economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » Петр Бенгардович Струве

Петр Бенгардович Струве
(1870-1919)
Petr Bengardovich Struve
 
Источник: Журнал-учебник "Экономическая школа". Выпуск 4, 199 8г.
Е. Братченко, А. Дмитриев
Экономическая теория в работе П. Б. Струве "Хозяйство и цена"
"Хозяйство и цена" - основной экономический труд П. Б. Струве - представляет собой магистерскую (I том) и докторскую (II том) диссертации автора, вышедшие в 1913 и 1916 гг. соответственно.7
Книга является определенным итогом, логическим завершением научной работы этого русского экономиста и мыслителя. Отдельные ее главы издавались в виде статей и до выхода всей книги, но, как подчеркивает автор, "всякий раз - как части некоторого большого плана". Таким образом, "Хозяйство и цена" - это не просто сборник статей, а цельное произведение, пронизанное изначально существующим видением закономерностей, лежащих в основе хозяйственной жизни.
Давайте рассмотрим, в чем заключалось содержание и логика экономической теории Струве.
Теория хозяйства
Начинается книга с "самостоятельного построения системы категорий" политической экономии - в центре внимания оказываются хозяйство, хозяйственный и социальный строй.
Понимая под хозяйством "субъективное телеологическое8 единство рациональной экономической деятельности", Струве отвергает сложившееся разделение хозяйства на народное, городское и домашнее.
Главным является "наличность хозяина", который и образует само понятие хозяйства. Такое "истинное хозяйство" только домашнее хозяйство. А народное и городское есть не хозяйства, говорит Струве, но "псевдохозяйства", простая совокупность "истинных хозяйств".
В основе всей хозяйственной жизни, по сути, находится "истинное хозяйство", которое, взаимодействуя с другими подобными хозяйствами, и образует так называемое народное хозяйство. Отождествление же и сравнение "народного" и "истинного" хозяйств является для Струве грубейшей методологической ошибкой, которая направляет весь ход экономического анализа "по ложному следу".
Далее, от хозяйства Струве переходит к хозяйственному строю, классифицируя его по признаку автономии "хозяйствующих субъектов" на три следующих типа: 1) совокупность рядом стоящих хозяйств (то, что называется еще натуральными хозяйствами), 2) система взаимодействующих хозяйств (именно этот тип хозяйственного строя изучает экономическая наука), 3) субъективное телеологическое единство (т. е. коллективизм, общество - хозяйство).
Здесь П. Б. Струве отмечает важность разделения таких понятий, как "хозяйственный" и "социальный" строй. Социальный строй в отличие от хозяйственного "характеризуется отношениями господства и подчинения между человеческими индивидуальностями". Следовательно, отсюда получается, что возможны различные комбинации типов хозяйственного и социального строя.
Разделение "истинного хозяйства" и "псевдохозяйства", хозяйственного строя и социального строя, с точки зрения Струве, является важнейшим методологическим моментом, так как "принципы и категории, которые выражают основные явления хозяйства в смысле телеологического единства <...> должны быть исследованы в чистом виде". Струве разделяет эти принципы и категории на следующие.
1. Категории чистого хозяйствования (выражают "экономическое отношение всякого хозяйствующего субъекта ко внешнему миру"). Основными категориями здесь выступают субъективная ценность, потребность, издержки, труд и т. д.
2. Категории межхозяйственные (образуются на основе взаимодействия автономных хозяйств). Основная межхозяйственная категория - цена.
3. Категории социальные. Тем самым подчеркиваются хозяйственная деятельность индивида в "...отношении <...> ко внешнему миру и его отношение к самому себе". Первое его отношение обусловливает его зависимость от "объективных" сил и законов природы. Второе, наоборот, определяет собой явления субъективно-индивидуальные.
Сделанные выводы приводят Струве к формулировке основного дуализма общественно-экономического процесса, к идее естественного закона: "...в едином общественно-экономическом процессе есть два ряда явлений, в каждый данный момент, или, вернее, в каждом изучаемом отрезке времени существенно отличающихся один от другого. Один ряд, могущий быть рациональным, то есть направленным согласно воле того или иного субъекта, другой ряд, не могущий быть рационализированным, протекающий стихийно, вне соответствия с волей какого-либо субъекта". Таким образом, Струве приходит к невозможности практического осуществления полной рационализации общественно-экономического процесса. Этой формулировкой "естественного закона" Струве заканчивает построение основных категорий экономической науки и приступает к исследованию проблемы "цена - ценность".
Теория "цены-ценности"
Теория "цены-ценности" является для Струве "ключом" к переосмыслению основных проблем экономической науки. С точки зрения Струве, существуют два диаметрально противоположных подхода к отношению цены и ценности благ: так называемые метафизическая и эмпирическая идеи.
Суть метафизической идеи, возводящей цену к ценности, в формулировке Струве заключается в следующем: "...блага обмениваются и могут обмениваться потому, что в них есть нечто общее. Эта общая субстанция и есть ценность". Этот подход ведет свое начало от Аристотеля и находит высшее выражение у Маркса (субстанцию ценности образует застывший в товаре труд).
Критикуя метафизическую идею, Струве приводит в качестве контраргумента единственно верный эмпирический, или статистический, способ решения этой проблемы: "...равенство между товарами, или благами, создается в самом процессе обмена, и только в нем. Никакой общей субстанции и никакого равенства, предшествующего обмену, нет и быть не может".
"Совершенно ясно, - продолжает Струве, - что с этой точки зрения ценность вовсе не управляет ценами. Образованию цен, в конечном счете, предшествуют только психические процессы оценки. Ценность же образуется из цены".
Но что же такое ценность, по мнению Струве?
Ценность - это норма, "понятие идеального, или должного, соотношения между благами в процессе обмена". В зависимости от происхождения этой нормы Струве различает два вида ценности.
Нормативная ценность - это этически или юридически определенная норма. Ее происхождение: "оценочное веление власти-нормативная ценность-цена". Нормативная ценность - это "указная" (т. е. назначенная сверху) цена.
Типическая ценность - это цена, в действительности уплачиваемая, которая сообразуется с "обычной" или фактической нормой. Ее происхождение: "оценка (субъективная)-цена-ценность (типическая)". Типическая ценность является как бы "...отверждением некоторого множества свободных цен в оценочную среднюю..."; Цена возникает в случае, когда психический процесс оценки "материализуется" при посредстве менового акта.
Типическая ценность не может быть первичной, так как предполагает так называемое "улавливание всеобщего мнения", и сама по себе нуждается в определенном количестве субъективных оценок, реализовавшихся в цены. "Ценность... - подводит итог Струве, - как нечто отличное от цены, от нее независимое, ее определяющее, есть фантом".
Что касается цены, то Струве также различает два ее вида: цену "вольную", которая возникает путем свободного образования цен, и цену "указную", возникающую при "социальном регулировании цены влиянием власти".
Далее, Струве проводит обширный экскурс в "историческую феноменологию цены" и историческое соотношение двух форм цены: вольной и указной. Здесь Струве проявляет себя как незаурядный экономист-историк, экономист-систематик, его исторические этюды по феноменологии цены поражают своей емкостью. Струве исследует моменты хозяйственной деятельности (или зачатки таковой) в межплеменном общении, на Мадагаскаре, в первых столкновениях европейцев с полинезийцами, древнегерманское, индийское, римское право - список можно продолжать, кажется, до бесконечности.
На основе этого исторического экскурса он делает следующие выводы. Во-первых, вопреки распространенной точке зрения, нет исторического приоритета указной цены над вольной ценой, а наоборот, стихийно слагающаяся вольная цена предшествует указной. Во-вторых, попытки регулирования цен (т. е. "насаждения" указной цены) при любом существующем строе заведомо обречены на неудачу, потому как цена есть "гетерогеническое" явление по своей природе и превращение ее в "автогеническое" явление противоестественно ее глубинному содержанию.
По мнению Струве, цена является главной межхозяйственной (а следовательно, и главной экономической) категорией, своего рода базисом межхозяйственных отношений. Поэтому, исследовав в первом томе эту основную категорию, во втором томе Струве выстраивает производные категории - производства, блага, вменения, распределения, дохода (заработная плата, прибыль, процент, рента).
Теория производства
По мнению Струве, производство как создание прибавочного продукта не существует ни в одной отрасли, кроме сельского хозяйства (известный постулат физиократов). "Во всех других случаях, - пишет Струве, - кроме случаев вегетативного процесса, может быть речь не о создании прибавочного продукта, а только об образовании прибавочной ценности...". Поскольку "единственную оценку труду может дать цена", "если субъект в результате своей хозяйственной деятельности придает продукту некую дополнительную положительную ценность", его экономическая деятельность "производительна". Рассуждая таким образом, Струве опровергает полностью учение о производительном и непроизводительном труде сторонников трудовой теории ценности (в частности, Маркса).
Пересматривая с позиций критического эмпиризма проблему "производства", Струве приходит к выводу, что "всякая экономическая деятельность всякого хозяйствующего субъекта" стремится получить большее за меньшее, стремится к реализации положи-тельных ценностных разностей. Поэтому "единое экономическое понятие производства - фантом, за которым напрасно гонялась и гоняется экономическая наука". И здесь Струве вводит в анализ категорию приобретения, которое, "если его понимать в смысле реализации положительных ценностных разностей, - есть основное верховное понятие". Ведь "производство экономически существенно постольку, поскольку оно учитывается как └приобретение"". Экономический процесс есть всегда процесс приобретения, а производство как материальный процесс существенно для этого экономического процесса, но оно недостаточно для него и не всегда совпадает с ним.
Именно в процессе приобретения происходят оценка блага и образование ценности. Поэтому "...верховным экономическим понятием является именно └приобретение", предполагающее процесс оценки и понятие ценности, а то, что мы называем производством, есть лишь особая форма или метода └приобретения", или реализация положительных ценностных разностей".
Но если отказаться от материалистического понимания производства, каким образом определить продукт? Струве принимает позицию австрийской школы: понятие "продукта" как вещи заменяется понятием "блага" как носителя определенной полезности или услуги, которым может быть все что угодно. "Хозяйственным благом та или иная └вещь" или услуга является, поскольку она приобретает цену". Цена для Струве - это своеобразное "клеймо", печать; то, что отмечено "клеймом" цены (или может быть отмечено), является хозяйственным благом. Цена выступает здесь как некая грань, отделяющая "экономическое" от "неэкономического". А так как "...экономическое клеймо цены может быть поставлено решительно на все", то, по Струве, отсюда делается вывод, что "...все может получить цену, другими словами, все может быть продажным". Конечно, в определенном смысле, эта, чисто экономическая, проблема пересекается с определенно морально-этическими соображениями. Здесь Струве утверждает, что если что-либо в нашей жизни еще не оценено (конечно, речь идет о том, что в принципе можно оценить) - это следствие наложения на экономические явления морально-этических соображений общества. В качестве примера Струве приводит общественно презираемые и этически недопустимые, но фактически везде и всегда присутствующие "брак по расчету", проституцию (в этих случаях происходит наложение "клейма цены", а следовательно, и приравнивание к хозяйственным благам "интимнейших проявлений" жизни).
Теория вменения
От благ как таковых Струве переходит к источникам, которые эти блага создают, - к так называемой проблеме вменения, и выделяет три вида вменения: 1) производственное, 2) ценностное, 3) социально-экономическое.
Производственное вменение - это отнесение определенного конечного продукта к факторам (труду, капиталу, земле), участвующим в его создании. По мнению Струве, в данной постановке вопроса дифференциальное вменение есть единственно возможное, тогда как абсолютное теоретически невозможно. Действительно, так как некое целое есть результат взаимодействия, допустим, трех факторов, оценить роль одного из них невозможно (просто потому, что отсутствие его означало бы, например, невозможность создания продукта), тогда как оценить изменение общего эффекта от изменения частного фактора представляется реально осуществимым.
Струве замечает, что не затрагивал бы вообще проблему вменения, если бы "известные экономисты" не переводили бы проблему "простого" производственного вменения в проблему вменения экономического (т. е. ценностного). Сама проблема ценностного вменения появляется как возможность (в случае ее успешного, "справедливого" разрешения) решения проблемы распределения, т. е. как возможность некоего "дележа" совокупного общественного продукта между различными группами, классами людей, "стоящих за определенными факторами производства".
Струве отмечает, что ценностное вменение понадобилось постольку, поскольку "...выручку и трату объединяет только цена", и полезности и отрицательные (т. е. затраты) могут быть соизмеримы только как цены. Что же тогда такое "ценностное вменение"? На самом деле, объясняет Струве, все просто. За ценностным вменением, да и за вменением вообще (в рамках экономической проблемы), следует понимать "калькуляцию", т. е., в общем смысле, исчисление издержек и доходов. "Калькуляция знает только цены: она отправляется от цен и приходит к ценам. Ничего, кроме цен, - это есть лозунг калькуляции, и таков должен быть лозунг всей реалистической или эмпирической политической экономии".
Теория распределения
Вслед за проблемой вменения Струве исследует проблему распределения, которая логически "вытекает" из первой. Он полностью отвергает расхожее мнение о возможности разделения общественного продукта между классами в зависимости от их участия в производстве или на основе неких социальных предпосылок (а чаще в результате взаимодействия). В основе такого утверждения Струве видит две определяющие предпосылки и, опровергая их, приходит к "...полному отрицанию некоторых традиционных проблем и путей политической экономии".
Сущность первой предпосылки Струве видит в ошибочном утверждении, что "...процесс сложения доходов из цен может быть представлен как процесс деления какой-то массы вещей или ценностей между индивидами или классами <...> то есть как распределение в виде дележа". Но ведь, замечает Струве, делимого как некоего данного в реальной жизни не существует. Общественный продукт есть простое сложение цен, процесс же образования цен - это процесс сложения доходов. Таким образом, "процесс сложения доходов не есть распределение, а есть процесс образования цен...". Социальный же дивиденд слагается из частнохозяйственных доходов, и "вне суммирования частнохозяйственных доходов никакого социального дивиденда вообще не существует".
Прерывая логический ход мыслей автора, заметим, что в экономический анализ вводится категория дохода. Что Струве понимает под доходом? Привязывая доход к цене как к первичному явлению, Струве выделяет: 1) доходы, получаемые "путем отдачи блага и получения вознаграждения за него" (так называемые прямые доходы, к которым в основном относится заработная плата); 2) доходы, основанные на "реализации ценностных разностей" (так называемые косвенные доходы - предпринимательская рента или прибыль), 3) "производные доходы" (процент на капитал и владельческая рента).
Прибыль - это правильный учет и реализация цен предпринимателем, в результате чего и возникает положительная ценностная разность. Тем самым формулируется следующий вывод: "...политическая экономия о природе прибыли не может сказать ничего больше, чем скажет правильно составленный бухгалтерский отчет". Из всего вышесказанного видно, что проблемы прибыли и дохода для Струве не главные вопросы, они восходят к проблеме "цена-ценность" и имеют второстепенное значение.
Теперь вернемся к проблеме распределения. Отвергнув первую предпосылку своих оппонентов, Струве останавливается на второй, в основе которой лежит "понятие классов как общественных делений, наперед определяющих дележ продукта и дохода". Здесь Струве говорит, что "социальный класс есть производное понятие дохода" ("доход определяет класс, а не класс определяет доход").
Основополагающим моментом критики "так называемой теории распределения" для Струве является признание невозможности существования "прямого перехода" от факторов производства к процессу ценообразования, которая объясняется принципиальной невозможностью выведения межхозяйственных категорий из явлений "чистого хозяйства". Цена (межхозяйственная категория) есть данность, все явления взаимодействия хозяйств есть производные цены.
Отсюда Струве приходит к решающему для проблемы распределения методологическому выводу: "...проблема распределения, как проблема образования доходов из цен, есть <...> проблема не номографическая, а идиографическая". 9. Принимая цены за данности, которые "вообще нельзя ниоткуда вывести", Струве изначально вводит идиографический момент в экономическую теорию (ведь "данности" есть предмет идиографии). Более того, Струве "расширяет" значение идеографического метода: "...идиография хозяйственной жизни не может ограничиваться одним └категорическим исчислением", она должна быть расширена до целостного и всестороннего описания жизни экономических атомов - отдельных хозяйств".
Концепция равновесия
Последняя крупная теоретическая идея П. Б. Струве в рамках его системы политической экономии содержится в статье "Научная картина экономического мира и понятие └равновесия"" (1922).
В основе понятия "равновесия" как закона экономических явлений лежит, по мнению Струве, отождествление экономических соотношений с соотношениями механическими, взятыми из классической механики.
Хозяйственная жизнь составляется из множества отдельных действий хозяйствующих субъектов, которые определяются мотивом хозяйственного расчета. "└Микроскопически" действия продавцов и покупателей определяются расчетом, ориентированным с разной, бесконечно дифференцированной, осведомленностью о положении рынка, столь же дифференцированной разумностью и с неопределенной подвижностью во времени субъективных оценок и их оконча-тельных денежных выражений или значений, каковыми являются реализованные, └сделанные" цены". Хотя эти цены и имеют тенденцию к единству или равновесию, но равновесия эти неустойчивы и подвержены постоянным колебаниям. В рассуждениях же А. Маршалла и Е. Бем-Баверка, по мнению Струве, рынок как бы искусственно a priori рационализируется. В концепции равновесия всего спроса и всего предложения равновесие предполагается достигнутым заранее и ищутся только условия его осуществления. Но реальный рынок это описывает несколько неточно.
"Сложившаяся под обаянием классической механики экономическая концепция └равновесия" без всякого размышления не только следовала за классической традицией, построившей статику независимо от кинетики, но клала и кладет статику в основу всей экономической теории. Это совершенно не соответствует предмету, или материи экономической науки, материи подвижной и даже текучей, дискретной и прерывной по существу".
Выходом из этого затруднения, по мнению Струве, является "статистификация" экономической теории - все подлежащие определению в каждом конкретном случае индивиды должны быть сосчитаны, сведены в разряды и категории, т. е. в статистически обозримые "совокупности". "Числить же и мерить плодотворно в экономике можно только статистически, и это - как это ни странно - вытекает именно из основного положения новейшей математической экономии о всесторонней взаимозависимости экономических явлений".
В заключение следует отметить, что практически все мысли Струве в этой работе являлись весьма актуальными для экономической науки того времени - и отказ от трудовой теории ценности (а вместе с этим и от марксизма), и определение сферы экономического анализа (сравните рассуждения Струве о "благе" с теориями Г. Беккера), и доказательство невозможности построения теории распределения (которая была весьма "острым" вопросом в западной и русской науке в то время), и подчеркивание роли социологии в исследовании хозяйства (расцвет экономической социологии начался только в 1980-х гг.).
Но главное достоинство книги Струве - самостоятельность мысли этого русского ученого, изложившего свое видение теории хозяйства, независимое от каких-либо "столпов" или авторитетов. К сожалению, именно этой самостоятельности часто не хватает русским экономистам в наше время.
Примечания
7Струве П. Б. Хозяйство и цена. М., 1913. Ч. 1; М., 1916. Ч. 2. В дальнейшем все цитаты даются по этому изданию.
8Телеологическое (от гр-. telos - цель) - подчиненное достижению некоторой определенной цели.
9Идиографическая (от гр. idios - своеобразный) - направленная на описание конкретных характеристик предмета исследования.
Номографическая (от гр. nomos - закон) - направленная на поиск законов, управляющих развитием предмета исследования.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100