Галерея экономистов
economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Джон Ричард Хикс

Джон Ричард Хикс
(1904-1989)
John Richard Hicks
 
Источник: Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М. "Прогресс". 1968.
Селигмен Б.
ДЖОН Р. ХИКС И ЛОГИКА ПОТРЕБИТЕЛЯ
Идея экономического равновесия продолжала привлекать тех экономистов, для которых изящество и четкость изложения были основными достоинствами теоретических построений. Одним из наиболее ярких представителей этой группы экономистов является профессор Оксфордского университета Джон Р. Хикс (род. 1904). Он учился в Оксфордском университете, затем успешно преподавал в Лондонской экономической школе, занимался исследовательской работой в Кембридже и был профессором Манчестерского университета. Помимо работ по экономической теории, его перу принадлежат труды по международной торговле и английской налоговой системе (в соавторстве с женой, Урсулой Хикс, также известным экономистом) 130.
Экономические взгляды Хикса представляют cобой весьма утонченный вариант современных концепций полезности и экономического равновесия. Хикс прекрасно владеет математическими приемами анализа (соответствующие расчеты он, к счастью, приводит в приложениях к своим работам); в то же время он нередко исследует вопросы экономической политики 131. Однако никто не может обвинить Хикса в рикардианском грехе; его теория ни в коем случае не может рассматриваться как свод экономических предписаний. Хикс довольно серьезно относится к своим теоретическим изысканиям и рассчитывает на серьезное отношение к ним со стороны читателя. Но его экономические работы изложены таким тяжелым языком и так строго подчинены логической последовательности, что их понимание часто затруднено. Хиксу чуждо стремление постепенно подвести читателя к пониманию сложных проблем. Он не старается облегчить язык своих произведений легкими стилистическими оборотами, столь восхищающими нас, например, в работах Денниса Робертсона. Хикс как бы говорит читателям: вы должны взять мою теорию такой, какова она есть, или оставить ее. Кстати сказать, многие предпочитают последнее.
Работа Хикса "Стоимость и капитал" 132 является, по-видимому, главным его произведением; ее характеризовали как одно из подлинно важных исследований современных экономистов. Для Хикса трактовка полезности неоклассической школой лишь немногим отличается от простого повторения закона Госсена. Ранее считалось, что при данных размерах потребительского спроса и уровней доходов потребителя предельная полезность вещи пропорциональна ее цене. Эта трактовка подразумевала, конечно, измеримость предельной полезности, иначе говоря, это был тот же подход с позиций кардинальной полезности. Для Хикса он был неприемлем. Хикс считал, что с помощью паретовской кривой безразличия можно существенно улучшить эту концепцию, освободив ее от понятия измеримости полезности. После этого можно будет говорить лишь о предпочтении того или иного блага. Такое нововведение, однако, не казалось многим чем-то революционно новым: ведь по-прежнему краеугольным камнем теории оставалось положение о субъективной природе полезности. Категории Маршалла лишь появлялись в новой одежде: предельная норма взаимозаменяемости заняла место предельной полезности; кривая цен и точки ее касания заменили отношение предельной полезности к ценам; убывающая предельная норма взаимозаменяемости заняла место понижающейся предельной полезности. Но существенных изменений действительно было немного.
Эрик Лундберг в довольно резкой форме у, выразил отношение многих экономистов к работе Хикса "Стоимость и капитал": "Бесплодные проблемы и унылая логика этой работы довели до слез десять поколений студентов и одно поколение преподавателей" 133. Однако от этой важной работы и вообще от вклада Хикса в экономическую теорию нельзя так просто отмахнуться, ибо Хикс поставил под серьезное сомнение Маршаллов анализ частичного равновесия, а по некоторым важным вопросам его взгляды полностью вытеснили соответствующие идеи Маршалла. "Стоимость и капитал" в известном смысле является прямым продолжением Вальрасовой работы "Элементы" и паретовского "Курса", и в этой работе Хикс пытается развить теорию общего равновесия Вальраса и Парето, распространив ее на область капитала и процента. У Хикса встречаются также попытки ввести элементы динамики в эту теорию. Но вопреки надеждам Хикса их нельзя признать вполне удачными, ибо в основном теория осталась у Хикса статической. Подлинно динамичные элементы были к этому времени уже охарактеризованы лордом Кейнсом. Поэтому Хикс, подойдя к проблеме цикла, полностью воспринял идеи последнего,-отказавшись от концепции Вальраса 134.
Хикс взял отправным пунктом, своей теории идею о субъективной природе стоимости и потребностей. Первоначальная цель - разработка теоретической основы статистического изучения спроса - вскоре оказалась им забытой, и все исследование приобрело чисто теоретический характер. Так появилась Хиксова теория общего равновесия; ее отличительной чертой являлось стремление избегать расчета уравнений. Возникшая несколько позже теория экономической динамики была насквозь пронизана идеей совершенной конкуренции, проблема же несовершенной конкуренции просто игнорировалась; точно так же, по существу, не были приняты во внимание при разработки теории стоимости и все факторы институционального характера 135. Короче говоря, Хикс создал логическую схему экономики, уходившую? своими корнями в свободную конкуренцию" XVIII в. Две трети его работы посвящены анализу статического состояния, в оставшейся же части работы исследование носило мнимо динамический характер, ибо рассматривало экономическую динамику как последовательный ряд состояний статического равновесия. На деле фактор времени отсутствовал в анализе Хикса, и поэтому экономическая динамика оставалась фикцией.
Согласно взглядам Хикса, статическая теория имеет дело только с однородными благами, но это противоречит очевидным фактам, ибо потребителей интересуют, как правило, уникальные свойства благ. Уже одного этого обстоятельства достаточно, чтобы поставить под серьезное сомнение столь искусно применяемые им категории безразличия. Кроме того, Хикс исходил в своем анализе из возможности для потребителя сделать выбор из длинного списка благ в разных сочетаниях. Допущение такого рода необходимо для определения порядковой ценности блага, но результатом этого является такое построение кривой безразличия, которое исходит из имеющейся якобы возможности для потребителя сделать выбор между различными. количествами блага, а это допущение в лучшем. случае довольно сомнительно. В самом деле, сомнительно, можно ли построить кривую безразличия, не отражающую реальных мотивов потребителя. Теория Хикса покоилась на выводах, сделанных автором скорее на основе самонаблюдения и предполагаемых, выведенных умозрительно действий потребителей. Что же касается фактического материала, который подкрепил бы тезисы, то его у Хикса чрезвычайно мало.
Вслед за Парето Хикс полагал, что полезность неизмерима и максимум того, что можно сделать,- это расположить предпочтения в определенном порядке. Но это вряд ли дает что-либо большее, чем старый гедонизм. В лучшем случае ординализм кажется менее гедонистическим, чем кардинализм 136. Это положение породило значительную дискуссию, во многом ужасно бесплодную, не имевшую значения для экономической теории 137. Но Хикс был преисполнен решимости не прибегать к кардиналистскому методу, ибо, по мнению Хикса, этот метод совершенно не нужен при разработке теории стоимости и теории спроса 138. Хикс начал анализ, вычертив поверхность полезности, затем нанес на нее кривые, отражающие реакцию потребителя на два различных блага и их суммарную полезность. Когда поверхность начинала напоминать контурную карту, на графике оказывалась изображенной система кривых безразличия, отражавших совокупную полезность различных сочетаний двух благ. Каждая кривая понижалась при движении вправо и была выпуклой по отношению к началу координат. Движение вдоль кривой показывало взаимокомпенсирующие изменения комбинаций благ. В то же время оно отражало и динамику предельной полезности благ: большему количеству блага соответствовала меньшая предельная полезность; по мере приближения к осям наклон кривых уменьшается. Такое построение кривых предполагает устойчивый характер предпочтений, оказываемых потребителем, а также то, что потребность в них не удовлетворяется. Первое означает, что порядковое место каждого блага в шкале предпочтений не изменяется (свойство транзитивности), а второе свидетельствует о постоянном товарном голоде. Возможны различные сочетания обстоятельств, поскольку возрастающее предложение какого-либо блага затрагивает не только его предельную полезность, но и предельную полезность других благ.
Накладывая на график линию цены, Хикс получил точку ее касания с кривой безразличия, отражающую максимальную при данных условиях полезность; движение от этой точки вдоль линии цены приведет потребителя к более низкой кривой безразличия. Таким образом, количество приобретаемых благ и их наилучшее сочетание могут быть определены без измерения суммарной полезности благ для потребителя. Высота поверхности полезности отныне перестала иметь значение. Точка касания отразила положение, которое более ранние теории определяли как пропорциональность предельной полезности ценам. Поэтому от ряда допущений стало возможным отказаться. Так был ниспровергнут кардинализм, павший жертвой идеи о предельной норме взаимозаменяемости благ. Отныне важное место заняло положение о том, что возрастающее количество данного блага компенсирует потерю потребителя в связи с уменьшением количества другого блага, причем предельная норма взаимозаменяемости двух благ должна быть равна отношению их цен, если имеется в виду установление равновесия с точки зрения потребителя.
Хикс полагал, что он заложил основы подлинно научной теории спроса. Он думал, что вскрыл закономерности реакции потребителей на изменения рыночной конъюнктуры, показав, как эти потребители, способные производить молниеносные расчеты, перебирают один вариант равновесия за другим. Между точками равновесия изгибов не было - можно было довольно легко переходить от одного варианта к другому, руководствуясь одними желаниями. Очевидно, однако, что не все потребительские расходы укладываются в жесткую Хиксову схему. Бесспорно, что варианты потребительских расходов обширны, но есть определенные категории последних, размер которых фиксирован, хотя бы и в краткосрочном аспекте. Например, расходы на жилье, топливо, освещение, холодильник, страховые платежи, налоги, транспорт с трудом поддаются замене, если последняя вообще возможна. А между тем эти расходы поглощают от 40 до 50% бюджета семьи. Есть серьезные основания сомневаться в том, совместимы ли эти расходы потребителей с теорией поиска наилучшего сочетания полезностей 139. Кроме того, есть расходы, производимые квазиавтоматически, то есть обусловленные привычками индивидуума. Что же остается после этого для анализа с помощью кривых безразличия? Значительно правдоподобнее считать, что потребитель, сравнивающий полезность различных сочетаний благ,- явление редкое: такие моменты, как привычки покупателей, их нежелание или неспособность оценить место товара на шкале предпочтений просто не укладываются в схему Хикса, а ведь они, по всей видимости, определяют поведение потребителей 140. Правда, исключив эти факторы, можно выработать более обобщенное представление о покупателе, но как только эти факторы будут исключены, теория лишится подлинного смысла.
Но пойдем дальше. Кривая, соединяющая точки касания и связывающая различные варианты равновесия, отражает связь между размерами дохода и структурой потребления. Эта кривая доходов - потребления соответствует всем возможным соотношениям цен 141. То, что эта кривая повышается вправо и лишь один раз пересекает кривую безразличия, отражает положительную корреляцию между доходом и потреблением. Если цена какого-либо из товаров повысится, может быть построена новая кривая, проходящая через точки касания. Это будет кривая, отражающая связь между потреблением и ценами; геометрически она расположится правее кривой доходов - потребления, если двигаться к более высоким кривым безразличия. Если же цена понизится, результат будет двоякий: так как реальный доход возрастает, результат будет таким же, как и при повышении дохода; но, так как соотношение цен изменится, вступит в действие и фактор взаимозаменяемости благ. Следовательно, возможны два типа изменений: в результате повышения доходов и в результате действия фактора взаимозаменяемости. В той мере, в какой Хикс правильно определил эти сдвиги, он внес вклад в выяснение закономерностей реакции на изменения цен и доходов. Влияние первого и второго фактора может ощущаться одновременно, так как изменения в спросе, связанные с движением цен, имеют отношение к обоим факторам. Тем не менее такого рода сдвиги могут в значительной степени зависеть от "торговых условий", при которых соревнуются два товара. Если эти условия исключить из анализа, то не будет основы для выработки потребителем своего решения.
Таким образом, теория полезности была низведена до обычной концепции выбора, выражающей логические выводы из поведения покупателя, обусловленного его личными мотивами при неизменной шкале предпочтений. Те, кто продолжил анализ Хикса, говорили о чистом бихевиоризме, скрытом безразличии или выявленном предпочтении. В результате возникала исключительно сложная задача. Много сил было потрачено для математического доказательства того, что падение товарных цен ceteris paribus означает соответствующее увеличение спроса 142. Как показал Деннис Робертсон, ординалистам действительно было трудно не впасть в грех кардинализма 143. Так или иначе, предельная полезность должна иметь в своей основе интенсивность желания; но если предпочтения потребителей расположены в определенном порядке, можно ли ничего не сказать о расстоянии между точками этой шкалы? И разве это не вызывает необходимости прибегать к сложению и вычитанию? - спрашивал Робертсон. Восхищенные своими достижениями, экономисты-математики несколько перестарались. Тем не менее кардинализм продолжал нелегальное существование, ибо если допустить, что потребители стремятся максимизировать полезность, то измерение ее в той или иной форме становится необходимым. Кроме того, можно утверждать, что функции полезности исторически обусловлены, ибо потребности людей, бесспорно, связаны с развитием общества; изучение сдвигов в этих потребностях, по-видимому, означает не просто лишь выяснение того, как они перемещаются вдоль некоторых кривых 144.
Хикс решал эту проблему, пересматривая значимость товаров от одной гипотетически устанавливаемой недели к другой. Но этот прием носил чисто формальный характер. Иррациональные элементы в поведении игнорировались; в анализе имел значение лишь факт выбора, а иррациональные моменты трактовались просто как несостоятельный выбор. Исследованию подвергались "внутренняя" и "внешняя" экономия, но они изучались новыми отраслями экономической науки с помощью математических приемов и гипотетических моделей, несмотря на то, что в действительности они носят чисто психологический характер; в конечном счете такое изучение мало что дало для понимания поведения покупателя. Лишь иногда проскальзывали признания, что желания людей изменчивы и постоянно модифицируют одно другое. Система, основывающаяся на кривой безразличия, отражала, по сути дела, кратковременное, преходящее состояние рынка, не подверженного изменениям и не испытывающего никаких посторонних влияний.
Рассмотрение проблемы в аспекте культурного развития общества позволило бы обнаружить, что потребитель вовсе не является неким существом высшего сорта, каким его пыталась представить теория Хикса. Кроме того, нет оснований считать, что какой-либо один подход к оценке потребностей лучше и разумнее другого. В действительности, как показал Гобсон, может оказаться невыгодным поступать так, как должен был бы поступить разумный экономический субъект, ибо усилия, затрачиваемые на обдумывание всех возможных альтернатив, могут намного превысить выигрыш в полезности. Конечно, предметы длительного пользования, или, как их называют продавцы, "товары с большими этикетками", покупаются довольно осмотрительно, тем не менее, как показывает американский рынок автомобилей, и в этом случае имеют значение иррациональные факторы. Часто покупаемые товары, как продовольствие и мелкие домашние вещи, могут оцениваться низкооплачиваемыми семьями более высоко; эти семьи помещают такие товары на более высоких ступенях шкалы предпочтений. Однако подобные соображения игнорируются Хиксовой теорией спроса. Конечно, если можно было бы противопоставить отсталому искусству тратить деньги современное образование и культуру, тогда мы получили бы индивидуума, который соответствовал бы представлениям экономистов-теоретиков, но пока этого еще нет. Выбор покупателя в конечном счете определяется обстоятельствами, а вовсе не расчетами 145. Более того, как показал Руби Т. Норрис, сами потребности людей не есть нечто простое, они группируются вокруг родственных товаров и отражают комплекс желаний, вызываемых различными благами 146. Представление о том, что потребитель движется в направлении гармонии желания и удовлетворения, в лучшем случае имеет сомнительную ценность.
Маршаллова трактовка выгоды потребителей (consuiners surplus) как превышения ожидавшегося платежа над фактической ценой подвергалась в прошлом сильным нападкам. Идея экономии потребителя была отвергнута и объявлена ошибкой утилитаристов 147. Но подход с позиций безразличия обнаружил, что это понятие можно использовать в экономическом анализе, ибо новые методы этого анализа полностью освобождали исследование от предвзятых концепций утилитаристов 148. Критики Маршалла возражали против его тезиса о том, что эта экономия может быть выражена в абсолютных величинах. Поэтому Хикс объявил ее субъективной и относительной, таким образом отдав дань своему времени. Кривая спроса приобрела в связи с этим субъективное содержание; она оказалась подверженной влиянию фактора взаимозаменяемости и величины доходов покупателя. Что же касается понятия предельной полезности денег, то оно было истолковано так: поскольку покупатель расходует на какой-либо товар лишь часть дохода, то изменения цен оказывают незначительное влияние на совокупный доход.
Хикс считал, что безразличие и предпочтение являются реальными формами поведения покупателя, а не продуктом его внутреннего психологического анализа; отсюда термин "бихевиористский ординализм" 149. Тем не менее в теории выбор есть выбор, так что нельзя установить степень безразличия (если оно вообще существует). Сомнительным кажется и отсутствие связи безразличия с психологическими факторами, ибо хотя понятие измеримости полезности было отвергнуто, оставалось в силе утверждение, что размеры предпочтения должны быть как-то выражены 150. Метод Хикса, который свелся к упражнению в математической логике и чистой теории, исходил из такой разновидности бихевиоризма, который давно отвергнут большинством психологов. Как сказал Робертсон, Хикс пытался выразить в непсихологических категориях поступки людей, в основе которых лежат психические факторы. Но так как человеческие существа в действительности не поступают таким образом, как пытался представить Хикс, все его рассуждения оказывались пустыми. Все споры о полезности можно выразить в идеологических категориях. Теория полезности ординалистов выражает, например, идеологию крайнего индивидуализма, что особенно видно при трактовке ею проблемы благосостояния. Теоретики кардинализма, в частности позднейшей его разновидности, по-видимому, были склонны больше подчеркивать необходимость социального и экономического равенства. Глубокий интерес, который питали Робертсон и Пигу к более общим социальным проблемам, служит непосредственным отражением их гибкой и более гуманной экономической концепции. Ординалистов можно обвинить в стремлении сохранить статус-кво, ибо, по их мнению, невозможно изменить положение данного потребителя, не нарушив экономического равновесия в целом.
Понятия взаимодополняемости и взаимозаменяемости также имели очень важное значение в теории Хикса. В известной мере с ними имели дело еще Эджворт и Парето, но Хикс дал им более четкое определение. Разумеется, не исключено, что среди огромного разнообразия товаров два или более из них обнаруживают положительную корреляцию. Хикс утверждал, что понятия взаимодополняемости и взаимозаменяемости становятся четкими, когда вводится понятие предельной нормы обмениваемости их на деньги. Товар становится субститутом, если предельная норма обмениваемости его на деньги уменьшается, в то время как другой товар обменивается на двйьги в такой пропорции, что в целом положение потребителя остается без изменений. Точно так же товар становится комплементарным, если предельная норма обмениваемости его на деньги увеличивается вместе с обмениваемостью на деньги другого товара. Полная взаимозаменяемость товаров выражается графиком безразличия в виде прямой линии, характеризующей неизменное соотношение двух благ. Абсолютная взаимодополняемость описывается графиком безразличия из двух линий, расположенных под прямым углом; ограниченность ресурсов одного блага лимитирует выгоды, которые можно получить от увеличения количества другого блага. Это крайние точки возможных соотношений: между ними располагается множество других случаев, характеризующихся понижающейся предельной нормой взаимозаменяемости, так что благо, имеющееся в относительно меньших количествах, становится более желаемым. Проще говоря, рост потребления одного товара может явиться причиной использования другого товара или отказа от потребления другого товара. Эти обстоятельства имеют значение и для оценки влияния размера дохода на потребление, поскольку высокая степень взаимодополняемости товаров может свести на нет влияние дохода. В случае же ограниченной взаимозаменяемости результаты колебаний доходов и взаимозаменяемости могут взаимно погашать друг друга.
Изложение всех этих вопросов у Хикса носит формальный характер. Хикс исходил из того, что потребитель знает свою шкалу предпочтений и неуклонно следует ей при покупке товаров. Индивидуум превращался, таким образом, в быстродействующую счетную машину, которая никогда не руководствуется эмоциональными мотивами. Вряд ли можно сконструировать более нереальную и бесполезную теорию! Все обстоятельства, определяющие поступки покупателя, о которых говорил еще Веблен и которые оказывают такое сильное действие в обществе, Хикс считал просто пустяками. Как выразился Лайонел Роббинс, эта теория не имеет никакого отношения к действительности. "Ни один политик не внесет изменений в свою политическую линию и ни один бизнесмен не изменит своих экономических расчетов по той причине, что произошли улучшения в трактовке системы предпочтений или в определении понятия безразличия в выборе" 151.
Хикс, однако, оставался верен себе. В работе "Переоценка теории спроса" 152 он изложил еще более абстрактный вариант учения о поведении потребителя. В течение двух предшествующих десятилетий велась ожесточенная полемика, особенно по вопросам применимости этой теории к решению проблемы экономического благосостояния. В этой борьбе произошло размежевание не только кардиналистов и ординалистов, но и течений внутри этих направлений, причем спор шел вокруг вопроса о том, какой подход считать правильным - бихевиористский или интроспективный 153. Бихевириосты полагали, что формулируют свои выводы путем наблюдения; сторонники интроспекции заглядывали в собственную душу. В этой борьбе Хикс выступил в качестве интроспективного ординалиста: он исходил из того, что его теория не может быть доказана путем непосредственного наблюдения, однако выводы из нее должны быть доказуемы, Хикс почувствовал необходимость определенной модификации теории спроса. Примерно в это же время выступил со своей теорией "выявленного предпочтения" и Поль Самуэльсон 154. В этой теории делался упор только на "наблюдаемые явления". Тем временем экономисты открыли для себя математическую теорию множеств с ее понятиями вполне упорядоченного и слабо упорядоченного множества точек 155. После это го наступил период, характеризовавшийся решительным устранением из экономической науки малейшего намека на психологию.
В своей новой работе Хикс вновь отвергает кардинализм, указывая, что полезности вещей независимы друг от друга и поэтому несравнимы. По Хиксу, анализ следует начинать с "гипотезы предпочтения", с тем чтобы отделить влияние текущих изменений цен от влияния комплекса сил, определяющих поведение потребителя. Цель этой процедуры - определить реакцию покупателя только на изменения цен и дохода. Другие проблемы реального значения не имеют; не обязательно также доказывать обоснованность "гипотезы предпочтения", ибо она имеет значение лишь как рабочий инструмент анализа: для исследователя она представляет интерес благодаря вытекающим из нее выводам 156. Следовательно, теория спроса становится не чем иным, как "приложением к экономике логической теории упорядочения". Потребитель оказывается более изощренным математиком, чем когда-либо. Хикс проводит различие между "вполне упорядоченным" и "слабо упорядоченным" множествами. В первом случае каждый товар занимает определенное место в общей последовательности событий; во втором происходит столкновение желаний, порождаемых группой товаров, каждый из которых не имеет преимуществ перед другими 157. Этот последний случай, говорил Хикс, описывается кривой безразличия, все точки которой отражают равную степень привлекательности товара. Теория спроса становится иллюстрацией "слабого упорядочения", при котором не подразумевается какое-либо одно сформировавшееся предпочтение. Из этих упрощенных допущений Хикс дедуцировал затем все свои выводы.
Природа спроса у него вновь выражена в категориях динамики доходов и взаимозаменяемости товаров. Но появились и новые моменты: бегло очерчены четыре различные формы экономии потребителя и описаны несколько возможных вариантов распределения доходов. Эта модификация потребовалась в связи с тем, что к теории спроса можно подойти двояким путем; она должна показать, какое количество товара поглотит рынок при данном уровне цен, либо ответить на вопрос, какова будет максимальная цена при определенном количестве товаров данного вида. Первый подход характерен в условиях свободного рынка, второй предполагает наличие ограничений, например, при нормировании продуктов 158. В итоге понятие выгоды потребителей было освобождено от кардиналистского содержания и перестало основываться на допущении неизменности предельной полезности денег. Отныне полемика экономистов могла развертываться вокруг концепции эквивалентности потерь и выигрыша в денежных доходах. Идея равновесия потерь и выгрыша в денежных доходах вытеснила Маршаллову концепцию экономии потребителя как разницы между максимальной ценой, которую рассчитывал уплатить покупатель, и фактической ценой. Техника определения экономии потребителя свелась к подсчету части дохода, без которой возможно потребление той же товарной массы, причем положение потребителя не изменится и он не будет нуждаться в дотации.
Но вся эта полемика тонула в бесчисленном количестве новых кривых и понятий, которые вряд ли были лучше предыдущих. Хотя Хикс подметил множество довольно тонких деталей, их реальное значение для экономической науки сомнительно. Столь же проблематична и возможность использования при проведении экономической политики тех бесспорных достижений, которых Хикс добился в области математической логики. Теория у него стала напоминать упражнения в дедукции тех же положений, которые выдвинули, но с меньшим числом допущений, кардиналисты.
Применив кривые безразличия к товарному миру в целом, Хикс оказался в состоянии разработать вариант теории общего равновесия; тем самым он превратил теорию спроса в теорию обмена. Однако, как и Вальрас, Хикс не смог добиться того, чтобы его теоремы отражали реальную экономическую динамику. Главное внимание он уделял экономической устойчивости как внутренне присущему системе свойству возвращаться к состоянию равновесия. Хикс исходил из того, что изучение статического равновесия есть отправная точка для исследования нарушений равновесия, порождаемых факторами экономической динамики. Однако неустойчивые системы, не сохраняющие равновесия при определенном уровне "цен, Хикса не интересовали, хотя эта проблема является наиболее сложной в экономической науке. Харрод и Домар в своих работах подчеркивают указанное обстоятельство. Хикс же в основном интересовался изучением условий устойчивого равновесия. Неустойчивость экономики, по Хиксу, проистекает главным образом из нарушений в распределении дохода и крайней взаимодополняемости товаров. Напротив, взаимодополняемость и неполная взаимозаменяемость ведут к жесткости системы 159.
Высказываясь по вопросам деятельности фирм, Хикс делал заключение об известной достоверности экономических прогнозов, однако отметил наличие и элементов неопределенности, которые необходимо учитывать. В условиях свободной конкуренции цены должны рассматриваться как параметры. Располагая соответствующими данными о производственной функции и ценах факторов производства, фирма в состоянии рассчитать свои прибыли. Главное здесь - понятие трансформации группы товаров в "единый" товар, поскольку их цены меняются в той же пропорции. Такой прием позволяет свести несколько переменных к одной переменной, то есть достигнуть значительно более высокой ступени обобщения. На одной из осей графика безразличия Хикс откладывал товары, на другой - деньги. Хикс вводил также понятие периода производства, который определялся как эластичность дисконтируемых ценностей по отношению к изменениям нормы процента. Иначе говоря, снижение нормы процента, порождаемое обычно более быстрым ростом капитала по сравнению с прочими факторами, побуждает предпринимателей выпускать товары более длительного производственного цикла. В этом случае возникает недооценка настоящего по сравнению с будущим. Хикс невольно делал реверанс Бем-Баверку, излагая его идеи в несколько усложненном виде, но, как показал позже Самуэльсон, формула Хикса по существу превращала период производства в бесконечную величину 160.
Любопытно отметить признание Хикса, что введение монополистических элементов в его теорию имело бы катастрофические последствия для нее; это свидетельствовало о том, что автор был больше заинтересован в создании изящной и согласующейся в деталях математической модели экономики, чем в учете реального положения на современном рынке 161. Хикс вновь и вновь исходил из допущения совершенной конкуренции, чтобы спасти свой вариант теории общего равновесия. Он утверждал, что игнорирование монополии, несовершенной конкуренции, деятельности государства и влияния процента существенно не повредило его теории. Но изображение экономической действительности явно пострадало. Хикс сам вынужден был признать это позже, хотя и в косвенной форме.
Хиксова теория производства охватывала четыре рынка: продуктов, факторов производства, услуг и полуфабрикатов. Автор рассматривал влияние доходов и взаимозаменяемости товаров в основном с точки зрения условий экономической стабильности. Рынок считается стабильным, заявлял он, если снижение цены приводит к превышению спроса над предложением, даже если цены всех других товаров приспосабливаются к этой новой цене; стабильность рынка будет несовершенной, если превышение спроса на данный товар обнаруживается лишь после того, как изменятся цены всех других товаров. Иными словами, стабильность рынка предполагает изоляцию цены от всех действующих на рынке сил. Несовершенная стабильность означает такое положение, при котором цена товара стабилизируется лишь после завершения необходимых изменений в экономике в целом. Единственной причиной нарушения стабильности выступает динамика доходов 162. Рынок услуг ведет себя совершенно так же, как и рынок продуктов, тогда как рынок полуфабрикатов остается стабильным, ибо на нем не сказывается влияние изменения доходов. Что же касается рынка факторов, то он может оказаться крайне нестабильным, ибо на нем сказывается действие факторов дохода и взаимозаменяемости товаров. Все эти рассуждения Хикса отличались большой натянутостью и отрывом от жизни, так как нарушение равновесия на одном рынке вряд ли не окажет влияния на стабильность других рынков 163.
Идея взаимозаменяемости была распространена Хиксом и на область производства 164. По крайней мере в простом хозяйстве идея сопоставимости полезностей казалась обоснованной. Поэтому было возможно ставить вопрос о целесообразности увеличения того или иного производства путем переключения на него ресурсов с других производств. Равновесие, означающее наиболее целесообразное использование ресурсов, становится условием оптимального выпуска продукции. Кривая взаимозаменяемости отражала возможные сочетания при производстве двух товаров, так что можно было определить предельную норму взаимозаменяемости этих благ. В условиях равновесия эта норма должна быть одинаковой для всех благ.
Для придания этой системе динамического характера в нее следовало ввести фактор времени. При статическом состоянии размеры капитала не изменялись, действительные цены были равны ценам ожидаемым, номинальные и реальные проценты также совпадали. В динамической же экономике между этими переменными величинами возникал значительный разрыв, который необходимо было отнести к определенному отрезку времени; Хикс пытался решить эту задачу, введя в анализ понятие "недели". Но такой прием представляется чисто механическим, он по-прежнему оставлял всю систему оторванной от жизни и не придавал ей подлинно динамических свойств. Как выразился Баумоль, "система статична, хотя и включает время" 165. "Неделя" - это период, в течение которого изменениями цен можно пренебрегать , то есть это скорее функциональное, нежели календарное понятие. Поэтому этот прием Хикса мало что дал по сравнению с подходом Маршалла. В течение текущей недели следует определить планы на последующую неделю, но коль скоро хозяйственные обязательства зафиксированы, они изменению не подлежат. Хикс должен был сознавать, что такая "динамика" представляет в действительности серию статических состояний, но он утверждал, что эта система дает возможность осуществлять динамический анализ экономики. Хикс писал: "Вводя понятие недельного периода, мы оказываемся в состоянии рассматривать процесс изменений в экономике как серию кратковременных равновесии; это дает нам возможность применить анализ равновесия к динамическим процессам. Используя понятие плана, мы в состоянии выявить связи между действиями, направленными на достижение непосредственных целей, и действиями, нацеленными на будущее" 166. По Хиксу, экономика движется от одного равновесия к другому, а вместе с этим развертываются и планы предпринимателей. Отклонения от равновесия нежелательны, ибо они могут нарушить стройность экономической модели. Однако если под ожиданиями понимать распределение вероятностей, то "нарушение равновесия" не должно причинять беспокойства, ибо эти ожидания будут ограничиваться определенными рамками. Хикс говорил, что нарушение равновесия возникает лишь в том случае, если расчеты ожидаемых цен непоследовательны, планы негибки или в подсчетах допущены ошибки. Конечно, все это как раз такие явления, которых следует ждать в динамичном хозяйстве. Но в рассуждениях Хикса для них не нашлось места.
Состояние равновесия следует поддерживать практикой продаж "с поставкой в будущем" 167. Хикс проводил различие между экономикой "настоящего" и экономикой "будущего", так что в конечном счете стабилизатором экономики у него оказывалась спекуляция. Единственным фактором, ограничивающим торговлю "с поставкой в будущем", была неопределенность этого будущего. Такая торговля порождала процент. Признавая наличие различных норм процента, Хикс утверждал, что их можно свести к "стандартной" норме процента по кратковременным ссудам, после чего становится теоретически возможен анализ факторов, воздействующих на процент. По существу, процент у Хикса выступал лишь как одна из разновидностей цены, и, подобно всем другим ценам, он определяется взаимоотношениями внутри системы. Деньги превратились у Хикса в разновидность ценных бумаг: это лишь более совершенная форма ценных бумаг, достоинство которых определяется относительной степенью присущего им "денежного" свойства. Очевидно, что при такой трактовке ликвидность превращалась в отправную точку кредитно-денежной теории. В краткосрочном аспекте процент становился своеобразным выражением трудностей инвестирования средств предельного заимодавца, а в долгосрочном аспекте он включал и вознаграждение за риск. Итак, ценные бумаги могут приносить процент, поскольку они выступают как несовершенные деньги. У Хикса процент являлся, по существу, премией за ожидание и вознаграждением за риск. Кроме того, ценные бумаги, по-видимому, приспосабливались к доходу с денежного капитала. Однако это не исключало того, что ценные бумаги могут обращаться наравне с деньгами, создавая тем самым ситуацию, когда деньги будут приспосабливаться к доходу с ценных бумаг 168. Некоторые авторы высказывали мнение, что Хикс впадал в крайность, подчеркивая значение ликвидности и характеризуя соотношение денег и ценных бумаг, и предпочитали подчеркивать скорее такие глубинные факторы, как производительность и экономия 169. Они говорили, что сделанное Хиксом в этой области показывает, как могут сосуществовать ценные бумаги и деньги, но Хикс не смог объяснить, почему уплачивается процент.
Возвращаясь к анализу сферы производства, можно обнаружить, что технология допускает взаимозаменяемость затрат или взаимозаменяемость продуктов. Предприниматель может осуществлять эти замены во времени. Целью замен является достижение равновесия. Как только определены необходимые факторы производства, можно разработать производственный план. Отрезок времени, охватываемый этим планом, очерчивает "экономический горизонт" предпринимателя, за пределы которого выходить нецелесообразно. При оценке общей прибыли, ожидаемой за планируемый период производства, предприниматель, по-видимому, примет во внимание дисконтированную будущую прибыль. Он остановит свой выбор на таком производственном плане, который дает наибольшую дисконтированную прибыль 170. Таким образом можно определить капитализированную стоимость фирмы в целом.
В свете вышесказанного определяются условия равновесия. По Хиксу, они включают в себя равенство между предельной нормой взаимозаменяемости при производстве двух товаров и соотношением их цен. Аналогичным образом Хикс сформулировал и условия равновесия с точки зрения производственных затрат. Что же касается равновесия при соответствующих сдвигах в затратах и выпуске, то его условием является равенство предельной технической нормы взаимозаменяемости и отношения цен соответственно затрат и выпуска. Во всех этих случаях имеются в виду текущие цены 171. В то время как ожидаемый рост цен на продукцию ведет к увеличению выпуска, рост цен на затраты будет иметь своим последствием сокращение производства. Поскольку повышение ставки процента ведет к понижению цен в будущем, его непосредственное влияние заключается в том, что оно стимулирует текущее производство и ограничивает расширение его в будущем 172. Говоря словами Хикса, изменения процента могут интерпретироваться как вариант ожидаемых уровней прибыли. Этот чрезвычайно формальный анализ Хикс дополнил понятием эластичности ожиданий, которое должно было связать ожидаемые цены с текущими. Это понятие он определил как отношение между пропорциональным ростом будущих цен и пропорциональным ростом текущих цен. Прогнозы характеризуются гибкостью, когда ожидаемое изменение цен в будущем превышает их текущие колебания. Таким путем Хикс связал ожидания с производственными планами.
Несколько позже Хикс пытался создать модель растущей экономики; в основу этой модели были положены концепции, очерченные в работе "Стоимость и капитал" 173. Хикс представил эту модель как "первый опыт"; он намеревался заменить ею ту динамическую часть ранее излагавшейся им теории, в которой система цен рассматривалась как нечто применимое лишь к данному моменту времени. Ожидания предпринимателей, признавал Хикс, являются лишь одной из групп данных, так что изменения во времени не были отражены достаточно полно. Наибольшие затруднения в ранних произведениях Хикса создавала предпосылка о максимальной эффективности - разновидность паретовского условия оптимальности. Однако идея "оптимальности" по-прежнему привлекала Хикса, считавшего, что созданная им модель должна послужить "...образцом, по которому смогут оцениваться другие (несомненно, более реалистичные) модели" 174. Но наивысшая эффективность возможна лишь при абсолютно точном предвидении, а это само по себе маловероятно; тем не менее Хикс полагал, что его позиции правильны. В модели Хикса подразумевалось лишь, что если сложатся ожидаемые цены, то это породит динамические изменения. Таким образом, хотя процесс становится динамическим, метод изучения может остаться статическим. Так Хикс сконструировал наилучший из всех возможных миров.
В новую модель Хикса вошло допущение об однородном товаре и однородном труде. Он не проводил различия между основным и оборотным капиталом, что упростило понятие фирмы и свело все фирмы к единому виду экономической деятельности. Так как деньги в модели Хикса отсутствовали, заработная плата и процент должны были рассматриваться в их отношении к этому единому товару. Модель исходила из того, что процесса сбережения не происходит, тем не менее процент и здесь следовало определить путем простого процесса вменения, связав его с заемными и ссудными операциями. Объем потребительского спроса владельцев сбережений, которые внезапно появлялись неизвестно откуда, определялся текущими размерами их активов плюс текущие и ожидаемые ставки заработной платы и процента. Фирма избирает такой план действия, который максимизирует ее активы. Далее модель показывала, что при условии точного предвидения будущего сбережения обязательно будут равны увеличению капитала. Весь этот анализ изложен Хиксом скорее в категориях движения товаров, а не рабочих единиц на том основании, что именно так представляется весь процесс капиталисту. Довольно интересный момент в модели Хикса - это отказ от производственной функции, которая в свете последних достижений линейного программирования казалась ему уже не имеющей существенного значения. Поскольку предложить непрерывную производственную функцию явно трудно, то было необходимо противопоставить ей ряд альтернативных положений. Но при этом неизбежно возникает вопрос: что же происходит с маржинализмом?
Вопреки изобретательности Хикса анализ деятельности фирм по максимизации активов остался статическим как по содержанию, так и по методам. Производственные возможности в графике Хикса были представлены точками, находившимися внутри граничной (frontier) кривой (аналогичной границе выпуклого множества); искомая точка находилась с помощью кривой безразличия, отражавшей выбор потребителя при данной цене. Когда выбор потребителя менялся, происходил сдвиг в системе цен, а это в свою очередь изменяло и границу производства. В конечном счете рост производства, или увеличение активов, определялся движением нормы процента. Таким образом, и в этих сложных построениях Хикса трудно было найти что-либо новое.
В большей своей части теория Хикса носила характер классификационной системы. Поскольку ожидания довольно неустойчивы и неопределенны, точность, приписываемая им теорией Хикса, представляется явно сомнительной. Кроме того, его нежелание признавать монополию и другие отклонения от свободной конкуренции имело почти катастрофические последствия для всей теории, созданной с таким трудом. Хикс сознавал это, когда говорил, что признание монополии означало бы гибель для его теории 175. По существу, многочисленные оговорки низвели теорию Хикса до "...повторения избитых положений, относящихся к крайне абстрактным случаям, практическая ценность которых весьма сомнительна" 176. Все, что Хиксу удалось сделать, - это перелить старое вино в новые сосуды причудливой формы.
Экономисты обычно согласны в том, что наиболее важной частью учения об экономической динамике является теория циклов. Хикс посвятил проблеме циклов ряд статей, а также краткую главу работы "Стоимость и капитал". Однако полное изложение взглядов Хикса по этому вопросу содержится в работе "К теории экономического цикла" 177. Основная идея о том, что капиталистическая экономика порождает характерные колебания, была кратко очерчена Хиксом в рецензии на работу Роя Харрода "К теории экономической динамики" 178. Основным источником идей для Хиксовой теории цикла явилась работа Кейнса "Общая теория занятости, процента и денег", плодотворное влияние которой на современную экономическую мысль сказывается на протяжении многих лет. Теорию, раскрывающую связь между потреблением и инвестициями через мультипликатор, Хикс дополнил принципом акселерации, почерпнутым у Дж. М. Кларка, и ярким анализом движения экономики под углом зрения физической теории волновых импульсов Рагнара Фриша. Еще в 1933 г. Фриш высказал предположение, что экономические колебания имеют тенденцию к угасанию, или демпфированию. Однако имеют место и длительные экономические расстройства, причинами которых являются внешние факторы - нововведения, политические перевороты и войны. Эти внешние силы не позволяют экономике достичь устойчивого равновесия. Каждый внешний толчок, воздействуя на экономику, порождает своеобразное движение в ней, отражающееся на ходе экономического цикла. Хотя это движение происходит внутри экономической сферы, его побудительные причины лежат вне ее. Это довольно интересное положение давало возможность построить модели экономики на нелинейных основах, характерных для электротехники. Эта методика уходит корнями в работу лорда Рейли, относящуюся к 1883 г. и посвященную нелинейным вибрациям, но экономисты не прибегали к подобного рода подходу вплоть до 1930-х годов 179. Впоследствии Поль Самуэльсон выступил с теорией "бильярдного стола", согласно которой поворотные моменты цикла наступают тогда, когда все лузы заполнены и экономика в связи с этим откатывается назад 180. В этой же области работа была проделана в Англии М. Калецким.
Хиксова теория экономических циклов представляет собой яркий пример новейшей точки зрения по этому вопросу, она весьма удачно объединила идеи акселератора, мультипликатора, автономных инвестиций и запаздывающих (lagged) линейных функций, ведущих к затухающим или взрывным колебаниям; эти факторы действуют в экономике, развитие которой осуществляется в соответствии со своего рода показательной функцией. Различные экономические модели, построенные на нелинейных функциях, обычно обнаруживали признаки так называемой "релаксации": то есть они включали самовозбуждающиеся колебания квазипрерывистого характера 181. Такого рода явления наблюдаются в некоторых телевизионных цепях, и экономисты заинтересовались возможностью использования их для описания общественных явлений. Имелись два типа нелинейных моделей: в одном случае, например у Х икса, ограничивающий фактор находился вне цикла; в другом "релаксация", или затухание колебаний, приписывалась внутренним факторам. Нелинейная модель Хикса содержала возможность внезапных остановок, резких спадов, а также неожиданных подъемов. По Хиксу, оказывалось даже возможным описывать движение вокруг потребительской функции и кривой сбережений в виде замкнутого контура 182.
Анализ Хикса строился в реальных категориях, поэтому потребительская функция у него выражала отношение реального потребления к реальному доходу. Влияние денег исследуется им только в конце работы. Основные уравнения навеяны кейнсианскими идеями, общая сумма предметов потребления и средств производства в них была равна национальному доходу. Но в этой связи Хикса интересовала лишь линия, вдоль которой осуществляется переход от одного состояния равновесия к другому 183. Это, безусловно, было шагом вперед в уточнении понятий по сравнению с более ранними взглядами Хикса. Введя понятие запаздывания во времени, он оказался в состоянии определить потребление как фиксированную долю в доходе за предыдущий период; инвестиции же колеблются в ходе цикла. Таким образом, в зависимости от периода времени можно утверждать, что потребление вызовет, с учетом обусловленного запаздывания во времени, соответствующее увеличение инвестиций. Деление капитала на основную и оборотную части сделало более точным понятие акселератора. Анализ Хикса выделял три стадии в движении экономики: 1) исчерпание оборотного капитала для покрытия повышенного спроса, но без новых капитальных вложений; 2) инвестирование капитала с целью расширения производства до размеров, достаточных для удовлетворения нового спроса; 3) вытекающая отсюда серия колебаний, которые можно разбить по меньшей мере на четыре группы: конвергенция, затухающие колебания, устойчивые колебания и взрывные колебания. Излишек капитала образуется при движении экономики вниз; это объясняется тем, что для каждого уровня экономической активности существует определенное соотношение между общими размерами капитала и объемом инвестиций. При движении экономики вниз новые инвестиции сокращаются, так как обновления запасов и оборудования не происходит. Но если общие размеры капитала не избыточны, новые инвестиции необходимы для того, чтобы сохранить должные пропорции между капиталом и доходом. Таким было существо трактовки акселератора Хиксом. Когда стимулированные инвестиции присоединяются к автономным инвестициям, колебания можно демпфировать. Запаздывание потребления также ведет к выравниванию колебаний.
Высшей точкой подъема экономики являете" такое ее состояние, при котором ресурсы используются полностью. Так, при полной занятости рабочей силы пределы увеличению дохода поставлены максимально возможной производительностью труда; в результате происходит резкое сокращение инвестиций, хотя в течение некоторого времени производство может сохраняться на прежнем уровне и лишь затем начать катиться вниз 184. Как только сокращаются доходы, вновь обнаруживается избыток капитала; сокращение дохода продолжается до того момента, когда исчезнет весь избыточный капитал. В определенный момент соотношение между этими двумя величинами вновь достигнет оптимума. В трактовке Хикса циклы отличаются друг от друга числом и длительностью запаздываний во времени, а также значениями различных функций и коэффициентов. Центральной идеей у него остается идея высшей точки развития - "потолка" и связанных с ним ограничений. В движении цикла имеется и низшая точка, определяющаяся тем, что дезинвестирование не может превысить амортизацию. Несомненно, что критика, высказанная по адресу акселератора Кларка, может быть с полным основанием отнесена и к Хиксу 185: неспособность Хикса объяснить избыток производственных мощностей в начале подъема, неудовлетворительное истолкование процесса инвестирования с целью замены оборудования, допущение о фиксированном соотношении между изменениями производства и капитала - все это делало акселератор значительно более слабым инструментом экономического анализа, чем он мог показаться на первый взгляд.
У Хикса действие акселератора не объясняло реакцию на различные темпы изменений. Нет оснований предполагать, что размеры капитала будут изменяться пропорционально объему продукции, приспосабливающемуся к сдвигам в потреблении. Иными словами, акселератор отражал лишь технические сдвиги в производстве, причем главным Хикс считал фиксированное отношение капитал - продукт; однако с эмпирической точки зрения последний коэффициент обманчив. Хикс попытался обойти эти трудности ссылкой на то, что изменения в размерах выпуска воздействуют на инвестиции "за пределами" настоящего момента. Эта попытка, однако, не имела успеха, ибо говорить об увеличении инвестиций на основании запросов, предъявлявшихся к рынку в прошлом, равносильно отказу от считающегося фиксированным отношения капитал - продукт. Попросту говоря, наличие узких мест материального и финансового характера может помешать пропорциональному изменению объема производства и инвестиций.
Хикс признавал, конечно, что "потолок" экономики сам неуклонно поднимается. Это одна из характерных черт "прогрессивной экономики". Однако оставалось неясным, должна ли экономика при движении вверх обязательно упереться в потолок: из экономической модели Хикса это не вытекало 186. Говорить о том, что поворотный пункт в движении экономики наступает тогда, когда последняя достигает потолка,- значит склоняться к точке зрения Хайека, который связывал этот поворот с недостатком капитала. Но у каждого может возникнуть вопрос - действительно ли повороты экономики вниз можно приписать такого рода обстоятельствам? 187 Не правильнее ли предположить, что полная занятость рабочей силы будет стимулировать инвестиции, направленные на экономию затрат труда, и что эти инвестиции приподнимут "потолок" экономики и деловая активность будет сохраняться на высоком уровне в течение длительного времени? Заказы в этом случае будут возрастать и производственное оборудование будет использоваться полностью. Автономные инвестиции начнут действовать как храповик, поднимая экономику на все более высокий уровень 188, но что, по-видимому, еще более важно, Хикс упустил из виду некоторые институциональные факторы, в частности характерные для последних лет рост населения и высокую норму вступления в брак. Очевидно, имеется ряд других проблем, которые связаны с объяснением поворотных точек экономической кривой и которые Хикс не сумел обнаружить 189.
Особенно существенной представляется недооценка Хиксом денежных факторов. Хотя он вполне сознавал тесную взаимосвязь денежных и реальных экономических показателей (о чем свидетельствуют очерки Хикса по этому вопросу), его концепция мало чем отличалась от взглядов кембриджской школы. Экономические просчеты, порождаемые так называемой "денежной иллюзией", наверняка нуждаются в объяснении. Счет прибылей и убытков, как и состояние балансов, конечно, влияют на ход цикла. Верно, Хикс рассматривал вопрос о запаздывании кредита и слабых местах банковской системы, но его высказывания по этим вопросам опять-таки явно отражали влияние Хайека. И хотя это важные соображения, вполне возможно, что проблема прибыли и ожидания прибыли имеет еще большее значение.
В теории циклов Хикса нет чего-либо особенно нового. Идея о необходимости исследовать цикл как составную часть общей проблемы роста экономики содержалась еще в работах Шумпетера и Харрода. Точно так же до Хикса в экономической литературе уже были исчерпывающим образом исследованы такие явления, как мультипликатор, акселератор и автономные инвестиции. Короче говоря, теория Хикса - это лишь искусный синтез. В действительности его высказывания - не подлинная теория, а лишь иная трактовка отдельных моментов циклического движения, которая нуждалась по меньшей мере в эмпирической проверке. Но, по-видимому, еще более серьезный недостаток этих взглядов Хикса - механистичность их исходных позиций. Поворотные пункты экономической кривой в модели Хикса не результат деятельности людей, а являются таковыми просто потому, что этого требует модель; колебания инвестиций происходят всякий раз, когда это вызывается действием акселератора или мультипликатора. Это теория циклов без главного фактора - самого человека.
В заключение следует кратко рассмотреть взгляды Хикса в области теории заработной платы. Его работа "Теория заработной платы" представляет собой тщательно аргументированную попытку обосновать и теорию предельной производительности, ибо для Хикса было очевидно, что заработная плата устанавливается в соответствии с общим законом стоимости 190. Кроме того, к анализу проблемы он привлек и специфическую теорию торговых сделок как смягченный вариант концепции свободной конкуренции, из которой исходят теоретики предельной производительности. До Хикса по теории торговых сделок высказывались различные авторы, начиная с Эджворта, выступившего в 1881 г. с моделью двусторонней монополии, в которой была заложена идея неопределенности. Хикс же провозгласил, что решение существует, для чего он изобразил две кривые - кривую "уступок предпринимателя" и кривую "требований профсоюза". Точка пересечения кривых, как полагал Хикс, определяет максимальную заработную плату, которой может добиться профсоюз при искусном ведении переговоров. Кривые Хикса напоминают "ножницы" Маршалла, с той, однако, разницей, что носят чисто формальный характер. Хикс ошибочно полагал, что требование высокой заработной платы обязательно приводит к забастовке 191. И поскольку он не сумел показать, каким путем оба участника сделки достигают точки пересечения, он, по существу, ничего не сказал и о методах достижения соглашения. Его утверждение о том, что чем длиннее кривая "требований профсоюзов", тем большей заработной платы он добивается, просто не отвечает фактическому положению дел. В рассуждениях Хикса содержался явный намек на то, что предприниматели и профсоюзы осведомлены о желаниях противоположной стороны. Но в таком случае вряд ли можно было бы говорить о процессе заключения торговой сделки. Ибо торговаться можно лишь тогда, когда не знаешь, чего хочет добиться противная сторона 192.
Хикс считал, что результат сделки между торгующими сторонами в любом случае будет, по-видимому, сведен на нет, ибо в конечном счете восторжествует принцип предельной производительности. Оплата труда выше нормального уровня приведет к безработице: по Хиксу, это единственная причина потери работы частью рабочих; к сожалению, лишь немногие склонны признавать эту истину. Тем самым вина возлагалась на попытки нарушить закон предельной производительности. Распределение дохода, заключал Хикс, всецело зависит от сложного взаимодействия объективных рыночных сил.
Для того чтобы показать влияние технологических изменений на заработную плату, Хикс предпринял скрупулезный анализ роли изобретений 193. Он доказывал, что экономия в труде за счет новой техники повышает предельную производительность капитала, а технические новинки, экономящие капитал, повышают предельную производительность труда по отношению к капиталу. Таким образом, возможность взаимозаменяемости капитала и труда занимает центральное положение в анализе Хикса 194. "Нейтральные", по выражению Хикса, изобретения не изменяют доли труда и капитала. Изобретения, экономящие труд, снижают долю рабочих в доходах, хотя абсолютно эти доходы могут возрасти. Изобретения, которые позволяют особенно резко сократить затраты труда - то есть прибыльные сами по себе, а не только потому, что падает норма процента,- могут иметь пагубное влияние, так как произойдет как относительное, так и абсолютное сокращение доли рабочих. В этой связи Хикса интересовало прежде всего влияние относительного изменения размеров вознаграждения каждого из факторов производства на количественные соотношения между этими факторами в производстве. Если количественные соотношения между рабочей силой и техникой остаются неизменными, коэффициент взаимозаменяемости этих факторов равен нулю; с другой стороны, взаимозаменяемость их становится значительной, как только небольшое падение заработной платы приводит к более широкому использованию рабочей силы по сравнению с капиталом. В этом случае доля рабочего класса в национальном доходе увеличивается. При этом у Хикса подразумевались, конечно, условия свободной конкуренции и достаточно быстрая реакция на изменение обстановки как со стороны труда, так и капитала. Однако, если допустить полную занятость, столь легкая взаимозаменяемость факторов производства вряд ли возможна даже в теоретическом плане. Главное же возражение против точки зрения Хикса состоит в том, что он слишком легко переносит все выводы, относящиеся к отдельной фирме, на экономику в целом. Это явно ошибочный прием, ибо предельная производительность на деле имеет весьма отдаленное отношение к общему уровню заработной платы. В масштабах всей экономики факторы, управляющие распределением доходов, обусловлены не техническими обстоятельствами, а отношениями между людьми 195.
Оценивая внешне внушительное теоретическое построение Хикса, нельзя не прийти к выводу, что он немногим обогатил теорию. Большинство его выводов представляет собой попытку усовершенствовать уже существовавшую экономическую теорию, причем основы этой теории у Хикса остались неизменными. Что же касается точности его построений, то она лишь вводит в заблуждение, ибо математические модели, как бы они ни приближались к действительности, никогда не могут отразить всю совокупность экономических отношений в обществе. Экономические теоремы Хикса построены на основе множества разнообразных переменных, многие из которых изменяются в самых неожиданных направлениях. Попросту говоря, в действительности экономические институты ни столь устойчивы, ни столь последовательны в своих изменениях, как их трактует теория Хикса.
ПРИМЕЧАНИЯ
130 К этим работам относятся: "Taxation of War Wealth", Oxford, 1941 (в соавт. с L. Rostas); "Standards of Local Expenditure", Cambridge, 1943; "Incidence of Local Rates", London, 1945. Перу миссис Хикс принадлежат работы по государственным финансам.
131 См., в частности, принадлежащие Хиксу "Essays in World Economics", London, 1959.
132Hicks, Value and Capital, Oxford, 1939.
133 The Stability of Economic Growth, в: International Economic Papers, N 8, London, 1958, p. 55.
134 "Value and Capital", p. 4; см. Hick s, A. Contribution to the Theory of Trade Cycle, Oxford, 1950.
135 "Value and Capital", p. 7.
136Ruby T. N о г г i s, The Theory of Consumer's Demand, New Haven, 1941, p. 51.
137 T a p a s Majumdar, The Measurement of Utility, London, 1958. Dennis Robertson, Utility and All That, London, 1952.
138 "Value and Capital", p. 18.
139 См. N о r r i s, op. cit., pp. 98H.
140 Ibid., p. 54.
141 "Value and Capital", p. 27.
142 См. Paul A.Samuelson, Consumption Theorems in Terms of Overcompensation rather than Indifference Comparisons, Economica, February, 1953, p. 1.
143 Dennis Robertson, Utility and All That, Economic Journal, December, 1954, p. 665.
144 N orris, op. cit., pp. 63ff.
145 Ibid., p. 74.
146 Ibid., p. 140.
147 F r a n k H. Knight, Risk, Uncertainty and Profit, Boston, 1921, pp. 69ff.
148 J. R. Hicks, Rehabilitation of Consumers' Surplus, Review of Economic Studies, February, 1941, pp. lOff.
149 См. Hicks and Alien, A Renconsideration of the Theory of Value, Economica, February, 1934, pp. 52ff; May, 1934, p. 196П.
150 См. J. М. С 1 a r k, Realism and Relevance in the Theory of Demand, Journal of Political Economy, August, 1946, pp. 347ff.
151 Lionel Robbing, в предисловии к: М a j u m-d a r, op. cit., p. IX.
152 J. R. Hicks, A Revision of Demand Theory, Oxford, 1956.
153 См. Majumdar, op. cit., passim.
154 S a m u e 1 s о n, Consumption Theory in Terms of Revealed Preference; Economica, 1948, pp. 243ff.
155 См. Т. С. К о о p m a n s, Theree Essays on the State of Economic Science, New York, 1957, p. 18ff.
156 "Revision of Demand Theory", pp. 17-18.
157 о теории упорядочения см. К. Arrow, Social Choice and Individual Value, New York, 1951, pp. 9ff. См. также J. Rothenberg, The Measurement of Social Welfare, Englewood Cliffs, 1961, passim.
158 "Revision...", pp. 84ff.
159 "Value and Capital", p. 76.
160 См. Ibid., pp. 216ff. См. также S am u el s о n, Foundations..., p. 188. Формула Хикса превратилась в математическое обоснование философской предпосылки Франка Найта о бесконечности производственного периода.
161 "Value and Capital", p. 83.
162 Ibid., p. 67ff.
163 См. Paul A. S a m u e 1 s о n, The Stability of Equilibrium: Comparative Statics and Dynamic?, Econometrics, April, 1941, pp. lllff.
164 См. J. R. Hicks, Foundations of Welfare Economic?, Economic Journal, December, 1939, pp. 69tf.
165 w. В a u m о 1, Economic Dynamics, New York, 1951, p. 3.
166 "Value and Capital", p. 127.
167 Ibid., p. 135.
168 См. Paul A. Samuelson, Foundations of Economic Analysis, Cambridge, 1947, pp. 123ff.
169 CM. P a t i n k i n, op. cit., pp. 83-84.
170 "Value and Capital", p. 195.
171 Ibid., p. 197.
172 Ibid., p. 215.
173 "A "Value and Capital" Growth Model" в Review of Economic Studies, June, 1959, pp. 159ff.
174 Ibid., p. 160.
175 "Value and Capital", p. 84.
176 Eric Roll, A History of Economic Thought, New York, 1942, p. 512.
177 H i с k s, A Contribution to the Theory of the Trade Cycle.
178 Перепечатано из Economica, May, 1949 в "Readings in Business Cycles and National Income", Alvin H. Hansen and R. V. Clemence, eds, London, 1953, p. 249.
179 См. Sinichi Ichimura, Toward a General Non-Linear Macrodynamic Theory of Economic Fluctuations, в "Post-Keynesian Economics", K.K. Kuri-hara, ed., New Brunswick, 1954, pp. 192ff.
180 См. Samuelson, Foundations..., p. 340.
181 CM. S. Ichimura, Historical Development of Economic Dynamics, Tokyo, 1955.
182 "Trade Cycle", pp. 29ff.; см. также W. J. В a u m о 1, Economic Dynamics, 2nd ed., New York, 1959, p. 268.
183 "Trade Cycle", p. 17.
184 Ibid., pp. 95ff.
185 См. о Дж. М. Кларке выше, стр. 104.
186 См. точку зрения Даниэля Хамберга в его работе "Economic Growth and Stability", New York, 1956, p. 235.
187 См. выше, стр. 225.
188 H amber g, op. cit., p. 291.
189 См. W. W. R о s t о w, Some Notes on Mr. Hicks and History, American Economic Review, June, 1951, pp. 316ff. Ростоу считает, что тип инвестиций оказывает глубокое влияние на высоту "потолка".
190 "The Theory of Wages", London, 1932.
191 Острая критика формулы Хикса содержится в работе G. L. S. S h а с k I e, The Nature of the Bargaining Process в "The Theory of Wage Determination", John T. Dunlop, ed., London, 1957, pp. 299ff.
192 См. "Theory of Wages", pp. 140ff.
193 Ibid., pp. 121П.
194 Ibid., pp. 115ff.
195 См. Kenneth E. Boulding, Wages as a Share in the National Income, в "Impact of the Labor Unions", New York, 1951, p. 132.