существующие предпочтения, можно утверждать, что страна с избытком капитала фактически испытывала бы его недостаток и обладала сравнительным преимуществом в производстве трудоемких товаров; тем самым различия в предпочтениях объясняли бы "парадокс Леонтьева". Однако утверждение, будто в США в условиях автаркии может установиться сравнительно низкое соотношение между заработной платой и арендной платой за использование капитала, столь же не согласуется с нашими обычными наблюдениями, как и тезис о сравнительно более низкой капиталовооруженности труда в этой стране, а эмпирические исследования также указывают на то, что не в особенностях спроса заключается разгадка "парадокса Леонтьева".
Более важно, оказывается, привлечь к исследованию "человеческий" капитал: основная мысль здесь заключается в том, что часть заработной платы работников выступает как возмещение их затрат на образование или, в более общем случае, как прибыль на прошлые капиталовложения, воплощенные в людях. Если производство товаров на экспорт связано с относительно большими затратами "человеческого" капитала, чем импортозамещающее производство, то "парадокс Леонтьева" можно объяснить ошибочным включением издержек на "человеческий" капитал в состав именно капитальных, а не трудовых затрат. В работах И. Б. Крэйвиса, а также работах других авторов было показано, что во многих странах (включая США) заработная плата в экспортных отраслях выше средней.7 Таким образом, можно полагать, что "человеческий" капитал служит важной переменной в эмпирических исследованиях, хотя их результаты зависят во многом от того, какие методы используются для оценки объема этого капитала.
Разработка модели "2×2×2" шла также по пути увеличения числа учитываемых товаров или факторов. Так, в ряде случаев "человеческий" капитал трактовая фактор, отличный от вещественного капитала. Делаюсь попытка разделить работников на "непересекающиеся" группы по уровню их квалификации; в других вариантах додели в число учитываемых факторов включались природные ресурсы. Подобные усовершенствования существенно сказывались на результатах прикладных исследований. Сложилось убеждение, будто развитие внешней торговли можно гораздо полнее объяснить с помощью теории наделенности страны факторами производства, чем это позволяет модель "2×2×2". В результате появилось множество теоретических работ, предлагающих самые разные способы расширить возможности исходной модели.
Многие из этих работ посвящены выяснению вопроса о том, останутся ли справедливыми основные теоретические выводы (о них мы говорили выше), если увеличить число включаемых в модель товаров и факторов производства. При этом теорема о выравнивании цен факторов по-прежнему верна в своей первоначальной формулировке: если структура наделенности стран факторами производства сходна, то свободная торговля обусловливает полное выравнивание цен факторов. В большинстве исследований ставился, кроме того, вопрос, является ли соотношение между ценами факторов и товаров взаимнооднозначным - проблема сама по себе интересная и трудноразрешимая, но не имеющая большого значения с точки зрения международной торговли.
Можно также обобщить теорему Столпера - Самуэльсона. Рост цены какого-либо товара неизбежно вызывает еще больший рост вознаграждения владельца одного из факторов (в противном случае издержки производства не возросли бы в такой же мере, что и цена товара) и абсолютное снижение вознаграждения владельца другого фактора (иначе возросли бы издержки производства товаров, цены которых остались неизменны). Точно так же цена любого фактора производства должна упасть при росте цены одною из товаров. Возможно, на любом объяснении внешней торговли с помощью теории "вклада" факторов производства сказывается противоречивость достоинств простой исходной модели; понятие интенсивности факторов до некоторой степени используется и сторонники подхода, учитывающего большее число товаров и факторов. Многие работы были посвящены изучению менее интересного вопроса, а именно вопроса о том, при каких условиях изменение цены любого товара привел бы лишь к определенному изменению реального вознаграждения владельцев факторов. Не удивительно, что это возможно лишь при условии жестких ограничений которые можно, пожалуй, рассматривать как требование, чтобы подобная модель вела себя точно так же, как и модель "2×2×2". Аналогично теорему Рыбчинского можно обобщить, учитывая случай, когда товаров и факторов несколько. Но пока еще не удалось просто обобщить собственно теорему Хекшера - Олина.
В противоположность работам, о которых шла речь были проделаны значительные исследования, направленные на объяснение внешней торговли и не связанные с теорией "вклада" факторов производства. Большинство этих работ, особенно выполнявшиеся на эмпирическом уровне, посвящены роли научных исследований и разработок; центральным для них является тезис, согласно которому США обладают долговременными сравнительными преимуществами в области научных исследований вообще, а не только в производстве отдельных товаров. Тем самым анализ внешней торговли можно уложить в схему "цикла жизни продукта" ("product cycle"): сначала новый продукт разрабатывается в США для внутреннего рынка, затем он экспортируется; по мере того как технология производства продукта становится доступной и за пределами США, товары зарубежного производства вытесняют американские, сначала на внешних рынках, а затем и в США. Ассортимент экспорта поэтому постоянно меняется, включая новые продукты, созданные с применением передовой технологии, которая и составляет истинный предмет экспорта. Соображения такого рода стимулировали изучение собственно сферы научных исследований и разработок, а также включение в эмпирические исследования переменных, связанных с научными исследованиями я разработками. При этом возникли две новые проблемы. Во-первых, что служит источником сравнительного преимущества, якобы предоставляемого странам научными исследованиями и разработками, и как это сказывается на конкурентоспособности этих стран в других областях. Каким образом подобные соображения можно довести до уровня последовательной теории? (Скажем, понятие сравнительного преимущества страны в области научных исследований и разработок можно сформулировать в рамках достаточно абстрактной теории "вклада" факторов производства.) Во-вторых, что определяет форму экспорта ручных исследований (они могут экспортироваться в форме товаров, факторов производства или в форме прямого вывоза технологии)? Существование подобных проблем обусловило появление работ, посвященных передаче технологии, а также деятельности многонациональных корпораций и осуществлению прямых зарубежных инвестиций.
В последнее время центр тяжести исследований переместился с разработки новых теорий внешней торговли на их эмпирическую проверку. Однако предстоит сделать еще многое, например, в области проведения тщательного межстранового сопоставления соответствующих объясняющих переменных, поскольку такое сопоставление чрезвычайно важно для разработки теории общего равновесия. Так, более высокий уровень заработной платы занятых в экспортных отраслях объясняется попросту стимулированием перераспределения трудовых ресурсов в условиях их неравномерного развития (в послевоенный период внешняя торговля промышленно развитых стран росла быстрее, чем объем их производства); поэтому в исследованиях, игнорирующих межстрановые сопоставления относительных цен факторов, роль факторов, так или иначе связанных с заработной платой (таких, например, как "человеческий" капитал), непременно переоценивается.
Вместе с тем продолжалась работа по изучению зависимости между потоками товаров и уровнем производительности труда в рамках простой рикардианской модели. Г. Д. А. Макдугал обнаружил тесную корреляцию между уровнями производительности труда в различных отраслях США и Великобритании и относительными экспортными долями отраслей на рынках третьих стран.8 Хотя этот результат и получил подтверждение в ходе дальнейших исследований, а критика его была по меньшей мере убедительной, он не имеет отношения к анализу основах факторов, определяющих развитие внешней торговли. Френк Д. Грэм положил начало чисто теоретическим исследованиям моделей рикардианского типа с несколькими товарами и несколькими торгующими странами; его работа была продолжена в 50-е годы Л. Маккензи и другими.9 Отличительной чертой этих исследований служи последовательное обращение к методам линейного программирования и анализа хозяйственной деятельности. Роналду У. Джонсу удалось получить фундаментальное обобщение для большого числа товаров и стран условий эффективной специализации, условий, определяемых рикардианской моделью для двух стран и двух товаров.10
Торговая политика
Развитие теории торговой политики, как и развитие чистой теории международной торговли, шло главным образом по пути уточнения и обобщения результатов, полученных прежде, с помощью обычной теории общего равновесия. Так, Метцлер исследовал влияние установления тарифов на экономику страны.11 Введение тарифов, ограничивая спрос на импортные товары, улучшает условия торговли любой страны, обладающей достаточно сильными позициями на рынке. Метцлер показал, что если кривая предложения импортных товаров достаточно неэластична, то выгоды от введения тарифа будут "превосходить" его величину, так что внутренняя цена импортируемых товаров упадет по сравнению с экспортными ценами. Оценивая этот результат с позиций теории Столпера - Самуэльсона, мы видим перед собой пример, когда отказ от принципов свободной торговли ведет к перераспределению реального дохода в пользу относительно "избыточного" фактора.
Основные усилия исследователей были сосредоточены на решении четырех самостоятельных проблем. Прежде всего речь идет о теории использования тарифов для преодоления диспропорций внутри страны. Общий вывод этих исследований таков, что следует отдавать предпочтение не введению тарифов, а мерам, непосредственно воздействующим на те или иные нарушения пропорций и восстанавливающим полную эффективность. Введение тарифов позволяет выровнять диспропорции внутри страны только путем нарушения пропорций между относительными внутренними и внешними ценами, поэтому оно не может привести к повышению или понижению уровня экономического благосостояния в стране по сравнению с тем уровнем, который был бы достигнут в условиях свободной торговли.
Многие экономисты вели исследования в области теории таможенных союзов, т. е. изучали ситуацию, когда страны взаимно снижают таможенные барьеры, сохраняя общие торговые барьеры по отношению к остальным странам. Начало этим исследованиям было положено работами Джекоба Вайнера и Джеймса И. Мида.12 Эта проблема сложна, поскольку ее решение требует сравнения субоптимальных состояний; пока что четкие результаты не получены. В каждом отдельном случае выигрыш от снижения торговых барьеров между странами-членами необходимо сопоставлять с возможными потерями стран в результате нарушения пропорций, обусловленного поведением каждого члена союза, проводящим дискриминационную политику по отношению к третьим странам.
Многие экономисты рассматривали торговую политику в рамках исходной модели "2×2×2", расширенной таким образом, что она учитывала и движение капитала на международном уровне.13 Эти исследования показали, что тарифы на движение товаров и налоги на движение капиталов взаимозависимы.
Наибольшее внимание исследователей привлекала проблема действенного протекционизма по отношению к товарам промежуточного спроса. Предположим, что некоторый товар, мировая цена которого остается неизменной, облагается таможенной пошлиной в размере 10%, причем половину цены этого товара составляет стоимость, Добавленная обработкой в отечественной промышленности, и половину - стоимость промежуточных затрат. Если мировые цены на товары, потребляемые в процессе производства данного товара, остаются неизменными и не облагаются пошлиной, то вся 10%-ная надбавка к цене товара внутри страны будет означать увеличение удельного веса добавленной стоимости на 20%, что равняется действительной норме протекционизма (effective rate of Protection). Подобные вещи едва ли ускользали от внимания лоббистов промышленности, и упоминание о них наверняка можно найти, порывшись в старых работах. Но развернутая формулировка проблемы и ее обстоятельный теоретический и эмпирический анализ появились только с работами Белы Балаши, Гарри Г. Джонсона и Макса Кордена.14 Если коэффициенты промежуточных затрат постоянны, то действительный уровень протекционизма в различных отраслях можно рассчитать непосредственно по данным о номинальных тарифах, тарифно эквиваленте других торговых барьеров и коэффициенте прямых затрат. Такие расчеты были проделаны для многих стран. Интуитивное представление о проблеме появилось просто из рассмотрения тарифных систем как структур общего равновесия; при этом внимание исследователей обратил на себя такой интересный факт, что для промышленно развитых стран характерно "нарастание" фактических ставок таможенного протекционизма в результате сравнительно высокого тарифного обложения на последней стадии производства. Более того, можно считать, что изменение удельного веса добавленной стоимости в единице продукции показывает, как изменения в тарифных ставках сказываются на различных видах производственной деятельности; этим показателем можно непосредственно пользоваться, например, при проведении переговоров о тарифах.
Для получения нормативных оценок экономисты пытались также использовать фактические ставки таможенного протекционизма как показатель, свидетельствующий о влиянии введения тарифов на размещение ресурсов. Однако при этом обычно возникают известные трудности. Например, в моделях внешней торговли с несколькими товарами уровень тарифов сам по себе ничего не говорит о распределении ресурсов; необходимо знать, какова эластичность замещения и каковы другие параметры. Эта проблема не имеет отношения к рассмотрению товаров промежуточного спроса, однако исследователи, занимающиеся ее решением, разработали интересный детализированный подход. Кроме того, "распределение ресурсов"- понятие достаточно неопределенное, так как на практике для каждого отдельного случая использовалось свое определение (например, валовой выпуск, "реальная" добавленная стоимость, исчисленная с помощью различных дефляторов), что приводило к появлению различных показателей, выбирать из которых было невозможно ВВИДУ их несопоставимости. Исследователи пришли к двум основным выводам. Во-первых, если коэффициенты промежуточных затрат остаются неизменными, то изменение удельного веса добавленной стоимости равно изменению предельной нормы преобразования величины валового выпуска. Во-вторых, если производственные функций сепарабельны по добавленной стоимости и промежуточным затратам, то относительное изменение удельного веса добавленной стоимости на единицу продукции, исчисленное при постоянных коэффициентах затрат, будет локальной аппроксимацией изменения предельной нормы преобразования этих затрат, "добавляющих" стоимость. Большей частью исследовались лишь особые случаи а обоснованию того или иного подхода к понятию "распределение ресурсов" внимания не уделялось.
Трудности возникают и в связи с возможной взаимозаменяемостью промежуточных затрат или заменой их первичными затратами. При этом точность оценок, касающихся фактических ставок таможенного протекционизма, зависит от таких показателей, как эластичность замещения, хотя наличие подобных показателей делает излишним собственно расчет этих ставок. Наконец, и это самое главное, практические рекомендации, получаемые на подобной основе, весьма сомнительны. Экономическое благосостояние определяется уровнем чистого выпуска продукции, на который влияет уровень номинальных тарифных ставок: в конце концов, именно ими обусловлена диспропорция между условиями "преобразования" товаров внутри данной страны и за рубежом. Многие типичные доводы, опирающиеся на теорию определения фактических ставок таможенного протекционизма, представляют собой не столько результат тщательного непосредственного исследования, сколько искаженную версию теории частичного равновесия, выраженной языком теории общего равновесия.
Выравнивание платежного баланса
Анализируя теории международных валютных отношений, особое внимание Метцлер сосредоточил на двух направлениях исследований: автоматическое выравнивание платежного баланса в условиях фиксированных валютных курсов и теория гибких валютных курсов. По его мнению, важнейшей вехой в развитии первого направления явился совершившийся под влиянием кейнсианской революции отход от теорий, связывающих изменение точных цен с переливом золота, а также признание того, то основная роль в выравнивании платежного баланса принадлежит сдвигам в объеме производства и уровне занятости, вызванным нарушением этого баланса. Что касается второго направления, Метцлер рассматривал стабильность валютных курсов с точки зрения эластичности спроса на импорт и предложения экспорта и разделял господствовавший в то время скептицизм по поводу того, насколько действенно выравнивание краткосрочной неравновесия платежного баланса с помощью соответствующего изменения валютного курса.
Примером последовательного развития теории выравнивания в послевоенный период может служить, в частности, теория девальвации. Развитие этой теории началось с упомянутого выше анализа эластичности, в основе которого лежали принципы частичного равновесия. Формирование же подхода с позиций "эластичность - емкость" ("elasticity-absorption") происходило позднее, после того, как свершились два "события". Первое связано с новой формулировкой понятия общего равновесия: распространением на условия неравновесия выводов из анализа кривых предложения в чистой теории; тем самым чистая теория связывалась с теорией девальвации. Был получен простой вывод: сумма эластичностей спроса на импорт внутри страны и за рубежом (при общем равновесии) должна превышать единицу. Однако, что более важно, благодаря новой формулировке понятия общего равновесия была подготовлена почва для применения в исследованиях подхода с позиций теории общего равновесия.
Другим "событием" явилась разработка так называемого подхода с позиций "емкости" (absorption approach), которой мы обязаны главным образом Сиднею С. Александеру.15 Торговый дефицит при этом рассматривается исключительно как следствие превышения национальных расходов (или "емкости") над доходами, в результате чего проблема переходит в разряд макроэкономических. Синтез двух подходов - с позиций эластичности (версия теории общего равновесия) и "емкости",- осуществленный на протяжении 50-х гг. благодаря усилиям многих экономистов (особенно Арнолда К. Харберджера, Джеймса И. Мида, С. К. Цзяна), лежит в основе развития современной теории.16
Согласно этой теории, продукция, произведенная внутри страны, и продукция, произведенная за ее пределами,- это две совершенно различные совокупности товаров, а в качестве единственной относительной "ценя" выступают условия торговли. Девальвация существенна только потому, что при негибких ценах она непосредственно ухудшает условия торговли. При исходном уровне занятости из-за ухудшения условий торговли расходы на приобретение импортируемой продукции замещаются расходами на приобретение отечественной продукции; размеры замещения определяются эластичностью импорта.
"Переключение" спроса вызывает рост занятости внутри страны и снижение занятости за границей, что (благодаря действию мультипликатора внешней торговли) подрывает первоначальный процесс улучшения состояния торгового баланса. Таким образом, в итоге улучшение состояния торгового баланса является функцией ухудшения условий торговли, показателей эластичности и коэффициента понижения "емкости". Такая схема рассуждений лежит в основе столь многих исследований, носящих обобщающий и уточняющий характер, что не представляется возможным даже перечислить их; она же послужила базисом для разработки методов выравнивания платежного баланса, не связанных с изменением валютных курсов. Упомянем еще о двух новых положениях в теории выравнивания платежного баланса.
Во-первых, как мы уже говорили, единственной относительной "ценой", влияющей на процесс выравнивания платежного баланса, служат условия торговли. Таким образом, девальвация оказалась бы неэффективной для стран, не занимающих сильные позиции на рынке. Но это утверждение перестает быть справедливым, как только в расчет принимаются и другие цены. В частности, У. И. Г. Солтер, Айвор Ф. Пирс и Тривор У. Суэн подчеркивали важную роль в выравнивании платежного баланса категории товаров, вообще не участвующих в международной торговле.17 Товарам, не участвующим в международной торговле, придавалось большое значение еще трудах довоенного периода, особенно в работах Кейнса, Харрода и Олина. Если бы, например, страна, которая слишком мала, чтобы оказывать влияние на мировые цены товаров, участвующих в международной торговле, проводила девальвацию, то пропорционально возросли бы выраженные в национальной валюте цены всех товаров, участвующих в международной торговле. В результате условия торговли не изменились бы, зато цены товаров, участвующих в международной торговле, увеличились бы по сравнению с ценами товаров, не участвующих в ней. Это в свою очередь обусловило бы "переключение" спроса с товаров, участвующих в международной торговле, на товары, в ней не участвующие, и "переключение" производства в противоположном направления. И то и другое ведет к улучшению состояния платежного баланса страны (при этом возникает неравновесие на рывке не участвующих в международной торговле товаров имеющее сравнительно отдаленные последствия). Таким образом, центр тяжести в исследованиях перемещается на анализ относительных цен товаров, участвующих и не участвующих в международной торговле. Более общий подход подчеркивает, что изменение валютных курсов оказывает различное влияние на множество относительных цен и норм прибыли в национальном хозяйстве.
Согласно второму положению, в основе которого лежит денежный подход к исследованию платежного баланса, относительным ценам товаров отводится минимальное значение на том основании, что в условиях существования единого мирового рынка эти цены устанавливаются под воздействием определяющих их реальных факторов. Так, снижение валютного курса приводит к росту всех внутренних и падению всех внешних цен; относительные цены остаются без изменения, однако покупательная способность денег во внутренних операциях снижается, причем за пределами страны эффект будет противоположным. При отсутствии компенсационных мер со стороны государства резиденты данной страны станут восполнять реальные денежные остатки, обменивая товары на деньги и прочие активы, тогда как вне страны будет иметь место обратный процесс, в результате чего состояние платежного баланса улучшится. Однако этот процесс должен продолжаться лишь до тех пор, пока не будет восстановлено первоначальное положение, т. е. пока относительная номинальная денежная масса не изменится пропорционально снижению валютного курса; изменение одной из этих величин ведет к компенсирующему изменению другой посредством механизма платежного баланса. Главную роль в выравнивании платежного баланса играют, таким образом, не эластичности товаров, а спрос на деньги и денежно-кредитная политика. По существу, речь идет о теории балансовой статьи "официальные расчеты" ("official-settlements"); выше же мы говорили о работах, посвященных анализу баланса текущих платежей или (в ряде случаев) анализу базисных статей платежного баланса. Все эти исследования касаются процесса автоматического выравнивания платежного баланса, только на этот раз явным объектом анализа делается зависимость равновесия потоков от равновесия запасов, а не зависимость относительных цен от относительной денежной массы. При этом особое значение исследователи придают долгосрочным аспектам анализа.
Подход, согласно которому в регулировании платежного баланса главную роль играют процессы в кредитно-денежной сфере, не пользуется популярностью главным образом потому, что его сторонники игнорируют проблемы наиболее интересные с точки зрения экономистов. Исследования с позиций такого подхода тем не менее во многом способствовали лучшему пониманию феномена платежного баланса, поскольку в них подчеркивалась связь платежного баланса с международной валютной системой, без обиняков признавалось, что в послевоенный период сформировался единый мировой рынок, и, что важнее всего, указывалось на необходимость рассмотрения проблемы платежного баланса в рамках процесса его автоматического выравнивания. Последнее соображение подтверждает вывод, сделанный в 1948 г. Метцлером о том, что следует ожидать возрождения классических взглядов.
Внутреннее и внешнее равновесие
Когда Метцлер писал свою работу, специалисты в области международных валютных отношений уделяли основное внимание механизму автоматического выравнивания платежного баланса, а не платежному балансу как объекту экономической политики. Возможность конфликта между целями внутреннего и внешнего равновесия и проведении экономической политики достаточно обстоятельно обсуждалась давно; об этом говорится уже в Трактате о денежной реформе" Дж. М. Кейнса; однако никакой последовательной теории в этой области так и не ало разработано.18 После 1948 г. интерес экономистов сместился именно в сторону разработки теорий экономической политики в условиях открытой экономики; основополагающими работами в этой области стали труды И. Мида и Я. Тинбергена.19
Чтобы одновременно достичь нескольких независим целей путем проведения той или иной экономической политики, страна должна иметь в своем распоряжении крайней мере такое же число независимых инструментов проведения этой политики. Если страна стремится к достижению как внутреннего равновесия (обычно под этим понимается достижение полной занятости при отсутствии инфляции), так и внешнего равновесия (т. е. равновесия платежного баланса) и использует для этого, например политику регулирования доходов и изменения валютного курса, тогда эти две цели могут быть осуществлены.20 Но если в ее распоряжении имеется только один инструмент между целями политики может возникнуть конфликт. Так в условиях спада и дефицита платежного баланса для достижения первой цели потребовалось бы проведение политики увеличения доходов, тогда как для достижения второй цели - политики сокращения деловой активности. С другой стороны, если инструментов оказывается больше, чем целей, то цели могут быть достигнуты различными путями.
Что же происходит в том случае, когда исключена возможность как изменения валютного курса, так и контроля над импортом и для достижения внутреннего и внешнего равновесия страна может прибегнуть только к такому инструменту, как политика регулирования доходов? Роберт А. Манделл утверждал, что денежно-кредитная и фискальная политика (эти две составляющие политики регулирования расходов) приводят к различным результатам и поэтому представляют собой в действительности два "инструмента" воздействия.21 С помощью той и другой можно одинаково воздействовать на национальный доход, а тем самым и на баланс текущих платежей; путем проведения кредитно-денежной политики можно повлиять (через посредство учетных ставок) и на счет капитала. Остается только "приписать" каждый из "инструментов" той цели, на которую он оказывает сравнительно больше6 влияние. Тогда денежно-кредитная политика должна быть направлена на достижение внешнего равновесия, а фискальная - внутреннего.
Появилось множество работ, посвященных модификации и обобщению модели Манделла, которая была построена на чрезвычайно жестких и упрощенных предпосылках. В анализ вводились ответные действия страндартов и обратная связь их с экономической политикой; движение капитала ставилось в зависимость от уровня дохода и стало рассматриваться как регулятор запаса, не как просто поток; объем импорта стали определять на основании не только общего уровня национального похода, но и структуры расходов. Более всесторонняя оценка показала, что денежно-кредитная политика не обязательно воздействует на платежный баланс сильнее, чем фискальная политика; в некоторых случаях истинное распределение ролей между денежно-кредитной и фискальной политикой может оказаться прямо противоположным рекомендуемому Манделлом или же вопреки ожиданиям может практически исчезнуть различие между результатами их воздействия.
С этим непосредственно связана проблема сравнительной эффективности воздействия денежно-кредитной и фискальной политики на совокупный спрос в условиях фиксированных и свободно колеблющихся валютных курсов. Для исследования этого вопроса различными авторами было разработано множество моделей (базирующихся на несходных предпосылках), изложить содержание которых здесь не представляется возможным.22 Так, в более поздней работе Манделла, где предполагается возможность неограниченного перемещения капитала между странами, было показано, что в условиях свободно колеблющихся валютных курсов велика роль именно денежно-кредитной политики, тогда как фискальная политика при этом практически совершенно неэффективна; обратная ситуация имеет место в условиях фиксированных валютных курсов.
Международная валютная система
Предметом значительной части появившихся после второй мировой войны исследований в области международных финансов стало функционирование Бреттон-Вудской валютной системы. Тенденция к жесткому закреплению валютных курсов на определенном уровне, асимметричная роль доллара как резервной и интервенционной валюты, хронический дефицит платежного баланса США и активные в течение многих лет балансы таких стран, как ФРГ и Япония, опасения нехватки международной ликвидности, массовый переход валют в марте 1973 г. к управляемому плаванию - все эти, а также другие явления породили обширные исследования, посвящевные международной валютной системе и ее реформе. Много внимания уделялось рынкам евровалюты и еврооблигаций, а также Европейскому валютному союзу.
Не прекращалось обсуждение достоинств и недостатков систем фиксированных и плавающих валютных курсов Было дано углубленное теоретическое обоснование системы плавающих курсов, причем особо подчеркивалась ее роль в обуздании спекуляции валютой. В условиях, когда повсеместно стала признаваться необходимость большей чем позволяли рамки Бреттон-Вудской системы, гибкости валютных курсов, а введение свободного их плавания представлялось маловероятным, центр тяжести переместился на поиск ограниченных форм колебания валютных курсов. Основные предложения сводились к следующим:
1) валютная "змея", или более широкие пределы колебаний валютных курсов вокруг паритета; 2) "скользящий паритет" (или "ползучая" привязка), когда паритеты должны непрерывно и автоматически изменяться на незначительную величину при нарушении платежного равновесия; 3) "промежуточное плавание" в период между изменениями паритета; 4) модификации и комбинации этих форм. В результате последних событий интерес сместился в сторону проблемы установления норм регулируемого плавания.
Наряду с работами, посвященными установлению адекватных пределов колеблемости курсов, появился целый ряд исследований, содержащих анализ смежной проблемы "оптимальной валютной зоны", т. е. определения идеальных размеров и географической структуры региона, внутри которого валюты отдельных стран привязаны друг к другу, но допускается их колебание относительно валюты третьих стран. Первым поставил этот вопрос Манделл. Он полагал, что оптимальной является такая валютная зона, внутри которой существует неограниченное перемещение факторов производства при полной отсутствии их перемещения за пределы данной зоны.23 Первое условие облегчило бы проблему уравновешивания платежных балансов между странами, входящими в зону тогда как второе потребовало бы установления плавающих" валютных курсов для регулирования неравновесия платежи с третьими странами. Однако и сам Манделл отдавал себе отчет в том, что этот критерий приводит к образованию больших по размерам валютных зон, поскольку он не считывает таких обстоятельств, как высокие издержки обмена валют, узость валютных рынков и снижение полезности местных валют. Роланд И. Маккиннон считал, что более подходящим критерием могло бы быть соотношение между товарами, участвующими и не участвующими в международной торговле,- высокое внутри зоны и низкое в торговле с третьими странами.24 Это позволяет рассматривать валютные зоны больших размеров, включающие страны, которые поддерживают тесные торговые отношения друг с другом.
Планы валютной унификации "Общего рынка" придали дискуссии практическую направленность. Успешность осуществления валютного союза зависит от политического, по существу, вопроса: согласятся ли страны-участницы на некотором этапе поступиться своим суверенитетом в пользу органов Сообщества в такой степени, чтобы последние могли проводить единую экономическую политику в ключевых областях. Второй важный вопрос - насколько далеко должен продвинуться процесс создания единого валютного блока, прежде чем появится возможность проведения единой политики.
Роберт Триффин дал анализ недостатков золотовалютного стандарта и предсказал его неизбежный крах; его работа положила начало обсуждению в научных и правительственных кругах проблем международной ликвидности.25 К этой области исследований относятся такие вопросы, как причины, вызывающие потребность в международных резервных средствах, понятие и количественная оценка "достаточности" международных резервов, факторы, определяющие спрос на эти резервы, и их состав, Действительные размеры нехватки резервов, а также наиболее подходящие способы увеличения размеров резервов. публикованные работы внесли ясность по целому ряду вопросов, и эта дискуссия, безусловно, способствовала Изданию в конце 60-х гг. нового международного резервного актива - специальных прав заимствования (СПЗ). Появилось также значительное число "количественных" исследований, особенно в связи с измерением "достаточности" резервов и потребности в резервах со стороны л дельных стран. С тех пор как в марте 1973 г. было введено регулируемое плавание валют, интерес к этому вопросу заметно снизился.
Международное движение капиталов
Интеграционные процессы в мировой экономике, начавшиеся в 50-е гг., означали огромное расширение международного движения долгосрочного капитала, особенно прямых инвестиций, а также возрастание объема и подвижности краткосрочных капиталов. Почти без задержки начали множиться теоретические и эмпирические произведения на эту тему.
Исследования прямых инвестиций были посвящены преимущественно рыночной стратегии многонациональных фирм, для которых характерна дифференциация как продукции, так и невещественных активов (таких, как превосходство в области управления и технологии, патенты и торговые марки). Таким образом, вместо различных показателей относительной эффективности в качестве объясняющих факторов в исследованиях чаще использовались понятия теории организации промышленного производства. Уделялось также внимание изучению роли прямых инвестиций, факторам, определяющим форму реализации фирмой своих преимуществ - посредством ли экспорта продукции, прямых инвестиций или продажи лицензий,- а также тому положительному или отрицательному воздействию, которое эти инвестиции оказывают на уровень благосостояния населения "своей" страны и принимающей страны. Тем самым подход к исследованию прямых инвестиций оказался близким к сложившемуся в последнее время объяснению закономерностей формирования структуры торговых потоков.
Стремительно растет число работ, посвященных движению финансового капитала. Здесь заметно стремление к постановке проблемы на языке "запасов", а не "потоков". Согласно прежнему подходу, исследователи ограничивались утверждением, что на потоки капитала влияет скорректированный на риск уровень расхождения процентных ставок для отдельных стран: считалось, что устоя о расхождение ставок процента порождает непрерывный поток финансового капитала из страны в страну. Относительно недавно в работах Вильяма Г. Брэнсона других вопрос был поставлен по-иному: на основе теории и Марковитца-Тобина об определении структуры портфеля активов эту проблему стали рассматривать с точки зрения теории регулирования запасов.26 Предполагается, что владельцы капиталов распределяют свои активы между внутренними и зарубежными портфельными вложениями таким образом, чтобы максимизировать прибыль и минимизировать риск при заданной величине процентных ставок и остальных переменных. Отсюда следует, что на международные финансовые потоки, или изменения в величине портфельных вложений, влияют изменения в величине процентных ставок, а следовательно, изменения разницы между ними, а не абсолютный уровень процентных ставок. Такое изменение при ответной корректировке портфельных вложений приводит к однократному регулированию запаса. Более того, если суммарный объем портфельных вложений увеличивается, будет иметь место "эффект непрерывного потока" в виде (значительно меньших по объему) потоков .капитала, отражающих перераспределение приростов вложений. Из этого следует вывод о неэффективности политики регулирования процентных ставок в целях достижения равновесия платежного баланса, равно как и неэффективности валютных ограничений как средства денежно-кредитной политики, так как "эффекты изменения запаса", хотя и велики, имеют сугубо преходящий характер, а "эффекты непрерывного потока" незначительны.
Стремительно растет число работ, посвященных эмпирическому исследованию потоков финансового капитала. Однако это направление пока находится в стадии становления и не дало столь же фундаментальных результатов, как эмпирические исследования в области международной торговли.
Пенсильванский университет

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 М е t z 1 е r L. A. The Theory of International Trade.- В: Ellis H.S. - ( ed.). A. Survey of Contemporary Economics. Philadelphia Blakiston Co., 1948.
2 S a m u e 1 s о n P. A. International Trade and the Equalization of Factor Prices.- Economic Journal 58 (1948), p. 163-184; Samuelson P. International Factor-Price Equalization On Again.- Economic Journal 59 (1949), p. 181-197.
3 S t о 1 p e r W. F., S a m u e 1 s о n P. A. Protection аnd Real Wages.- Review of Economic Studies 9 (1941), p. 58-73.
4 Rybczynski T. M. Factor Endowment and Relative Соmmodity Prices. Economica, 22, 1955, p. 336-341.
5 В послевоенный период появилось огромное множество работ посвященных внешней торговле и экономическому росту, но здесь мы не в состоянии уделить внимание им всем. Большая часть этих работ подготовлена с целью выработки рекомендаций для экономической политики, но некоторые являются сугубо теоретическими. Например, построены самые разнообразные модели для анализа того, как влияют расширение предложения факторов производства различные виды технических усовершенствований и другие факторы роста на направления международной специализации стран, условия и объем торговли, на платежный баланс в целом.
6 Leontief W.W. Domestic Production and Foreign Trade: The American Capital Position Re-examined.- Economia Internationale 7 (1954), p. 3-32.
7 К r a v i s I. B. Wages and Foreign Trade.- Review of Economics and Statistics 38 (1956), p. 14-30.
8 MacDougall G.D.A. British and American Exports: A Study Suggested by the Theory of Comparative Costs.- Economic Journal 61 (1951), p. 697-724.
9 Graham F.D. The Theory of International Values. Princeton, Princeton University Press, 1948; McKenzie L. On Equilibrium in Grahams Model of World Trade and Other Competitive Systems.- Econometrica 22 (1954), p. 147-161; McKenzie L. Specialization and Efficiency in World Production.- Review of Economic Studies 21 (1953-1954), p. 165-180.
10 Jones R. W. Comparative Advantage and the Theory of Tariffs: A Multi-Country, Multi-Commodity Model.- Review of Economic Studies 28 (1960-1961), p. 161-175.
11 M e t z 1 e r L.A. Tariffs, the Terms of Trade, and the Distribution of National Income.- Journal of Political Economy 57 (1949), p. 1-29.
12 W i n e r J. The Customs Union Issue. New York. Carnegie Endowment for International Peace, 1950; M e a d e J. E. The Theory of Customs Unions. Amsterdam, North-Holland, 1955.
13 Mundell R.A. International Trade and Factor Mobility. American Economic Review 47 (1957), p. 321-335; К e m p M- G-The Gain from International Trade and Investment: A Neo-Hecksher Ohiin Approach.- American Economic Review 56 (1966), p. 788-809, Jones R. W. International Capital Movements and the Theory of Tariffs and Trade.-Quarterly Journal of Economics 81 (1967), p. 1-38.
14 В а 1 a s s a B. Tariff Protection in Industrial Countries. An Evaluation,- Journal of Political Economy 73 (1965), p. 57а--594; Johnson H.G. Theory of Tariff Structure.- B: J о n HJ son H.G.,Kenen P.B. Trade and Development. Geneva, Librairie Droz, 1965, p. 9-29; Corden W. M. The Structure of a Tariff System and the Effective Protective Rate.- Journal of Political Economy 74 (1966), p. 221-237.
15 A 1 p x a n d e r S. S. Effects of Devaluation on a Trade Balance. - I M F Stuff Papers2 (1952), p. 263-278.
16 Harberger A.C. Currency Depreciation, Income, and the Balance of Trade.- Journal of Political Economy 58 (1950), p. 47- 60; M e a d e J. E. The Balance of Payments and Mathematical Supplement. London, Oxford University Press, 1951; T s i a n g S. C. The Role of Money in Trade-Balance Stability: Synthesis of the Elasticity and Absorption Approaches.- American Economic Review 51 1961), 912-936.
17 S a 1 t e r W. E. G. Internal and External Balance: The Role of Price and Expenditure Effects.- Economic Record 35 (1959), p. 226-238; Pearce I.F. The Problem of the Balance of Payments. - International Economic Review 2 (1961), p. 1-28; Swan T. W. Longer Run Problems of the Balance of Payments.- В: А г n d t H. W., Corden W. M. (e d s.). The Australian Economy, Melbourne, Chesire Press, 1963, p. 384-395.
18 К e у n e s J. M. Tract on Monetary Reform. London, Mac-millan & Co., 1924.
19 M e a d e. The Balance of Payments; Tinbergen J. On the Theory of Economic Policy. Amsterdam, North-Holland, 1952.
20 Полную занятость и устойчивый уровень цен можно рассматривать и как самостоятельные цели наряду с внешним равновесием; тогда потребуется еще один инструмент. В качестве единственной внутренней цели можно также рассматривать некий предпочтительный компромисс между полной занятостью и устойчивостью уровня цен.
21 Mundell R.A. The Appropriate Use of Monetary and Fiscal Policy for Internal and External Stability.- IMF Stuff Papers 9 (1962), p. 70-79.
22 Fleming J. Marcus. Domestic Financial Policies Under Fixed and Floating Exchange Rates.- IMF Stuff Papers 9 (1962), p. 369-379; Mundell R.A. Flexible Exchange Rates and Employment Policy.- Canadian Journal of Economics and Political Science 27 (1961), p. 509-517; Mundell R.A. Capital Mobility and Stabilization Policy under Fixed and Flexible Exchange Rates.- Canadian Journal of Economics and Political Science 29 (1963), p. 475- 485.
23 Mundell R.A. A Theory of Optimum Currency Area.- American Economic Review 51 (1961), p. 657-665.
24 McKinnon R.I. Optimum Currency Areas.- American Economic Review 53 (1963), p. 717-724.
25 T r i f f i n R. Gold and the Dollar Crisis. New Haven, Yale University Press, 1960.
26 Branson W. H. Financial Capital Flows in the U.S. Balance of Payments. Amsterdam, North-Holland, 1968.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100