economicus.ru
 Economicus.Ru » Галерея экономистов » "Старый" институционализм

"Старый" институционализм

Old Institutionalism
 
История экономических учений: (современный этап). Под ред. А. Г. Худокормова. М.: Инфра-М. 1998.
Глух Н. А.
Институционально-социологическая традиция во Франции. Ф. Перру
Воззрения, весьма близкие американскому институционализму, получили в послевоенный период широкое развитие в Западной Европе, особенно во Франции, где они основывались на поддержке влиятельной социологической школы (ответвление французской экономической мысли на стыке экономической теории и социологии). Французский вариант институционально-социологического направления заслуживает специального рассмотрения потому, что выдвинутые в его рамках рекомендации социального контроля были использованы на практике - в развитии индикативного планирования, имеющего в настоящее время значительную историю.
Первоначально идея планового регулирования рыночной экономики возникла в рамках раннего американского институционализма в 20-х гг., но тогда она была отвергнута как посягательство на самую основу "свободного предпринимательства" и не получила практического применения. В послевоенные годы идея планирования капиталистической экономики возрождается и получает усиленное развитие во Франции.
Среди французских сторонников институционально-социологического направления особое место принадлежит Франсуа Перру (1903-1987) - профессору "Коллеж де Франс", основателю и директору Института экономического и социального развития.
Одна из основных работ Ф. Перру -"Экономика 20 века" (1961). В этой книге изложены главные идеи французского ученого. Общая экономическая теория Перру распадается на три части. Первая - теория "доминирующей экономики" - призвана дать новое описание современного капиталистического хозяйства. Прежние теории Перру считает неудовлетворительными. Вторая часть его теории называется "теория гармонизированного роста". Она должна указать пути и методы совершенствования капиталистического хозяйства с помощью государственного регулирования. Третья часть - теория "всеобщей экономики" - рисует общество будущего, в котором производство осуществляется для каждого человека, отсутствуют нужда и насилие.
Экономический мир Ф. Перру покоится на неравенстве как основополагающем принципе хозяйственной жизни. Он считает, что в социально-экономической системе современного капиталистического общества нет никаких внутренних побуждений, которые толкали бы эту систему к установлению равенства. Неравенство вытекает из различий в размерах производства и капитала, из различной степени информированности партнеров, из принадлежности к различным областям хозяйства.
Главный результат неравенства - существование доминирующих и подчиненных экономических единиц. Отношения между ними строятся иначе, чем при простом товарном производстве. В сеть отношений вплетается принуждение как специфическое "экономическое благо", дающее его владельцу экономические преимущества. Доминирующие единицы принуждают других соглашаться на предлагаемые в одностороннем порядке условия сделок или сотрудничества.
Неравенство хозяйствующих единиц имеет своим следствием деформацию экономического пространства. Один из наиболее интересных видов деформации, описанных Перу, - поляризация пространства вокруг ведущей отрасли ("полюса роста"). Входящие в поляризованные пространства предприятия устанавливают неравноправные отношения к его полюсам, испытывают на себе его увлекающее или тормозящее воздействие.
"Отрасли - моторы" (быстрорастущие отрасли, такие, как химическая, машиностроение, нефтепереработка, а также новейшие отрасли: электроника, атомная энергетика), как доминирующие единицы, обладают мощным "эффектом влечения", повышая масштабы и темпы экономической экспансии и модифицируя структуру всей национальной экономики.
"Эффект увлечения" основан на взаимозависимости всех экономических единиц. Единица "увлекающая" может действовать на единицу "увлеченную* посредством эффекта размеров (предъявляя более высокий спрос на ее продукцию и стимулируя тем самым рост ее производства), "эффекта производительности" (снижает цены на свои товары) и "эффекта нововведений".
Следующий шаг в логическом развертывании категорий Ф. Перру делает через теорию макроединицы и макрорешений. Если "эффект доминирования" - исходный пункт общей теории экономической деятельности, то макрорешения - ее центральная наиболее важная часть.
Деформация экономического пространства вокруг доминирующей единицы означает изменения формы и содержания отношений между экономическими единицами, входящими в пространство. Если в моделях совершенной конкуренции каждая фирма действует самостоятельно, руководствуясь только уровнем единой цены на рынке ее продукции и высотой своих издержек, то, попав в поляризованное пространство, она должна при принятии решений учесть прямое или косвенное принуждение, исходящее из полюса - от доминирующей единицы. Это изменяет все условия равновесия (т.е. соотношения между уровнем затрат, выпуском и ценами) в данном пространстве. Его параметры отклоняются от параметров в других местах общенационального (или общемирового) экономического пространства, становятся частично независимыми. В поляризованном пространстве экономические единицы ведут себя уже не как взаимозависимые партнеры, а как члены единого, системно организованного целого. Такую совокупность Ф. Перру называет макроединицей.
Высшая экономическая единица, принимая решение, руководствуется большим числом известных параметров, чем другие единицы. Ей известны, как правило, уже на стадии принятия решений планы своих младших партнеров-конкурентов. Обладая в достатке способностью к принуждению, высшая единица может уже на стадии выработки планов повлиять на них таким образом, чтобы обеспечить наибольшую экономичность всей группировке.
Такая группировка становится системно организованной и превращается в макроединицу. Совокупная эффективность действий партнеров повышается. Можно даже подсчитать степень увеличения экономичности путем сравнения расходов на конкурентную борьбу до и после превращения данной совокупности в систему.
При этом Ф. Перру вскрывает отношения доминирования не только между отдельными фирмами, но распространяет их на отдельные государства (например, США и экономически зависимые страны), различные отрасли национальной экономики, социальные группы.
Французский экономист выдвинул тезис о том, что внутри макроединицы изменяется природа и содержание конкуренции. Из стихийной, агрессивной, неорганизованной она становится "коллективной", превращается в "борьбу - соревнование"; изменение природы конкуренции влияет на весь механизм распределения ресурсов, то есть - на движение капиталов внутри отрасли и между отраслями. В его основе лежит теперь не только стремление обеспечить максимальную индивидуальную прибыль для каждого предприятия, но и максимальную прибыль для макроединицы в целом. А это означает, что норма прибыли у отдельных предприятий не регулируется величиной их собственного капитала.
Изменение природы конкуренции сказывается и на ценах. Цены в рамках макроединицы являются уже функцией не спроса и предложения, регулируются не издержками предельного предприятия, а становятся функцией высшей формы управления, организующей производство и воздействующей на спрос.
Доминирующая макроединица представляет собой своеобразный "полюс роста". Она порождает "эффект агломерации", объединяя дополняющие друг друга виды деятельности в одно целое. "Полюса роста", под которыми можно понимать и фирму, и отрасль, и комплекс отраслей, обладающих сильным "эффектом увлечения", образуют "зоны развития", "оси развития" в регионе или стране. Ф. Перру считает, что важнейшая задача экономической политики государства заключается в создании таких "полюсов роста" и сознательном управлении средой распространения их эффекта.
Базируясь на концепции "доминирующей экономики" и понятии неоднородности роста, Ф. Перру делает следующие выводы относительно практики планирования в условиях капитализма: во-первых, сбалансированный рост не осуществим, политика роста - это всегда политика неравномерного роста независимо от того, достигается ли она сознательно или происходит стихийно; во-вторых, политика роста, осуществляемая как структурная политика, направлена не на приспособление к существующим структурам, а на активное преобразование структур в желаемом направлении; в-третьих, поскольку рост неравномерный, структурная политика есть обязательно политика избирательная, а не глобальная, как в рекомендациях кейнсианцев.
Вся логика эволюции "доминирующей экономики" побуждает государство стать "центром по принятию решений". Государство не лишает предприятия автономии полностью, но ограничивает ее. Его задачей становится не только проведение антицикличной политики, но и составление долгосрочных программ развития максимально быстрыми темпами. Только такая дальновидная политика обеспечит "гармонизированный рост".
Ф. Перру выделяет три принципа, которых должна придерживаться политика гармонизированного роста: во-первых, максимизация валового реального продукта и минимизация его колебаний; во-вторых, уменьшение диспропорции между сферами экономики; в-третьих, гуманизация последовательных состояний равновесия, учет того, что соответствие темпов роста наличной рабочей силе, мощностям, инвестициям, сбережениям "есть, в сущности, соответствие планов живых людей и реальных социальных групп".
Теория "всеобщей экономики" представляет собой дальнейшее развитие концепций "гармонизированного роста". Во всеобщей экономике люди подчиняют требованию максимальной экономичности не только темпы роста и структуры производства, но и основные принципы организации хозяйства и общества, выраженные в разного рода правовых институтах, "правилах игры", социальных режимах.
Для капиталистического хозяйства это означает прежде всего окончательное изменение природы прибыли, превращение ее в функциональный доход (т.е. доход от полезной деятельности). Такое превращение, полагает Ф. Перру, начинается уже в современном обществе, ускоряется в экономике "гармонизированного роста", но завершится только во "всеобщей экономике", где прибыль станет не доходом от собственности, а вознаграждением за организаторские способности и созидательную инициативу руководителя производства.
Изменение природы прибыли предполагает одновременное изменение психологии предпринимательской деятельности. Отныне организатор производства будет руководствоваться не только корыстными, но и благородными побуждениями. Государство во "всеобщей экономике" усилит свою роль арбитражного органа, следящего за соблюдением общего интереса, стимулирующего частную инициативу. Общество будет заинтересовано создать такой тип хозяйства, в котором будут учитываться прежде всего интересы каждого человека, всех членов общества без исключения, а не отдельных личностей или отдельных социальных групп.
В заключение следует отметить, что во многом благодаря Ф. Перру институционально-социологическое течение в 50-60-х гг. стало ведущим во французской экономической мысли. Идеи Ф. Перру были использованы при разработке принципов индикативного планирования.
Как найти и купить книги
Возможность изучить дистанционно 9 языков

 Copyright © 2002-2005 Институт "Экономическая школа".
Rambler's Top100