economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Владимир Павлович Безобразов

Владимир Павлович Безобразов
(1828-1889)
Vladimir P. Bezobrazov
 
В. П. Безобразов. Избранные труды / Под ред. М. Г. Подкидченко, Е. Н. Калмычковой. - М.: Наука, 2001. - 278 с.
М.Г. Покидченко
ВЛАДИМИР БЕЗОБРАЗОВ - УЧЕНЫЙ И ЧЕЛОВЕК
Жизнь Владимира Павловича Безобразова (3.01 1828-29.08 1889), изложенная сухим языком биографии, - это успешная карьера государственного чиновника. В.П. Безобразов принадлежал к старинному дворянскому роду, известному в России с XVI в. В 1847 г. он окончил привилегированный Царскосельский лицей, из которого вышли многие высшие сановники царской бюрократии, и поступил на службу в Государственную канцелярию. Через два года он перешел в Министерство финансов, через три года (с 1854 г.) служит уже в Министерстве государственных имуществ, а с 1860 г. - в провиантском департаменте Военного министерства и одновременно чиновником по особым поручениям в Министерстве финансов. В 1863 г. он уходит из Военного министерства, но остается в Министерстве финансов - до 1885 г. Одновременно идет продвижение по служебной лестнице; в 1863 г. - действительный статский советник, а с 1874 г. - тайный советник, с 1864 по 1885 г. - член совета министра финансов. Награжден целым рядом орденов. В 1885 г. становится сенатором.
Но служебная деятельность Безобразова не была связана только с петербургскими канцеляриями. Его довольно часто командировали как по российским губерниям, так за границу для сбора и обобщения самой разной экономической информации. Результаты этой деятельности не только ложились в виде отчетов на стол начальства, но служили предметом для размышлений, которые затем становились многочисленными публикациями, а также докладами в Географическом обществе. Безобразов делается все более известным как ученый и публицист и в 1864 г. избирается в Академию наук по отделению статистики. В 1868 г. он начинает также преподавать в Александровском (бывшем Царскосельском) лицее финансовое право и политическую экономию и в течение десяти лет совмещает преподавание с деятельностью в Министерстве финансов. За это время его дважды приглашают читать лекции по политической экономии и государственным финансам великим князьям (в 1870 г. - Алексею Александровичу и Николаю Константиновичу, в 1876 г. - Сергею Александровичу и Константину Константиновичу).
Наука и публицистика занимали все больше места в жизни Безобразова. "Хотя мои работы в науке и литературе, - писал он в своем Дневнике, - были искажены и попорчены постоянными перерывами государственных занятий и хотя я совсем не был к ним приготовлен и достаточно обучен, но они всего более мне удались. Верно так хочет Бог, чтобы я их продолжал и при них остался до конца жизни"1. Служебную же свою карьеру Безобразов оценивал не слишком высоко. "Что бы ни говорили, виноват человек сам в своей карьере. Не сделал я ту, о которой мечтал, значит был к ней неспособен (у меня был всегда недостаток характера, нужного для государственного человека)"2.
В действительности же не мягкость, а, наоборот, независимость характера мешали его продвижению по службе. В другом месте дневника, размышляя о своем желании стать членом Сената и "трудиться с пользой, подавая советы и мнения и в Сенате, и Госуд. Совете", он указывает одну из причин такого желания: "На случай смены Министра финансов... и на случай требований от него против моей совести"3. Однако переход в Сенат не получался, и Безобразов писал: "Всех на свете делают сенаторами, а меня невозможно. Действительно, я согласен, невозможно. Невозможно, чтоб петербургские сановники допустили меня эмансипироваться, приобрести самостоятельность (в Сенате) от начальства. Они знают, что я заговорю не как они"4. Тем не менее хлопоты его бывших лицейских однокашников и протекция бывшего ученика, великого князя Сергея Александровича, с которым у Безобразова сохранились дружеские личные отношения, увенчались успехом, и 1 января 1885 г. назначение его сенатором состоялось.
Но на этом посту он пробыл недолго. Роковая случайность (мелкая хирургическая операция, вызвавшая заражение крови) привела к скорой смерти. "Все, когда-либо приходившие в соприкосновение с покойным, - писал один из современников, - могут засвидетельствовать, что это был человек в высшей степени милый и симпатичный. В нем не было и тени какого-либо чванства или важничанья, хотя выдающееся общественное положение, которое он занимал, и интимная близость с самыми влиятельными государственными людьми могли бы вскружить голову людям менее простым и сердечным"5.
Вероятно, остроумный и светский характер Безобразова помог возникновению у него идеи знаменитых "экономических обедов". История их такова. В конце 1850-х годов петербургские либералы задумали учредить политико-экономическое общество. Но в верхах разрешение на его открытие получено не было. И тогда Безобразов предложил заменить официальное общество на частные обеды, за которыми обсуждались бы экономические проблемы. И вот, писал известный историк российской науки профессор С.А. Венгеров, "раз в месяц собирались в одном из ресторанов Петербурга экономисты, государственные деятели - нередко министры и их товарищи (заместители. - М.П.) - и представители haute finance (делового мира. - М.П.). Как во время обеда, так и после него происходили оживленные дебаты на тему, заранее объявленную. Избранный состав аудитории побуждал ораторов основательно подготовляться, и благодаря этому застольная беседа превращалась в серьезное совещательное учреждение по вопросам русской финансовой политики. С экономическим обедами считался всякий администратор, желавший класть в основу своей деятельности не одно только административное благоусмотрение"6. Всю жизнь Безобразов был их бессменным организатором. "Вчера был экономический обед, - писал он в дневнике 13 декабря 1884 г. - (Вопрос о сельскохозяйств. кризисе в Европе и России), замечательный тем, что прения продолжались до 12 1/2 час. ночи - так долго я не запомню. Эконом. обеды на 26 году своей жизни процветают, и интерес к ним поддерживается. Это случается слишком редко в России, чтоб общества и учреждения после жары в начале не падали через несколько времени"7.
"Экономические", а также "социально-политические" и "философские" обеды проходили у Безобразова и в кругу семьи. Дело в том, что его жена, Екатерина Дмитриевна, урожденная Маслова (1834-1881 гг.), была образованной женщиной и продолжала всю жизнь заниматься самообразованием. Она подробно изучала экономическую литературу, от А. Смита до В. Рошера, интересовалась философией, историей, тщательно следила за современной художественной и публицистической литературой. Екатерина Дмитриевна владела четырьмя иностранными языками - немецким, французским, английским и итальянским - и переводила труды мужа на французский язык. Кроме того, она публиковала статьи по литературным, политическим и экономическим вопросам во французских, английских и итальянских журналах под псевдонимом Tatiane Swetow или T.S., а в России ломали головы, кто скрывается под этим псевдонимом, называя известных журналистов. В России она опубликовала книгу "Отдых. Два рассказа для детей" под псевдонимом Е. Василевская, а также вместе со своими подругами Е.А. Богушович и С.А. Никитенко издавала переводные романы в серии "Для легкого чтения". Сын Безобразова, Павел Владимирович, стал известным византинистом и преподавал в Московском и Петербургском университетах, а дочь, Мария Владимировна, окончив Александровскую женскую гимназию и Цюрихский университет, стала первой русской женщиной, профессионально занимающейся философией. Она публиковалась в России и за рубежом и читала публичные лекции.
Однако не следует думать, что служебная деятельность Безобразова протекала безоблачно, а научная сводилась к милым интеллектуальным беседам и размышлениям за письменным столом. Ведь он жил в переломный период истории России, в бурную эпоху "Великих реформ", вокруг которых кипели страсти, шло размежевание на радикалов и консерваторов во всех слоях общества, и Безобразов, с его ищущим умом, высоким патриотизмом и независимым характером, не оставался в стороне. Конечно, он не был революционером и даже не относил себя к интеллигенции, но и в высших слоях петербургского общества, к которым принадлежал Безобразов, позиции по отношению к реформам были достаточно полярны. Даже в императорской фамилии реформам способствовала великая княгиня Елена Павловна, а брат царя и активный участник реформ Константин Николаевич вообще считался в высшем свете "красным".
Напомним кратко ход реформ в царствование Александра II. Сразу же по окончании Крымской войны в 1856 г. были сделаны первые реформаторские шаги - отменен секретный комитет по надзору за цензурой, разрешена свободная выдача заграничных паспортов и возвращены некоторые права университетам. Затем в 1861 г. была начата самая важная реформа - по отмене крепостного права. Далее последовала судебная реформа 1864 г., согласно которой вводилась бессословность суда и его независимость от административной власти, несменяемость судей и судебных следователей, равенство всех сословий перед законом, состязательность и гласность судебного процесса с участием в нем присяжных заседателей и адвокатов.
В это же время осуществлялся комплекс изменений в области образования. В 1864 г. было утверждено "Положение о начальных народных училищах" и "Устав гимназий и прогимназий", где вводился принцип формального равенства в среднем образовании для людей всех сословий и вероисповеданий. В 1863 г. был принят новый университетский устав, самый либеральный из университетских уставов в дореволюционной России, предоставлявший университетам значительную автономию. В области женского образования в 1862 г. были учреждены всесословные женские гимназии, а в 1869 г. были открыты первые высшие женские курсы. К этому блоку реформ можно отнести и "Временные правила о печати" 1865 г. (действовавшие, несмотря на их "временность", 40 лет), дававшие значительные послабления в области цензуры.
Кроме того, было введено местное самоуправление - земская реформа 1864 г. и городская 1879 г. Согласно земской реформе в губерниях и уездах избирались земские собрания и земские управы (исполнительные органы). Члены земских собраний назывались гласными (имеющими право голоса). Выборы проходили по трем избирательным куриям: уездных землевладельцев, горожан и выборных от сельских обществ (крестьянских общин). Заседания земских собраний были открытыми, гласные вознаграждения не получали. Члены управ работали постоянно и получали жалование, на жаловании у земств были также земские врачи, учителя, страховые агенты, техники, статистики и другие профессиональные служащие. На тех же началах, что и земская, была проведена затем городская реформа - вводились новые, бессословные органы городского самоуправления (городские думы и управы). Помимо энергичного решения многих местных проблем эти земские и городские органы служили хорошей "школой демократии". Кстати, участвовал в работе земства и В.П. Безобразов - в 1865 г. его избрали в гласные по Дмитровскому уезду Московской губернии, где у него было имение, а на следующий срок, в 1868 г., его уже избрали в губернские гласные Московского земского собрания.
И, наконец, завершающей была военная реформа. В первую очередь был сокращен срок службы солдат (до 15 лет) и отменены телесные наказания. В духе образовательной и судебной реформ были реорганизованы военные учебные заведения (1863-1864 гг.) и принят новый военный судебный устав (1867), но главным было утверждение в 1874 г. "Устава о воинской повинности", согласно которому вводилась всесословная воинская повинность и срок службы сокращался до 6 лет.
Общеизвестно, какую положительную роль сыграли эти реформы в развитии России, но менее известно, как тяжело они осуществлялись и какая политическая борьба в это время разгорелась. Во-первых, у каждой реформы были свои сторонники и противники в верхних слоях общества, стремившиеся увеличить степень радикальности каждой реформы в свою пользу и оказывавшие давление на царя, за которым было последнее слово. "Он (Александр II), - писал один из наиболее активных реформаторов, Н.А. Милютин, другому представителю лагеря реформаторов, князю В.А. Черкасскому, - искренно желает, как по всему видно, добросовестного ведения реформы; она, т.е. дворня, хотя и привыкла ставить вопрос личного влияния выше всех других, но на этот раз хранит, очевидно, затаенную надежду переделать то, что сделано, на свой лад"8.
Во-вторых, среди противников и сторонников реформ были непосредственно заинтересованные лица, например, в вопросе об отмене крепостного права. Основная масса помещиков не хотела и слышать об этой реформе и оказывала серьезное давление через депутатов своих губернских комитетов на редакционные комиссии по выработке проекта реформ, во главе которых стоял генерал Я.И. Ростовцев. Известный публицист-славянофил И.С. Аксаков писал в это время И.С. Тургеневу: "В Петербурге депутаты с Ростовцевской комиссией режутся не на живот, а на смерть"9. (Правда, следует в то же время отметить, что дворянство Тверской, Калужской и часть дворянства других губерний выступала за отмену крепостного права.) Крестьяне же выражали свое мнение стихийными бунтами, отказом выполнять крепостные повинности и т.п.
В-третьих, ослабление полицейского гнета, бывшего в царствование Николая I, породило надежды и желания, далеко выходящие за рамки конкретных реформ. Известный правовед и историк К.Д. Кавелин уже в январе 1856 г. писал: "Здесь, в Петербурге, общественное мнение расправляет все более и более крылья. Нельзя и узнать больше этого караван-сарая солдатизма, палок и невежества"10. Желание политических свобод и прав росло во всех слоях общества.
Больших политических прав хотели дворяне. Правда, основная масса их хотела этих прав только для своего сословия, стремилась к дворянской "конституции". Московское дворянство в январе 1862 г. ходатайствовало о созыве общегосударственного дворянского собрания, петербургское дворянство в это же время обсуждало вопрос о своем выборном органе с законосовещательными правами. В январе 1865 г. московское дворянство в адресе императору снова потребовало допуска к "политическому пирогу". В то же время дворянство Твери, Владимира и некоторых других городов показало готовность отказаться от сословных привилегий и получить "одно общее со всеми сословиями назначение свободных граждан".
Национальные окраины хотели независимости. В январе 1863 г. вспыхнуло восстание в Польше, вскоре перекинувшееся на Литву и Белоруссию, где также были значительны позиции польского дворянства. К осени 1864 г. восстание было подавлено.
Разночинская интеллигенция, прежде всего студенты, требовала политических свобод, выступая в том числе и от имени крестьянства. Она была настроена радикально, считала проходящие реформы недостаточными, и уже в середине 1861 г. начались первые демонстрации и появились нелегальные листовки - от умеренных до ультрареволюционных. В конце 1861 г. ряд кружков объединился в тайное общество "Земля и воля". В ответ правительство повело решительную борьбу с "крамолой". В первой половине 1862 г. последовали многочисленные аресты, в том числе таких идеологов "разночинцев" как Н. Чернышевский, Н. Серно-Соловьевич и Д. Писарев. Но аресты не смогли полностью подавить революционное движение, в апреле 1866 г. Д. Каракозов совершил неудачное покушение на Александра II. "Сезон охоты" на царя-освободителя был открыт, и, как известно, террористам в конце концов, 1 марта 1881 г., удалось довершить начатое. Правда, в ответ последовал период еще большей реакции в царствование Александра III.
Однако вернемся к В.П. Безобразову. Он не имел ничего общего с революционерами (хотя его двоюродным братом был М. Бакунин) и дистанцировался даже от самой умеренной интеллигенции, хотя научная и публицистическая деятельность невольно сближала его с ней. Поэтому в дневнике Безобразова можно, например, прочитать такие строки: "Я был у И.И. Янжула (экономист, профессор Московского университета. - М.П.), застал там М.М. Ковалевского (известный ученый-социолог. - М.П.) и провел с ними целый день... Очень доволен днем, проведенным среди интеллигенции. Как приятно быть с людьми истинно просвещенными: понимают с полуслова и беседе нет конца. Мне приятно, что я внушаю доверие этим людям (и, кажется, симпатию)"11. В то же время нарождающаяся российская буржуазия, которой он тоже не чурался, вызывает у В.П. Безобразова только чувство любопытства, и оценка здесь далека от симпатии: "Вечером в ресторане Славянский Базар встретил Серг. Ив. Четверикова (суконного . фабриканта) и Лепешкина (занимающегося кустарной промышленностью)... Вообще речь Четверикова, приводящего цитаты из Гете, -смесь вздора, невежества, высокопарности, раздражения со здравыми просвещенными мыслями. При этом много кичливости и самомнения. Его взгляды - переход от нашего коммерческого невежества к настоящему просвещению, которое еще не наступило даже в этой самой образованной купеческой среде"12.
Естественной средой было для В.П. Безобразова высшее петербургское общество, хотя нередко он критикует некоторых представителей высшего света за ограниченность, узость кругозора, пустое время-провождение. И тем не менее, характеризуя графа Д.А. Толстого, известного реакционера, деятельность которого на посту министра народного просвещения с конца 1860-годов сводилась к контрреформам в области высшего и среднего образования, В.П. Безобразов писал: "Какие бы ни были политические убеждения Толстого, в которых я с ним несомненно расхожусь при неисправимости моего либерализма, но он мне очень симпатичен своей натурой и в особенности, вероятно, своим воспитанием. Общность воспитания дело великое. Я был воспитан с Толстым в одних и тех же заведениях в Москов. Дворян. Институте и Лицее. Что-то необыкновенно общее в нравственных понятиях и навыках жизни, которое сильнее всяких политических убеждений, соединяет нас"13.
Политическую позицию самого В.П. Безобразова можно определить как умеренный дворянский либерализм. С радикальными дворянскими реформаторами - великим князем Константином Николаевичем, братьями Н. и Д. Милютиными, министром финансов М. Рейтерном, министром просвещения А.В. Головниным - он был в натянутых отношениях. Доставалось ему и от реакционеров. Сам он писал об этом следующее: "Я всю мою жизнь имел против себя то ту, то другую из этих двух теперь (существующих) партий - quasi - либеральной (чиновничьей) и quasi - консервативной (аристократической) и никогда не имел серьезной поддержки ни одной. Однако первая была всего чаще против меня, хотя я с ней имел малого общего. Все это натурально. Я никогда не был в хвосте никакой партии... Я принадлежу к всесветлой великой либеральной партии, с глубочайшим чувством русского патриотизма... Таковым меня и признают все мыслящие люди и в 3. Европе, и в России"14.
И надо отдать должное В.П. Безобразову - всю жизнь он сохранял свою либеральную позицию и свою независимость, даже в темный период реакции Александра III. В это время ожесточилась цензура, полиция вела себя все более беспардонно. Так, например, на заседании Вольного экономического общества появился частный пристав с известным политическим сыщиком Квицинским, и президент общества, тайный советник граф Гейден, стесняясь выставить их, просил полицейский записаться в качестве гостей, приглашенных по его рекомендации, чтобы хоть так "сохранить лицо". Холодные ветры повеяли и на "экономических обедах". В дневнике Безобразова приводится следующий характерный эпизод. В феврале 1885 г. на одном из "экономических обедов" он выступил против проекта создания Дворянского поземельного банка для льготного кредитования помещиков. (Банк был учрежден в апреле 1885 г.) В ответ один из участников обеда заявил, что это выступление направлено против "воли Государя". Безобразов был шокирован и этим "полицейским" заявлением, и тем, что его единомышленники промолчали. "Прелесть наших обедов именно заключалась в свободе мнений, - писал он. - Многие решительно думающие против Госуд. Позем. банка молчали, другие (сам Грейг (бывший министр финансов, председательствовавший на обеде. - М.П.) в resume) стушевали свои мнения. Они невыгодны при теперешнем течении"15. "Эта стойкость убеждений и всегдашняя решимость проводить их в печать составляли большую заслугу Безобразова, - писал известный экономист Л.З. Слонимский, - особенно в виду того, что он находится на государственной службе при разнородных колебаниях и изменениях политической атмосферы"16.
В.П. Безобразов был из числа тех, кого во второй половине XIX в. называли в России "шестидесятниками". "Святыми" называл 60-е годы А. П. Чехов. "Удивительное время..., - писал о них известный публицист-шестидесятник Н.В. Шелгунов, - когда всякий захотел думать, читать, учиться и когда каждый, у кого было что-нибудь за душой, хотел высказать это громко. Спавшая до этого времени мысль заколыхалась, дрогнула и начала работать. Порыв ее был сильный, и задачи громадные, не о сегодняшнем дне шла тут речь, обдумывались и решались судьбы будущих поколений, будущие судьбы всей России..."17.
Безобразов не был экономистом-теоретиком, хотя высоко ценил роль науки. Об этом - в его работе "О влиянии экономической науки на государственную жизнь в современной Европе" (1867). "Рассуждения и взгляды... Безобразова, - писал Л.З. Слонимский, - всегда отличаются трезвым понимаем действительности и имеют вообще очень мало общего с теоретическим доктринерством, он много раз высказывался против слепого подражания западноевропейским государствам, отстаивал самостоятельность нашего внутреннего развития и проповедовал лишь необходимость усвоения лучших идей и культурных приобретений передовых народов Запада"18.
Все свое внимание Безобразов уделял развитию народного хозяйства России. Делал он это увлеченно, с верой в большое будущее российской промышленности и сельского хозяйства, выдавая иногда желаемое за действительное, за что над ним иронизировал его однокашник по Царскосельскому лицею М.Е. Салтыков (Щедрин). Так, в "Истории одного города" можно встретить такие строчки: "В довершении всего глуповцы насеяли горчицы и персидской ромашки столько, что на эти продукты цена упала до невероятности. Последовал экономический кризис, и не было ни Молинари (популярный бельгийский экономист того времени. - М.П.), ни Безобразова, чтоб объяснить, что это-то и есть настоящее процветание"19.
Тем не менее исследовательская и публицистическая деятельность В.П. Безобразова была велика и весьма плодотворна. Он откликался на самые злободневные народнохозяйственные проблемы. Начиная с 1856 г. идут его публикации по аграрному вопросу, где он активно выступает за отмену крепостного права, призывает высшее сословие отказаться от всяких привилегий, но в то же время считает, что материальные и прежде всего земельные интересы помещиков не должны быть ущемлены. Будущее сельского хозяйства России, по мнению Безобразова, было за применением наемного труда, при котором "совершается свободная смена услуг со взаимным вознаграждением за них: хозяин извлекает как можно более выгод из своей собственности, и вместе с тем крестьяне как можно более выгод из своего труда"20.
Когда начала проводиться реформа 1861 г., В.П. Безобразов активно комментирует ее в своих "Письмах из деревни" (май-сентябрь 1861 г.), осуждая сопротивление помещиков-крепостников и нерадивость чиновников. В последующие годы он видит главное препятствие для развития сельского хозяйства России в сохранении крестьянской общины, которая осуществляла уравнительное пользование крестьянскими земельными наделами путем их постоянного перераспределения, что лишало крестьянина желания улучшать, удобрять временно используемую им землю. Кроме того, в общине существовала круговая порука, когда по приговору сельского схода трудолюбивых и, следовательно, более зажиточных крестьян заставляли платить подати за своих соседей-лодырей и пьяниц.
Интересна в этом отношении книга Безобразова "Молодая Россия" (1871), где он подводит некоторые итоги развития российской экономики, прежде всего сельского хозяйства, за десятилетие после реформы 1861 г. Книга эта была опубликована в Штутгарте (Германия) под псевдонимом "Европеец", что позволяло Безобразову, находившемуся на государственной службе, высказываться достаточно критически. "Пора нам знать правду, - писал он, - всю правду, какова бы она ни была. Не зная нашей болезни, мы лечить ее не можем. Скрывая наши язвы, мы препятствуем их исцелению. Казалось бы, что мы живем в таком веке, когда опыт других народов и наука дают нам все средства, чтобы судить и наше положение. Но тут тотчас является препятствие. У нас говорят, что широкая и разгульная славянская натура любит простор и не может управляться стеснительными законами сгнившего запада"21. "Неужели Бог создал все народы по одному образу, а одних славян по другому. Вподтверждение подобного предложения приводят существующее у нас общинное владение..."22.
Сам же Безобразов, в противовес подобным славянофильским утверждениям, писал, что "главное препятствие народной самодеятельности у нас - общинное владение и - последствие его - круговая порука. Оно останавливает всякую личную предприимчивость - основание прогресса..."23. "Крестьянин-общинник собственности не имеет, и потому об ней мало заботится, живя со дня на день. Оттого мы видим, что луга зарастают кустарником и что пашни хищническим способом выпахиваются. Производительность земли уменьшается. При личном землевладении человек привязывается к своей земле, не жалеет на нее ни труда, ни затрат. Он знает, что со временем или он, или его дети ими воспользуются. Человек, любя свою собственность, приучается к труду, порядку и предусмотрительности"24. И еще один недостаток видел в общине Безобразов - это подверженность крестьян-общинников социалистическим идеям: "Личный собственник редко бывает нигилистом или социалистом: он не желает лишиться того, что имеет. Общинник этого не боится: ему терять нечего... Вот почему нигилисты защищают общинное владение, вот почему при общинном владении у крестьян может развиться нигилизм"25. Таким образом, по проблемам сельского хозяйства и общинного крестьянского землепользования Безобразов предвосхищал взгляды таких государственных деятелей, как Витте и Столыпин.
В качестве мер по подъему сельского хозяйства Безобразов предлагал разрешить выход крестьян из общины, снизить и упорядочить налоги и развивать дешевый поземельный кредит. Правда, он считал, что и эти меры не обеспечат быстрого подъема крестьянского производства, и главные надежды возлагал на помещичьи хозяйства, ведущиеся на основе передовой агротехники и наемного труда.
Для подъема сельскохозяйственного и промышленного производства в России необходимо было, по мнению Безобразова, совершенствовать организацию торговли, развивать кредитную систему и упорядочить финансы как на общегосударственном, так и на местных уровнях. Одной из первых его статей была статья "Биржевые операции" (1856), где на материале Западной Европы пропагандировалась роль биржи для растущей российской промышленности. В России в это время преобладали не биржи, а ярмарки, которым Безобразов тоже уделял большое внимание ("Обозрение украинских ярмарок" (1857), "Очерки Нижегородской ярмарки" (1865), Хлебная торговля в северо-восточной России" (1870) и др.). Работа "Очерки Нижегородской ярмарки" (1856) и соответствующая ей по содержанию глава из двухтомной монографии "Народное хозяйство России" (1882) публикуются в данном издании.
Помимо массы оригинальных наблюдений и статистического материала о народном хозяйстве России середины и второй половины XIX в., существенно дополняющих материалы из книги И.К. Бабста, в ней дается интересный и подробный маркетологический анализ внутренней и внешней торговли России, данный в динамике, так как между этими двумя публикациями Безобразова прошло более 20 лет.26
Большое место среди исследований Безобразова занимали вопросы организации частного кредита ("Поземельный кредит" (1858), "Поземельный кредит и его организация в Европе" (1860), "Банки, их устройство, операции и управление. Соч. Курсель-Сенеля. Под ред. с предисловием и дополнениями Безобразова" (1862),"0 некоторых явлениях денежного обращения в России в связи с промышленностью, торговлей и кредитом" (1863) и др.). Он был убежден, что "без кредита и его главных орудий - банков - немыслимы промышленность и торговля"27. Безобразов выдвигал проекты организации общего земельного банка и создания губернских земельных банков.
Значительные исследования принадлежат Безобразову в области государственных и земских финансов. Наиболее существенным здесь была его фундаментальная работа "Государственные доходы России, их классификация, нынешнее состояние и движение" (1866-1872), где он впервые свел вместе и проанализировал все источники государственных доходов России. В то время публиковались лишь ежегодные "Государственные росписи доходов и расходов" по отдельным министерствам и ведомствам, не позволяющие представить общую картину по всему народному хозяйству России. Безобразов предлагал поручить сведение всех ведомственных доходов и расходов Государственному совету в целях экономии государственных средств. Он осуждал практику сначала планировать расходы и уже потом искать для них источники финансирования. То же самое происходит, по мнению Безобразова, и на более низких уровнях. "Частные лица всех сословий, земские собрания и сельские сходы одинаково не умеют согласовывать расходы с доходами. В земских собраниях увлекаются мыслью, и - утверждают расход. Потом, когда спрашивается, где взять денег, решают: занять у правительства или определяют управе приискать средства, как будто есть другие, кроме прибавки повинностей"28.
Безобразов уделял также внимание строительству железных дорог и развитию промышленности. В частности, в результате инспекции им казенных заводов и приисков в ряде губерний было опубликовано фундаментальное исследование "Уральское горное хозяйство" (1869), где в результате анализа богатейшего фактического материала Безобразов приходит к выводу о крайней убыточности казенных заводов, требующих ежегодных государственных субсидий и кредитов и тем не менее отстающих в техническом отношении от частных предприятий. Деятельность казенных заводов он характеризует как функционирование "системы, противной всяким здравым понятиям о государственном и народном хозяйстве"29. Он предлагал приватизировать казенные предприятия с публичных торгов, причем подчеркивал, что каждый завод надо продавать отдельно для стимулирования конкуренции.
Итоговой, хотя и не последней по времени написания, работой Безобразова была двухтомная монография "Народное хозяйство России" (1882). На большом фактическом материале он подводит итоги двадцати пореформенных лет в российской экономике, выделяя как положительные, так и негативные тенденции в ее развитии.
И еще об одной сфере деятельности Безобразова хотелось бы сказать. С 1873 по 1880 г. он издавал ежегодные "Сборники государственных знаний" (примерно по 600 страниц каждый), куда привлекал в качестве авторов лучшие научные силы России. Кроме того, он лично помогал прогрессивным ученым и государственным деятелям. После перехода Безобразова в 1885 г. из Министерства финансов в Сенат он делает в дневнике следующую запись: "Обед у Бунге... - он его устроил вроде прощального, пил за мое здоровье. Бунге был очень нежен и припоминал, как он, приехав в первый раз из Киева в Петербург (1854 г.), искал рекомендации ко мне и ко мне явился. Был у меня обед, на котором я познакомил его с Милютиным и их кружком. Отсюда он вышел в люди. Впоследствии был приглашен в редакционную комиссию. Когда его сделали мин. финансов, он сказал мне: "... Ведь вы нас всех издали в свет, в том числе и меня"30.
Итак, предлагая читателям "Избранные труды" В.П. Безобразова, мы надеемся, что они вызовут не только чисто исторический интерес, но пробудят аналогии с современными экономическими проблемами России, ведь слова "пореформенная Россия" можно теперь употреблять не только ко второй половине XIX в.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Из дневника сенатора В.П. Безобразова // Былое, 1907. ╧ 9. С. 3.
2 Там же.
3 Там же.
4 Там же. С. 2.
5 Венгеров С.А. Критико-библиографический словарь русских писателей и ученых СПб 1891. Т. II. С. 309.
6 Там же.
7 Из дневника сенатора В.П. Безобразова // Былое. С. 20.
8 Ляшенко Л.М. Царь-освободитель. М.: Владос, 1994. С. 103.
9 История России. 1861-1917. М.: Терра, 1996. С. 32.
10 История России в портретах. Смоленск: Русич; Брянск: Курсив, 1996. Т. 1. С. 91.
11 Из дневника сенатора В.П. Безобразова // Былое. С. 10.
12 Там же. С. 11.
13 Там же. С. 15.
14 Там же. С. 17.
15 Там же. С. 28-29.
16 Венгеров С.А. Указ. соч. С. 314.
17 Шестидесятники. М., Сов. Россия, 1984. С. 5.
18 Цит. по.: Венгеров С.А. Указ. соч. С. 314.
19 Салтыков-Щедрин М.Е. Избр. соч. М.; Л.: ОГИЗ, 1947. С. 52.
20 Безобразов В. Благотворительность и общественная экономия в деле улучшения быта крестьян // Русский вестник. Т. XIII "Современная летопись". 1858. С. 89-90.
21 Европеец. Молодая Россия. Штутгарт, 1871, С. 6.
22 Там же. С. 7.
23 Там же. С. 79.
24 Там же. С. 81.
25 Там же. С. 143.
26 См. первую книгу серии "Российская экономическая мысль" - Бабст И.K. Избр. труды. М.: Наука, 1999.
27 Курсель-Сенель. Банки, их устройство, операции и управление. СПб., 1862. С. III.
28 Европеец. Указ. соч. С. 141.
29 Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство. СПб., 1869. С. 341.
30 Из дневника сенатора В.П. Безобразова. Былое. С. 25.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100