Галерея экономистов
economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Даглас Сесил Норт

Даглас Сесил Норт
(1920-)
Douglas Cecil North
 
Использованные источники: Blaug M. Great Economists since Keynes. An introduction to the lives and works of one hundred modern economists. 2nd Ed. Edward Elgar, 1998.
Даглас Сесил Норт
(1920-)
Douglas Cecil North
Даглас Сесил Норт является одной из основных фигур неоинституционализма в экономической теории, а именно в области новой экономической истории и теории экономического развития.
Даглас Норт родился в 1920 г. в Кембридже, США; закончил университет Беркли, Калифорния (бакалавр в 1942 г., доктор в 1952 г.); работал в Вашингтоне и Хьюстоне; в настоящее время является профессором университета Вашингтона в Сент-Луисе, где занимал разные административные посты. Дуглас Норт долгое время был членом Совета директоров Национального бюро экономических исследований, в 1960-1966 гг. был одним из издателей "Journal of Economic History", а с 1987 г. является членом Американской академии искусств и наук.
Даглас Норт принадлежал молодому поколению историков хозяйства, которое в 1960-х гг. пыталось превратить свою науку из описательной в количественную. В результате нескольких лет поисков создания модели развития американского или европейского развития Норт понял, что его не устраивает неоклассическая теория, так как ее инструменты не могут объяснить того серьезного изменения в обществе и хозяйстве, которые произошли со средневековья по наши дни. Главная исследовательская задача состояла в том, чтобы объяснить 'почему экономические системы в течение длительного периода времени функционируют по-разному'. Как писал Норт, 'нам нужны были новые инструменты, но их просто не существовало'. 1 Для объяснения этого, по мнению Норта, следует обратить внимание на институты, хотя ни экономическая теория, ни историческая науки этого не делают. Последовал длительный поиск этих инструментов.
Еще студентом Норт читал Веблена с Коммонсом, которые оказали на него сильное воздействие своими взглядами на функционирование хозяйства. Но эти старый институционалисты не оставили теоретической схемы анализа и поэтому было сложно систематически использовать их идеи в исследованиях.
В 1970-х гг. вышли книги Норта, которые были первыми попытками использовать анализ институтов 'Институциональные изменения и американский экономический рост' (1971), 'Рост западного мира: Новая экономическая история' (1973). По признанию самого Норта во многом он еще стоял на неоклассических позициях и предполагал, что существующие институты эффективны.
Но постепенно Норт пришел к пониманию того, что в социальной системе институты не обязаны быть оптимальными. Главная причина этого - неформальные правила поведения, психологическая инерция, предрассудки и другие социальные факты. Только 'крайняя близорукость экономистов не дает им увидеть, что идеи, идеологии и предвзятости играют большую роль', писал Норт. 2 Кроме того, в это время Норт пришел к пониманию роли трансакционных затрат под воздействием работ Р. Коуза 1937 и 1965 гг3.
В 1981 г. Даглас Норт написал книгу 'Структура и изменения в экономической истории', в которой отказался от предпосылки о эффективности институтов ('Институты... облегчают определенные виды обмена, но следует всегда помнить, что это ничего не говорит об их эффективности' 4) и осуществил анализ трансакционных затрат, связанных с той или иной экономической организацией. В книге 1990 г. 'Институты, институциональные изменения и функционирование хозяйства' теоретическая схема Норта приобрела законченный вид.
Концепция институтов Д. Норта
Основые теоретические концепции и положения в теории Норта, хотя и имеют много общего с неоинституциональной теорией фирмы, в некоторых моментах сильно отличаются от него.
Во-первых, Норт исходит из очень широкого определения термина институт, понимая под ним вообще любые правила поведения, которые существуют в обществе, а не только способы контракты и фирмы.
'Институты - это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми'.
Такие правила поведения наблюдаются во всех областях деятельности людей без исключения.
'Они организуют взаимоотношения между людьми, так что когда мы хотим поздороваться с друзьями на улице, поехать на автомобиле, купить апельсины, занять деньги, организовать своя бизнес, похоронить близких и совершить любые другие действия, с которыми сталкиваемся в обычной жизни, мы знаем (или можем легко научиться), как это сделать. Нетрудно заметить различия в институтах, если бы мы попытались совершить подобные же действия с участием других людей в другой стране - например, в Бангладеш'.
Каковы причины появления и воспроизводства институтов? Одно из любимых определений Норта: 'Институты уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь'. Институты являются необходимым продолжением присущих человеку способов обработки информации
Неопределенность возникает из неполноты информации о поведении других индивидов в процессе человеческого взаимодействия. Ограниченные возможности человека к расчету определяются способностью сознания перерабатывать, организовывать и использовать информацию. Эта ограниченная способность в сочетании с неопределенностями при расшифровке поступающий извне информации порождают правила и процедуры, призванные упростить данный процесс.
Способ, которым сознание перерабатывает информацию, зависит "от способности мозга к обучению путем программирования мозга одним или несколькими тщательно структурированными языками естественного происхождения, которые способны служить кодами для восприятия, установок, моральных (поведенческих) норм и фактической информации": Культуру можно определить как "передачу, путем обучения и имитации, от одного поколения к другому знаний, ценностей и других факторов, влияющих на поведение":.
Что касается организаций (например, фирм), которые являются центром анализа в неоинституциональной теории фирмы, то Норт предлагает вообще не рассматривать их как институты, утверждая, что между ними существует принципиальное различие. 'Институты - это правилы игры, а организации - это игроки' - вот концепция Норта. Причем под организациями Норт понимает также довольно широкий класс явлений.
В понятие "организация" входят политические органы и учреждения (политические партии. Сенат, городской совет, контрольное ведомство), экономические структуры (фирмы, профсоюзы, семейные фермы, кооперативы), общественные учреждения (церкви, клубы, спортивные ассоциации) и образовательные учреждения.
Далее Норт использует разделение институтов на формальные и неформальные. Формальные - правила поведения, которые закреплены законом и за выполнением которых следит государство. Неформальные - правила поведения, которые существуют в виде традиций или привычек и воспроизводятся без вмешательства третьей силы. Здесь Норт также приводит пример из спортивной игры:
'Они абсолютно аналогичны правилам игры в командных спортивных играх. Иными словами, они состоят из формальных писанных правил и обычно неписаных кодексов поведения, которые лежат глубже формальных правил и дополняют их - например, запрещают сознательное нанесение травмы ведущему игроку противника'.
По мнению Норта, неформальные правила поведения наблюдаются практически во всех областях деятельности людей и играют при этом роль не менее важную, чем формальный закон.
Мы, живущие в современном западном мире, считаем, что жизнь и экономические процессы подчиняются писанным законам и правам собственности. Однако даже в самых развитых экономиках формальные правила составляют небольшую (хотя и очень важную) часть той совокупности ограничений, которые формирую стоящие перед нами ситуации выбора; несложно увидеть, что неформальные правила пронизывают всю нашу жизнь. В повседневном общении с другими людьми - дома, за пределами семьи, н работе - наше поведение в огромной степени определяется неписаными кодексами, нормами и условностями. В основе неформальных ограничений лежат формальные правила, но далеко н всегда последние служат очевидным и непосредственным источником ситуаций выбора в нашем повседневном взаимодействии с окружающими
Персонифицироннные и неперсонифицированные системы
Примером институционального анализа Норта является его концепция появления 'третьей силы' и формального контрактного права. Одно из основных условий успешных сделок - механизм гарантирования соблюдения соглашений о купле-продаже достигнутых партнерами. Этот механизм, по мнению Норта может иметь разное воплощение в зависимости от типа хозяйства, которое мы рассматриваем.
Институты структурируют экономический обмен в огромном разнообразии форм, которые, однако, имеют несколько общих типов в рамках модели обмена с трансакционными издержками. На протяжении большей части экономической истории господствовал тип обмена, характеризуемый персонифицированными отношениями сторон в процессе мелкого производства и местной торговли. Обычно такой обмен отличался повторяемостью, культурной гомогенностью (т.е. наличием общего набора ценностей) и отсутствием контроля и принуждения со стороны третьих лиц (в чем и не было особой необходимости). В этих условиях трансакционные издержки невысоки, но зато трансформационные издержки были велики ввиду того, что специализация и разделение труда находились в зачаточном состоянии. Для такого типа обмена характерны небольшие экономические или торговые общности.
По мере роста объема и масштабов обмена стороны пытались установить более устойчивые связи с клиентами или персонифицировать обмен. Но чем разнообразнее становился обмен, чем больше происходило актов обмена, тем более сложные соглашения требовались между сторонами и тем труднее было заключать такие соглашения. Поэтому стал развиваться второй тип обмена - неперсонифицированный. Ограничения, которые испытывали участники такого обмена, возникали из наличия кровных связей, залогов, обмена заложниками или тортовых кодексов поведения. Такой обмен часто происходил в рамках сложных ритуалов и религиозных предписаний, призванных служить ограничениями для партнеров. На таких институциональных конструкциях происходило раннее развитие обмена между партнерами, разделенными большим расстоянием и культурными различиями, а также на ярмарках средневековой Европы. Эти конструкции позволили расширить рынок и реализовать выгоды более сложного производства и обмена, выходящего за пределы небольших географических единиц. На начальном этапе развития современной Европы эти институты привели к росту роли государства в защите купцов и к принятию торговых кодексов по мере расширения возможностей для получения дохода от таких операций. Однако в этих условиях роль государства была, по крайней мере, двойственной: источником опасности и высоких трансакционных издержек оно бывало столь же часто, как и источником защиты и обеспечения прав собственности.
Третья форма обмена - это неперсонифицированный обмен с контролем, осуществляемым третьей стороной. Эта форма обмена имела очень важное значение для успеха современных экономических систем, отличающихся сложными контрактными отношениями, которые необходимы для экономического роста в современную эпоху. Обеспечение третьей стороной условий соглашения никогда не бывает идеальным и совершенным; поэтому участникам обмена все равно приходится тратить огромные ресурсы, чтобы установить надежные партнерские отношения. Иначе ни самостоятельное обеспечение соглашения сторонами, ни установление доверия между ними не могут быть полностью успешными. Дело не в том, что идеология или нормы якобы ничего не значат, напротив, они имеют огромное значение, и поэтому очень большие ресурсы расходуются на распространение кодексов поведения в обществе. Однако в сложных обществах становятся все более выгодными такие формы поведения, как оппортунизм, обман и мошенничество. Поэтому так важна третья сила, выполняющая функции принуждения. Высокая производительность современного богатого общества несовместима с политической анархией. Эффективное обеспечение соглашений силами третьей стороны лучше всего достигается путем создания набора правил, которые затем делают эффективными и неформальные ограничения. Тем не менее, проблемы обеспечения соглашений силами третьей стороны через действенную юридическую систему, применяющую (возможно, не лучшим образом) определенные правила, понимаются специалистами недостаточно и являются самой важной дилеммой в исследованиях институциональной эволюции.
Причины институциональных изменений
Каким образом институты меняются? Что может вызвать изменение институтов? Уже в своих ранних работах Норт принимает гипотезу о том, что причиной институциональных изменений является изменение относительных цен. Сюда относятся изменение соотношений цен между продуктами, и между факторами производства. Эти изменения могут носить экзогенный характер (как, например, последствия чумы в средневековье) или же эндогенный (последствия принятия решений субъектами хозяйства).
Изменение предпочтений также может быть причиной институциональных изменений, но его очень сложно отделить от изменения цен (часто первое бывает следствием второго). Например, изменение наших предпочтений в семейной жизни стало частично результатом изменения стоимости нашего досуга.
Процесс институциональных изменений может быть описан следующим образом. Изменение в соотношении цен приводит одну или обе стороны акта обмена - политического или экономического - к выводу о том, что для одной из сторон (или для обеих) было бы выгодно изменить условия соглашения или контракта. Поэтому предпринимаются попытки пересмотреть условия контракта. Но поскольку контракты включены в иерархическую систему правил, пересмотр условий невозможен без изменения иерархически более высокого набора правил (или нарушения некоторых норм поведения), В этом случае та сторона, которая стремится усилить свои переговорные позиции, возможно, захочет затратить ресурсы на изменение правил более высокого уровня. Что же касается норм поведения, то изменение в соотношении цен или изменение вкусов ведет к постепенной эрозии этих норм и их замене другими нормами. С течением времени может сложиться такое положение, когда какое-либо правило либо подвергается изменению, либо просто игнорируется, и никто не принуждает к его исполнению. Аналогичным образом обычай или традиция могут претерпеть постепенную эрозию и уступить место другому обычаю или традиции.
Траектории институциональных изменений
Почему на протяжении многих десятилетий страны сильно различаются друг от друга? Почему в течение длительного времени сохраняются довольно неэффективные экономики? Если бы трансакционные затраты были равны нулю, то любое изменение цен сразу же вызывало бы изменение институтов. Но этого не происходит:
Норт предлагает поискать возможное объяснение этому в серии исследований, посвященных эволюции технологий. Наиболее известное и показательное исследование представлено статьей Пола Дэвида "Клио и экономическая теория эффекта QWERTY"" (1985), в которой он анализирует причины прочной укорененности стандарта qwerty в расположении клавиш на клавиатуре. Другими примерами является использование узкой колеи при строительстве железных дорог, или паровых машин после изобретения двигателей внутреннего сгорания.
Эта концепция получила название 'зависимости от траектории' (path dependency).
Впервые идею о том, что устойчивая привязка к одной технологии может быть вызвана случайными, а поддержана самовоспроизводящимися причинами, высказал Брайан Артур5. По его мнению, существует четыре механизма, усиливающих доминирование этой технологии: 1) наличие большой системы сопутствующего оснащения или высоких капитальных издержек, благодаря чему расширение выпуска продукции дает заметное падение удельных издержек; 2) "эффект обучения", т.е. рост качества продукции или снижение издержек по мере того, как расширяется использование технологии; 3) "эффект координации", или преимущества от сотрудничества с другими экономическими агентами, также стремящимися к сотрудничеству; 4) "адаптивные ожидания": растущее доминирование технологии на рынке укрепляет ожидания, что ее доминирование будет усиливаться еще больше.
Значение прав собственности
Одним из основных хозяйственных институтов, влияющих на развитие хозяйства, по мнению Норта, является система прав собственности. Хорошо определенная система прав собственности может создать условия для быстрого развития хозяйства, а плохо определнная - может сдерживать это развитие на протяжении столетий.
Для иллюстрации Норт приводит пример с Англией и Испанией, которые находились в XVI в. примерно в одинаковых стартовых условиях, но в дальнейшем в Англии были раньше четко определены права собственности и вознкли условия для благоприятного развития неперсонифицированных отношений, что позволило снизить трансакционные затраты ведения бизнеса и резко увеличить темп роста хозяйства 6.
Переведенные работы:
  1. Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение // THESIS. 1993. Вып. 2. С. 69 - 91.
  2. Норт Д. Институты, идеология и эффективность экономики // От плана к рынку: будущее посткоммунистических республик. - М.: Catallaxy, 1993. С.307 - 319.
  3. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа [Доклад на конференции по проблемам экономических реформ в России, Вашингтон, март 1996 г.] // Во-просы экономики. 1997. ? 3. С. 6 - 17.
  4. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М.: Фонд экономической книги 'Начала', 1997. - 180 с.

1 North D. Prologue //The Frontiers of the New Institutional Economics, ed. by J.N.Drobak, J.V.Nye, Academic Press, 1997.С.6
2 North D. Prologue //The Frontiers of the New Institutional Economics, ed. by J.N.Drobak, J.V.Nye, Academic Press, 1997.С.7
3 По его собственному признанию, на Норта также оказали влияние Стивен Чанг и Йорам Барзель (одни из разработчиков теории трансакционных затрат).
4 Granovetter М, с. 15
5 Arthur B. Self-Relnforctng Mechanisms in Economics (in The Economy as an Evolving Complex System (1988).
6 Д. Норт Институты и экономический рост // THESIS, весна 1993, т.1, вып.2.