economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Джон Ло

Джон Ло
(1671-1729)
John Law
 
Использованные источники: . В. Гильбо, Джон Ло, которого не хватает России. http://www.opec.ru/article_doc.asp?d_no=27936
Джон Ло
John Law
1671-1729
В 1671 году, когда в шотландской столице Эдинбург родился Джон Ло, да ипосле его кончины в марте 1729 года в Венеции люди очень хорошо представляли себе, что же такое деньги. Но Джон Ло пролил новый свет на тайны денежного обращения, которые удивили всех.
С юности Джон Ло вел широкий образ жизни. Этот образ жизни требовал денег, а денег всегда не хватало. Джон Ло был молод и красив (даже заработал прозвище Beau'Law), был бретером и гулякой, умудрился попасть в тюрьму и бежать из нее. Джон Ло был романтиком и нашел романтику в банковском деле. И он опередил в понимании сути банковского дела свое время на столетия. Посетив с пользой для себя Голландию, Францию, Италию еще молодой, но уже зрелый игрок возвращается в родную Шотландию. Нехватка денег была подлинным бичом экономики Шотландии. Нехватка денег не давала развернуться предпринимателям. Нехватка денег угнетала конъюнктуру. Нехватка денег порождала безработицу и нищету. Государство вынуждено было душить всех налогами, и все равно денег не хватало ни на что. Страна находилась на пороге утраты независимости.
Джон Ло предложил выход - реформу системы денежного обращения. Проект Ло был изложен в книге, которая вышла в 1705 году в Эдинбурге и названа им "Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами". Эта книга содержит блестящие, не утратившие еще сегодня новизны и научной значимости идеи, намного опередившие не только свое время, но и современную академическую науку. Ло считал, что богатство нации - это материальные ценности, товары, предприятия. Намного опережая время, он включал не только продукты сельского хозяйства, но и промышленные, не только товары, но и услуги (прежде всего торговлю), не только продукты производства, но и предприятия, то есть бизнес. Сами по себе деньги Ло никаким богатством не считал. "Внутренняя торговля есть занятость людей и обмен товаров... Внутренняя торговля зависит от денег. Большее их количество даст занятие большему числу людей, чем меньшее их количество".
Ло учитывал, что денежное обращение обладает своей структурой, своими законами обращения. При изменении этой системы (что требует просто издания новых законов) в экономике может эффективно обращаться больше денег, а значит - оживляется конъюнктура, начинается экономический рост. "Хорошие законы, - говорит Ло, - могут довести денежное обращение до той полноты, к какой оно способно, и направлять деньги в те отрасли, которые наиболее выгодны дл страны; но никакие законы... не могут дать людям работу, если в обращении нет такого количества денег, которое позволило бы платить заработную плату большему числу людей". Ло говорит о том, что в передовых странах - Англии, Голландии, Италии - денег в обращении больше - них уже естественным образом появились кредитные деньги, которые и обеспечивают более высокий уровень жизни и производства. А Шотландия все еще живет средневековым денежным обращением, что и порождает ее нищету. В короткие сроки страна могла бы вырваться вперед и стать мировым банкиром. "Использование банков - лучший способ, который до сих пор применялся для увеличения объема денег в обращении" -говорит он.
Парламент не только отверг проект Ло, но и принял специальную резолюцию, гласившую, что "навязывание парламентского кредита посредством парламентского акта - дело, не подходящее для нации". Джон Ло, не сумев найти условия для реализации своего блестящего проекта в Англии, Шотландии, Савойе и Лигурии, появился, в конце концов, в Париже.
После смерти Людовика XIV Франция была накануне финансового банкротства. Король-солнце оставил грандиозный долг, разваленную преследованиями гугенотов экономику, расстроенные финансы. Все это получил в наследство его племянник - регент Филипп Орлеанский. Новому регенту нужны были деньги, и сделать их мог только один человек - Джон Ло. Всю свою власть регент употребил на то, чтобы провести предложенный Ло проект финансовой реформы. Сначала Ло добился права организовать свой частный банк, выпускавший банкноты с гарантированным обменом на полновесные серебряные монеты. Дело пошло успешно, и через год правительство разрешило принимать банкноты Ло при уплате налогов. Это был знак доверия, который позволил приступить к активному кредитованию самых разных сфер деятельности под низкие проценты. Банк фактически стал государственным. Мощность системы Ло относилась к мощности современных ему кредитных денежных систем Голландии и Англии, как те относились к старым средневековым системам чисто золотых денег. Денежная система Франции могла теперь обращать втрое больше денег, чем ранее - при том же объеме производства и цен. И Ло успешно, хотя и довольно осторожно, накачивал ее этими деньгами. Объемы доходов от реформы денежного обращения были таковы, что уже через год-другой Ло выкупил все долги Франции, смог обильно финансировать государственные расходы. Налоги снизились, конъюнктура выросла. Долги Франции, выкупленные Ло, составляли 2 миллиарда ливров. Насколько огромна такая сумма для сельскохозяйственной страны с 12-миллионным населением, можно судить по тому, что государственные доходы были около 110 миллионов ливров в год.
Ло сделал и следующий шаг, в котором он опередил свое время почти на сто лет - Ло создал акционерный капитал.
В принципе, акционерные компании существовали в Англии задолго до этого. Но они редко имели ограниченную ответственность, скорее были полными товариществами. Да и по сути они представляли скорее закрытые клубы.
В 1717 году Ло создает компанию нового типа - акционерное общество. Это предприятие называлось "Компания Индий". Ло предполагал сосредоточить свободные капиталы Франции для освоения Луизианы. Всякое акционерное дело требует первоначального толчка, начального капитала. Ло решил эту задачу столь же нетрадиционно, и столь же с опережением своего времени на столетия - нематериальными активами Компании Индий оказались привилегии и монополии, дарованные регентом, а также сам регент, который вошел в состав Правления. Это обеспечило изначально высокий уровень доверия к акциям Компании. В дальнейшем он был еще поднят искусной рекламой, значение которой Ло также осознал одним из первых. И здесь Ло проводил эмиссионную политику весьма грамотно и осторожно. Только после того, как на рынке устанавливался устойчивый спрос, он удовлетворял его новыми выпусками.
Банку, по мысли Ло, надлежало обеспечивать предложение денег и поддерживать низкий уровень процента по ссудам, что должно было стимулировать хозяйственную активность. Что касается компании, то хоть она формально и создавалась для поддержки колоний, но свои права и привилегии получила под обязательства по управлению государственным долгом. Фактически. Компания становилась посредником между казной и ее кредиторами, предложив последним конвертировать имевшиеся у них ценные бумаги в акции компании.
Система Ло заработала - кредит стал дешевым. Промышленность и торговля пришли в движение, казна освободилась от основной части государственного долга. Однако эффект оказался недолгим. Достижения компании в освоении новых земель оказался весьма скромными. Рост цен на акции компании оказался искусственным. Весной 1720 года наступил момент, когда число желающих купить акции оказалось меньше, чем число тех, кто хотел обменять их на деньги. Слишком поспешный выкуп облигаций государственного долга, очевидно, предпринятый под давлением регента, создал дисбаланс в активах компании. Восстановление баланса требовало примерно полутора лет. Но этих полутора лет не было. Курс акций стремительно полетел вниз. Компания перестала быть центром притяжения эмитированных банкнот, и "крутившаяся" в ней денежная масса выплеснулась наружу. Современному читателю нетрудно увидеть в этом ничто иное как финансовую пирамиду.
Фактически Франция вернулась после краха этой системы к средневековой системе денежного обращения, существовавшей при Людовике XIV. Следовательно, две трети денег в стране оказались лишними. Естественно, основной удар инфляции приняли бумажные деньги. Их держатели потеряли до 3/4 своего состояния. И естественно, во всем обвиняли Ло. Требовали его смерти, его ареста, расправы с ним. Даже могущественный регент счел за лучшее удалить опального министра из Парижа. Понимая, что вины Ло в произошедшем нет, он все же был не уверен в своей способности защитить его. Не помогло даже то, что по предложению Ло его личное имущество было направлено на удовлетворение кредиторов - это была лишь капля в море. И Ло, и Филипп Орлеанский рассчитывали, что после того, как основной накал страстей схлынет, Ло сможет вернуться в Париж и восстановить систему. Этому посвящена их переписка последних лет, где Ло убедительно и весьма профессионально знакомит регента с проектами возрождения системы. Смерть Филиппа Орлеанского спутала последние надежды Ло. Новая власть мало понимала в экономике и судила о Ло по предрассудкам публики, а не по трезвому осознанию сути его дел.
В 1729 году Ло умер от пневмонии, унося с собой надежды на новый экономический подъем Франции.
Виновником всегда оказывается творец системы, а не ее разрушители. Именно в таком положении оказался Джон Ло перед своими современниками. Ло настолько опередил свое время, что целые столетия после его смерти экономисты были неспособны оценить глубину его идей и блеск его творения. Они судили лишь по результату, а результатом был крах.
Для экономической науки это был урок, значение которого трудно переоценить. Прежде всего, ясным стало то, о чем прежде только догадывались - зависимость денежного хозяйства от реальной экономики. Тем самым был дан толчок к переосмыслению роли денег и торговли. Общему повороту экономической мысли в сторону проблем производства и распределения богатства.
Кроме того, нельзя забывать и о том, что первый этап эксперимента был удачным - он обеспечил реальное оживление хозяйственной жизни и показал регулирующие возможности кредитно-денежных технологий. Но главный аргумент в пользу Джона Ло обнаружился гораздо позднее, когда само денежное хозяйство трансформировалось в систему бумажно-денежного обращения:Именно это и позволяет признать Джона Ло оригинальным мыслителем, идеи которого опередили свою эпоху.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100